Читать онлайн Очаровательная авантюристка, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Очаровательная авантюристка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

На следующий вечер при виде собравшейся в Воксхолл Деборы леди Беллингем впала в предобморочное состояние. Она глядела на племянницу выпученными от ужаса глазами, разевая и закрывая рот, как вытащенная из воды рыба.
Дебора пришла к тетке, чтобы взять у нее румян и мушек. Ее платье vive bergere с трехсантиметровой ширины зелеными полосами всегда бросалось в глаза, но не представляло собой чего-нибудь исключительно вульгарного, пока его не украсили множеством красных бантиков. Удивительно, подумала бедная леди Беллингем, чего можно добиться обыкновенными ленточками. Но даже эти вопиющие бантики меркли по сравнению с кошмарным головным убором, который Дебора водрузила на свою замысловатую прическу. Леди Беллингем зачарованно таращила глаза на сооружение из кружев, газа и лент, которое венчали три огромных страусиных пера.
– Вы мне не одолжите свое гранатовое ожерелье, тетя Лиззи? – невозмутимо спросила Дебора.
К леди Беллингем наконец-то вернулся дар речи.
– Гранаты? С этим платьем? Дебора, что на тебя нашло?
– Гранаты – это то, что мне надо, – сказала Дебора, открывая шкатулку с украшениями, которая стояла на туалетном столике. – Сейчас сами увидите.
Леди Беллингем прикрыла глаза рукой:
– Не хочу и видеть! Ты похожа на третьеразрядную певичку!
– Верно, – с довольным видом отозвалась ее племянница, – похожа. Нет, вы все-таки взгляните, тетя! По-моему, ничего вульгарнее нельзя себе вообразить!
Леди Беллингем бросила один взгляд на гранатовое ожерелье, рдевшее на горле Деборы, и на гранатовые сережки в ее ушах и застонала.
– Неужели ты в таком виде собираешься показаться в Воксхолле? Я тебя умоляю, Дебора, сними эту невообразимую шляпу!
– Ни за что! – заявила Дебора, надевая на руки браслеты. – Надо еще нарумяниться и прилепить хотя бы одну мушку.
– Никто уже давно не носит мушек! Что ты затеяла, Дебора? И зачем ты напудрила волосы? Тебе можно дать все тридцать лет. И если уж ты хочешь прилепить мушку, то возьми маленькую, а не эту безобразную громадину!
Мисс Грентем засмеялась и отступила, чтобы лучше рассмотреть себя в зеркале.
– Тетя Лиззи, я же вам говорила, что выряжусь как можно вульгарнее. Получилось превосходно!
– Но подумай о бедном Мейблторпе, – со страданием в голосе воззвала ее тетка. – Как ты можешь быть к нему такой бесчувственной? Ему впору будет сквозь землю провалиться!
– Он, скорее всего, ничего и не заметит, – оптимистически сказала Дебора, – а если и заметит, невелика беда.
У Деборы были основания предполагать, что влюбленный лорд Мейблторп будет слеп к любым недочетам в туалете своей обожаемой невесты, но даже он обратил внимание на ее невероятный головной убор. Из-за него Дебора с трудом вошла в экипаж, который должен был доставить их в Вестминстер. Ей пришлось очень низко наклонить голову, чтобы пройти в дверь, а когда она села на сиденье, перья уперлись в потолок кареты. Лорд Мейблторп посмотрел на них с сомнением, но не посмел что-нибудь сказать.
В Вестминстере они взяли лодку, чтобы переправиться через Темзу, и лорд Мейблторп, желая доставить Деборе удовольствие и придать переправе большую торжественность, нанял оркестр валторнистов, который следовал за ними на другой лодке. Дебора была тронута его мальчишеским желанием произвести на нее впечатление, но все-таки тихонько усмехнулась про себя.
Скоро они прибыли в Воксхолл-Гарденз – увеселительный парк, который в то время пользовался большой популярностью в свете. Вечер был ясный, было еще светло, но на аллеях и дорожках парка уже горело множество золотистых фонариков. Лорд Мейблторп повел Дебору в центр парка, где на открытом пространстве были установлены в два полукруга открытые спереди кабинки, в которые входили через дверь в задней стене. Ярко освещенные и украшенные яркими картинками, кабинки выглядели очень празднично. Посреди открытого пространства помещался непрерывно играющий оркестр и гуляли пары. Знакомые весело здоровались, а дамы ревниво оглядывали друг друга. Неподалеку, в большой ротонде, танцевали, а попозже был обещан фейерверк. В кабинке, которую снял Адриан, их уже ждали Кеннет со своей дамой, которые безбожно флиртовали и громко хохотали. Дебора с первого взгляда убедилась, что миссис Пэтч полностью соответствует ее требованиям. Это была неправдоподобная блондинка неопределенного возраста, с сильно накрашенным лицом, громким голосом и пронзительным смехом. Люций Кеннет звал ее Клара и вел себя с ней запанибрата. Когда Дебора с Адрианом вошли в кабинку, он сдувал с ее полной руки крошки нюхательного табака. Повернувшись к вновь пришедшим, Кеннет весело подмигнул Деборе.
С Адрианом миссис Пэтч заговорила игриво-льстивым тоном, от которого Дебора только что не скрежетала зубами. Сам Адриан несколько опешил, увидев, в каком обществе он оказался, но, будучи воспитанным юношей, ничем этого не выдал и постарался вести себя с миссис Пэтч, как она сказала бы, «по-компанейски». Он так в этом преуспел, что вдовушка закрыла веером свое якобы стыдливо зардевшееся лицо, затем кокетливо хлопнула его веером по руке и заявила, что его светлость ужас какой озорник.
Пока Адриан подобным образом развлекал миссис Пэтч, Дебора оторопелым тоном спросила Кеннета:
– Где ты такое раздобыл, Люций?
Помогая ей снять накидку, Кеннет спросил:
– Разве ты не это заказывала, дорогуша? А я-то надеялся тебе угодить.
Дебора усмехнулась:
– Ты и угодил. Жалко только бедного мальчика – такой вульгарной особы он, наверно, в жизни не встречал.
К тому времени мистер Кеннет по достоинству оценил великолепие наряда мисс Грентем и тихо присвистнул.
– Ну если говорить о вульгарности, дорогуша…
– Знаю-знаю, – смеясь глазами, ответила Дебора. – Тетя Лиззи была в отчаянии. Скажи, а Равенскар здесь?
– Нет, но, когда он придет, нам его будет отлично видно – а ему нас, бедняге. Я тут побродил вокруг кабинок и обнаружил его карточку на вон той, которая пока пуста. Он разглядит каждый твой бантик.
– Отлично! – сказала Дебора и прошла в переднюю часть кабинки.
Лорд Мейблторп, только сейчас увидевший платье с зелеными полосами и красными бантиками, опешил. Он не настолько разбирался в дамских туалетах, чтобы понять, что Дебора одета вульгарно, но все же пожалел, что она не выбрала менее кричащее сочетание цветов. И ему не понравилось, что она напудрила волосы – это ей не шло. Она казалась ему старше своих лет и какой-то незнакомой. И эта огромная мушка около угла рта отнюдь ее не украшала. Что же касается страусиных перьев на шляпе, наверно, они сейчас в моде, но ему гораздо больше нравилась ее обычная простая прическа.
Адриан спросил Дебору, не хочет ли она пойти в павильон для танцев, но она отказалась, сказав, что ей гораздо интереснее смотреть на публику, дефилирующую перед их кабинкой. Тогда он пододвинул ей кресло, а сам сел рядом. Люций повел миссис Пэтч прогуляться по парку и полюбоваться на фонтаны.
В нарядной толпе Дебора увидела большинство завсегдатаев их заведения. Постепенно кабинки заполнялись. Рядом с той, где должен был появиться Равенскар, она увидела сэра Джеймса Файли в роскошном камзоле бордового цвета. Он стоял, склонившись над креслом, в котором, напряженно выпрямившись, сидела совсем юная девушка с золотыми локонами и незабудковыми глазами. Вид у нее был испуганный, и она судорожно сжимала в руках веер.
Девушка была хорошенькая, как картинка. Ей было от силы девятнадцать лет, и направленный на нее сластолюбивый взгляд старого распутника привел Дебору в негодование: ей захотелось влепить ему пощечину и прогнать из кабинки. Там же находились еще четверо: грозного вида дама, одобрительно взиравшая на ухаживания сэра Файли за ее дочерью, мужчина с поджатыми в брюзгливой гримасе губами – очевидно, муж дамы, молодая женщина, которая, по-видимому, была сестрой напуганной девочки, и державший себя с большой важностью полный пожилой господин со скучным лицом.
Мисс Грентем спросила лорда Мейблторпа, кто эта девушка. Девушку он не знал, но, взглянув на пожилую даму, сказал:
– А, это, наверно, одна из дочек Лакстонов! Эта старая ведьма – леди Лакстон. А рядом ее муж. Молодая дама, видимо, ее старшая дочь. Она в прошлом году вышла замуж за какого-то набоба. Мама говорила, что леди Лакстон все равно, за кого выдавать дочек – был бы богатый. Сами они бедны, как церковные мыши. Я знаком с двумя их сыновьями. И еще у них, кажется, пять дочерей.
– Да, пять дочерей – это тяжелый крест для матери, но неужели она собирается выдать эту девочку за Файли? Посмотрите, какой у бедняжки испуганный вид! Если б на ее месте сидела я, я бы ему показала!
Адриан засмеялся:
– Да, уж ты с ним живо бы разделалась! У тебя это прекрасно получается.
В эту минуту в кабинке Равенскара открылась дверь, и Адриан увидел, как в нее вошла его мать, а за ней Арабелла и Макс.
– Батюшки, мама пришла! – воскликнул он. – Я понятия не имел, что она тоже сюда собирается. Она мне об этом и словом не обмолвилась. Наверно, у тети Оливии опять спазмы, и мама пришла вместо нее. Посмотри, Дебора, это – Арабелла. Ну не бесенок ли?
Он помахал рукой, пытаясь привлечь внимание родственников, но, хотя Равенскар заметил его и помахал в ответ, леди Мейблторп, распоряжавшаяся, куда поставить ее кресло и когда подавать ужин, не обратила на него внимания. Но Арабелла увидела кузена и послала ему воздушный поцелуй. Дебора подумала, что Арабелла, кажется, милая девочка. И почему Адриан вздумал влюбиться в женщину на пять лет его старше, когда у него под рукой такая очаровательная и гораздо более подходящая для него партия?
Адриан повернулся к Деборе:
– Дебора, я хочу представить тебя маме. Пожалуйста, пошли!
– Конечно, пошли, – отозвалась Дебора, встала с кресла и расправила пышную юбку.
Равенскар до этого бросил на нее лишь беглый взгляд, но все-таки успел заметить ее вызывающий головной убор. Однако чудовищное сочетание зеленых полос на платье, алых бантиков и гранатового ожерелья и браслетов полностью дошло до его сознания, лишь когда он увидел, как мисс Грентем под руку с Адрианом приближается к их кабинке. Он никогда не обращал особого внимания на туалеты дам, но все же был поражен разницей между тем, как выглядела мисс Грентем сегодня и во время их предыдущих встреч. Тогда он решил, что она одевается со вкусом, и сейчас был поражен ее крикливым нарядом. Вспомнив, что сказал тетке, будто мисс Грентем вовсе не вульгарна, он тронул леди Мейблторп за руку и мрачно сказал:
– Приготовьтесь познакомиться с вашей будущей невесткой, сударыня. Адриан ведет ее сюда.
Леди Мейблторп тут же оглянулась и застыла от возмущения при виде приближающегося видения. Она едва успела бросить на племянника испепеляющий взгляд, как Адриан уже здоровался с Арабеллой:
– Очень рад тебя видеть, Арабелла! Я хотел нанести вам визит сегодня утром, но у меня не выдалось времени. Мама, а я и не знал, что ты здесь будешь. Я привел Дебору, чтобы ты с ней познакомилась.
Оскорбленная в своих чувствах, матрона едва кивнула и сказала ледяным тоном, что счастлива познакомиться с мисс Грентем. К изумлению своего жениха, Дебора склонила голову набок, жеманно улыбнулась и заговорила в совсем не свойственной ей манере:
– Ох, батюшки светы, сударыня – ваша светлость то есть, – уж как вы меня обласкали-то! А у меня аж поджилочки затряслись при виде моей будущей свекровушки! Но душка Адриан сказал: пойдем познакомишься. Ну, думаю, куда деваться – лучше уж сразу пойти, и делу конец. Чему быть, того не миновать, как говорится. Вот мы и пришли! А мы, видно, поладим с вами наилучшим образом!
– Вот как? – ледяным тоном осведомилась леди Мейблторп.
– А как же, сударыня, обязательно. Меня тут пугали, что вы страсть какая грозная! У меня сердце так и ухнуло, когда Адриан сказал, что вы приехали. Но честное благородное слово, как только я на вас глянула, так сразу и поняла, что буду любить вас, как родную мать. И вы так меня приветили – дескать, счастливы со мной познакомиться, – я и думать не мечтала, что благородная леди будет со мной так ласкова.
Уголки рта Равенскара дрогнули. Он терпеть не мог мисс Грентем, но у него было чувство юмора, и он с трудом удерживался от смеха, глядя на этот спектакль. Если мисс Грентем задалась целью убедить леди Мейблторп, что за избавление от подобной невестки не жалко уплатить любую цену, она этой цели, несомненно, достигла: на лице ее светлости застыла маска отвращения и она с трудом выдавливала из себя мало-мальски любезные слова.
Тем временем Арабелла смотрела на мисс Грентем во все глаза.
– Как, вы выходите замуж за Адриана? – воскликнула она с непосредственностью, которая так часто огорчала ее мать. – Почему мне никто об этом не сказал?
Дебора, вспомнив игривые повадки миссис Пэтч, раскрыла свой веер и спряталась за ним.
– Ради бога, мисс Равенскар! Я краснею!
– Но вы все-таки выходите за него или нет?
– Помолчи, Арабелла, – одернула ее леди Мейблторп.
– Разумеется, она выходит за меня замуж! – подтвердил верный рыцарь Адриан. – Пожелай нам счастья.
– Конечно, я желаю вам счастья, – сказала Арабелла, с сомнением взглянув на мисс Грентем. – От всего сердца.
– Адриан! – величественно проговорила леди Мейблторп. – Я хотела бы побеседовать с мисс Грентем. Пусть она со мной посидит полчасика, а ты пойди потанцуй с Арабеллой.
Лорд Мейблторп, которому хотелось верить, что Дебора так странно разговаривает с его матерью просто от смущения и что оно пройдет, если они получше познакомятся, с готовностью согласился с предложением леди Мейблторп и сказал, что сейчас приведет мисс Грентем к двери в кабинку. «Как смешно, – хихикнула мисс Грентем, – идти в обход, когда мне ничего не стоит перелезть через этот барьерчик, если только Адриан даст мне руку. Впрочем, – словно опомнилась она, – надо учиться вести себя, как подобает будущей виконтессе». И пошла с Адрианом вокруг ряда кабинок.
Когда она зашла в кабинку с той стороны, с которой полагалось, Равенскар встал и вышел. Он сам собирался в ближайшем будущем приструнить мисс Грентем и думал об этом с наслаждением, но ему вовсе не хотелось наблюдать, как его тетка унижает эту не лишенную остроумия особу.
Равенскар вернулся в кабинку за несколько минут до того, как Адриан привел Арабеллу. Один взгляд на дам убедил его, что планы леди Мейблторп потерпели крушение. Вид у почтенной дамы был убитый, и она бросила на племянника взор, полный мольбы о помощи.
Никогда в жизни леди Мейблторп не терпела столь сокрушительного поражения. Она рассчитывала убедить мисс Грентем, что она совсем не подходит Адриану и будет чувствовать себя в высшем свете весьма неуютно. Однако этой похвальной цели она добиться не сумела. Мисс Грентем с готовностью и прямо-таки пугающей откровенностью отвечала на ее дотошные вопросы. Она вроде бы и не замечала, что ее будущая «свекровушка» не одобряет выбора сына. Она болтала, не закрывая рта, поражая леди Мейблторп своей вопиющей вульгарностью. Она призналась, что обожает всякие азартные игры, подробно описала несколько скачек, на которых якобы присутствовала, и в довершение всего сказала, что намеревается устроить игру в фаро в фамильном доме Мейблторпов на Брук-стрит. Она делала глазки проходящим мимо кабинки щеголям и заявила, что близко знакома с тремя самыми отпетыми развратниками. Леди Мейблторп казалось, что ей снится дурной сон, и она от души обрадовалась возвращению племянника. А мисс Грентем сообщила ему, что они с леди Мейблторп теперь «закадычные приятельницы». Он слегка приподнял брови, улыбнулся и обратился к тетке с каким-то пустячным замечанием. Тут из павильона вернулись Адриан с Арабеллой, и Адриан увел Дебору.
– И ты мне еще говорил, что она не вульгарна! – с горьким упреком сказала Равенскару леди Мейблторп.
– Я вам сказал правду. Я ее видел совсем другой. А с вами она так себя вела нарочно.
– Нарочно? Боже правый, зачем же это ей нужно? Разве она не хочет получить мое согласие на этот брак?
– Я почти уверен, что ничего подобного она не хочет. Она просто старается вздуть цену, сударыня.
– И надо ей заплатить столько, сколько она хочет! – в страшном волнении сказала леди Мейблторп.
– Нет уж! И не впадайте в такое расстройство, тетушка. Я не позволю ей выйти замуж за Адриана!
– Но как он мог… – леди Мейблторп содрогнулась. – Нет, ты только на нее погляди. И какая у нее жуткая приятельница!
Арабелла, которая внимательно прислушивалась к их разговору, сказала:
– Вела она себя, конечно, вульгарно, тетя Селина, но все-таки она мне немного понравилась. У нее глаза так мило смеются. И Адриан говорит, что она, видимо, чувствует себя не в своей тарелке. Может, она не так уж и плоха.
– «Не в своей тарелке!» – вскричала леди Мейблторп. – Вот уж не заметила! Да посмотрите на нее – разве так ведут себя люди, когда они не в своей тарелке?
Мисс Грентем, сидя у барьера, громко хохотала над какой-то остротой Люция Кеннета. Вот Адриан действительно выглядел не в своей тарелке. Он тоже смеялся, но как-то принужденно. Обожаемая Дебора была выше критики, но все же ему хотелось бы, чтобы она не смеялась так громко и не играла веером. С помощью Кеннета и миссис Пэтч ей удалось привлечь к их кабинке изумленные взоры всех окружающих. Адриан был очень рад, когда они наконец покончили с изысканным ужином и он смог предложить ей прогуляться по парку. Дебора, которая к этому времени ужасно устала от своей роли, с удовольствием согласилась и была с ним так мила, что он тут же забыл про ее странное поведение в течение вечера. Сейчас, если не считать грандиозной шляпы и алых бантиков, она опять была его ненаглядной Деборой, и он провел блаженные полчаса, гуляя с ней по дорожкам и говоря ей, как сильно он ее любит.
К этому времени совсем стемнело, и на фоне темного неба рисовались яркие узоры из разноцветных фонариков. Адриан нашел скамейку на уединенной дорожке и уговорил Дебору посидеть тут с ним несколько минут. Он начал описывать ей фамильное поместье Мейблторпов, робко выразив надежду, что жизнь в деревне не покажется ей чересчур скучной. Потом он спросил Дебору, не хочет ли она как-нибудь туда с ним съездить – это совсем недалеко от Лондона. И вдруг он услышал, как кто-то громко всхлипнул. Он замолчал и оглянулся, но никого не увидел.
– Мне кажется, что кто-то плачет, – сказал он Деборе. – Ты не слышишь?
Она сказала, что пет, но тут откуда-то поблизости опять донесся звук плача.
– Может быть, нам лучше уйти? – обеспокоенно спросил Адриан.
– Уйти? Ни в коем случае! Кому-то очень плохо! – ответила Дебора, вставая и вглядываясь в темноту.
Звуки плача, видимо, доносились из стоявшего неподалеку летнего домика, каких в парке было немало. Дебора подошла к домику и открыла дверь. Увидев ее фигуру на фоне фонарей, та, что плакала в домике, ахнула и замолчала.
– Здесь кто-нибудь есть? – спросила Дебора. – Я вам не могу чем-нибудь помочь?
Очень молодой и испуганный голос проговорил:
– Пожалуйста, уйдите отсюда!
К этому времени глаза Деборы привыкли к темноте, и она разглядела, что в кресле возле дальней стены сидит кто-то в светлом платье. Она пошла к этой призрачной фигуре, ласково говоря.
– Но, милая, я не могу бросить вас одну, когда вы так плачете. Скажите мне, что случилось. Может быть, я вам помогу.
После напряженной паузы голос безнадежно сказал:
– Мне никто не может помочь. Как бы я хотела умереть!
– Ну что вы, милая, неужели дела так плохи? – сказала Дебора, садясь рядом с бледной фигурой и обнимая ее. – Может, расскажете, что случилось?
Вместо того чтобы рассказывать, фигура положила голову ей на плечо и заплакала навзрыд.
Пока Дебора пыталась ее утешить, лорд Мейблторп отцепил от столба один из фонариков и принес его в летний домик. В его розовом свете фигура повернула к Адриану заплаканное личико, и он узнал в ней напуганную девочку из кабинки Лакстонов.
– Да вы же мисс Лакстон! – воскликнул он.
Мисс Лакстон принадлежала к тем немногим женщинам, которых не портят слезы. Они сверкали на концах ее длинных ресниц, в них тонули ее голубые глаза, но на ее белой коже не было пятен и кончик ее носа не покраснел. Она проговорила сквозь рыдания:
– Да, я Феба Лакстон. А вы кто?
– Я Мейблторп, – ответил Адриан и, положив фонарик на стол, подошел к ней поближе. – Я знаком с вашими братьями. Пожалуйста, скажите, что мы можем для вас сделать?
Губки мисс Лакстон опять задрожали, и она отвернулась.
– Вы ничего не можете для меня сделать. Никто не может! Извините, что я так расплакалась. Я думала, что здесь меня никто не найдет.
– Не плачьте, – сказала мисс Грентем. – Вы здесь спрятались от сэра Файли?
Мисс Лакстон вздрогнула и спросила:
– Откуда вы знаете?
– Наша кабинка напротив вашей. Я видела, как он склонялся к вам. Мне показалось, что его близость не доставляла вам никакого удовольствия.
Мисс Лакстон задрожала и прижала платок к губам.
– Я старалась вести себя, как мне велела мама. Честное слово, старалась! Но я так его ненавижу! Когда он повел меня гулять, я решила… что выполню свой долг. Но когда он сделал мне предложение и поцеловал меня… мне стало невыносимо и я убежала. Боже, что мне делать?
– Вы не должны выходить замуж за Файли! – заявил лорд Мейблторп, которого сама эта мысль привела в негодование.
– Вы не понимаете, – скорбно проговорила мисс Лакстон. – У меня есть еще три сестры, и мама… вот увидите, она меня заставит.
– Никто не может вас заставить выйти замуж против вашей воли, – заверила ее мисс Грентем. – Надо только проявить твердость, милочка.
Но, произнося эти слова, Дебора в ту же минуту осознала, что на нежном личике мисс Лак-стон не было и грана твердости и что эту кроткую девочку можно принудить к чему угодно.
– Вы не знаете моей мамы, – сказала Феба. – Она страшно рассердится, а я не могу, чтобы на меня сердились! Даже папа говорит, что это мой долг. Дело в том, что сэр Файли очень богат, и он обещал дать приданое моим сестрам… и… и… только я его боюсь, а когда он меня поцеловал, я поняла, что не смогу.
Лорд Мейблторп сел по другую сторону от нее и взял ее за руку:
– Еще бы! Но неужели у вас в семье некому за вас заступиться?
Ее рука дрогнула, но она не отняла ее.
– Только тетя Гонория, но она живет далеко отсюда, и кроме того, она больной человек и не может приехать в Лондон. Папа ее побаивается, и она написала ему… но на письма он не обращает внимания. Я думала, что если бы я сумела убежать к тете Гонории, она бы спрятала меня от папы и мамы… и что-нибудь придумала бы. Но потом я вспомнила, что у меня нет денег, и надеяться мне не на что, и… вот поэтому я и плакала.
Взгляды Деборы и Адриана встретились поверх ее головы.
– Дебора, а может… Ужасно думать, что такую молодую девочку отдадут этому дьяволу! Рука Фебы шевельнулась в руке Адриана.
– Вы хотите помочь мне? – воскликнула она. – А я думала, что мне никто не может помочь!
– Если ее отпустить обратно к Лакстонам, то она пропала, – сказал Адриан.
– Это так, – согласилась Дебора. – По правде говоря, я была бы не прочь сунуть Файли палку в колеса!
– Надо увезти ее отсюда, – решительно сказал Адриан. – У мисс Грентем вы будете в полной безопасности, – сказал он Фебе. – Она о вас позаботится, а потом мы как-нибудь переправим вас к вашей тете.
Мисс Лакстон выпрямилась. Ее глаза высохли.
– Вы меня спрячете? Я и не думала, что кому-нибудь есть до меня дело! Большое вам спасибо! Какие вы добрые!
Адриан покраснел и тихо сказал:
– Что тут такого? Узнав про вашу беду, любой захотел бы вам помочь. Можете на нас положиться. Я вам обещаю, что Файли никогда больше не будет к вам приставать со своими гнусными предложениями!
– С вами я ничего не боюсь, – тихо проговорила мисс Лакстон, глядя на него почти с благоговением. Дебора, которая задумчиво наблюдала эту сцену, тоже, видимо, приняла какое-то решение и сказала с веселым смешком в голосе:
– Вот и прекрасно, мы обо всем договорились! Вы поедете ко мне домой, милочка, а потом мы решим, как поступить дальше. Адриан, можно из этого парка выйти незаметно?
Адриан бросил на нее благодарный взгляд:
– Какая же ты умница, Дебора! Я так и знал, что ты ей поможешь. Я вас выведу через задние ворота.
Было совершенно очевидно, что его уверенный тон произвел большое впечатление на мисс Лак-стон. Адриан представлялся ей избавителем, посланным ей самим небом, и она была вполне готова вверить ему свою судьбу. Однако более практические дела, связанные с побегом, пришлось решать Деборе, и она тут же ими занялась, послав лорда Мейблторпа в кабинку за своей накидкой и велев ему сказать мистеру Кеннету и миссис Пэтч, что у нее разболелась голова и они едут домой.
Пока он ходил с этим поручением, две девушки сидели молча. Мисс Лакстон никак не могла прийти в себя от восторга по поводу своего неожиданного спасения, а мисс Грентем строила в уме планы, которые, наверно, очень удивили бы ее юную спутницу, но вряд ли вызвали бы у нее возражения.
Вскоре вернулся Адриан с Дебориной накидкой и своим собственным рединготом. Дебора закутала Фебу в свою накидку, которая той была чересчур длинна и широка, и спрятала ее белокурые волосы под капюшоном. Сама она накинула редингот, уведомив лорда Мейблторпа, что рыцарю, вознамерившемуся спасти прекрасную даму, не грех и принести небольшую жертву. Они вышли из парка, не встретив никого из знакомых, наняли лодку, переплыли на другой берег и там взяли экипаж, который благополучно доставил их на Сент-Джеймс-сквер. Здесь лорд Мейблторп простился с ними, пообещав прийти на другой день рано утром. Он поцеловал руки обеим дамам, и мисс Лакстон застенчиво сказала, что не знает, как благодарить его за его доброту. Дебора, которая про себя думала, что, если бы она не взяла дело в свои руки, мисс Лакстон так и осталась бы плакать в летнем домике, а лорд Мейблторп поспешно удалился бы, решив не ввязываться в историю, благосклонно взирала на это трогательное прощание и постучала в дверь, только когда Адриан ушел.
Сайлас Вэнтедж открыл дверь, ожидая увидеть на пороге одну лишь хозяйку, и удивленно воззрился на стоявшую рядом с ней закутанную фигурку. Вопросительно посмотрев на мисс Грентем, он спросил:
– Что это за дела?
– Я привела с собой подругу, Сайлас. У нас много посетителей?
– Кое-кто есть. Опять вы принялись за свои штуки, мисс Дебора?
– Ладно, не твое дело, – с легкой улыбкой отозвалась Дебора. – Никому не говори, что я вернулась. В игорные залы я сегодня не пойду. Скажи Бетти, чтоб она сейчас же пришла ко мне в спальню. Пошли, милочка. Поднимемся по задней лестнице, и никто вас не увидит. Да, Сайлас, я вернулась домой одна – понятно?
– Одна, – послушно повторил Вэнтедж. – Ох, не миновать вам тюрьмы, мисс Дебора! Ну ладно, идите к себе и положитесь на старого Сайласа.
Дебора провела гостью по задней лестнице к себе в спальню на втором этаже, и вскоре туда пришла ее горничная и зажгла свечи. Горничная удивилась, что у гостьи не было с собой ничего, даже ночной рубашки, но приняла на веру запутанное объяснение своей хозяйки о жулике-кучере и пропавших сундуках и шляпных коробках и без возражений принялась готовить для гостьи постель, куда положила нагретый кирпич, чтобы та могла согреть ноги.
Мисс Лакстон тем временем сняла накидку и попыталась привести в порядок измятую прическу. Когда Бетти вышла из комнаты, она повернулась и прочувствованно сказала:
– Сударыня, я понимаю, что причиняю вам массу хлопот и что мне следовало бы отказаться от вашего предложения, но я вам так благодарна!
– Ерунда, дитя мое, – ответила Дебора. – Я уже давно имею зуб на Файли. Другое дело – стоило ли вас привозить сюда. Должна вам признаться, что моя тетка дает здесь карточные вечера.
Вопреки ее ожиданиям, это обстоятельство показалось мисс Лакстон не столько прискорбным, сколько романтичным. Она задала массу вопросов об игорном доме и даже сказала, что сама не отказалась бы сидеть за рулеткой. Ей никогда не приходилось делать ничего подобного, объяснила она. Жизнь в материнском доме невыносимо скучна, у нее с сестрами ужасно строгая гувернантка, а мама помыкает ею, как хочет. В игорном доме она, наверно, пришлась бы ко двору, потому что ужас как любит играть в карты и часто играла с сестрами. Правда, ей никогда не приходилось играть в фаро, но, наверно, этому не так уж трудно научиться. Только узнав, что сэр Джеймс Файли часто посещает дом леди Беллингем, она отказалась от мысли предложить свои услуги в игорных залах.
Дебора тем временем отыскала в комоде ночную рубашку.
– Боюсь, что вы в ней совсем затеряетесь, – сказала она, – по эту ночь вам придется проспать в ней. Завтра я куплю вам все необходимое.
– Ох, я и не подумала об этом! – воскликнула Феба. – У меня же нет ничего, кроме того, что на мне надето! Как же я поеду в Уэльс в выходном платье? Какую вы на себя взяли обузу, сударыня! Но я вам обещаю, что тетя вам вернет все, что вы на меня истратите!
– Послушайте, называйте меня Деборой, – предложила мисс Грентем. – А что до поездки в Уэльс, мне кажется, что я придумала выход получше.
– Какой? – спросила Феба, садясь на постель и стискивая руки. – Я согласна на все, что вы решите с лордом Мейблторпом.
– Мне кажется, – сказала Дебора, – что, если вы уедете к тетке, ваш папа наверняка привезет вас назад. Лучше, чтобы он не знал, где вы. Утром мы с вами вместе напишем ему письмо. Вы ему объясните, что не хотите выходить замуж за сэра Файли…
– Но он это знает!
– Пусть, напомните ему об этом еще раз. Напишете, что уезжаете в имение ваших друзей и не вернетесь домой до тех пор, пока он не поместит в газете «Морнинг пост» объявление о том, что не будет принуждать вас выходить за Файли.
Феба посмотрела на нее с сомнением:
– Папа такой упрямый – он никогда не поместит такого объявления.
– Чепуха! Когда увидит, что не может вас найти, поместит как миленький.
– Он жутко рассердится, – сказала Феба и вздрогнула.
– Ничего подобного! Он будет рад, что дочка вернулась в его дом. А потом, разве он не рассердится, если вы уедете к тетке?
– Обязательно. Ой, наверно, мне не надо было убегать! Все случилось так быстро, что я и подумать не успела. А теперь я вижу, что они в любом случае ужасно рассердятся. Кроме того, у меня нет друзей, которые увезли бы меня в свое имение. Куда же мне деваться?
– Никуда не надо деваться, глупый котенок! Будете жить здесь, пока ваши родители не смилостивятся или пока мы с лордом Мейблторпом не придумаем, что с вами делать.
– Правда? – воскликнула Феба, вскакивая с постели. – Мне правда можно здесь остаться? А потом я, может быть, найду место гувернантки… или пойду в актрисы… или еще что-нибудь… и никогда, никогда не вернусь домой!
– Ну, тут вам нужно будет посоветоваться с лордом Мейблторпом, – дипломатично сказала Дебора.
– Ну конечно! Он-то придумает, как мне поступить! – сказала Феба. Ее вера в лорда Мейблтор-па была безграничной.
Мнение самой Деборы об Адриане не было столь лестным, и она твердо решила как следует его подготовить для роли благородного и всемогущего рыцаря. Затем она отвела мисс Лакстон в запасную спальню, помогла ей раздеться и, подоткнув одеяло, пожелала ей спокойной ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

Ваши комментарии
к роману Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт



Нравяться мне книги о сильных женщинах и сдающихся мужчинах. Только вот концовка подвела. Какая-то скомканный и через чур сентиментальный
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттЛена
17.09.2012, 2.26





Такая интересная сюжетная линия вначале и такой жуткий конец... Ужас, а не роман. Зр время потратила.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттОльга
7.10.2014, 19.44





Класс... Отличный юмор, только положительные эмоции.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттEliza
7.09.2015, 23.02





Несколько смазан конец, но в целом роман неплох - и сюжет есть, и герои симпатичные, стиль приятный, хороши диалоги: 8/10.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттЯзвочка
13.10.2015, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100