Читать онлайн Очаровательная авантюристка, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.53 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Очаровательная авантюристка

Читать онлайн

Аннотация

Максу Равенскару, одному из самых богатых людей в Лондоне, необходимо вырвать из тенет обольстительной распорядительницы игорного дома Деборы Грентем своего незадачливого кузена. Но девушка затевает крупную игру против честолюбивого противника, ставка в которой - ее оскорбленное достоинство.


Следующая страница

Глава 1

Когда дворецкий доложил о прибытии мистера Равенскара, леди Мейблторп, дремавшая над взятым из библиотеки романом, встрепенулась и поправила съехавший набок чепец.
– Что ты сказал? Мистер Равенскар? Проводи его поскорее сюда.
Дворецкий отправился приглашать раннего визитера, а леди Мейблторп поспешно поправила прическу и платье, поднесла к носу флакончик с нюхательным уксусом, чтобы укрепить нервы перед предстоящим разговором, и села на диван в ожидании гостя.
Джентльмен, который вошел в открытую перед ним дворецким дверь, был лет на двадцать моложе хозяйки дома, и его облик как-то не вязался с изысканной обстановкой дамского будуара. Это был высокий широкоплечий мужчина с худым жестким лицом, твердым ртом и на редкость суровым взглядом серых глаз. На нем был камзол из дорогого сукна, и его обтянутые лосинами стройные ноги были обуты в высокие сапоги. Слегка вьющиеся черные волосы были коротко подстрижены. Принадлежавшая к предыдущему поколению леди Мейблторп, которая по-прежнему пудрила волосы, несмотря на возмутительно высокий налог, назначенный мистером Питтом на ввозимую из Франции пудру, так и не научилась без содрогания смотреть на новомодно темные головы. Она и сейчас содрогнулась при виде безобразной стрижки ее племянника, а также его не слишком нового камзола, сапог с единственной шпорой и небрежно повязанного шейного платка, концы которого были просунуты в пуговичную петлю. Поднеся к носу флакон с нюхательным уксусом, она проговорила слабым голосом:
– Бог мой, Макс. Мне всегда кажется, что от тебя разит конюшней!
Мистер Равенскар прошел через комнату и встал спиной к горящему камину.
– Вам только кажется или на самом деле разит? – без всякой обиды осведомился он.
Леди Мейблторп решила не отвечать на раздражающий вопрос своего несносного племянника:
– И почему у тебя только одна шпора?
– Это последний крик моды.
– Ты похож на форейтора.
– Так и задумано.
– С чего это вдруг ты стал следовать моде? Только не вздумай уговорить Адриана так же вульгарно вырядиться!
Мистер Равенскар поднял брови:
– Какое мне дело до того, как одевается Адриан?
Эти слова совсем не умилостивили его тетку. Она сурово заявила, что в первый раз видит, чтобы джентльмен заявлялся в дамский будуар в одежде, пригодной только для ипподрома.
– Я только что вернулся в Лондон, – объяснил мистер Равенскар безразличным тоном, в котором не было и намека на извинение. – Мне сказали, что вы срочно хотите меня видеть.
– Я уже пять дней как срочно хочу тебя видеть. Где ты пропадал, невыносимый ты человек? Я ездила к тебе домой на Гроувенор-сквер, но дом оказался заперт, и даже дверной молоток снят.
– Я ездил в Чамфриз.
– Вот как? Надеюсь, твоя матушка в добром здравии… хотя никакая тебе миссис Равенскар не матушка, и называть ее так – верх нелепости.
– Я ее так и не называю.
– Ну ладно, надеюсь, ты нашел ее в добром здравии, – повторила несколько обескураженная леди Мейблторп.
– Я ее вообще не нашел. Она сейчас с Арабеллой в Танбридж-Уэлсе.
При упоминании ее племянницы Арабеллы глаза леди Мейблторп потеплели.
– Милая девочка, – сказала она. – Как она, Макс?
Мысль о его сводной сестре явно не доставила мистеру Равенскару никакого удовольствия.
– Все такая же несносная девчонка, – ответил он.
На лице его тетки отразилось некоторое беспокойство.
– Несносная? Но она ведь еще очень молода, а миссис Равеискар ее, наверно, чересчур балует. Но все-таки…
– Оливия так же глупа, как Арабелла, – жестко сказал Равенскар. – На следующей неделе они обе приедут в Лондон. Четырнадцатый пехотный полк расквартирован около Танбридж-Уэлса.
По-видимому, это сообщение многое объяснило леди Мейблторп. Помолчав минуту, она сказала:
– Пора уже Арабелле подумать о замужестве. Я вот вышла замуж, когда мне было всего…
– Она ни о чем другом и не думает. Последний кандидат в женихи – какой-то никому не известный офицеришка.
– Тебе надо построже за ней присматривать, – сказала его тетка. – Ты ее опекун – наравне с миссис Равенскар.
– Я и намерен ею заняться.
– Если бы мы смогли найти ей подходящего мужа…
– Сударыня, Арабелла так же мало готова к браку, как если бы ей было шесть лет, – с раздражением возразил Равенскар. – Оливия говорит, что Арабелла за последние полгода была влюблена по уши по крайней мере пять раз и каждый раз собиралась замуж за очередного претендента.
– Боже правый, Макс, если ты не примешь мер, она, глядишь, еще сбежит с каким-нибудь охотником за приданым!
– Ничуть не удивлюсь.
Леди Мейблторп была, видимо, взволнована.
– До чего ж ты мне действуешь на нервы! Как ты можешь спокойно говорить о такой катастрофе?
– По крайней мере, я тогда от нее избавлюсь, – ответил ее бесчувственный племянник. – Но, если вы мечтаете женить на ней Адриана, я вам сразу скажу…
– Ой, Макс, об Адриане я и хотела с тобой поговорить, – перебила его тетка, которую упоминание о ее сыне вернуло к более насущной проблеме. – Я вне себя от беспокойства.
– Да? – довольно безразлично отозвался Равенскар. – Что еще натворил этот болван?
Леди Мейблторп ощетинилась было, услышав, как ее единственного сына величают болваном, но по секундном размышлении призналась себе, что он это вполне заслужил.
– Он воображает, что влюблен, – трагическим тоном проговорила она.
– Ну и что? В ближайшие пять-шесть лет он это еще не раз вообразит. Сколько щенку лет?
– Попечителю его состояния следовало бы знать, что он еще не достиг совершеннолетия.
– Ну и запретите ему даже думать о женитьбе, – легкомысленно посоветовал Равенскар.
– Слушай, можно с тобой о чем-нибудь говорить серьезно? Ничего смешного тут нет! Через два месяца ему исполнится двадцать один год. Не успеем мы оглянуться, как какая-нибудь проходимка женит его на себе.
– По-моему, это в высшей степени маловероятно, сударыня. Оставьте вы мальчишку в покое. Черт возьми, не век же ему держаться за вашу юбку!
Леди Мейблторп вспыхнула от негодования:
– Как ты можешь рассуждать с таким безразличным видом, словно тебя это нисколько не касается, когда…
– Я отвечаю только за его состояние.
– Я так и думала, что когда я тебя наконец дозовусь, то не услышу ни одного доброго слова! Ты, конечно, можешь умыть руки. Чего другого от тебя ждать? Только не вини меня, если он женится бог знает на ком!
– А кто эта девушка? – спросил Равенскар.
– Мерзавка… девка… из игорного дома!
– Кто? – с изумлением переспросил Равенскар.
– Ага, забеспокоился! Погоди, ты еще всего не знаешь! – с мрачным торжеством произнесла леди Мейблторп. – Когда я об этом услышала, у меня волосы встали дыбом. Я тут же отправилась к тебе. Что-то надо делать, Макс!
Равенскар пожал плечами:
– Да пусть себе забавляется. Не велика важность! Она ему обойдется дешевле, чем танцовщица из оперы.
– Нет, она ему гораздо дороже обойдется. Он хочет на ней жениться!
– Вздор! Не такой уж он дурак. Никто не женится на женщинах из игорных домов.
– Вот и скажи ему это – меня он и слушать не хочет. Он твердит, что она особенная и совсем не похожа на девиц, которые обычно встречаются в подобных заведениях. Тут все ясно как божий день. Мальчик невинен, как агнец, и голова его забита разной романтической чушью. Эта пронырливая баба заманила его к себе в дом, а ее племянница запустила в него когти. Я убеждена, что они это с самого начала задумали. Салли Рентон говорит, что Адриан буквально боготворит эту девку – даже смотреть смешно. И никого не хочет слушать. Придется от нее откупиться. Для этого ты мне и нужен. – Увидев, как помрачнел ее племянник, леди Мейблторп насмешливо добавила: – Не пугайся, Макс! Я не жду, чтобы ты на это дело пожертвовал хотя бы пенс из своего несметного состояния.
– И правильно делаете, дорогая тетя. Разумеется, не пожертвую.
– Да у меня и в мыслях не было тебя об этом просить. Хотя для такого богача, как ты, это не деньги. Честно говоря, мне непонятно, как ты ухитряешься истратить хотя бы половину своего дохода. Кстати, глядя на тебя, никто и не догадается, что ты чуть ли не самый богатый человек в Лондоне.
– Как понимать ваши слова, тетушка? Вы меня хвалите за то, что я не выставляю свое богатство напоказ?
– Вовсе нет, – сердито ответила достойная матрона. – У меня вообще ни разу не возникало желания за что-нибудь тебя похвалить. Если бы только мне было к кому обратиться за помощью, кроме тебя! Ты совершенно бессердечен, Макс. Другого такого эгоиста поискать.
Равенскар вытащил из кармана табакерку и открыл ее.
– Почему бы вам не обратиться к дяде Джулиусу? – посоветовал он.
– К кому? К этому старому ослу? – воскликнула леди Мейблторп, двумя словами расправляясь со своим деверем. – И какой от этого может быть прок?
– Он вам посочувствует, – сказал Равенскар, доставая из табакерки щепотку нюхательного табака. Увидев, как его тетка опять подносит к носу флакон с нюхательным уксусом, он защелкнул табакерку. – Ну ладно, расскажите мне поподробнее об Адриановой прелестнице.
– Она племянница этой вульгарной особы леди Беллингем – по крайней мере, она себя за нее выдает, – ответила леди Мейблторп, отставляя флакон. – Ты наверняка знаешь Элизу Беллингем. У нее игорный дом на Сент-Джеймс-сквер.
– Такой же, как у Арчера и Бэкингема?
– Вот именно. Ну, может, чуть получше – хуже этих уже не бывает, – но все равно это игорный дом. Элиза была замужем за Недом Беллингемом, но я всегда считала, что ей не место в высшем обществе. Будто мы не знаем, что за тип был этот Беллингем!
– Я что-то ничего о нем не знаю.
– Ты тогда был еще ребенком. Да это и не важно – он умер пятнадцать лет тому назад: спился, по всей вероятности, хотя они всем объявили, что он умер от воспаления легких. Ха! Разумеется, он оставил ей кучу долгов. Я даже не представляю, на что она жила, пока не устроила этот игорный дом. Может, у нее есть богатые родственники. Но это не важно. Она появляется повсюду, даже снимает ложу в опере! Но настоящие светские люди ее просто не замечают.
– Как же ей удается найти клиентов? Впрочем, представляю: приглашения на изящных карточках, хороший ужин и плохое вино. А наверху – залы для игры в фаро и рулетку.
– Под светскими людьми я имела в виду дам, – холодно ответила леди Мейблторп. – А мужчины известно – в любой притон пойдут!
Равенскар насмешливо поклонился:
– Однако насколько я понимаю, леди Сара Рентон там тоже бывает.
– Я не собираюсь защищать Салли. Будь она хоть сто раз дочь герцога, но настоящей светской дамой ее не назовешь.
Равенскар усмехнулся:
– Но вы-то ее принимаете?
– Не говори вздор! Конечно, Салли все принимают. Но Элиза Беллингем – это совсем другое дело. Будь спокоен: может, Салли и ходит к ней в дом, но той в доме Салли не бывает! Салли меня и предупредила о том, что происходит с Адрианом. Разумеется, я тотчас же потребовала от него объяснений.
– Само собой, – иронически отозвался Равенскар.
Леди Мейблторп бросила на него взгляд, полный неприязни:
– Не считай меня за дуру, Макс. Разумеется, я очень тактично начала разговор. Мне и в голову не приходило, что это больше чем… чем… ну, ты сам знаешь, что можно ожидать, услышав, что молодой человек из общества обратил внимание на девицу из игорного дома. И можешь себе представить мой ужас, когда Адриан с первых же слов объявил мне, что он действительно безумно влюблен в эту особу и собирается на ней жениться. Макс, у меня все слова застряли в горле!
– Он что, спятил? – спросил Равенскар.
– Весь в отца, – с отчаянием сказала леди Мейблторп. – Вбил себе в голову какую-то романтическую чушь. Помнишь, он мальчиком все читал рыцарские романы и прочую дребедень! И вот что из этого вышло! Лучше бы я послала его в Итон!
Мистер Равенскар поднял глаза и задумчиво поглядел на портрет, висевший на стене напротив. На портрете был изображен красивый юноша, почти мальчик, в голубом камзоле. Его длинные волосы были перевязаны лентой на шее, и он подпирал голову тонкой изящной рукой. У него было доброе нежное лицо, но в изгибе губ таился намек на упрямство, который никак не вязался с мечтательным выражением его красивых глаз.
Леди Мейблторп тоже посмотрела на портрет четвертого виконта Мейблторпа. Из груди у нее вырвался тяжелый вздох.
– Что же делать, Макс? – спросила она, переводя взгляд на Равенскара.
– Нельзя позволить ему жениться на такой.
– Ты поговоришь с ним?
– И не подумаю.
– Да, говорить с ним нелегко, но, может быть, тебя он послушает.
– Маловероятно. Сколько вы готовы истратить, чтобы откупиться от этой особы?
– Я пойду на любую жертву, чтобы вырвать Адриана из ее когтей. А уж сколько придется заплатить – в этом я целиком полагаюсь на тебя. Только спаси моего бедного мальчика!
– Мне эта затея страшно не по вкусу.
– В самом деле? – спросила леди Мейблторп ледяным тоном. – Осмелюсь спросить почему?
– Терпеть не могу идти на поводу у вымогателей.
– А, поэтому, – с облегчением сказала леди Мейблторп. – Утешься мыслью, что деньги вымогают не у тебя, а у меня.
– Да, это несколько утешает, – признал Равенскар.
– Она наверняка захочет урвать побольше. Салли говорит, что ей по крайней мере лет двадцать пять.
– В таком случае она будет дурой, если согласится взять меньше десяти тысяч.
У леди Мейблторп отвалилась челюсть.
– Что ты говоришь, Макс!
Он пожал плечами:
– Адриана нельзя назвать нищим. Кроме того, у него есть титул. Десять тысяч, не меньше.
– Это же грабеж!
– Совершенно верно.
– Так бы и удавила мерзавку!
– К сожалению, подобные похвальные действия идут вразрез с законами нашей страны.
– Придется платить, – уныло сказала леди Мейблторп. – Взывать к ее совести, надо полагать, бесполезно?
– Нет, нам ни в коем случае нельзя проявлять слабость.
– Да я и не хочу с такой дрянью разговаривать! Представь себе, Макс, она сама сидит за карточным столом и держит банк! Какая же это, должно быть, бесстыжая особа. Салли говорит, что у них собираются все гуляки Лондона и она привечает даже таких негодяев, как лорд Ормскерк. Он вечно трется около нее. Боюсь, что у нее с ним совсем не такие невинные отношения, как воображает мой бедный обманутый мальчик. Но когда я ему это сказала, он так и взвился.
– Ормскерк? – задумчиво спросил Равенскар. – Тогда надеяться не на что. Попытки договориться с особой, которая поощряет ухаживания Ормскерка, обречены на провал. Я был об Адриане лучшего мнения.
– Его тоже нельзя винить. Он же никогда не имел дела с подобными людьми. Бьюсь об заклад, что эта девка рассказала ему о себе какую-нибудь трогательную историю. Кроме того, по отзыву Салли Рентон, она очень хороша собой. Вот если бы она предпочла Ормскерка… как ты думаешь, может такое быть?
– На это нет ни малейшей надежды. Ормскерк никогда на ней не женится.
Глаза леди Мейблторп налились слезами.
– Но что же мы будем делать, Макс, если она откажется?
– Надо ее заставить.
– Если бы не война в Европе, я отправила бы его за границу. Только он, наверно, отказался бы ехать.
– Скорей всего.
Леди Мейблторп вытерла платочком глаза.
– Если мой сын женится на этой твари, я умру.
– Не умрете. Но не надо так расстраиваться, сударыня. Он на ней не женится.
Это заверение несколько утешило леди Мейблторп.
– Я знала, что ты меня выручишь, Макс. А что ты собираешься делать?
– Для начала сам взгляну на эту прелестницу. Вы говорите, это на Сент-Джеймс-сквер?
– Но ты же знаешь, что в такой дом не всякого пускают. Они боятся полиции. Чтобы туда попасть, наверно, нужно иметь приглашение.
– Что? Не пустят богатого мистера Равенскара? – цинично усмехнулся ее племянник. – Дорогая тетушка, меня примут с распростертыми объятиями.
– Надеюсь, они не обберут тебя до нитки.
– На самом-то деле вы надеетесь, что обберут, – возразил Равенскар. – Только не такая я птичка, которую легко ощипать.
– Если Адриан там тебя встретит, он поймет, что это я тебя послала.
– А вы не признавайтесь, – посоветовал Равенскар.
Леди Мейблторп возразила было, что обман – это грех, но, увидев ухмылку племянника, замолчала и потом сказала не без яда:
– Смотри только сам не попадись к ней на крючок. Она, говорят, весьма соблазнительный кусочек.
Равенскар рассмеялся:
– Обо мне можете не беспокоиться, сударыня. Мне не двадцать лет, и я не склонен к романтике. Но лучше не говорите Адриану, что я у вас был. Я его, наверно, увижу сегодня вечером на Сент-Джеймс-сквер.
Сменив гнев на милость, леди Мейблторп протянула ему руку:
– Ты ужасно действуешь мне на нервы, Макс, но все-таки не знаю, что бы я без тебя делала. Ты все уладишь – я целиком на тебя полагаюсь.
– На этот раз, – сказал Равенскар, поднося ее руку к губам, – вы действительно можете на меня положиться.
С этими словами он ушел, а леди Мейблторп опять раскрыла книгу. Однако, вместо того, чтобы читать, она некоторое время глядела на пламя в камине, и у нее в голове роились самые приятные мечты. Она надеялась, что спасенному от рокового шага сыну этот урок пойдет на пользу и больше он уже никогда не попадется в сети авантюристок. Ей не слишком понравился отзыв Равенскара о своей сводной сестре Арабелле, но леди Мейблторп не была склонна придавать большое значение легкомысленным выходкам девушки, которой едва исполнилось восемнадцать лет. Жалко, конечно, что Арабелла такая кокетка, но, если во всякой другой девице подобная склонность к флирту заслуживала сурового осуждения, в богатой наследнице Арабелле этот недостаток снисходительно именовался девичьей игривостью. Леди Мейблторп намеревалась женить сына на Арабелле, как бы та ни была легкомысленна. По всем статьям хороша: знатного рода, богата, красива, знакома с Адрианом с детства и, несомненно, будет ему прекрасной женой. Леди Мейблторп не возражала против живости характера Арабеллы, поскольку девушка, хотя и в свойственной ей игривой манере, всегда была почтительна к тетке.
Воспоминание о «никому не известном офицеришке» на мгновение омрачило счастливый ход мыслей леди Мейблторп. Но она тут же его отмела – неужели же Макс не сумеет положить конец подобной глупости? Какой бы он ни был бесчувственный человек, он не станет спокойно смотреть на то, как Арабелла и ее восемьдесят тысяч фунтов стерлингов уплывают к какому-то офицеришке. Сама-то леди Мейблторп считала, что и Арабелла, и ее восемьдесят тысяч фунтов должны достаться не кому-нибудь другому, а ее сыну.
«Корыстолюбие мне чуждо, – утверждала она, – и если бы мой мальчик сказал, что кузина ему не нравится, я никогда в жизни не стала бы принуждать его к браку с Арабеллой». Однако восемьдесят тысяч фунтов! Какая разумная женщина станет возражать против такого прибавления к семейному капиталу, особенно когда из этого капитала, к которому за годы несовершеннолетия Адриана прибавились солидные проценты, вскоре придется (если верить Максу) выложить огромную сумму – десять тысяч фунтов стерлингов. Как удачно, подумала леди Мейблторп, что управление делами Мейблторпов все эти годы находилось в надежных руках Макса, а не досточтимого Джулиуса Мейблторпа. Надо признать, что у Макса есть голова на плечах. В значительной степени благодаря ему Адриан по достижении совершеннолетия (и несмотря на потерю десяти тысяч фунтов) вступит во владение приличным состоянием. Разумеется, его нельзя сравнить с богатством самого Равенскара – по коему грустному поводу леди Мейблторп уже много лет испытывала не объяснимое разумными доводами раздражение. Она даже порой жалела, что у нее нет дочери, которую можно было бы выдать замуж за Равенскара.
Леди Мейблторп, наверно, переносила бы эту несправедливость легче, если бы Равенскар бездумно проматывал свое богатство. Но судьба отказала ей в этом утешении. У Равенскара были скромные вкусы. Конечно, он содержал большой дом на Гроувенор-сквер и великолепный особняк в своем родовом имении Чамфриз, где, не считая обширных земельных угодий, был парк с оленями и лес, кишевший дичью. Но он никогда не устраивал там роскошных балов, хотя, по мнению тетки, вполне мог бы это делать. По крайней мере, тогда его мачехе Оливии Равенскар было бы чем заниматься, кроме своего слабого здоровья. Состояние здоровья второй миссис Равенскар, к которому, казалось бы, леди Мейблторп не имела ни малейшего касательства, неизменно приводило ее в раздражение. Леди Мейблторп жила в очень красивом доме на Брук-стрит, но, конечно, предпочла бы жить в огромном особняке на Гроувенор-сквер, где она могла бы принимать на широкую ногу. Оливия же, жалуясь, что ее слабые нервы не выносят лондонского шума, предпочитала жить в Танбридж-Уэлсе или Бате, чем ужасно досаждала своей золовке. А Макс либо созывал своих приятелей-холостяков, либо устраивал такое сборище, на котором леди Мейблторп никак не могла выступать в роли хозяйки. И она просто не могла понять, что ему за радость жить одному в таком огромном доме.
Еще меньше его тетка, большая любительница развлечений, могла понять, почему Равенскара так мало привлекают общепринятые светские удовольствия. Его никогда не видели на балах, музыкальных вечерах и маскарадах, вместо этого он посещал петушиные бои или сидел в какой-нибудь низкопробной таверне в Уайтчапеле в компании профессиональных боксеров. Он был членом множества модных клубов, но редко их посещал. Его тетка знала, что он часто бывает в игорном доме Брукса, где играют по-крупному, и что его друзья с завистью говорят о его лошадях. Но лошади и игра были, пожалуй, единственным, на что он не жалел денег. Салоны кишели изощренными денди, и даже джентльмен, не претендующий на звание щеголя, был способен потратить много часов, обсуждая с портным покрой и цвет модного жилета, и тратил уйму денег на кольца, брелоки, пряжки для туфель и булавки для галстуков. Но Равенскар был ко всему этому глубоко равнодушен, питал слабость только к сапогам (которые у него, надо признать, были всегда отличнейшего качества) и носил только одно украшение – золотое кольцо с фамильной печаткой.
Ему было тридцать пять лет, и даже самые оптимистические мамаши давно расстались с надеждой, что их дочкам удастся затащить его к алтарю. Одно время на него сыпались приглашения, ему подстраивали самые хитрые ловушки, но безразличие, которое он проявлял к самым завидным невестам (и которое никогда не давал себе труда скрывать), его холодная сдержанность и пренебрежение к чужим желаниям в конце концов отвадили разочарованных мамаш, которые убедились, что от него ничего не добьешься, даже какой-нибудь дорогой безделушки в знак внимания. Мистер Равенскар не любил сорить деньгами. Бесполезно было ожидать, чтобы он взял на себя проигрыш дамы в вист или мушку, гораздо чаще он вставал из-за карточного стола с выигрышем за ее счет. Невелико утешение, что и женщины более легкого поведения, имена которых молва порой связывала с Равенскаром, тоже не могли похвастаться полученными от него дорогими подарками. Это просто подтверждало его отвратительную скупость – а скупости дамы не прощали. Про Равенскара говорили, что он чванлив, злоязычен и неприятен в обращении. И хотя, по отзывам его приятелей, он был порядочный человек и скрупулезно честный игрок, дамы считали его повесой с грубыми вкусами и пристрастием к низкому обществу.
Леди Мейблторп, которая часто взывала к нему о помощи и всегда следовала его совету в финансовых делах, тоже осуждала его грубость, огорчалась его черствостью, немного побаивалась его ядовитого языка и надеялась, что когда-нибудь его, наконец, за это проучат. Будет даже неплохо, если он спустит кучу денег в игорном доме на Сент-Джеймс-сквер, те самые десять тысяч, например, которые он мог бы, не будь он таким скупердяем, заплатить из своего кармана за высвобождение племянника из пут этой злокозненной женщины.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16Глава 17

Ваши комментарии
к роману Очаровательная авантюристка - Хейер Джорджетт



Нравяться мне книги о сильных женщинах и сдающихся мужчинах. Только вот концовка подвела. Какая-то скомканный и через чур сентиментальный
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттЛена
17.09.2012, 2.26





Такая интересная сюжетная линия вначале и такой жуткий конец... Ужас, а не роман. Зр время потратила.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттОльга
7.10.2014, 19.44





Класс... Отличный юмор, только положительные эмоции.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттEliza
7.09.2015, 23.02





Несколько смазан конец, но в целом роман неплох - и сюжет есть, и герои симпатичные, стиль приятный, хороши диалоги: 8/10.
Очаровательная авантюристка - Хейер ДжорджеттЯзвочка
13.10.2015, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100