Читать онлайн Вдова поневоле, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вдова поневоле - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вдова поневоле - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вдова поневоле - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Вдова поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Примерно через час в холле раздались громкие голоса, и миссис Чевиот догадалась, что в Хайнунс прибыл доктор Гринло. За этот час она успела надлежащим образом одеться. Миссис Барроу разбудила служанку из Холла и велела ей разжечь огонь на кухне и поставить воду, а сама тем временем с помощью строгих уговоров попыталась получить у Ники разрешение раздеть его и уложить в постель. Юноша был так смущен какими-то воспоминаниями миссис Барроу о его ранней юности, что возражал довольно неубедительно. Так что кухарке удалось без особого труда раздеть его и уложить в постель.
При виде миссис Чевиот глаза доктора Гринло широко раскрылись от удивления, но он очень вежливо поклонился хозяйке и только после этого подошел к раненому.
– Вам никогда не избавиться от нас. Гринло! – с улыбкой заметил Ники.
– Совершенно верно, мистер Ники, но мне жалко, что с вами случилась такая беда, – ответил доктор и начал раскручивать бинты. – В какую передрягу вы попали сейчас?
– Самое странное, что я и сам не знаю, – честно признался Ники. – Эх, если бы только я не промахнулся в того типа, сейчас все было бы иначе!
– Барроу нес совершеннейшую околесицу о каких-то французах. Это был грабитель, сэр?
– Конечно, грабитель, – кивнул Ники, бросая многозначительный взгляд на Элинор. – Ну, и как там у меня дела? Простая царапина, так ведь?
– Ах, сэр, вы родились под счастливой звездой. Я вам уже не раз говорил это, – заявил Гринло и открыл саквояж, в котором лежали зловещие инструменты.
– Ну как же, конечно, помню. Например, когда я свалился с крыши конюшни и сломал ногу, – подтвердил юноша, с некоторой тревогой наблюдая за приготовлениями доктора. – Что вы собираетесь со мной делать, убийца?
– Необходимо извлечь пулю из плеча, мистер Ники. Боюсь, вам придется немного потерпеть. Будет больно! Будьте добры, мадам, принесите горячей воды.
– Горячая вода уже здесь, – ответила Элинор и принесла медный кувшин с горячей водой, который стоял перед огнем. Ее начало слегка подташнивать, и она, собрав все силы, постаралась хотя бы внешне держаться спокойно.
И Элинор, и Ники перенесли болезненную операцию с необычайным мужеством. Миссис Чевиот только отвернулась, чтобы не видеть, как доктор Гринло сунул пальцы в рану и вытаскивал пулю, а Ники терпел боль, сцепив зубы и весь напрягшись. Доктор подбадривал их легкой болтовней, абсолютно не относящейся к делу, причем говорил он один. Элинор облегченно вздохнула, когда поняла, что он опытный врач и его действия отличаются ловкостью и быстротой. Пуля застряла неглубоко, и Гринло быстро извлек ее. Потом он промыл рану и смазал ее какой-то мазью. Сделав удобную повязку, доктор отмерил подкрепляющее лекарство и заставил Ники выпить его.
– Ну вот, теперь все будет в порядке, сэр! – заверил Гринло, накрывая раненого юношу одеялом. – Я не стану пускать вам кровь.
– Слава Богу! Честно говоря, я бы вам и не позволил этого делать! – откликнулся Ники слабым, но решительным голосом.
– Тогда до завтра, – угрюмо попрощался седой доктор. Гринло жестом попросил миссис Чевиот выйти в коридор, сделал несколько распоряжений и сказал, что теперь Ники скорее всего проспит несколько часов крепким сном, а посему ей тоже можно прилечь и отдохнуть. Пообещав заехать днем, он ушел.
Ники на самом деле быстро заснул. Элинор заперла дверь в комнату, в которой находился стенной шкаф с потайной лестницей, вернулась к себе и вновь легла в постель.
Однако уснуть миссис Чевиот удалось очень и очень нескоро. Одного только возвращения таинственного ночного гостя оказалось достаточно, чтобы сильно напугать ее, не говоря уже о его отчаянном поведении, закончившемся стрельбой. Сейчас она уже не сомневалась – этому человеку было что-то очень нужно в Хайнунсе, и, судя по его сегодняшнему поведению, он не остановится ни перед чем. Так что оставаться в этом доме она больше не могла.
В этот момент по полу пробежала мышь, и Элинор чуть не подпрыгнула от испуга. Она еще долго лежала, напряженно прислушиваясь и пытаясь уловить какой-нибудь необычный звук. Когда она наконец уснула, ее мучили кошмары.
Утром миссис Чевиот встала вялая и очень злая на лорда Карлиона за то, что он поселил ее в дом, в котором и ночи не проходило без опасных происшествий.
Элинор нашла Ники, сидящим на кровати. Юноша с таким аппетитом поглощал довольно плотный завтрак, что могло создаться впечатление, будто у него и не было никаких ночных приключений. Миссис Барроу сделала юному мистеру Карлиону перевязь для левой руки и, когда Ники мог обходиться лишь правой, он, чтобы не обижать заботливую женщину, просовывал левую в повязку.
Мистер Николас Карлион уже успел поразмыслить над своими ночными приключениями и пришел к некоторым выводам. Когда в комнату вошла Элинор, он сразу после приветствия сообщил ей свою догадку, будто бы таинственный ночной гость был не кем иным, как французским шпионом.
– Шпионом! – испуганно воскликнула миссис Чевиот. – О, я вас умоляю, не говорите такие страшные слова!
– Ну, если вам больше нравится, я могу назвать его одним из агентов Бони, – поправился юноша. – Джон говорил, будто у Бонапарта полно тайных агентов, которых мы совсем не знаем.
– Но что французскому агенту потребовалось от вашего кузена?
– Не знаю. Если хотите знать правду, мне никогда бы и в голову не пришло, что от Эустаза может быть хоть какой-то прок, – ответил Ники. – Но можете не сомневаться, дело именно так, как я рассказал! – Он принялся жевать большой кусок холодной говядины и добавил с полным ртом: – Я уверен, что мы видели этого типа не в последний раз. Скорее всего, мы с вами наткнулись на первоклассное приключение!
Было очевидно, что юного мистера Карлиона вполне устраивала перспектива наткнуться на первоклассное приключение, но Элинор не могла разделить его восторгов.
– Прошу вас, не говорите это! – дрожащим голосом произнесла она. – Если ваши слова правда, только подумайте, что может случиться со всеми нами в этом ужасном доме!
– Именно об этом я и думал! – кивнул Ники, намазывая горчицей очередной кусок говядины. – Пока, правда, все неясно, как в тумане! Я остаюсь в Хайнунсе.
– А я уезжаю из Хайнунса! – с едкой иронией провозгласила Элинор. – Мне абсолютно не хочется вести жизнь, полную приключений, пусть даже первоклассных!
– Вам не хочется поймать одного из агентов Бони? – открыв от изумления рот, поинтересовался Ники.
– Хотите верьте, хотите нет, но ни капельки не хочется! Даже если бы я поймала какого-нибудь агента Бони, то не знала бы, что с ним делать. Хотя нет, знала бы! Я бы велела вашему отвратительному псу охранять его.
– Да, и Баунсер сторожил бы его не на страх, а на совесть, правда? – ухмыльнулся Ники. – О, кузина Элинор, будьте так добры, выпустите старину Баунсера из конюшни. Я попросил сделать это Барроу, но он наотрез отказался. Что взять с такого труса?
– А он меня не укусит, если я подойду к нему? – с испугом осведомилась Элинор.
– Не думаю, что Баунсер станет вас кусать! – подбадривающе заявил Ники. – Только я вас умоляю, смотрите, чтобы он не убежал! Мне бы не хотелось, чтобы у сэра Мэттью появился предлог пристрелить его.
– Хорошо! – кивнула Элинор и отправилась отпускать заключенного на волю.
Баунсер вместо того, чтобы попытаться укусить миссис Чевиот, радостно приветствовал ее, будто не видел свою освободительницу много лет. Он несколько раз прыгнул на Элинор, громко залаял, сделал три очень быстрых круга по двору конюшни и в конце концов принес миссис Чевиот какую-то палку, как бы прося бросить ее. Когда она отказалась участвовать в этой глупой игре и позвала пса за собой к дому, он схватил палку и побежал рядом. Если бы Элинор не помешала, Баунсер наверняка принес бы свою игрушку в холл. Так как он оставался глух к уговорам бросить ее, она взялась за один конец палки и попыталась вытащить ее у пса изо рта. Баунсер обрадовался, что миссис Чевиот решила поиграть с ним в игру, которую он знал и любил. Добродушно ворча и яростно размахивая хвостом, пес принялся тащить палку к себе. К счастью для Элинор, которая явно уступала в силе Баунсеру, в этот момент из-за угла дома показался конюх и отвлек пса. Завидев его, Баунсер бросил палку и радостно бросился за ним, намереваясь загнать в положенное конюху место. Элинор же воспользовалась случаем и торопливо бросила палку в заросли куманики. Баунсер скоро вернулся с видом собаки, хорошо выполнившей свой собачий долг. Подбежав к миссис Чевиот, он в надежде навострил уши. В конце концов Баунсер согласился войти вместе с ней в дом, но наверняка с удивлением подумал, как она может идти в помещение со свежего воздуха в такое прекрасное утро?
Элинор отвела пса наверх в комнату Ники, и ничто не могло сравниться с его радостью от встречи с хозяином, которого он не видел десять часов. Баунсер с громким лаем запрыгнул на кровать и с восторгом несколько раз лизнул лицо юноши. После того, как Ники заставил его спрыгнуть на пол, он растянулся перед огнем, учащенно дыша.
– Единственное, что ему сейчас нужно, так это хорошая пробежка, – заметил Ники, не сводя с пса нежного взгляда,
– Вы так думаете? – вежливо осведомилась Элинор.
– Знаете, о чем я сейчас подумал, кузина? Если вам захочется отправиться сегодня утром на прогулку, то можете захватить его с собой, – заявил юный мистер Карлион.
– Я сразу догадалась, чего вы хотите, – возмущенно откликнулась миссис Чевиот. – Покорно благодарю! Представляю, во что может превратиться эта прогулка!
– О, но Баунсер сейчас ведет себя вполне прилично! – заверил ее Ники. – Я его почти отучил сворачивать цыплятам шеи и гоняться за овцами. Если только вам повезет и вы не повстречаете других собак, у вас не будет с ним никаких хлопот.
– У вашего Баунсера уже была прекрасная утренняя пробежка, когда он гонялся за конюхом, – безжалостно сообщила Элинор. – К тому же я не собиралась сегодня отправляться ни на какую прогулку!
– Ничего, скоро я сам смогу вывести Баунсера на прогулку! – оптимистично заявил юноша.
– Сегодня вам еще нельзя вставать с постели!
– Нельзя вставать с постели? О Боже праведный, ну конечно же, я встану с постели! У меня все в порядке, если не считать маленькой дырки в плече.
Элинор заставила Ники пообещать, что тот по крайней мере дождется приезда доктора Гринло в постели, а сама отправилась совещаться с миссис Барроу. Когда она вернулась с кухни, у дверей дома уже стояла двуколка доктора, а сам Гринло снимал пальто в холле. Миссис Чевиот рассказала, что больной чувствует себя хорошо, но по дороге в комнату Ники попросила не разрешать ему сегодня вставать с постели. Гринло с сомнением ответил, что вряд ли на свете найдется человек, которому удалось бы заставить Ники лежать в постели, если тот вбил себе в голову обратное.
– Жаль, что с нами нет его брата! – сказала Элинор.
– Да, мистер Николас слушается его светлость, – согласился доктор.
– Во всем, что произошло ночью, я виню только себя! Седой доктор удивленно посмотрел на хозяйку Хайнунса.
– Не понимаю, с какой стати вы должны винить себя за это, мадам.
Элинор вспомнила, что Ники ничего не рассказал доктору, и поэтому поспешно объяснила:
– За то, что позволила ему вчера ночью остаться в Хайнунсе.
– Ну и напрасно! – покачал головой Гринло. – Если бы не ночной грабитель, то мистер Ник обязательно бы нашел какую-нибудь другую неприятность и влез в нее. У него совсем пустячная рана, она не вызывает ни малейших опасений, мадам.
После осмотра раненого доктор Гринло заявил, что рана быстро затягивается, как он и надеялся. Пульс, хотя и слегка учащенный, был достаточно ровным. Он не преминул отчитать юношу за плотный завтрак, когда узнал, сколько мяса съел Ники, и заявил, что на всякий случай пустит ему кровь.
– Ничего вы мне не пустите! – решительно покачал головой Ники и натянул одеяло до самого подбородка.
– Еще как пущу, мистер Ник! – не менее решительно заявил доктор и вновь достал саквояж с инструментами. – Я хочу исключить даже малейший риск лихорадки.
– У меня нет никакой лихорадки, и провалиться мне на этом месте, если я разрешу вам пускать мне кровь!
– Сэр, вы же прекрасно знаете, что я вам часто пускал кровь, и вам после этого всегда становилось лучше.
Ники, однако, не внял никаким уговорам и так громко запротестовал, что Баунсер даже сел и ощетинился. До этой минуты он не обращал внимания на доктора, с которым был знаком, но сейчас понял, что Гринло представляет какую-то опасность для хозяина. Угрожающе рыча, Баунсер запрыгнул на кровать и сел в ногах Ники, не позволяя Гринло дотронуться до него.
Ники расхохотался и схватил пса за загривок.
– Хорошая собака, Баунсер! Не подпускай его ко мне!
– Очень хорошо! – кивнул Гринло и выдавил из себя улыбку. – Только если к вечеру у вас поднимется высокая температура, я вас прошу не винить в этом меня, сэр!
После этого грозного предупреждения миссис Чевиот нисколько не удивилась, когда через час увидела, как дрожащий Ники спускается по лестнице. На юноше был халат какого-то совершенно немыслимого покроя и настолько яркий, что она изумленно уставилась на него. Ники сообщил ей, что купил этот халат в Оксфорде и что там он пользуется большой популярностью.
– Только представьте себе, этот старый негодяй хотел пустить мне кровь! – обиженно заявил юноша. – Я и без него, наверное, потерял не одну пинту крови, поскольку слаб, как цыпленок!
– Как же вы можете не быть слабы? Вам необходимо лежать в постели! – сказала миссис Чевиот. – Если не хотите лежать в постели у себя в комнате, хотя бы прилягте на диван и библиотеке, иначе я уложу вас насильно.
Юный мистер Карлион скорчил гримасу, но с радостью растянулся на диване и позволил ей поудобнее поправить перевязь. Когда Барроу принес чашку с жидкой овсяной кашей, юноша сморщился и заявил, что если в доме есть эль, он бы с удовольствием выпил кружку и закусил сэндвичем. Получив на эту просьбу решительный отказ, Ники согласился пойти на компромисс и решил взять чашку куриного бульона и стакан белого вина. После такого легкого обеда юноша погрузился в утомительное обсуждение с Элинор шагов, которые необходимо предпринять, чтобы заманить врага в ловушку. Ему совсем недолго довелось поговорить на эту тему, поскольку громко зазвенел дверной звонок, а Баунсер встал и зарычал.
Нервы Элинор были крайне напряжены из-за последних событий. Она испуганно вздрогнула, не в силах прогнать мысль, что кто бы ни стоял перед дверью, цель прихода могла быть только плохой. Примерно те же самые мысли пришли и в голову Ники, поскольку он сел, слегка наклонил голову набок и напряженно прислушался. Ощетинившийся Баунсер, не опуская хвоста, прошлепал к двери и сунул нос в щель. В холле раздались привычные неторопливые шаги Барроу, потом оттуда послышались голоса. Шерсть на спине Баунсера опустилась, и пес начал радостно махать хвостом и громко фыркать.
– Это Нед! – обрадовался Ники.
– О, как я надеюсь, что это милорд! – воскликнула Элинор, бросилась к двери и распахнула ее.
Двадцать четыре часа назад миссис Чевиот ни за что бы не поверила, что вид этой высокой фигуры в длинном пальто с накидками на плечах вызовет у нее такую радость.
– Слава Богу, вы приехали, милорд! – с большим облегчением произнесла девушка. Потом ее глаза радостно загорелись при виде низенькой пожилой женщины, которая стояла рядом с Карлионом. На ней были старомодная шляпка и поношенная мантилья, надетая на простое платье и короткий жакет. – Беки! – вскрикнула миссис Чевиот, подбежала к женщине и нежно обняла.
– Любовь моя! – приветствовала ее мисс Бекклс. – Моя дорогая миссис Чевиот!
– О Беки, пожалуйста, не называй меня этим отвратительным именем! – взмолилась Элинор. Когда она повернулась к Карлиону, ее щеки пылали. – Я и не думала, что вы так быстро привезете ее, сэр! Примите мою самую глубокую благодарность! О Господи, после того, как вы привезли мне Беки, я еще больше жалею, что так получилось… Не знаю даже, что вы скажете, когда все узнаете, но мне и в голову не могло прийти, чем все это может закончиться, когда я позволила ему остаться… Но пожалуйста, пойдемте в библиотеку!
Лорд Карлион смотрел на Баунсера, которому разрешил потрепать свои перчатки, однако, выслушав горячую речь Элинор, он взглянул на нее, вопросительно подняв брови.
– Моя дорогая миссис Чевиот, о чем вы? Что-нибудь случилось?
– Случилось! – печально кивнула Элинор.
Его светлости, как всегда, не изменило привычное спокойствие. Он лишь слегка удивленно посмотрел на хозяйку Хайнунса и сказал:
– Это, конечно, понятно. Я вижу, Ники у вас. Ну все, достаточно, Баунсер! Успокойся!
В этот момент на пороге библиотеки показался юный мистер Карлион, левая рука которого висела в перевязи.
– Нед, я чертовски рад тебя видеть! – обрадовался юноша. – У нас здесь было так весело!
Карлион невозмутимо разглядывал младшего брата, не выдавая ни изумления, ни ужаса.
– Ну, и что ты натворил на этот раз? – наконец безропотно поинтересовался лорд Карлион.
– Я все тебе сейчас расскажу. Побыстрее снимай пальто и входи в библиотеку!
– Хорошо, хорошо. Только сначала поздоровайся и поклонись мисс Бекклс. Мой младший брат, мадам.
Мисс Бекклс сделала реверанс и произнесла мягким голосом:
– Очень счастлива познакомиться с вами, сэр, но, по-моему, вам ни в коем случае нельзя стоять на сквозняке. Простите меня, но у вас не очень здоровый вид!
– Ты права, Беки, он ни в коем случае не должен стоять в дверях! – согласилась Элинор, наконец вспомнив, что ответственность по уходу за больным возложена на нее. – Он должен лежать в постели! Я хочу, чтобы вы вернулись на диван, Ники! Какой же вы непослушный и капризный мальчик!
По лицу Эдуарда Карлиона пробежало легкое удивление.
– Делай, что тебе говорят, Ники! Мне кажется, мисс Бекклс не отказалась бы от чашки горячего супа, миссис Чевиот. Она замерзла в экипаже.
– О, нет! – прошептала низенькая леди, бросая на его светлость благодарный взгляд. – Я вовсе не замерзла, вы меня очень хорошо укутали в своем замечательном фаэтоне. Все мои желания моментально выполнялись!
– Нет, ты на самом деле должна съесть чашку супа и выпить стакан вина! – решительно заявила Элинор и повела пожилую гувернантку в библиотеку. – Барроу, пожалуйста, предупредите миссис Барроу о приезде мисс Бекклс! Остался куриный бульон, который сделали для мистера Ника? Входи, дорогая Беки!
– О да, она может выпить весь мой куриный бульон и все это белое вино! – щедро заявил Ники.
Мисс Бекклс подошла к дивану, взбила подушки и улыбнулась юноше, приглашая его вернуться на диван. Он поблагодарил ее и снова лег.
– Позже я вам сделаю панаду (густой соус из хлебных крошек и молока с приправами – прим. переводчика), – пообещала она. – Вот увидите, вам понравится, сэр.
– Вы так думаете? – с сомнением произнес Ники.
– Да, – подтвердила мисс Бекклс с мягкой уверенностью. Потом посмотрела на Элинор и сказала: – Моя любовь, если ты хочешь побыть наедине с его светлостью, я пойду наверх и распакую сундук и саквояжи.
– Нет, нет, Беки, не уходи! Я не намерена больше проводить ни одной ночи в этом ужасном доме! Раз уж ты приехала сюда, ты имеешь право знать, в чем дело.
– Вы тревожите меня, миссис Чевиот, – прервал ее лорд Карлион. – Неужели вы хотите сказать, что на самом деле повстречались с обезглавленным привидением?
– Этого следовало ожидать, – горько кивнула Элинор. – Я так и знала, что вы обратите все в шутку, сэр.
– Я действительно могу обратить все в шутку, но не сделаю этого, по крайней мере до тех пор, пока не узнаю, что так сильно вас расстроило. А с тобой что случилось, Ники?
– В меня стреляли! – многозначительно ответил юноша.
– В тебя стреляли?
– Да, но пуля попала только в плечо и застряла там. Гринло уже вытащил ее.
– Но кто в тебя стрелял и почему?
– В этом-то и весь вопрос, Нед. Мы не имеем даже малейшего представления, кто это был. Надо же, так повезло! Ну просто замечательное дело! Представь себе только: если бы ты не послал меня в Хайнунс, ничего бы этого не произошло, и мы так ничего бы и не узнали!
– Мне кажется, – строго заявил Карлион, – что тебе лучше рассказать мне всю историю с самого начала, если, конечно, хочешь, чтобы я хоть что-то понял.
– В самом начале главным действующим лицом оказалась кузина Элинор. Когда все началось, меня еще не было в Хайнунсе. Расскажите, как все началось, кузина.
– Да, я вас очень прошу, – подтвердил лорд Карлион, подходя к огню и поворачиваясь к нему спиной. – Во всяком случае, я рад узнать, что вы хотя бы на время успокоились и смирились, мадам, раз согласились принять… э… родственные отношения, которые существуют между нами.
Несмотря на всю серьезность ситуации, Элинор не смогла удержаться от улыбки.
– Я согласна, чтобы меня называли, кем угодно, лишь бы не миссис Чевиот, – заявила она.
– Постараюсь не забыть об этом. Ну, а теперь рассказывайте, что тут у вас произошло?
Совершенно неожиданно миссис Чевиот почувствовала легкую растерянность. В душу ей закралось сомнение: а не делает ли она из мухи слона? Поэтому она как можно короче описала встречу с молодым французом. Лорд Карлион молча и внимательно выслушал девушку. Мисс Бекклс тихо сняла мантилью и шляпку и села на стул, мирно сложив руки на коленях.
– Вы сказали, он был молодым и смуглым и говорил с едва заметным акцентом, мадам?
Элинор кивнула и добавила, что француз был стройным, среднего роста и имел аккуратно подстриженные бакенбарды.
Карлион открыл табакерку, взял щепотку табаку и задумчиво втянул в нос.
– Тогда, по-моему, это должен быть молодой Де Кастре, – наконец задумчиво сообщил его светлость.
Ники изумленно сел на диване.
– Что? Луи Де Кастре? – изумленно воскликнул юноша. – Но Нед, этот парень – тот еще гусь! Да ведь Луи Де Кастре можно встретить где угодно!
– Совершенно верно. Миссис Чевиот, например, встретила его, судя по всему, здесь.
– Нет, не может быть! Черт побери, Нед, Де Кастре не относится к тем негодяям, которые вламываются в чужие дома посреди ночи! Да ведь он наплел кузине Элинор столько лжи! Ты еще не знаешь всей истории до конца!
– Я могу и ошибаться, – согласился Карлион. – Я просто предположил, что это мог быть Де Кастре, поскольку пару раз видел его в компании Чевиота.
– Боже милостивый! Никак в голове не укладывается, что он мог подружиться с таким гнусным типом, как Эустаз! – потрясенно произнес Ники. – Еще как-то можно объяснить его близкую дружбу с Фрэнсисом Чевиотом. Здесь, честно говоря, особенно не к чему придраться! Мне самому Фрэнсис не нравится, но нельзя не признать, что он человек высшего света… законодатель мод!
В этот момент открылась дверь. В библиотеку вошел Барроу с подносом и поставил его на стол около мисс Бекклс.
– Барроу, – обратился лорд Карлион к дворецкому, – вам не известно имя какого-нибудь француза, с которым был знаком мистер Чевиот?
– Я слышал, как его зовут, милорд, – признался Барроу, – но его имя вылетело у меня из головы, поскольку французы мне крайне неприятны.
– Его случайно зовут не Де Кастре?
– Точно, точно! – обрадованно закивал пожилой дворецкий. – Единственное, что я запомнил, милорд, так это то, что у него было какое-то диковинное, чужеземное имя.
– Клянусь Юпитером! – взволнованно воскликнул Ники. – Но… подожди, ты еще не знаешь всего остального, Нед.
Эдуард Карлион кивком отпустил Барроу, и тот вышел из библиотеки. Мисс Бекклс придвинула стул к столу и сказала:
– Как это банально, о Господи, есть и пить… причем куриный бульон – ну просто объеденье!.. когда происходят такие волнительные события!
Спокойствие, с которым она произнесла эти слова, заставило ее бывшую ученицу бросить на нее недовольный взгляд.
– Я уже сыта по горло волнениями, Беки! С меня довольно!
– Да, моя любовь, но полагаю, его светлости виднее, что нужно делать. Я абсолютно уверена, что ты волнуешься совершенно напрасно.
Элинор поняла, что его светлость уже успел околдовать своим обаянием и ее старую гувернантку, как всех, с кем встречался. Девушка только с вызовом фыркнула.
– Но Нед, ты только послушай, что было дальше! – прервал Ники. – Когда я вчера приехал в Хайнунс по твоему поручению, кузина Элинор мне все рассказала, и, конечно, я вспомнил историю о том, как Карл Второй когда-то прятался в этом доме. Знаешь, у меня мелькнула мысль: не исключено, что в Хайнунсе может иметься потайной ход…
– И ты нашел его?
Щеки вдовы залил яркий румянец. Она с упреком посмотрела на лорда Карлиона, и в ее голосе послышались требовательные нотки.
– Милорд, я вас умоляю, ответьте мне на один вопрос, – обратилась она к Эдуарду Карлиону. – Вы знали о существовании потайной лестницы, когда привезли меня сюда?
– Конечно, знал, но я был уверен, что ее заколотили много лет назад, – ответил Карлион.
– О, ну это уже слишком! – с негодованием воскликнула миссис Чевиот. – Тогда, может, соизволите объяснить, почему вы не предупредили меня о ней?
– Я боялся, что это может только усилить вашу неприязнь к Хайнунсу, – объяснил его светлость.
Миссис Чевиот без особого успеха попыталась взять себя в руки.
– Так я и поверила, что вы этого боялись, – с сарказмом произнесла она. – Конечно, для полного комфорта мне не хватало только потайного хода. Лорд Карлион улыбнулся.
– У вас в самом деле есть основания сердиться на меня, – согласился он. – Прошу меня простить! По вашей реакции я догадался, что лестница вовсе не закрыта, как я думал?
– Конечно, не закрыта! Самые отчаянные головорезы в любое время, когда им заблагорассудится, пользуются этой ужасной лестницей.
– А вот это уже совершенно напрасно, – невозмутимо произнес Эдуард Карлион. – Если вы еще не заколотили ее, то, полагаю, необходимо немедленно сделать это.
– Вы меня смешите, милорд! Я и не рассчитывала встретить у вас такую поддержку и понимание! Уверяю, если бы я не позволила себе поддаться уговорам вашего брата, лестница была бы крепко-накрепко заколочена еще вчера и он бы не лежал сейчас здесь с рукой на перевязи! Ники, я вас прошу, суньте руку обратно! Доктор Гринло велел вам держать руку в покое. Надеюсь, вы еще не забыли, что он вам говорил?
– О! То, что велел доктор, не имеет никакого значения, кузина!.. Нед, я убежден, что ты на моем месте тоже не стал бы заколачивать потайную лестницу. Чем больше я думал об этом деле, тем вернее мне казалось, что у этого типа… я имею в виду Де Кастре, если это на самом деле был он… была какая-то таинственная причина приходить в дом ночью. Я доказал кузине Элинор, что мы должны найти эту причину, и пообещал провести ночь в маленькой комнатушке, в которой и находился стенной шкаф с потайным люком, на тот случай, если этот тип решит предпринять еще одну попытку проникнуть в дом. – Эдуард Карлион кивнул. – Если говорить правду, – признался Ники, – то я и сам в это не очень верил…
– Вы не очень верили в возвращение ночного гостя, а я совершенно не верила! – не дала договорить юноше Элинор. – Ну как мне еще убедить вас, сэр, что никакая сила на земле не заставила бы меня разрешить Ники остаться в этой комнате, если бы я имела хоть малейшее представление, чем все это может закончиться. Если бы вы знали, как сильно я расстроилась! Вы можете на меня сердиться, я ничуть не обижусь!
– Моя дорогая мадам, как я могу сердиться на вас?
– Нед, я знаю, что все пошло не так, как нужно, но ведь я поступил правильно, когда не стал заколачивать лестницу? – потребовал Ники ответа у старшего брата.
– Совершенно правильно! Насколько я понял, ваш ночной гость на самом деле вернулся в Хайнунс?
– Да, вернулся! Я тайком прокрался за ним по лестнице на первый этаж. Знаешь, я впервые сталкиваюсь с такими первоклассными приключениями! Трудно поверить, но если бы меня временно не отчислили из Оксфорда, я бы ничего не знал. Вот уж никогда не думал, будто из этого получится что-нибудь стоящее! Ну и дела…
– Совершенно замечательный пример провидения, – согласился Эдуард Карлион. – Ну, а теперь расскажи мне, как дело дошло до стрельбы?
– О, это самая печальная часть всей истории! Этот тип направлялся в библиотеку. Я спустился вслед за ним на первый этаж, когда он неожиданно остановился и оглянулся. Я быстро сделал шаг назад, чтобы он меня не увидел, наткнулся на эти идиотские доспехи, которые кузине Элинор зачем-то понадобилось держать у самой лестницы, и с грохотом полетел на пол вместе с ними!
– Я тут ни при чем! – с негодованием отмела обвинения юного мистера Карлиона Элинор. – Когда я приехала в Хайнунс, они уже стояли там!
– Ну, тогда я не знаю, как они там очутились, по-моему, вам следовало бы переставить их в более подходящее место. Все шло, как по маслу, если бы не эти проклятые доспехи! Они все и испортили! У меня был твой пистолет с перламутровой рукояткой, Нед. Я громко велел этому типу не двигаться, пригрозив, что навел на него пистолет, а он взял да и выстрелил в меня, прежде чем я мог сообразить, что к чему. Так я опять очутился на полу! Не долго думая, я тоже выстрелил и разбил фонарь, с которым он пришел, но не думаю, что моя пуля попала в него, поскольку он открыл входную дверь и был таков, прежде чем кто-нибудь пришел ко мне на помощь. Но самое плохое заключается в том, что я до сих пор не знаю, кто он и зачем приходил. Знаешь, чего я сейчас больше всего боюсь? Раз он теперь знает, что его видели, он может больше не прийти в Хайнунс. Выходит, я все испортил!
– Да, очень жаль, что он обнаружил твое присутствие, – согласился лорд Карлион. – Однако я не вижу смысла печалиться о том, чего сейчас не исправить! Все это очень интересно, Ники.
– Еще как интересно! По-моему, вам все это кажется довольно забавным, – вставила Элинор.
Его светлость задумчиво посмотрел на миссис Чевиот, но ничего не сказал.
– Ну и что ты думаешь, Нед? – взволнованно поинтересовался Ники.
– Жалею, что Джону пришлось уехать в Лондон, – неожиданно ответил Карлион. – Ничего! Он вернется послезавтра!
– При чем тут Джон? – удивился Ники. – Хотелось бы мне знать, чем Джон может помочь в этом деле?
– Джон рассказал мне одну историю, которая, по моему мнению, имеет самое прямое отношение к этим чрезвычайным событиям.
Лицо Ники радостно загорелось.
– О Нед, ты думаешь… По-твоему, возможно, будто… Знаешь, сегодня утром я высказал кузине Элинор свое мнение. Мне кажется, этот тип один из тайных агентов Бони. Но когда ты сказал, что это может быть Де Кастре, я усомнился в своей теории! Мне кажется, что это невероятно!
– Мысль о том, что Луи Де Кастре может оказаться тайным агентом Бонапарта, конечно, довольно неожиданна. И тем не менее, по-моему, за последние годы немало отпрысков самых благородных эмигрантских семей перешли на сторону Бони.
– Какой кошмар! – заявила мисс Бекклс, печально покачивая головой. – Как жаль их бедных родителей! Боюсь, вы правы. Молодые люди сейчас так часто проявляют полную беспечность и совершают самые неосмотрительные поступки.
– Нет, этого не может быть! – покачала головой миссис Чевиот. – В прошлом я была знакома с несколькими семьями французских эмигрантов. Если бы они сейчас услышали вас, то наверняка оскорбились бы!
– Я не сомневаюсь, что у старших представителей этих семей мысль о шпионстве в пользу Бонапарта на самом деле может вызвать негодование, мадам, но у меня еще меньше сомнений в том, что блестящая карьера Бонапарта и созданное им государство возродили чувство национальной гордости в груди не одного молодого француза! И я не вижу в этом ничего удивительного! В Англии этих молодых людей ожидает не очень радужное будущее. Да и перспектива получить в короли Бурбона едва ли может вызвать у них особый энтузиазм, особенно когда вспоминаешь окружение этого человека. Но конечно, все это только мои догадки!
Ники, который сидел с нахмуренными бровями, сказал:
– Все это очень хорошо, Нед, но что могло связывать Эустаза с тайным французским агентом? Как ни крути, а умный человек никогда бы не связался с Чевиотом.
– Да, все, кто знали нашего кузена, согласились бы, что из него едва ли получится надежный тайный агент, – кивнул Эдуард Карлион. Потом его светлость нахмурился и посмотрел на крышку своей табакерки. – Однако должен признаться, я нередко задавал себе вопрос: откуда Эустаз берет деньги, чтобы оплачивать свои довольно дорогие удовольствия? Связь с Де Кастре может быть ответом на этот вопрос.
– Тайный агент Бонапарта! – потрясение воскликнула миссис Чевиот. – Мне казалось, я уже знаю самое худшее о своем покойном муженьке, но судя по всему, я ошибалась.
– На мой взгляд, – заметил Карлион, – скорее всего мистер Чевиот был посредником.
– Ну и что, раз посредник? По-моему, от этого он не становится ни капельки лучше!
– Вы правы. Это даже делает его намного хуже!
– Какой же вы однако ужасный человек! – не выдержала Элинор.
– Тише, любовь моя! – негромко упрекнула мисс Бекклс свою бывшую ученицу. – Настоящие леди должны всегда держать себя в руках и никогда не говорить грубости. У его светлости такая несдержанность может вызвать удивление.
– Мне очень хочется удивить его светлость! – с горечью произнесла Элинор.
– Не понимаю, зачем вам удивлять Неда, – вспыхнул Ники. – И Нед вовсе не ужасный человек!
– Истинный джентльмен, Ники, – неторопливо, как судья в зале суда, провозгласил лорд Карлион серьезным голосом, – никогда не должен спорить с дамой.
Мисс Бекклс кивнула, соглашаясь с этой мудрой сентенцией, а сердитая вдова лишь раздраженно посмотрела на его светлость, но осмотрительно воздержалась от комментариев.
Карлион бросил на нее довольно загадочный взгляд и погрузился в задумчивое молчание. Ники несколько минут беспокойно вертелся на диване, после чего спросил:
– Ты считаешь, что мы должны заколотить потайной ход? Я хочу сказать…
– О да! – рассеянно кивнул Эдуард Карлион. – Едва ли стоит надеяться на то, что он третий раз воспользуется тем же самым способом.
– Но Нед, что же нам тогда делать? Я считаю очень глупым оставлять все, как есть!
– Конечно, ты прав! Судя по всему, Де Кастре очень нужно попасть в Хайнунс, и он просто не позволит нам оставить все, как есть, даже если бы мы захотели этого. Думаю, он попробует добиться своего как-нибудь по-другому. Время покажет, что он придумает.
– Может, вам время и покажет что-нибудь, но только не мне! – решительно провозгласила Элинор. – Я еще раз повторяю, что не проведу больше ни одной ночи в этом доме.
– О, кузина Элинор, неужели вы такая трусиха? – недоверчиво осведомился Ники. – Никак не пойму, чего вы боитесь, когда рядом с вами будем я, мисс Бекклс и Баунсер?
– Да как у вас хватает наглости, Ники, утешать меня вашей отвратительной собакой? Мои представления о вашем благородстве начинают меняться, – парировала Элинор. – И напрасно вы считаете меня такой жестокой и бездушной женщиной! Я ни за что не стану уговаривать дорогую Беки остаться в этом ужасном доме хотя бы час! Можете мне поверить, она не привыкла к подобным приключениям!
– Ты абсолютно права, любовь моя, – кивнула мисс Бекклс. – В молодости я, бывало, хотела жизни, полной приключений, но моим желаниям не суждено было исполниться. Постепенно мои мечты изменились, и в конце концов я перестала думать о приключениях. И вот сейчас я встретилась с настоящим приключением, и все это благодаря милорду, который поступил очень по-джентльменски и привез меня к тебе!
– Беки, а я-то тебе так доверяла! – со слезами в голосе воскликнула Элинор. – Неужели ты хочешь остаться в этом ужасном доме?
– Но моя дорогая миссис Чевиот, Хайнунс кажется мне таким уютным домом! А после того, как милорд велит покрепче заколотить потайной ход, который, должна признаться, мне тоже не хотелось бы видеть открытым, не будет никаких причин уезжать отсюда. И я не сомневаюсь, что если с нами останется эта милая собачка, мы будем находиться в полной безопасности.
Умный пес, который сел при первом же упоминании своего имени, опустил уши и благодарно высунул язык.
– Если бы ты знала об этой милой собачке то, что знаю я, – с отчаянием провозгласила Элинор, – вряд ли ты рискнула бы оставаться с ней в одной комнате! – Она повернулась к лорду Карлиону и добавила: – Этого пса оставили охранять меня, а он большую часть дня не позволял мне встать со стула!
– Но это была моя ошибка! – бросился Ники не защиту Баунсера. – Баунсер не совсем понял, что я ему сказал. И вы должны признать, он не покидал своего поста, как настоящий бульдог!
– Да! И слопал при этом миску с мясом и огромную мозговую кость, остатки которой потом спрятал под диванные подушки.
– Бедняжка! – ласково произнесла мисс Бекклс. Баунсер немедленно почувствовал ласку, подошел к мисс Бекклс и ткнулся холодным мокрым носом ей в руку. При этом он напустил на себя задушевный вид, как собака, которая относится с благосклонным интересом к кошкам, скоту и заблудившимся людям. Мисс Бекклс погладила его по голове и что-то нежно прошептала ему на ухо.
Элинор пристально посмотрела на Эдуарда Карлиона.
– Милорд, вы хотите, чтобы я осталась в Хайнунсе? – прямо поинтересовалась она.
– Да, миссис Чевиот, хочу, – ответил его светлость.
– Но меня же могут зарезать в постели!
– Это в высшей степени маловероятно!
Миссис Чевиот судорожно сглотнула ком, подступивший к горлу, и осведомилась:
– Что еще, по-вашему, я должна сделать?
Эдуард Карлион бросил на нее оценивающий взгляд.
– Я бы посоветовал вам надеть траур, – наконец ответил он. – Прекрасно понимаю, что вы были очень заняты все время после того, как я привез вас в Хайнунс, но об этом тоже не следует забывать. Если вы захотите съездить в Чичестер, я готов прислать вам свой экипаж. В Чичестере есть вполне приличный магазин шелковых тканей, где можно купить что-нибудь, соответствующее вашему положению.
– А кто будет принимать французских агентов в то время, пока меня не будет дома? – с едкой иронией полюбопытствовала миссис Чевиот.
– О, не беспокойтесь, я приму их! – ухмыльнулся Ники.
– Мой дорогой Ники, тебя же я собираюсь отвезти домой. Боюсь, сейчас миссис Чевиот по горло сыта твоим обществом.
– О Нед, только не забирай меня домой! – в ужасе вскричал юный мистер Карлион. – Как ты можешь сейчас увезти меня из Хайнунса! Ведь здесь может произойти все, что угодно!
– Ничего здесь не может произойти!
– Не знаю, что заставляет вас думать, будто все закончилось, милорд, – недоуменно пожала плечами Элинор. – Человек, который дважды вламывается ночью в дом и стреляет в каждого, кто оказывается у него на пути…
– Я склонен думать, что выстрелил он случайно!
– Случайно? Как бы не так! – печально покачал головой Ники, дотрагиваясь до плеча.
– Мне кажется, ты, мой дорогой мальчик, здорово напугал его, и он выстрелил, прежде чем понял, в чем дело. Ну, сам подумай, зачем ему весь этот шум? Если хочешь знать, его поведение заставляет меня думать, что он совсем недавно занялся этим опасным ремеслом. Мне кажется, он не опытный агент, а новичок. Смею вас уверить, кто-то обязательно стоит за Де Кастре, если это был Де Кастре!
– Кто-то, более хитрый? – вежливо поинтересовалась Элинор.
– Несомненно.
– И этот человек может навестить меня?
Его светлость улыбнулся и кивнул.
– Вполне возможно.
– Вы считаете это вполне возможным, а сами советуете мне съездить в Чичестер и купить траурные платья, которые, смею вас уверить, я не собираюсь носить.
– Надеюсь, что вы хорошенько все обдумаете и измените свое решение, мадам. Никогда не следует раздражать людей… Вижу, вы уже убрали эту комнату, и она сразу приняла более живой и уютный вид. Но в Хайнунсе остается еще очень много работы, которая отнимет у вас немало времени. Мне кажется, вам не следует забивать себе голову ненужными тревогами. Я уверен, эти люди меньше всего хотят прибегать к насилию и едва ли вновь повторится то, что произошло прошлой ночью. Сейчас нам следует ждать от них более хитрых и тонких действий.
– Но Нед, неужели ты не понимаешь, что я должен остаться в Хайнунсе? – взмолился Ники. – Кузина Элинор будет чувствовать себя со мной более спокойно и уверенно, не так ли, кузина?
– Конечно, и речи не может быть о вашем отъезде до тех пор, пока вы хотя бы немного не окрепнете! – согласилась кузина Элинор. – Милорд, вы не можете везти его по такому холоду, когда ему следует лежать в постели! Можете мне поверить, мы с мисс Бекклс будем очень внимательно и заботливо ухаживать за ним.
– Я в этом нисколько не сомневаюсь и очень вам обеим за это благодарен, – кивнул Эдуард Карлион. – Вы или Ники не заглядывали в стол в надежде найти разгадку тайны?
– У меня чесались руки порыться в бумагах кузена, однако кузина Элинор запретила мне даже приближаться к столу, – покачал головой юноша.
– Очень мудрое решение. Завтра в Сассекс должен приехать Финсбэри, и я немедленно привезу его в Хайнунс. А тем временем нам следует убедиться, что в этом столе нет никакого опасного документа.
С этими словами лорд Карлион подошел к столу, сел за него и открыл верхний ящик. Он выложил на стол гору бумаг и принялся раскладывать их по разным кучкам. Все остальные ящики тоже оказались забиты бумагами. Ники предположил, что в столе есть тайник, но его подозрение не подтвердилось.
Карлион спрятал все бумаги обратно и заявил:
– Здесь только самые обычные счета.
– О Боже милостивый! – воскликнула Элинор. – Там столько счетов, что, скорее всего, через день-другой мне начнут докучать кредиторы! Иногда я думаю: вот если не встретила бы я вашу светлость, милорд, жила бы сейчас тихо и мирно в доме миссис Макклсфилд.
– Да уж! Но убежден, что вы быстро обнаружили бы, какой властный у нее характер или какие избалованные у нее дети!
– Ерунда! Напротив, полагаю, у миссис Макклсфилд очень приятный дом! – твердо возразила миссис Чевиот.
– Любовь моя, ты ведь не можешь отрицать, что почти не знаешь эту миссис Макклсфилд! – напомнила мисс Бекклс своей бывшей ученице. – По дороге я рассказала его светлости, с каким мужеством ты переносила все удары судьбы, и я благодарю Бога, что ты попала в такие хорошие руки.
– Хорошие руки? – Оскорбленная вдова от возмущения даже открыла рот. – Беки, ты в своем уме? Если ты имеешь в виду лорда Карлиона, то я очень сомневаюсь в этом. Я не сделала его светлости ничего плохого, а ты посмотри только, чем он мне отплатил. Милорд заставил меня выйти замуж за человека, погрязшего во всех мыслимых и немыслимых пороках, привез меня в этот ужасный дом, где все покрыто толстым слоем пыли и вот-вот рассыплется от старости, где в спальнях по полам бегают мыши. Он привез меня в дом, в который французские агенты входят и выходят, когда им заблагорассудится, и при этом стреляют в каждого, кому вздумается приказать им стоять на месте. Его светлость самым грубым и жестоким образом сообщил мне, что мой муж умер, оставив после себя кучу долгов, которые, скорее всего, придется оплачивать мне. А когда я спрашиваю его, что же мне делать, у него для меня находится единственный, зато очень полезный совет – купить траурные одежды!
Мисс Бекклс улыбнулась лорду Карлиону и прошептала:
– Наша славная Элинор всегда была очень живой и горячей девочкой! Я не сомневаюсь, что ваша светлость простит ее за эту пылкую речь.
– С превеликим удовольствием, – ответил Эдуард Карлион. – Но я вовсе не нахожу миссис Чевиот живой. Напротив, мне кажется, она убедила себя видеть все только в мрачных красках. Уважаемая миссис Чевиот, абсолютно не могу понять причину вашего гнева.
– О, кузина Элинор вовсе не трусиха, как ты думаешь, Нед, – простодушно заметил Ники.
Миссис Чевиот лишилась дара речи. Она встала и несколько раз взволнованно прошлась по комнате. Карлион подошел к ней и взял за руку.
– Ну, успокойтесь, – мягко попросил он, – Я бы никогда не оставил вас здесь, если бы считал, что вам может угрожать хоть малейшая опасность, и вы это прекрасно знаете. Покидать Хайнунс глупо и бессмысленно. Если же вы останетесь – а так обязательно поступила бы умная женщина – вы можете оказать большую помощь. Я убежден, вы не станете отрицать, что в свете происшедших событий ваш приезд в Хайнунс оказался счастливым.
Элинор пристально посмотрела на лорда Карлиона и заявила:
– В самом деле очень большое счастье! Милорд, когда я впервые с вами встретилась, мне в душу закралось подозрение, что у вас не все в порядке с головой. Сейчас же это подозрение переросло в уверенность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вдова поневоле - Хейер Джорджетт



здорово.никакой пошлятины.и много приключений.
Вдова поневоле - Хейер Джорджетталена
31.12.2011, 3.52





ели дочитала такая скука
Вдова поневоле - Хейер Джорджеттарина
1.01.2012, 12.34





Прекрасный роман Никаких сцен Все мило легко интересно Много прикючений легкий юмор целая череда интересных характеровЧитать легко приятно весело От этой книги стало теплее на душе Рекомендую всем от девушек до пожилых дам
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттЯкубова Ирина
21.11.2013, 5.34





Интересный роман с хорошим сюжетом...к сожалению концовка не очень хорошо доработана,поэтому очень быстрый конец..от которого испытываешь разочарование,потому что отсутствует кульминация
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттАлеся
3.12.2013, 12.38





Героиня не понравилась постоянно всем недовольна. Впечатление немного подпортило. В целом нормально.
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттЕлена
20.03.2014, 14.30





Детектив с бесконечными разговорами и аообще без сцен любви! Очень на любителя, я совсем не то хотела почитать,жалко что у меня привычка дочитывать до конца
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттСашенька С
21.03.2014, 5.31





Это не любовный роман а сценарий к спектаклю.одна болтовня,причём оч.глупая.никакой динамики,все происходит практически в одном доме.это и есть спектакль.скучно.
Вдова поневоле - Хейер Джорджеттвера2
24.07.2014, 9.20





Абсолютно не понравилось!!!Это не любовный роман, а скорее детектив.очень разочарована.
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттКсеня
8.01.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100