Читать онлайн Вдова поневоле, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вдова поневоле - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.95 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вдова поневоле - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вдова поневоле - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Вдова поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Лорд Карлион с удовлетворением увидел, что миссис Чевиот уже сидит, а значит, чувствует себя гораздо лучше. На голове у нее была повязка, наложенная опытной рукой.
Элинор с отвращением пила маленькими глотками какую-то жидкость. При виде лорда Карлиона ей удалось изобразить на своем лице слабую улыбку, но она оставалась еще очень бледной и, очевидно, никак не могла прийти в себя. Правда, характер ее не изменился. Не успел его светлость сделать и двух шагов, как девушка хладнокровно проговорила:
– Помнится, вы мне как-то сказали, будто брак с вашим кузеном не приведет к каким-то неприятным для меня последствиям. Мне бы очень хотелось знать, милорд, что вы считаете неприятными последствиями?
Эдуард Карлион улыбнулся.
– Неужели я говорил вам такое?
– Да, вы говорили это и некоторые другие вещи, такие же лживые. Вы даже сказали, будто спасаете меня ото всех ужасов дома миссис Макклсфилд, будто благодаря вам я проведу остаток своих дней в покое и достатке. Меня еще никогда в жизни так подло не обманывали!
– Интересно, почему ваши мысли постоянно возвращаются к миссис Макклсфилд? – поинтересовался его светлость.
– О!.. Люди, знаете ли, любят думать о том, что могло быть, если бы жизнь сложилась иначе.
– Любовь моя! – встревоженно прервала ее мисс Бекклс. – Может, ты пойдешь к себе и ляжешь в постель, как советовал доктор Гринло? Знаю, у тебя болит голова. Ты, надеюсь, не забыла, что он приготовил тебе эту настойку, чтобы ты заснула?
– Да, дорогая Беки, я пойду к себе, но никакие настойки на земле не смогут заставить меня заснуть до тех пор, пока я не поговорю с его светлостью. Ты иди и попроси Мэри положить мне в постель горячий кирпич, а я поднимусь чуть позже.
На лице мисс Бекклс появилось выражение нерешительности, но в этот момент лорд Карлион вмешался в разговор и заверил маленькую компаньонку, что миссис поднимется наверх буквально через несколько минут. Это решило дело. Беки поставила флакончик с нюхательными солями недалеко от Элинор, чтобы та могла взять его, и с просьбой, чтобы Элинор не забыла допить настойку, вышла из библиотеки.
– Ну, миссис Чевиот? – неторопливо произнес лорд Карлион, подходя к огню и наклоняясь, чтобы согреть руки. – Боюсь, с вами приключилось довольно неприятное происшествие, и я уверен, что вы вините во всем меня.
– И что могло заставить вас так думать? – полюбопытствовала вдова. – Ведь вы, насколько я поняла, еще вчера уехали в Лондон!
– Ого! Значит, вот в чем дело? Но я решил, что эта поездка очень важна. Вы не можете не похвалить меня за то, что я вернулся в Хайнунс очень и очень быстро.
– Я не собираюсь вас ни за что хвалить! Полагаю, вы ездили в Лондон, чтобы снять мерки для новых сапог.
– Нет, я ездил в Лондон не для этого. Боюсь, если бы я рассказал вам о цели моей поездки, вам бы она показалась пустячной. – Эдуард Карлион выпрямился и улыбнулся. – Вы очень сердитесь на меня за то, что я оставил вас, мадам?
Миссис Чевиот почувствовала, что краснеет, и торопливо ответила:
– Сержусь? Нет, конечно! Как я могу на вас сердиться, когда вы проявили такую большую заботу обо мне и сообщили Ники, что считаете мистера Фрэнсиса Чевиота очень опасным человеком. Напротив, я должна быть очень вам благодарна за это предупреждение. Выходит, если я могу кого-то винить за то, что у меня сейчас на голове шишка размером с куриное яйцо, так это только себя саму.
– Жалко, что Ники никак не научится держать язык за зубами! – заметил Карлион. – Честно говоря, я не думал, что Чевиот представляет для вас какую-то опасность, мадам!
Элинор подкрепила свои силы очередным глотком горькой настойки.
– Конечно, мне все приснилось, – язвительно произнесла девушка. – Меня никто не бил по голове!
Его светлость рассмеялся.
– Вы уделяете слишком много внимания этому происшествию, миссис Чевиот. Уверен, оно сильно вас напугало, но особого вреда не причинило. И я считаю очень маловероятным, что вы в дальнейшем испытаете какие-нибудь неудобства.
– О! – открыла от возмущения рот Элинор. – Какой же вы все-таки ужасный человек! Не причинило особого вреда! Не испытаете каких-нибудь неудобств в дальнейшем! Интересно, а чем бы вы назвали мое убийство?
Лорд Карлион ответил не сразу.
– Мы не говорим об убийстве, мадам, – кратко ответил его светлость после непродолжительной паузы.
– Вам придется говорить об убийстве, если вы будете продолжать удерживать меня в этом ужасном доме!
– Ерунда! Если вас ударил Фрэнсис Чевиот, как я думаю, то в его планы совсем не входило нападение на вас.
– Как вы меня успокоили! Но почему Фрэнсис Чевиот вообще должен был нападать на меня?
После некоторых колебаний Карлион ответил: – Вы держали в руке сложенные листы со списком белья. Они могли показаться ему как раз теми бумагами, за которыми он приехал.
Элинор пораженно уставилась на собеседника, прижав одну руку к виску.
– Выходит, мне теперь следует позаботиться, чтобы у меня в руках никогда не было бумаг, если я не хочу, чтобы меня снова ударили? Милорд, но это же чудовищно! Полагаю, мистер Чевиот видел меня с полдюжины раз с разными бумагами в руках.
– Да, возможно, но…
– Но что? – требовательным тоном осведомилась миссис Чевиот после того, как его светлость замолчал и отвернулся, чтобы разворошить огонь.
– Может, на этот раз он испугался, мадам, и пришел к неправильным выводам. Каким бы ни был ответ, клянусь своей честью, вам больше ничего не угрожает! – Последовала пауза, во время которой Элинор не сводила неуверенного взгляда с лица своего собеседника. Наконец Эдуард Карлион перестал хмуриться и сказал: – Да, бедное дитя, в Хайнунсе вам пришлось провести несколько неспокойных дней, и я и есть тот самый злодей, который удерживает вас здесь. Отвезти вас с мисс Бекклс в Холл?
Этот вопрос заставил щеки миссис Чевиот запылать, и у нее появилось необъяснимое желание расплакаться и найти утешение в одной из своих насмешливых реплик.
– Что? И позволить этому отвратительному созданию беспрепятственно обыскать Хайнунс? Нет, ни за что на свете! Я не такая трусиха, чтобы обратиться в бегство, сэр! Если мне суждено стать мученицей, значит, так предопределено судьбой. Остается только надеяться, что вы поставите красивый надгробный камень мне на могилу.
– В этом можете не сомневаться! – с улыбкой заверил лорд Карлион и протянул руку. – Значит, заключаем договор, и вы остаетесь в Хайнунсе.
Элинор положила свою руку в его ладонь.
– Договорились. Но сколько мне еще придется терпеть это отвратительное создание, которое сейчас находится наверху?
– Я не удивлюсь, если вы избавитесь от мистера Чевиота скорее, чем ожидаете. Умоляю вас, не надо сейчас думать о нем.
Миссис Чевиот вопросительно взглянула на Эдуарда Карлиона.
– Но уедет мистер Чевиот без того, зачем приехал, сэр?
– Надеюсь, ему придется уехать с пустыми руками.
– Вы заставите его уехать с пустыми руками? – поинтересовалась девушка.
– Возможно. По крайней мере, я сделаю для этого все, что в моих силах. Фрэнсис Чевиот уже и так слишком долго досаждает вам.
Элинор согласилась со словами его светлости, но добавила после недолгих раздумий:
– Однако, если мистеру Чевиоту придется уехать с пустыми руками, кто может сказать, какие опасности будут подстерегать меня в будущем?
– Вам нечего бояться, клянусь.
– Очень мило, милорд, с вашей стороны горячо успокаивать меня, но мне часто приходилось обращать внимание на замечательное несоответствие между моими понятиями об опасностях и вашими. Вам хоть раз в жизни доводилось испытывать растерянность?
– Доводилось, и очень часто.
Элинор улыбнулась немного хитрой улыбкой.
– Только не считайте меня дерзкой, милорд, если я скажу, что это признание дает мне представление о том, как вы живете в Холле. Ведь вы вели себя так, будто все потрясающие события, которые произошли в течение последней недели, начиная от смерти вашего кузена и кончая открытием опасного заговора против Англии, на самом деле не что иное, как пустяки. Они настолько пустячны по вашим масштабам, что не могут поколебать вашего спокойствия. Я вам завидую!
– Наверное, – задумчиво произнес Карлион. – Две мои сестры и брат Гарри так часто выкидывали самые возмутительные и вызывающие фокусы, что я разучился чему-нибудь удивляться.
Элинор рассмеялась и довольно нетвердо встала. Лорд Карлион предложил ей руку и повел к двери. В холле миссис Чевиот отказалась от помощи его светлости и решила сама подниматься наверх.
– Сейчас я чувствую себя значительно лучше! Надеюсь, вы не отправитесь снова в Лондон?
– Нет, полагаю, я некоторое время проведу в Сассексе. Вам нужно будет только послать в Холл записку, если захотите поговорить со мной. Могу я опять попытаться убедить вас, что больше нет причин для беспокойств?
Элинор собиралась ответить шуткой, но когда увидела, что по лестнице начал спускаться доктор Гринло, решила промолчать и пошла наверх, опираясь на перила.
– Вы, наверное, хотите отругать меня, доктор Гринло, – сказала миссис Чевиот, – но я отправляюсь к себе в комнату. И я выпила всю вашу противную настойку!
– Рад слышать это, мадам. Могу вас уверить, вы скоро почувствуете себя лучше. Я заеду, чтобы посмотреть, как у вас дела.
Девушка поблагодарила седого доктора, который дождался, когда она пройдет мимо, и спустился в холл к лорду Карлиону.
– Надеюсь, вы извините старика, который знал вас с колыбели, милорд, за откровенные слова, – напрямик заявил Гринло, – но я не понимаю, как эта леди поставила себе на голову такую шишку. Однако могу поклясться, что в этом доме происходят какие-то темные дела.
– Я с готовностью извиню вас, доктор, но если ваши слова имеют своей целью упрекнуть меня, то пуля пролетит далеко от цели. Хочу вас заверить, что я не ставил миссис Чевиот эту шишку.
Доктор Гринло угрюмо улыбнулся.
– Очень хорошо, милорд. Надеюсь, я умею держать язык за зубами.
– Что вы скажете о состоянии миссис Чевиот?
– О, у нее все в порядке! Кто-то нанес ей сильный удар… однако можно сказать, что она упала и ударилась головой, милорд.
– А ваш второй пациент?
Доктор фыркнул.
– По-моему, мистер Чевиот абсолютно здоров, если не считать резко выраженного нервного напряжения, и я прописал ему несколько капель лауданума. Что же касается его больного горла, то я решительно не вижу в нем никакого воспаления! – Гринло посмотрел на Карлиона из-под седых бровей и добавил: – Мистер Ник хочет, чтобы я напугал Фрэнсиса Чевиота эпидемией оспы, которая якобы вспыхнула в деревне, но можете успокоить юношу, милорд. Не знаю, что тут произошло в Хайнунсе, только эти происшествия вызвали у мистера Чевиота чуть ли не отвращение к этому дому. Так что считаю, он недолго будет досаждать миссис Чевиот… Теперь о самом мистере Нике. Несомненно, вашей светлости будет интересно узнать, что я заставил его показать раненое плечо, когда мы с ним сегодня встретились, и обнаружил, что выздоровление идет своим чередом.
– Благодарю вас! На Нике все болячки всегда заживали очень быстро.
– К счастью для мистера Ника! – язвительным тоном заявил Гринло. – Он рассказывал мне, что у вас останавливались на ночь леди и лорд Флинты. Надеюсь, ее светлость пребывает в своем обычном добром здравии?
Доктор Гринло еще несколько минут расспрашивал об остальных членах семьи Карлионов, потом надел пальто и ушел. Эдуард Карлион вернулся в библиотеку.
Там его нашел Ники через пятнадцать минут. Юный мистер Карлион вошел в комнату, тревожно хмурясь. Он заявил, что прошел по всем лесам имения и как ни свистел, так и не смог найти Баунсера. Юноша боялся, что пес убежал на территорию заповедника сэра Мэттью.
– Тогда тебе лучше побыстрее найти Баунсера. Нельзя терять ни минуты, – ответил лорд Карлион.
– Знаю. Я очень беспокоюсь, что Баунсер попал в капкан или его застрелил какой-нибудь из жестоких егерей Кендала. Сэр Мэттью приказал им стрелять в Баунсера, если тот потревожит его птиц, и…
– Думаю, сэр Мэттью не прибегнет к столь решительным мерам. Однако, ты несомненно должен отправляться на поиски Баунсера, иначе в противном случае обнаружишь, что попал в большую немилость у сэра Мэттью.
– Мне наплевать на его милость или немилость, лишь бы со стариной Баунсером не случилось ничего плохого. Знаешь, однажды он застрял в лисьей норе, Нед, и мне пришлось его откапывать. Должен признаться, я бы очень хотел немедленно отправиться на его поиски, только вот не знаю, как, по-твоему, идти искать или остаться?
– Я бы посоветовал тебе идти искать Баунсера.
– Да, но в конце концов нельзя забывать и о Фрэнсисе Чевиоте! – напомнил Ники брату.
– Я уверен, Баунсер намного важнее Фрэнсиса Чевиота.
– Я подумал то же самое! Да, Баунсер стоит дороже дюжины Фрэнсисов! Только представь себе, Нед, Баунсер лает на Фрэнсиса всякий раз, как увидит его. И я не натравливал его на Чевиота. Баунсер очень умная собака! Я все же решил не позволять ему кусать Фрэнсиса, поскольку, когда имеешь дело с таким противным и злым типом, как Фрэнсис Чевиот, никогда не знаешь, чем это может закончиться. Как мне хочется, чтобы Баунсер сейчас вернулся домой!
– Насколько я его знаю, он едва ли вернется до темноты.
– Нед, я не могу напрасно тратить здесь время, пока Баунсер бьется в каком-нибудь капкане.
– Мой дорогой, я не пойму, с какой стати ты вообще должен сидеть в Хайнунсе.
– Тогда я отправлюсь на поиски. Только предупреждаю тебя, Нед, едва ли я быстро найду старину Баунсера. На поиски могут уйти несколько часов. Как бы в мое отсутствие Фрэнсис не выкинул очередной фокус.
– Очень маловероятно, по-моему.
– Конечно, если не хочешь делиться своими мыслями, не надо, – хрипло заметил Ники, – но, по-моему, это будет довольно некрасиво с твоей стороны.
Не получив на это заявление никакого другого ответа, кроме удивленного взгляда, юноша вышел из библиотеки с гордо поднятой головой и двинулся в направлении земель сэра Мэттью Кендала.
Лорд Карлион тоже вышел из библиотеки и попросил Барроу послать за его экипажем, который стоял в конюшне. Когда мисс Бекклс спустилась в холл, его светлость натягивал перчатки. Беки почтительно и немного озабоченно поинтересовалась:
– Вы покидаете нас, милорд?
Эдуард Карлион кивнул и улыбнулся.
– Полагаю, вам незачем оставаться в Хайнунсе, сэр? – отважилась на следующий вопрос маленькая компаньонка миссис Чевиот.
– Думаю, незачем. Я уже уговорил миссис Чевиот больше не беспокоиться о том, что случилось сегодня.
– Если вы думаете, что ей безопасно оставаться здесь, милорд, значит так оно и есть на самом деле, – просто заметила пожилая гувернантка.
В глазах его светлости заплясали веселые огоньки, но он ничего не ответил на последнее замечание мисс Бекклс. Лорд Карлион просто поклонился и серьезно сказал:
– Вы очень добры, мисс Бекклс.
– О нет! Ведь это именно вы, милорд, сделали… Я так вам благодарна! Такая похвала! Уверена, мы можем всецело положиться на суждение вашей светлости. Что же касается… Осмелюсь вам сказать, что когда у миссис Чевиот было плохое настроение, я говорила ей не меньше дюжины раз: «Можешь не сомневаться, любовь моя, когда приедет его светлость, все уладится».
Эдуард Карлион бросил на свою собеседницу немного печальный взгляд.
– И что миссис Чевиот отвечала на эти слова, мадам?
Бедная мисс Бекклс покраснела и полностью увязла в бессвязных коротких предложениях, из которых лорду Карлиону стало ясно, что хотя умственные способности миссис Чевиот были выше, чем у большинства женщин, неловкость положения, в котором она очутилась, заставила ее в последнее время часто пребывать в дурном расположении духа.
– Боюсь, миссис Чевиот невысокого мнения о моих советах и решениях, – заметил Эдуард Карлион.
– О милорд, я уверена… у Элинор слегка игривый характер и… Но ваша светлость так превосходно умеет понимать тонкости! Надеюсь, мне не следует извиняться за проскальзывающие у миссис Чевиот время от времени резкие слова!
– Конечно, не следует, – согласился лорд Карлион. – Миссис Чевиот часто ругает меня?
– Знаете ли, милорд, у Элинор такой характер, что она часто сердится, – горячо объяснила мисс Бекклс. – К тому же в последние дни ей почти все время приходится находиться в сильном нервном напряжении! Так что ее упреки неудивительны. Но не нужно забывать, Элинор полагает, что может со всем справиться без чьей-либо поддержки, и с некоторым отвращением относится к чьим-либо попыткам обуздать ее нрав. Поэтому, вне всяких сомнений, она должна чувствовать только благодарность, когда ваша светлость любезно советует ей, как поступать.
Лорд Карлион протянул руку.
– Благодарю. Я надеюсь на вас, мисс Бекклс. До свидания! Завтра я опять приеду в Хайнунс!
Эдуард Карлион вышел из холла, а изумленная Беки смотрела ему вслед.
Примерно через час мисс Бекклс убедилась, что Элинор крепко и мирно спит. Сама Беки тоже очень устала от волнительных утренних событий и отправилась вниз попросить миссис Барроу прислать на подносе в гостиную чай с бутербродами. И тут она замерла как вкопанная, увидев в холле мистера Фрэнсиса Чевиота в подбитом мехом плаще. Горло Фрэнсис обмотал шарфом. Держа шляпу в руке, он лениво давал Барроу какие-то распоряжения. Мистер Чевиот услышал шаги пожилой гувернантки, оглянулся и сказал:
– Ах, я счастлив, что могу поговорить с вами, мадам. Я не хотел отрывать вас, зная, что вы ухаживаете за бедной миссис Чевиот, но я рад, что вы спустились. Очень рад! И как чувствует себя наша страдалица?
– Благодарю вас, сэр. Миссис Чевиот спит, – ответила мисс Бекклс, слегка приседая в строгом реверансе.
– На это можно только надеяться. Сон лучшее лекарство на свете, знаете ли. Я ни в коем случае не хочу ее будить.
– О, я и не собиралась будить миссис Чевиот! – невинно заявила мисс Бекклс.
– Ах, я знал, что мне удастся убедить вас в этом… Однако все же благопристойность и вежливые манеры требуют от меня покинуть миссис Чевиот. Как же часто человеку трудно решить, что делать!
– Вы… вы покидаете нас, сэр? – произнесла Беки, с трудом веря своим ушам.
– Увы! Как бы мне ни хотелось оказать миссис Чевиот всяческие знаки внимания, я понял, что не могу наслаждаться уютом в Хайнунсе. Мои нервы совсем расшатаны, мадам. Так что, если я останусь, то принесу себе еще больше вреда. К сожалению, я ничем не могу помочь своей кузине. – Мистер Чевиот поднял руку в белой перчатке. – Да, да, я знаю, что вы скажете. Мудро ли я поступаю, подвергая свое здоровье и саму жизнь опасностям, путешествуя в такую суровую погоду? Ваш вопрос очень справедлив, но я убежден, что обязан по крайней мере попытаться. И если Кроули хорошенько укутает меня и я закрою рот шарфом, можно будет рассчитывать на благополучный исход путешествия… или хотя бы надеяться, что не случится ничего непоправимого!
Мисс Бекклс с огромной радостью узнала об отъезде мистера Чевиота из Хайнунса и согласилась с его словами с таким пылом, что Фрэнсису пришлось нахмуриться и напомнить ей об опасностях, которые несет в себе восточный ветер. Беки робко ответила, что, может, ветер окажется не таким уж и восточным, как он боялся.
– Но вы не можете уехать, не подкрепившись, сэр! О Господи, да ведь уже час дня! Сегодня произошло столько самых волнительных событий, что я и не заметила, как быстро пролетело время. Я немедленно пошлю на кухню.
– Вы очень добры, дорогая мадам, но если я хочу добраться до Лондона засветло и успеть к ужину, то должен отправляться в путь немедленно. А в гостинице я обедать не хочу, если вспомнить мое теперешнее печальное состояние здоровья. Боюсь даже представить все последствия этого опрометчивого шага! Я уже послал за экипажем и не могу понять, почему он до сих пор не стоит у дверей. Сами знаете этих слуг, они просто обожают бездельничать и попусту тратить время… Интересно, Кроули нашел горячий кирпич, чтобы положить мне в ноги? А где Барроу? Ах да, ведь я просил его сходить за часами! Мисс Бекклс, я долго думал о том, как отблагодарить добрую хозяйку Хайнунса за гостеприимство и радушие, поскольку никогда не следует пренебрегать правилами вежливости. Эти часы, которые так сильно раздражали миссис Чевиот, с таким постоянством показывая все время без четверти пять!.. Замечательный механизм, и как похоже на моего бедного кузена Эустаза – запустить их до такой степени! Но я отвезу их, мадам, к своему собственному часовому мастеру и починю. Я не доверю их никому другому, поскольку, знаете ли, некоторые часовые мастера больше ломают, чем чинят. Пожалуйста, сообщите миссис Чевиот, что я верну ей часы, как только они будут починены… А, вот и Барроу! Поставьте их аккуратно в мой экипаж. Барроу, пожалуйста!.. Передайте мои самые наилучшие пожелания миссис Чевиот, мисс Бекклс, и конечно, мои глубочайшие извинения за то, что я лично не попрощался с ней. Она, надеюсь, простит меня за эту неучтивость! Не сомневаюсь, миссис Чевиот войдет в мое положение и поймет мое желание до темноты безопасно добраться до дома. Миссис Чевиот разумная женщина! Очень рад тому обстоятельству, что такая достойная особа стала членом моей семьи. Кстати, где милый Николас? Он вырастет в очаровательного мужчину, если только с возрастом перестанет любить диких животных! Барроу, пошлите за мистером Николасом. Я знаю, что он захочет попрощаться со мной, а я со своей стороны ни за что на свете не хочу быть невнимательным к юноше.
– Мистер Ник отправился на поиски собаки и теперь не скоро вернется, сэр, – проворчал Барроу.
– Как неудачно! Тогда передайте ему мои самые добрые пожелания, мисс Бекклс. Заверьте его, что он доставит мне огромное удовольствие, если соизволит почтить своим присутствием мое скромное жилище в любое время, когда окажется в городе! Но только без своей собаки! Терпеть не могу собак! Это ты, Кроули? Надеюсь, мой экипаж наконец-то подали? За это время его можно было бы привезти с Антиподов. Мисс Бекклс, ваш покорный слуга! Не забудьте передать мои наилучшие пожелания и благодарность миссис Чевиот! Умоляю, не надо провожать меня до двери! Если вы из-за меня простудитесь, я себе никогда этого не прощу!
Слегка изумленная этим потоком галантного красноречия, мисс Бекклс нашла в себе силы сделать еще один реверанс и заверила Фрэнсиса Чевиота в том, что передаст все послания по назначению. Чевиот поклонился и вышел из дома. Кроули подсадил его в экипаж, закутал в несколько пледов и положил в ноги горячий кирпич, принесенный из кухни.
– Вот это загадка! – задумчиво протянул Барроу после того, как экипаж выехал за ворота. – Ну и ну! Никогда не знаешь, чего ждать от этого мистера Фрэнсиса с его причудами! Зачем ему понадобились эти старые часы, мисс?
– Мистер Чевиот хочет починить их для миссис Чевиот. Мне кажется, он совершил очень добрый поступок и миссис Чевиот будет рада.
– Починить часы! – воскликнул Барроу. – Да ведь эти старые часы стоят уже много лет. Вроде бы на моей памяти они ни разу не шли!
Было очевидно, что старик Барроу возражал против того, чтобы кто-либо вмешивался в существующее положение вещей. Мисс Бекклс не нашла в себе сил и желания спорить с дворецким, посему еще раз просто повторила, что мистер Чевиот поступил очень хорошо, на ее взгляд. Еще Беки добавила, что будет очень рада, если миссис Барроу приготовит ей чай. Поэтому Барроу отправился на кухню, едва слышно что-то бормоча о назойливости некоторых гостей.
Мисс Бекклс испытала такое большое облегчение после отъезда Фрэнсиса Чевиота из Хайнунса, что, выпив чая с бутербродом, она устроилась поудобнее перед камином в гостиной и задремала.
Около трех часов ее разбудил Ники, который печально сообщил, что ему так и не удалось найти Баунсера, несмотря на то, что он обошел все заповедники сэра Мэттью Кендала и дважды ссорился с его егерями.
– Я подумал, что лучше пока вернуться в Хайнунс, и убедиться, что здесь все в порядке, – сообщил юноша, – и что этот Чевиот больше не выкидывает свои фокусы!
– Но он уехал, дорогой мистер Ники! – радостно сообщила мисс Бекклс, торопливо поправляя чепчик. – Правда, всем нам повезло?
– Уехал! – не поверил своим ушам юный мистер Карлион.
– Да, и знаете, никак не могу поверить, что это он ударил бедную миссис Чевиот, поскольку именно нападение на нее и заставило беднягу покинуть Хайнунс! Но я так ему благодарна за отъезд, поскольку он мне, честно говоря, не нравился. И миссис Барроу сердилась на него за то, что приходилось делать столько джема. Я даже стала побаиваться показываться на кухне!
– Ну что же, очень хорошо! – пожал плечами Ники и моргнул от боли, которую вызвало это движение. – Думаю, к его отъезду приложил руку Карлион. Так что мне теперь нет никакого дела до Чевиота! Я очень рад слышать, что он уехал, и сейчас могу свободно отправляться на поиски Баунсера. Этого мне хочется значительно больше, чем торчать здесь, где я не нужен.
Мисс Бекклс в ужасе посмотрела на юношу.
– Боюсь, вы не очень довольны, дорогой мистер Ники! – запинаясь, сказала она.
– Не очень доволен? Ничего подобного! Напротив, я крайне доволен, мадам! Могу вам признаться, я ценю Баунсера намного выше Фрэнсиса Чевиота! И если обо мне спросит лорд Карлион, можете ему передать, что я отправился по своим личным делам и не знаю, когда вернусь. Пусть он не беспокоится обо мне, поскольку я смогу сам прекрасно о себе позаботиться!
Излив свое недовольство и обиду, юный мистер Карлион вышел из гостиной, а взволнованная мисс Бекклс осталась недоумевать в отношении причины, вызвавшей его досаду.
Миссис Чевиот показалась только в четыре часа. Она спустилась немного бледная, но объявила, что отдохнула.
– Наверное, я проспала несколько часов! – сказала девушка. – Нет, у меня сейчас не болит голова. Беки… вернее болит, но совсем немного. Даже говорить об этом стыдно!
– Любовь моя, я хотела бы, чтобы ты осталась в постели! Ты сняла с головы повязку? Моя дорогая миссис Чевиот, разве это дело? Вы ведете себя очень неосмотрительно.
– Ты же не хочешь, чтобы я ходила с этой повязкой по дому и всех смешила! – запротестовала Элинор.
– В ней нет ничего смешного! К тому же, кроме меня, тебя некому видеть, любовь моя, поскольку мистер Ники отправился на поиски бедного Баунсера и сказал, что не знает, когда вернется. Ума не приложу, почему у него так внезапно испортилось настроение. Час назад он ушел из дома в очень скверном расположении духа.
– О, Ники из-за чего-то дуется? Может, его рассердил мистер Чевиот? Это отвратительное создание, наверное, опять валяется в постели? Я очень хочу поговорить с миссис Барроу и попросить ее больше не делать ему овсяной каши. Может, хоть это заставит его побыстрее уехать из Хайнунса!
– О, любовь моя, в этом нет необходимости! Мистер Чевиот сам уехал!
Элинор посмотрела на свою старую гувернантку широко раскрытыми от удивления глазами.
– Беки, ты хочешь подшутить надо мной?
– Ни в коем случае! Я никогда не стала бы подшучивать над тобой! Он заявил, будто не может оставаться в Хайнунсе после того, что случилось с тобой сегодня утром. Должна заметить, мне его поведение показалось трусливым… уж очень такое бегство выглядит не по-мужски… но я с такой радостью попрощалась с ним!
– Действительно, мистер Чевиот в высшей степени труслив, но это так замечательно! Не иначе, как постарался лорд Карлион! Его светлость предупредил меня, что Чевиот может покинуть Хайнунс раньше, чем я ожидаю. Как ему удалось сделать это благословенное дело? Я просто очарована!
– Любовь моя, я хотела бы, чтобы ты не говорила таким вульгарным грубым языком о лорде Карлионе! Так не годится, особенно после того, как его светлость проявил такую уступчивость и показал себя с самой лучшей стороны. Лорд Карлион настоящий джентльмен! Такой разительный контраст с мистером Чевиотом! Нельзя не заметить, как сильно они отличаются друг от друга!
Элинор слегка покраснела, но беспечно ответила:
– О, как только мужчина приятной наружности начинает командовать тобой, ты сразу начинаешь восхищаться им, Беки. Я все знаю!.. Но почему мистер Чевиот уехал в такой спешке?
– Боюсь, любовь моя, мы были не правы, когда обвинили его в нападении на тебя. И мне кажется, он покинул Хайнунс не из-за его светлости, поскольку милорд уехал в Холл за час до этого. Мистер Чевиот попросил меня передать тебе свои самые добрые пожелания и извинения за то, что не смог попрощаться с тобой лично. Он не стал дожидаться, когда ты проснешься, поскольку опасался, что не успеет добраться до Лондона засветло. Он мог бы, конечно, поужинать где-нибудь в гостинице по пути, но у него такие странные причуды!
– Мистеру Фрэнсису подавай только овсяную кашу! Я благодарна ему за пожелания и надеюсь, что мне не придется больше никогда его принимать!
– Любовь моя, мне показалось, будто он хотел извиниться за все неудобства, которые причинил тебе. Ему так хотелось хоть как-то отблагодарить тебя за гостеприимство! Мистеру Чевиоту пришла в голову счастливая мысль забрать те сломанные часы из библиотеки, которые тебя так раздражали, и починить их.
Элинор сидела, откинувшись на спинку стула, но при этих словах резко выпрямилась и воскликнула:
– Он увез с собой часы? Какие часы?
– Ну, те из библиотеки, любовь моя, которые стояли на камине и так тебя раздражали, показывая неправильное время. Он обещал починить их у своего собственного часового мастера и…
– Беки, неужели ты позволила ему забрать часы? – в ужасе воскликнула Элинор, сильно бледнея.
– Но моя дорогая миссис Чевиот, почему я не должна была этого делать? Чем я могла объяснить отказ?
– Отказ! Но ведь ты прекрасно знала, чего мы так сильно боялись! Ты же знала, зачем он приехал в Хайнунс!
– Элинор, у тебя просто нервы расстроены! Прошу тебя, скажи мне, что общего имеют эти сломанные часы и секретный документ?
Однако миссис Чевиот, казалось, не слышала свою маленькую компаньонку. Она прижала обе руки к вискам, будто хотела сконцентрироваться.
– Часы были заперты, – наконец проговорила девушка. – Я попробовала открыть их. Потом поставила так, как они стояли раньше и… да, да, в тот самый момент я вновь взяла с каминной полки список белья, который ты составила. Перед тем, как открывать часы, я положила его рядом. Итак, я вновь взяла список и заметила, что часы стоят немного не так, как стояли. Поэтому я поправила их, не выпуская бумаги из рук! Вот тогда-то меня и ударили по голове! Беки, Беки, какой же я была дурой, что раньше обо всем не догадалась! Теперь ясно, почему он напал на меня и оглушил! Мистер Чевиот подумал, будто мне удалось открыть заднюю крышку часов и найти бумаги, которые были в них спрятаны! Сейчас мне все понятно, но, к сожалению, уже слишком поздно! Чевиот знал, что бумаги в часах, и только ждал подходящего момента, чтобы забрать их! О Беки, мы с тобой все испортили! О, как ты могла разрешить ему увезти часы? Хотя нет, во всем виновата я одна! Что мне теперь делать? Мы должны как-то вернуть часы! Ники… – Девушка замолчала. – Нет, Ники тотчас же бросится в погоню и наломает еще больше дров. Если с ним что-нибудь случится, я никогда не прощу себе… Так же, наверное, как и лорд Карлион! Беки, что мне делать?
Мисс Бекклс взволнованно ответила:
– Мне очень жаль, что все так получилось! Даже не знаю, что сейчас можно сделать. Я уверена только в одном: ты, любовь моя, не должна ничего делать! Сиди спокойно, прошу тебя! Если ты будешь так волноваться, то вернется головная боль!
Элинор нетерпеливо произнесла:
– Подумаешь, головная боль! Она не идет ни в какое сравнение с бедствием… поскольку то, что произошло, самое настоящее бедствие! Может, уже и слишком поздно пытаться вернуть этот документ, но по крайней мере мой долг – немедленно сообщить Карлиону о том, что случилось! О, и почему только он уехал из Хайнунса? Мог бы и догадаться, что все пойдет вкривь и вкось, если он уедет. Как это похоже на него! Ужасный человек!.. Беки, Беки найди Барроу и скажи, чтобы он как можно быстрее подал экипаж! Если окажется, что, кроме двуколки, не в чем ехать, поеду в двуколке. И предупредите на всякий случай конюха, чтобы он был готов сопровождать меня… Не сиди и не пялься на меня так, Беки! Поторопись, я тебя умоляю! Я иду за шляпкой и мантильей.
– Миссис Чевиот! – растерянно пробормотала мисс Бекклс, раскрыв рот. – Неужели вы настолько сошли с ума, что собрались покидать дом? Да еще в двуколке! Элинор, опомнись!
Однако миссис Чевиот не вняла мольбам своей бывшей гувернантки и только несильно топнула ногой.
– Делай то, что я тебе говорю, Беки, поскольку еще никогда в жизни я не была более серьезна, чем сейчас! И если в мое отсутствие вернется Ники, ни в коем случае не говори ему ни слова о том, что мистер Чевиот увез часы!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вдова поневоле - Хейер Джорджетт



здорово.никакой пошлятины.и много приключений.
Вдова поневоле - Хейер Джорджетталена
31.12.2011, 3.52





ели дочитала такая скука
Вдова поневоле - Хейер Джорджеттарина
1.01.2012, 12.34





Прекрасный роман Никаких сцен Все мило легко интересно Много прикючений легкий юмор целая череда интересных характеровЧитать легко приятно весело От этой книги стало теплее на душе Рекомендую всем от девушек до пожилых дам
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттЯкубова Ирина
21.11.2013, 5.34





Интересный роман с хорошим сюжетом...к сожалению концовка не очень хорошо доработана,поэтому очень быстрый конец..от которого испытываешь разочарование,потому что отсутствует кульминация
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттАлеся
3.12.2013, 12.38





Героиня не понравилась постоянно всем недовольна. Впечатление немного подпортило. В целом нормально.
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттЕлена
20.03.2014, 14.30





Детектив с бесконечными разговорами и аообще без сцен любви! Очень на любителя, я совсем не то хотела почитать,жалко что у меня привычка дочитывать до конца
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттСашенька С
21.03.2014, 5.31





Это не любовный роман а сценарий к спектаклю.одна болтовня,причём оч.глупая.никакой динамики,все происходит практически в одном доме.это и есть спектакль.скучно.
Вдова поневоле - Хейер Джорджеттвера2
24.07.2014, 9.20





Абсолютно не понравилось!!!Это не любовный роман, а скорее детектив.очень разочарована.
Вдова поневоле - Хейер ДжорджеттКсеня
8.01.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100