Читать онлайн Под маской, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под маской - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под маской - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под маской - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Под маской

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Леди Денвилл все же не зашла к своему блудному сыну до завтрака, поскольку Кит настойчиво убеждал ее не делать этого на том основании, что она нарушит его глубокий сон, вызванный отчасти усталостью и отчасти целебным отваром кормилицы Пиннер, рецепт которого был известен только ей.
Кит зашел к матери, когда она еще была облачена в воздушный пеньюар. Важная мисс Римптон тщательно укладывала ее локоны на парижский манер, и хотя она слегка присела перед ним в реверансе, как бы признавая отчасти права сына вторгаться к матери во время утреннего туалета, все-таки ее лицо выражало суровое неодобрение. Леди Денвилл хотела было сердечно приветствовать его светлость, но, по мнению мисс Римптон, ни один джентльмен, каким бы близким родственником он ни был, не должен был видеть ее госпожу, пока она не закончит свой утренний туалет.
– Будьте добры, ваша светлость, одну минуту, – сказала она и с такой неторопливостью продолжала закалывать волосы своей госпоже, что это должно было поставить Кита на место. Как только мисс Римптон вышла, попросив его светлость звонить, когда ей понадобятся дальнейшие услуги, он воскликнул:
– Знаешь, мама, эта женщина до смерти пугает меня!
– Да, она отвратительная, – согласилась леди Денвилл, – но она гений своего дела! Что ты хочешь, дорогой? Только не говори мне, что случилось что-нибудь ужасное!
– Ничего подобного, мама, – улыбаясь, ответил он. – Догадайся.
– Ах, ты скверный мальчишка! Как я… Кит! Не имеешь ли ты в виду… О, это Ивлин? – Она вскочила со стула, как только он кивнул. – О, слава Богу! Где он? Когда приехал?
– Прошлой ночью, после того как мы все уже пошли спать. У него был ключ Пинни. Он хотел разбудить тебя, но я не позволил ему сделать это.
– О Кит, как ты мог? Ты должен был знать, что я была бы только рада, если бы меня разбудили.
– Да, мамочка, я знал это, но я знал также и то, что если он тебя разбудит, то понадобится несколько часов, прежде чем я смогу отправить его спать! Я так решил, потому что он не слишком хорошо выглядит. Не нужно волноваться – его фаэтон перевернулся и он сломал плечо, несколько ребер и, кажется, получил довольно сильное сотрясение.
– О бедняжка! – воскликнула она. – Где он? Немедленно скажи мне, где он. Кит!
– Он у Линии. После полуночи я пошел с ним туда, помог ему раздеться, и, уверяю тебя, она прекрасно о нем заботится.
– Да, да, разумеется, но я сейчас же должна пойти к нему! Позвони Римптон, дорогой! Извинись перед моей тетей: скажи, что у меня болит голова и что я все еще в постели! Да, еще эти перепелки! Долиш привез их из Брайтона, потому что Бонами их особенно любит, так же как и Ивлин, и наверное, он захочет их съесть, даже если больше ничего не пожелает есть. Так что скажи Долишу, чтобы он положил в корзину две перепелки, немножко спаржи и…
В этот момент Кит прервал ее и очень любезно, но твердо объявил, что, во-первых, присутствие Ивлина должно держаться в секрете, во-вторых, любое подобное распоряжение неизбежно приведет к тому, что его присутствие будет обнаружено, в-третьих, что также нельзя говорить Долишу, что перепелки и спаржа – это для кормилицы Пиннер; и, в-четвертых, что кормилица очень просила, чтобы никто не беспокоил Ивлина, пока он не проснется.
– Так что садись, мама, и позволь мне рассказать тебе о том, что произошло с Ивлином! – сказал он. – Ты сможешь побыть с ним намного дольше, если пойдешь туда после завтрака, сказав тете, что должна зайти к Пинни, так как она чувствует себя неважно. Тогда никто ничего не заподозрит. Кроме того, насколько я знаю Ивлина, он захочет побриться, перед тем как будет принимать посетителей! Час назад я послал Фимбера в коттедж с некоторыми вещами Ивлина, так что они: и Пинни, и Фимбер, присмотрят за ним и можешь быть абсолютно уверена, что он не останется неухоженным.
– Я нужна ему, чтобы его защитить! – улыбаясь, сказала она.
Тем не менее она снова села, и Кит начал подробно излагать слегка приукрашенную версию приключений своего брата-близнеца.
"Ты сможешь сделать это намного лучше меня, Кестер», – уговаривал его вчера Ивлин.
Эта уверенность оправдалась. Мистер Фэнкот, будучи дипломатом, опустил все упоминания о Танбридж-Уэллсе, ловко обошел молчанием странное поведение братца, который избавился от своего конюха; ему удалось вызвать такой живой интерес леди Денвилл к подробностям несчастного случая, что ей и в голову не пришло удивляться, чего ради Ивлин выбрал окольный путь в Лондон вместо прямой главной дороги. Задолго до того, как Кит отважился упомянуть о мисс Пейшенс, ее светлость прониклась такой благодарностью к миссис Эскхем за нежную заботу, проявленную ею по отношению к Ивлину, что, казалось, она не сможет удержать свой импульсивный порыв поехать в Вудленд-Хауз даже прежде свидания с Ивлином.
– Я должна немедленно поехать и поблагодарить ее, – сказала она с блестящими от слез глазами. – Смогу ли я когда-либо отблагодарить ее? О, она, должно быть, самое благородное создание на свете! Если бы не она, он мог бы умереть, Кит!
Хотя Кит и не разделял такого крайнего взгляда, он не стал ее разубеждать и постарался вставить пару слов, чтобы убедить леди Денвилл, что мистер Эскхем – культурный человек и имеет почтенных предков. Она сказала, что абсолютно не сомневается в том, что он и его жена превосходные люди.
Ее ничуть не удивило, что Ивлин забыл проверить наличие в коробке визитных карточек. Она сказала, что это именно такая неудача, которая может постигнуть каждого в самый неподходящий момент, и что она ничуть не удивлена тем, что он назвался Ивлином, а не Денвиллом.
– Ты же знаешь, дорогой, что очень многие называют его Ивлином! Такой уж у него характер в отличие от его отца, которого никто никогда не называл Уильямом! Ты же помнишь, что до смерти отца только самые далекие знакомые называли Ивлина Мартинхоу? Ах, Кит, если бы только Эскхемы знали, что он Денвилл! Они тут же сообщили бы нам, и тебе не пришлось бы притворяться и никто не ждал бы Ивлина на этот званый обед, когда он лежал без сознания! О Кит, дорогой, я хотела как лучше, но видишь, что получилось! И как бы я ни старалась, у меня нет ни малейшей уверенности в том, что Кресси не обнаружит разницу между вами. Даже если мне удастся объяснить, почему у него перевязано плечо. Так что вместо того, чтобы спасти его, вполне вероятно, что я погубила его!
Мужественно подойдя к самому трудному месту своего рассказа, мистер Фэнкот сказал:
– Нет, мама, ты его не погубила. Я как раз собирался сказать тебе, что он уже не хочет жениться на Кресси. Дело в том…
– Кто она? – прервала его она голосом, выдававшим ее дурное предчувствие.
– Она мисс Эскхем, мама. Ивлин по уши влюбился в нее и намеревается жениться на ней; наверное, он должен был бы сам сказать тебе об этом, но, кажется, она само совершенство!
– О нет, Кит! – умоляюще произнесла она. – Он же уже сделал предложение Кресси! Дорогой, не думай, будто я хочу помешать ему, никто не знает лучше меня, какие вы оба безупречные. Мне было всегда очень жалко тех родителей, чьи сыновья были, к сожалению, хуже моих. Мне только жаль, что Ивлин так часто влюбляется и почти всегда в таких неподходящих девушек!
– Да, мама, – согласился он, глядя на нее с нежным изумлением, – но, представь себе, как сложно найти девушку, которая стоила бы нас!
– А теперь ты говоришь глупость, – с большим достоинством сказала ее светлость. Он рассмеялся.
– По правде говоря, мамочка, я абсолютно уверен, что это любовное приключение Ивлина сильно отличается от его предыдущих ухаживаний. Я верю, что это прочная привязанность, и ты тоже убедишься в этом, когда поговоришь с ним. Из того, что он мне рассказал, ясно, что мисс Эскхем абсолютно не похожа на его прежних подружек – у нее нет тех свойств, которые до сих пор его так привлекали. Он сказал мне, что она не эффектна и не остроумна, но мысль о том, что она может ему когда-нибудь наскучить, кажется ему невероятной. Мама, мне самому.., нравятся другие девушки, но когда я слушал Ивлина, у меня в голове мелькнула мысль, что, может быть, мисс Эскхем та самая девушка, которая нужна ему. Я больше ничего не скажу по этому поводу, ты сама составишь себе мнение. А что касается приемлемости этого брака с точки зрения света, – ни в коем случае! Это будет воспринято как мезальянс, хотя Ивлину и не придется краснеть ни за мисс Эскхем, ни за ее семью. Они не богаты и не занимают высокого положения в обществе, но они, бесспорно, достойные люди.
Леди Денвилл недоверчиво и внимательно выслушала все это и с беспокойством сказала:
– Кит, а ты не думаешь, что они на самом деле знали, кто такой Ивлин, и.., и заманили его?
– Нет, мама, – решительно сказал он. – Признаться, это была первая мысль, которая пришла мне в голову, но если бы это входило в их намерения, то они выбрали слишком странный путь для их осуществления! Миссис Эскхем ни на минуту не оставляла Ивлина наедине с ее дочерью с тех пор, как он пришел в себя, и, кажется, Эскхем не больше приветствует этот брак, чем.., чем мой дядя Генри! Ивлин чистосердечно признался ему в своих чувствах к его дочери, и хотя он не препятствовал приходить к ним в дом, он все-таки запретил просить руки его дочери, пока его дела находятся в таком запутанном положении.
– О, это свидетельствует в его пользу, – быстро сказала ее светлость. – Хотя мне вовсе не нравится, что Ивлин хочет жениться на девушке настолько ниже его по положению, но я отношусь с безразличием к высокому положению! А что касается твоего дяди Генри, то это совершенно его не касается, и я посмотрю, хватит ли у него наглости возражать против брака, который будет одобрен мною! Единственное, что… – Она сделала паузу, заколебавшись на мгновение, и насупилась. Затем, с надеждой посмотрев на Кита, сказала:
– Дорогой, как ты отнесешься к тому, чтобы самому жениться на Кресси? Когда я размышляю о том неловком положении, в которое она попала, мне кажется, что один из вас должен жениться на ней. Кит расхохотался, а она добавила:
– Я не собираюсь на тебя давить! Мне просто часто приходит в голову, что вы замечательно друг с другом поладите!
– Мама, это нам тоже пришло в голову, – не совсем твердо ответил он. – Я хочу жениться на Кресси, и поскольку она тоже не безразлична ко мне, то я надеюсь, это произойдет. Я как раз собирался сказать тебе об этом!
– Значит, Кресси уже знает. О скверный мальчишка, ты не сказал мне раньше! – воскликнула ее светлость, и выражение ее лица изменилось. – Дорогой, ничто не могло больше обрадовать меня! Она именно та девушка, которую я выбрала бы для тебя, если бы не выбрала раньше для Ивлина, что было большой глупостью, но, слава Богу, это ошибка, которую можно исправить! Я знала, что произойдет что-то, и все встанет на свои места! О мой дорогой Кит, я желаю тебе большого счастья!
Кит поблагодарил ее, но отважился подчеркнуть, что ее поздравления слегка преждевременны, так как некоторые трудности все еще мешают счастливому исходу. Она признала правоту его слов, но, тем не менее, с радостью сказала:
– Все это пустяки! Мы должны прежде всего рассказать леди Стейвли, и я думаю, мы можем надеяться, что это не вызовет у нее раздражения. Конечно, мы можем скрыть это от нее, но, я думаю, это будет не правильно.
– Да, мама, я тоже так думаю, – согласился Кит.
Она кивнула.
– Я знала, что ты так скажешь. Женитьба Ивлина на мисс Эскхем, конечно, огорчит леди Стейвли, особенно если она узнает о его помолвке из газет. И разумеется, самому Стейвли это не слишком понравится, но ты можешь рассчитывать на то, что это мерзкое создание Албиния Гиллифут уж позаботится о том, чтобы он дал свое согласие.
– Да, мама, весьма вероятно. Но перед нами есть еще более сложное препятствие, – нежно сказал Кит. – Когда ты говоришь, что дядя не имеет никакого отношения к женитьбе Ивлина, то не забываешь ли ты о тех обстоятельствах, которые побудили его сделать предложение Кресси?
Она уставилась на него, и замешательство на ее лице медленно сменилось испугом. На мгновенье она выглядела ошеломленный, но сразу же пришла в себя, когда он с чувством раскаяния протянул ей руку. Она сжала ее и, улыбаясь, сказала:
– Ты не забываешь о моих ужасных долгах? О, дорогой, вы не должны ни минуты думать о них! Как будто я могла быть такой жестокой, чтобы из-за, таких пустяков нарушить счастье моих сыновей! Кроме того, я на протяжении многих лет живу с долгами и совершенно к этому привыкла! Я сама разберусь. Ну, разумеется, я разберусь! Я всегда умудрялась это делать, даже когда положение казалось безнадежным! – Она одобрительно похлопала его по руке. – Теперь, дорогой, когда мы это уладили, тебе нужно идти, поскольку уже, наверное, десять часов, а я еще не одета к завтраку.
Мистер Фэнкот был не из тех людей, которые тратят время на бесполезные споры. Он решил не напоминать своей матери о размерах и срочности ее долгов. Нежно обняв ее, он сказал, что очень любит ее и, уходя, передал ее заботам мисс Римптон.
Он застал Клиффов и Кресси за завтраком в маленькой гостиной. То что он, непринужденно ведя беседу со своими родственниками, в то же самое время обдумывал две другие проблемы, не вызвало ни малейшего подозрения даже у Кресси и говорило о его блестящих дипломатических способностях.
Первая проблема, которую нужно было решить как можно скорее, заключалась в том, чтобы получить доступ к лорду Силвердейлу, и он решил ее. Вторая же казалась неразрешимой.
Леди Денвилл, присоединяясь к завтраку, пожелала всем доброго утра и со свойственным ей нежно-заботливым видом выразила надежду, что ее будущая сноха спала хорошо. Усаживаясь за стол, она сказала:
– Дорогая Кресси, сегодня после полудня мы с тобой восхитительно поболтаем вдвоем!
Так как эти слова сопровождал сверкающий взгляд, одновременно выразительный и шаловливый, Кит решил вмешаться, спросив как хозяин, который искренне заботится о своих гостях, чем они хотели бы заняться утром.
Разумеется, все внимание гостей перешло от леди Денвилл к нему. Ответы, которые он получил, должны были бы разочаровать заботливого хозяина. Но так как его единственным желанием было прервать отдельную беседу матери с Кресси, то он был полностью удовлетворен. Его кузен уныло сказал, что не знает, что он хочет делать. Космо, которого прекрасно устраивала однообразная загородная жизнь, сказал, что пока не придет почта, он будет читать и писать письма, а Кресси, с большим трудом старавшаяся удерживаться от смеха, сидела с опущенными глазами и не выказывала никакого желания говорить. Миссис Клифф, с беспокойством наблюдавшая за своим сыном, не ответила на вопрос, но внезапно объявила, что Эмброуз может говорить все что хочет, но она уверена, что у него на шее образовался фурункул. Все невольно взглянули на Эмброуза, который покраснел, бросил негодующий взгляд на свою мать и сердито сказал, что ничего подобного не произошло. Он добавил, что у него болит голова.
– Бедняжка! – сказала леди Денвилл, нежно улыбаясь. – Я думаю, что если ты немножко погуляешь, то боль быстро пройдет.
– Амабел, прошу вас, не нужно советовать Эмброузу, чтобы он выходил на воздух! – сказала миссис Клифф. – На дворе ветер, и я уверена, что это восточный ветер, потому что у меня самой начинается невралгия, а это бывает со мной только при восточном ветре. Поскольку Эмброузу нездоровится, то для него опасно выходить из дома. Вы же знаете, что с его слабым организмом любое расстройство здоровья приведет к тому, что он заболеет на две недели!
– Правда? – сказала леди Денвилл, глядя на своего племянника с благоговейным интересом человека, рассматривающего редкий экспонат. – Бедняжка, как ужасно должно быть для тебя оставаться дома при восточном ветре!
– Ладно, ладно, не нужно делать из мухи слона, – раздраженно сказал Космо. – Я не отрицаю, что у мальчика слабый организм, но…
– Чепуха! Космо, как ты можешь так говорить? – воскликнула его сестра. – Я уверена, что у него крепкий организм, даже если у него немножко болит голова! – Она ободряюще улыбнулась Эмброузу, нисколько не осознавая того, что обидела всех троих Клиффов: Эмброуза, потому что, как бы его ни расстраивало упоминание о появившемся фурункуле, он все-таки гордился своими головными болями, из-за которых приковывал к себе общее внимание; Космо, потому что он привык соглашаться с мнением жены, находя в болезненности Эмброуза предлог для оправдания того, что тот не проявлял никакого интереса к мужественным видам спорта; Эмму, потому что любой намек на то, что ее единственный ребенок не находится в плачевном состоянии, она воспринимала почти как оскорбление.
– К сожалению, – сказал Космо, – Эмброуз не отличается таким крепким здоровьем, как его кузены.
– Дорогой, твоя сестра, вероятно, не понимает проблем, которые возникают у людей со слабым здоровьем, – сказала Эмма. – По-моему, близнецы никогда ни дня не болели!
– Да, действительно, – с оттенком гордости ответила леди Денвилл. – У них было очень крепкое здоровье! Разумеется, они перенесли свинку и коклюш, но я не могу припомнить, чтобы они болели чем-нибудь еще. Когда у них был коклюш, один из них, – это был ты, сынок, – полез в каминную трубу за гнездом скворца!
– Нет, это был Кит, – сказал мистер Фэнкот.
– Ну да, конечно, – подмигивая ему, сказала она.
– Как ужасно! – воскликнула Эмма.
– Разве? Когда он вылез из трубы, то был похож на негра. Он принес в комнату столько копоти, что, казалось, все было покрыто ею. По-моему, я никогда в жизни так не смеялась!
– Смеялась? – изумленно сказала Эмма. – Смеялась, когда один из ваших детей мог упасть и сломать шею?
– Ну, я не думаю, что это могло произойти, хотя считаю, что он мог сломать себе ноги или застрять в камине. Я на самом деле помню, что мы задавали себе вопрос, как вытащить его оттуда, если он там крепко застрянет. Однако беспокойство за них заняло бы уйму времени, так как они все время падали или с деревьев или со своих пони или падали в озеро, и ничего страшного никогда с ними не происходило, – невозмутимо сказала леди Денвилл.
Миссис Клифф только вздрагивала от такого бесчувственного равнодушия, в то время как Эмброуз, ошибочно предположив, что эти воспоминания были адресованы ему, чтобы подчеркнуть его менее мужественный путь, явно впал в дурное настроение.
Леди Денвилл, позавтракав, встала из-за стола и, извинившись, сказала:
– А теперь я должна покинуть вас, поскольку кормилица Пиннер чувствует себя неважно и было бы слишком невнимательно с моей стороны не навестить ее. Думаю, мне нужно отнести ей что-нибудь, чтобы пробудить у нее аппетит.
– Фруктов! – быстро сказал Кит. Она слегка хихикнула от удовольствия и, не удержавшись, сказала:
– Да, дорогой! Никаких перепелок!
– Перепелки! – воскликнул изумленный Космо. – Амабел, перепелки для твоей старой кормилицы!
– Нет, Ивлин считает, что будет лучше отнести ей фрукты!
– Я думаю, что хорошо было бы ей отнести аррорута или питательного мясного бульона! – сказала Эмма.
Глаза ее неисправимой снохи игриво заблестели.
– О нет, уверяю тебя, что это ей не понравится! Особенно аррорут, который она ненавидит! Дорогая Эмма, как бы невежливо это ни было с моей стороны, я все-таки должна идти! Но убеждена, что вы понимаете меня! – Она с очаровательной улыбкой взглянула на своего раздраженного младшего сына. – Дорогой, я оставляю на тебя гостей! Я думаю, что неплохо было бы взять бутылку портвейна, а? Это намного полезнее, тем мясной бульон! Так что, пожалуйста, позаботься.
– Мама, не волнуйся, – прервал он, придержав для нее дверь. – Я позабочусь об этом!
– Конечно, мне следовало бы знать, что ты сделаешь это, – сказала она, не обращая абсолютно никакого внимания на его сердитый взгляд. – Наверное, ты знаешь, что подойдет лучше всего.
– Иногда мне кажется, – сказал Космо неодобрительно, когда Кит закрыл дверь за ее светлостью, – что твоя мать совершенно рехнулась, Денвилл!
Капризы матери, вероятно, привели мистера Фэнкота в ярость, а это замечание было последней каплей.
– Вам действительно так кажется, сэр? – с угрожающей любезностью сказал он. – Тогда мне доставит большое удовольствие возможность успокоить вас!
Мистер Клифф не обладал большой сообразительностью, но только круглый дурак не увидел бы вызова, скрытого за милой улыбкой, сопровождающей эти слова. Покраснев, он сказал:
– По-моему, нет ничего предосудительного в том, что я осмелился высказать замечание по поводу поведения особы, которая является моей сестрой!
– Вы так думаете, сэр! – еще более любезным тоном сказал Кит.
Мистер Клифф в большом волнении встал и направился к двери, заявив, что он не настолько глуп, чтобы позволить спровоцировать себя своему заносчивому племяннику, который подобно многим другим наглым отпрыскам всегда готов нагрубить. После этого он удалился удовлетворенным.
Кит затем обратился к своей тете, вежливо спросив ее, как она желает развлекаться. Она обидчиво ответила, что весь день будет заниматься накладыванием лимонных корок на лоб своего сына, готовить жженый сахар, а если головная боль не пройдет, – прикладывать горчичники к его ногам. Он серьезно выслушал этот унылый план и с заботливостью, от которой мисс Стейвли едва не потеряла самообладание, а Эмброуз с бессильной злостью посмотрел на него, заметил, что в критических ситуациях часто употребляют компресс на лоб. По-видимому посчитав свои обязанности выполненными, он пригласил мисс Стейвли прогуляться вместе с ним по аллее. Мисс Стейвли осторожно, избегая смотреть ему прямо в глаза и сохраняя серьезность, согласилась; а ему в это время доставила удовольствие мысль, что она в высшей степени подходит быть женой посла: она сдерживала переполняющее ее желание рассмеяться, пока они не скрылись из виду, и лишь затем дала волю веселости; ее кавалер тут же присоединился. Мистер Фэнкот первым оправился от смеха и сказал:
– Кресси, уверяю вас, нам не до смеха. Мы находимся в таком затруднительном положении! По-моему, вы уже догадались, что мой отвратительный братец снова появился?
– О да! – сказала она. – В тот момент, когда моя крестная, бросив на вас выразительный взгляд, сказала: «Никаких перепелок!"
Мистер Фэнкот ухмыльнулся и сказал, что ему не понятно, почему никто до сих не убил его любимую маму. Мисс Стейвли вскрикнула, услышав такое чудовищное высказывание. Рассказ о приключениях Ивлина она выслушала более спокойно. Она лишь слегка потерялась, узнав, что ее благородный жених с облегчением вздохнул, освободившись от своих обязанностей. Однако она быстро поняла все трудности, связанные с новой невестой его светлости, брак с которой строгий и неподатливый дядя, конечно же, не одобрит.
– О милый, – расстроенно сказала она. – Какая неприятность! Что можно сделать? Он ответил откровенно:
– Понятия не имею! Дорогая, вы думаете, как решить эту проблему? В настоящее время я думаю лишь о том, как вернуть обратно эту злополучную брошь!
Она кивнула.
– Да, действительно. Я тоже считаю, что это нужно сделать в первую очередь. Я сама не знакома с лордом Силвердейлом, но из всего того, что я когда-либо слышала о нем, следует, что ваш брат совершенно прав: он ужасно злой человек! Папа однажды сказал мне, что он беден, как церковная мышь, но всегда может заказать самый дорогой обед. И если он один из гостей принца-регента – Кит, вы знаете, как добиться личной встречи с ним?
– Нет! – весело ответил Кит. – Но мне кажется, я знаю, кто может помочь мне в решении этой проблемы!
– Сэр Бонами! – воскликнула она и на мгновение нахмурилась, стараясь догадаться.
– Точно! – сказал Кит. Затем он гордо добавил:
– Не зря же я сын моей матери! У меня тоже бывают удачные мысли!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под маской - Хейер Джорджетт



ерунда! никакой истории. Сплошные разговоры-разговоры! Мамаша убивает! И все как загипнотизированые хотят раздавать ее долги. Автору аплодисменты-)) целую книгу написать без истории . на 3. Абсолютно никакого впечатления.
Под маской - Хейер Джорджетттатьяна
29.05.2012, 17.20





Говорилиговорилиговорилиговорилиговорилиглворилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиговорилиданенаговорились! Мамашунасухарипосадитьнадо!
Под маской - Хейер ДжорджеттИсида
8.09.2013, 21.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100