Читать онлайн Миражи любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миражи любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миражи любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Миражи любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Эти слова произвели на дам очень сильное впечатление. Они не отрывали от Людовика глаз и, затаив дыхание, ждали, что он скажет дальше. Шилд, на которого заявление Людовика не произвело должного эффекта, тем не менее предложил:
– Если вы на самом деле знаете, где его искать, скажите лучше мне, и я найду его.
– Вот в этом все дело! – ответил Людовик. – Я вовсе не уверен, что знаю, где это место. – Он увидел, как опечалилось лицо Эстаси, и тут же добавил: – Но я сразу же узнаю его, как только увижу.
– А где это?
– О, в Дауер-Хаус! – беззаботно ответил Людовик. – Там есть секретная панель. Вы ее не знаете.
– Секретная панель? – повторила мисс Тэйн с благоговением. – Вы в самом деле имеете в виду секретную панель?
– Ну да, почему же нет?!
– Мне кажется, это слишком фантастично, чтобы быть правдой, – призналась мисс Тэйн. – Я всю жизнь мечтала отыскать какую-нибудь секретную панель! А за ней, скорее всего, начинается подземный ход?
Эстаси захлопала в ладоши:
– Ну конечно же! Подземный ход!..
– С летучими мышами и человеческими костями… – добавила мисс Тэйн, поеживаясь.
Но победил французский здравый смысл. Эстаси нахмурилась.
– Никаких летучих мышей нет! – возразила она. – Это нереально. Но что обязательно должно быть, так это скелеты, прикованные к стене цепями!
– И сыро, там должно быть очень сыро! – поддержала ее Сара.
– Нет, не сыро, там будет паутина, – добавил Людовик, – густая паутина, которая будет цепляться за вас, словно…
– …пальцы привидений, – пришла на помощь мисс Тэйн.
– О, Людовик, там есть подземный ход? – задыхаясь, спросила Эстаси.
Он рассмеялся:
– Да нет же, боже мой! Там небольшая ниша, и только!
– Как жаль, – разочарованно протянула мисс Тэйн. – Это меня совсем расстроило.
– Если в Дауер-Хаус нет подземного хода, придется обойтись без него. Надо быть практичными. Конечно, очень жаль, что там его нет. Мне казалось, что он должен был бы пройти от Дауер-Хаус до Корта. Это было бы magnifique
l:href="#note_12" type="note">[12]
. Мы могли бы найти сокровища!
– Как раз об этом я тоже подумала, – согласилась мисс Тэйн. – Старый железный сундук, полный драгоценных камней!..
Сэр Тристрам безжалостно прервал эти фантазии отрезвляющим замечанием:
– Так как мы сейчас не ищем сокровища и никаких подземных ходов не существует, кроме как в вашем воображении, все эти разговоры просто бесполезны! Где эта панель, Людовик?
– Ну вот, вы перешли к самой сути дела, – признал Людовик. – Я знаю, что мой дядюшка использовал это место в качестве сейфа, и он показывал мне его, когда я еще был подростком. Но я не помню, в какой комнате это было!
– Печально, – заметил сэр Тристрам, – потому что в Дауер-Хаус почти все комнаты обшиты панелями.
– Мне кажется, что это либо в библиотеке, либо в столовой, – стал вспоминать Людовик. – Там еще два ряда колонн, покрытых штукатуркой, с желобками и узорами. Думаю, что узнаю их, если увижу. Надо нажать на одно из рельефных украшений на фризе между панелями, и одна из квадратных нижних панелей сдвинется в сторону.
– А как вы предполагаете найти ее? – поинтересовался Шилд. – Красавчик сейчас в Дауер-Хаус и не собирается уезжать.
– Я мог бы проникнуть туда ночью, – предложил Людовик.
– Очень толковое намерение, – согласилась мисс Тэйн. – Но у меня все-таки появились сомнения: вы уверены в том, что ваш кузен сохранил это кольцо?
– Конечно, потому что он не осмелится продать его, – сразу же ответил Людовик.
– И не выбросил его?
– Он этого не сделает, потому что знает ему цену, – был ответ.
– В таком случае мы должны найти эту панель! – заявила мисс Тэйн.
Сэр Тристрам внимательно взглянул на нее через кровать, на которой лежал Людовик.
– Мы? – переспросил он.
– Ну конечно же! – ответила Сара. – Эстаси разрешила мне принять участие в этом приключении.
– И вы намерены остаться здесь?
– Сэр, – ответила мисс Тэйн, – я просто должна остаться здесь, пока мы не возвратим Людовику его честное имя.
– Ну конечно же! – горячо поддержала Сару Эстаси. – А как же иначе?
На все эти заявления сэр Тристрам отреагировал быстро. Если обе леди собираются играть важную роль в деле Людовика и ни одна из них не уезжает ни в Лондон, ни в Бат, он, сэр Тристрам, не будет участвовать в таком безумном предприятии. Людовик тут же возразил: его левая рука какое-то время будет бесполезной, и ему нужна будет помощь, чтобы проникнуть в дом.
– Вы думаете, что я соглашусь на эту авантюру? – с вызовом спросил сэр Тристрам.
– А почему нет? – возразил Людовик.
– Сэр, – задумчиво произнесла мисс Тэйн, – вы будете нужны, если там возникнет схватка!
– Если, – с расстановкой сказал сэр Тристрам, – вы обе откажетесь от мысли, что живете на страницах одного из авантюрно-исторических романов, я был бы вам очень благодарен! Вы понимаете, что злые языки в Левенхэм-Корт уже вовсю обсуждают неразумный, бесполезный и глупый побег Эстаси? Я готов поклясться, что слух об этом уже достиг ушей Бэзила! Если она останется здесь, что я ему скажу?
– Дайте мне подумать, – сказала мисс Тэйн.
– Не лезьте в это дело! – грубовато оборвал ее сэр Тристрам. – Эстаси должна поехать к моей матери в Бат!
– Я придумала! – Мисс Тэйн не обратила внимания на его слова. – Значит, так: мы с Эстаси когда-то были знакомы в Париже. Оказавшись неподалеку от ее дома, я послала к ней сообщить о своем прибытии, и это юное создание, которому не нравилась перспектива ехать в Бат, решило отдаться под мое покровительство. К сожалению, вы, сэр Тристрам, ничего не зная обо мне и имея деспотичный характер, – прошу прощения?..
– Я ничего не сказал, – отозвался сэр Тристрам, холодно глядя на нее.
– Совершенно верно, – кивнула мисс Тэйн. – Итак: вы отказались удовлетворить просьбу Эстаси и не оставили ей другого выбора, кроме незамедлительного побега. Но теперь, увидев меня, вы поняли, что я респектабельная женщина и вполне подходящая персона, чтобы взять под опеку молодую девушку, и вы смягчились.
– Смягчился?..
– Определенно! Мы договорились, что Эстаси остановится у меня в Лондоне. Все было готово к нашему отъезду, когда мой брат простудился и не захотел рисковать своим здоровьем, путешествуя в такую неприветливую погоду. Это напомнило мне, – прибавила она, поднимаясь с кресла, – что я должна подняться к Хью и проинформировать, что его простуда усилилась.
На этом решили закончить разговоры и дать раненому отдых.
Уже возвращаясь из спальни сэра Хью, Сара увидела сэра Тристрама, ожидающего ее в кофейной комнате.
– Мне кажется, вам удалось убедить брата? – не без ехидства предположил он.
– А это оказалось ненужным, – ответила мисс Тэйн. – Най только что послал ему наверх бутылку вина «Олд Констанция», и брат заявил, что было бы безумием пускаться в путь, пока он совершенно не поправится.
– Ваш брат предрасположен к контрабандным спиртным напиткам, – заметил сэр Тристрам.
– Так и есть! – ответила мисс Тэйн без тени смущения. – Сильно предрасположен.
Она подошла к камину и села на стул с высокой спинкой, жестом предложив сэру Тристраму занять другой.
– Мне кажется, эти молодые люди могли бы составить хорошую пару, как вы считаете?
– Людовик не может делать предложение женщине в его теперешнем положении, – ответил Шилд, глядя на огонь.
– Мы докажем его невиновность, – уверенно сказала мисс Тэйн.
– Поверьте мне, я был бы рад помочь мальчику, но его появление в Суссексе – это просто сумасшествие!
– Его нельзя перемещать, пока рана в таком состоянии, – резонно заметила мисс Тэйн, – поэтому мы должны сделать все, что можем. Как вы думаете, Бэзил в самом деле виноват?
На некоторое время воцарилось молчание.
– А какой у вас интерес во всем этом деле, мисс Тэйн?
Она рассмеялась:
– Мое участие – это только мисс Эстаси. Сказать по правде, мне очень понравилась ваша романтичная кузина, и мне хотелось бы увидеть, чем кончится это интересное приключение.
– Вы очень добры, мэм, но…
– …но вы чувствовали бы себя более уверенно, если бы в деле не было никаких женщин! – подхватила мисс Тэйн.
– Да, – признался сэр Тристрам.
– Этого и следовало ожидать, – сказала мисс Тэйн. – Но, сэр, если вы уверены, что сможете убедить Эстаси покинуть эту гостиницу – теперь, когда она встретилась со своим кузеном Людовиком, – то вы ошибаетесь. И если вы непременно решили забрать Эстаси, то уж теперь – только вместе со мной!
– Мисс Тэйн, вы понимаете, что все это приключение может привести нас в Ньюгейтскую тюрьму?
– Я понимаю, – спокойно ответила она. – Правда, я сомневаюсь, что моего брата интересует что-либо, кроме его простуды и хорошо укомплектованного напитками подвала. Но если мы угодим в Ньюгейт, то, может быть, вы сможете вызволить нас оттуда?
– А вы бесстрашная женщина! – сделал вывод Тристрам.
– Сэр, – ответила мисс Тэйн, – в течение последних двенадцати часов моя жизнь наполнилась такими понятиями, как контрабандисты, сборщики налогов, порочные кузены, и теперь я чувствую, что могу противостоять чему угодно. Но что же могло заставить этого мальчика заняться контрабандой?
– Бог знает! Вы с таким же успехом могли бы спросить, что заставило Эстаси в полночь бежать из Левенхэм-Корт, чтобы стать гувернанткой. Они хорошо бы поладили, если бы только могли пожениться! – Он поднялся. – Мне надо вернуться обратно и сделать все, что в моих силах, чтобы отвести подозрения. Так или иначе, мы должны разыскать ту панель, о которой говорил Людовик, прежде чем он сунет голову в петлю.
Мисс Тэйн слегка кашлянула.
– Есть… у… вас какие-то сомнения насчет этой панели, сэр Тристрам?
– У меня есть большие сомнения насчет того, сможет ли Людовик проникнуть в Дауер-Хаус, чтобы отыскать ее, – откровенно ответил он.
Он подошел к столу и взял шляпу и стек для верховой езды.
– Теперь мне пора. Я рад, что мы провели этого офицера, но есть и другие сборщики налогов. Если я вам понадоблюсь, пошлите Клема с запиской, и я приеду.
Она кивнула и спросила:
– Людовик находится в опасности, как вы считаете?
– Нет, пока он в руках Ная, но если информация о нем просочится на Боу-стрит, то кончится все плохо. Все крутится вокруг кольца-талисмана. Его нынешний владелец – человек, застреливший Планкетта. Мне придется по душам потолковать с Красавчиком.
И Шилд, и хозяин гостиницы утверждали, что Людовик имеет достаточно крепкое сложение, чтобы перенести такую пустяковую вещь, как легкая рана в плечо, и через пару дней мисс Тэйн смогла убедиться, что они оказались правы. Рана стала заживать, и пациент высказал твердое намерение покинуть постель. Это опасное поползновение было пресечено сэром Тристрамом: хотя он и приезжал в «Красный лев» каждый день, но все забывал прихватить одежду, которую обещал взять из оставленного Людовиком гардероба в Корте.
Пока Людовик лежал в задней спальне, то играя с кузиной в пикет, то строя планы возврата своего кольца, сэр Хью Тэйн продолжал занимать одну из передних комнат. Его простуда все не проходила, доставляя ему целый ряд неприятностей – воспаленное горло, головные боли, слезящиеся глаза, потеря вкуса и в довершение всего – грудной кашель. Поэтому Сара объявила, что все это может кончиться воспалением легких.
Но и без этого убедить сэра Хью не покидать своей комнаты было довольно легко. Единственное, чего не хватало сэру Тэйну, так это слуги, незаменимой персоны, которого они послали вперед, в Лондон, со значительной частью багажа и служанкой Сары. И мисс Тэйн прилагала немалые усилия, чтобы придумать причину, по которой не следовало вызывать Сетчела из Лондона к постели его больного хозяина. Сетчел уже много лет служил у сэра Хью, но мисс Тэйн чувствовала, что не может доверить ему секрет присутствия Людовика в «Красном льве». К счастью, Клем зарекомендовал себя расторопным слугой, и, не считая двух или трех раз в день, когда сэр Хью хотел бы иметь рядом Сетчела, он был вполне доволен его услугами. Хью поверил рассказу Сары о наследнице, которая убежала от нежелательного брака. Как-то он спросил сестру, не встречала ли она в гостинице контрабандиста. Та призналась, что встречала, но тут же сказала, что он уже уехал.
– О! – ответил сэр Хью. – Вот это жаль. Если вы увидите его еще раз, то дайте мне знать.
Обе леди не знали, что сказал сэр Тристрам Красавчику Левенхэму, но тот появился в Хэнд-Кросс через два дня. Приехал после полудня в своем элегантном фаэтоне, со светло-голубыми подушками. Его провели в гостиную, где сидели мисс Тэйн и Эстаси, и где он был встречен мрачным взглядом своей кузины.
Бэзил успел снять подбитый мехом плащ еще в кофейной комнате и появился перед глазами мисс Тэйн в светло-розовых панталонах с бантиками и лиловом фраке в полоску. На нем были также модные короткие сапожки. Галстук показался Саре ужасающим, задний воротник фрака – очень высоким. В довершение всего, в руке он держал шляпу, похожую на сахарную голову. Красавчик задержался у дверей, поднял изысканно украшенный лорнет и улыбнулся.
– Так вот вы где, маленькая беглянка! – воскликнул он. – Мои поздравления, дорогая кузина! Бедный, бедный Тристрам!
– Не знаю, зачем вы явились сюда, – ответила Эстаси, – но я вовсе не желаю вас видеть! Это мой кузен, Сара! Это моя подруга мисс Тэйн, Бэзил!
Он поклонился, прижав руку к сердцу:
– Ах… да, знакомая по Парижу, как я понимаю! Какой счастливый случай привлек вас в это жалкое место, мэм?
– Если бы не был болен мой брат, я бы ни на минуту здесь не осталась, – заверила Красавчика мисс Тэйн. – Но возможность снова увидеть мою дорогую Эстаси возместила мне необходимость оставаться в этой гостинице. Не угодно ли вам присесть?
Мистер Левенхэм поблагодарил и сел на стул, на который она указала, аккуратно положив шляпу на стол. Восхищенно глядя на Эстаси, он сказал:
– Так вы все-таки решили не выходить замуж за Тристрама? Вы убежали, чтобы быть с вашей подругой! Я приветствую это! Но как здесь неуютно, моя дорогая кузина! Если бы вы только доверяли мне, я сам проводил бы вас и отвез бы сюда, к мисс Тэйн, в своем экипаже – это куда лучше, чем одинокое путешествие ночью.
– Я предпочла добираться сама, – ответила Эстаси. – Это было такое приключение!
– Как жаль, что я вам так не нравлюсь и вы мне так мало доверяете, а ведь я ваш покорный слуга.
К удивлению мисс Тэйн, Эстаси мило улыбнулась и ответила:
– Это не так! Просто вы носите дурацкую шляпу, и, кроме того, я очень хотела приключений.
Он рассмеялся:
– Мне жаль, что вам так не нравится моя шляпа, но это дело поправимое. Скажите мне, что вы собираетесь делать теперь, когда вы дали Тристраму соnge
l:href="#note_13" type="note">[13]
.
– Собираюсь остаться в городе с мисс Тэйн. Красавчик задумчиво посмотрел на Сару:
– Да? Могу ли я получить разрешение навестить ее в Лондоне?
– О, разумеется! Она будет очень счастлива, – ответила Эстаси. – А знаете, мисс Тэйн была бы очень рада увидеть Дауер-Хаус. Старинные дома – ее страсть.
Мисс Тэйн бросила на подругу благодарный взгляд и попыталась принять вид завзятого археолога.
Красавчик вежливо ответил:
– Я был бы польщен визитом мисс Тэйн, но, может быть, Левенхэм-Корт – более достойный объект для изучения?
– Да, но вы должны понимать, что я не могу поехать в Корт, – живо отозвалась Эстаси. – Тристрам очень сердит на меня, и я не хочу, чтобы там возникли какие-то неудобства.
Красавчик приподнял брови.
– А что, Тристрам все еще докучает вам с женитьбой? – с интересом спросил он.
Не зная точно, что сказал ему Тристрам, Эстаси решила дать уклончивый ответ:
– Он дал слово дедушке, вы же знаете.
– Ах, – вздохнул Красавчик, поигрывая лентой своего лорнета. – Вы, разумеется, наследница. Я никогда не считал, что вы и Тристрам созданы друг для друга, но признаюсь, ваш неожиданный побег был для меня сюрпризом. Мне говорили, что ваша поездка была связана с приключениями. Что-то там с контрабандистами, хотя, я думаю, это преувеличение.
– Я полагаю, – вставила мисс Тэйн, – что в этих краях вообще много контрабандистов?
– Думаю, что так, – согласился Бэзил. – Мне всегда казалось, что мой двоюродный дедушка поощряет свободную торговлю.
– Кузен, – перебила его Эстаси, – может быть, я привезу как-нибудь утром мисс Тэйн в Дауер-Хаус? Мне казалось, что вы такой же, как Тристрам, и хотите загнать меня в Бат, но теперь я вижу, что вы очень симпатичный, и совсем не возражаю вместе с Сарой навестить вас.
– Ради бога! Разве я не сказал, что буду польщен?
Мисс Тэйн, вспомнив все достопримечательности старинных домов, которые она посетила во время своих путешествий, тут же втянула его в разговор. К счастью, она хорошо помнила все свои заграничные поездки и рассказывала о них с большим энтузиазмом и не без воображения. От темы контрабандистов Красавчика отвлекли, и, хотя он мало знал о старинных вещах и почти не питал к ним интереса, он был слишком хорошо воспитан, чтобы попытаться сменить неинтересную ему тему разговора. Мисс Тэйн владела вниманием Бэзила все оставшиеся двадцать минут его визита и, когда тот поднялся, чтобы уйти, сердечно поблагодарила за разрешение посетить Дауер-Хаус и пообещала воспользоваться им в первый же подходящий день. Эстаси напомнила Саре, чтобы та взяла свой альбом для рисования.
Красавчик откланялся, недоверчивый Най проводил его к экипажу, и тот отъехал, а кузина радостно смотрела на все это сквозь шторы гостиной.
Мисс Тэйн опустилась в кресло и заявила:
– Эстаси, вы просто негодница!
– Да нет же, нет! – возразила Эстаси, радостно пританцовывая. – Вы проделали все это очень хорошо!
– Я совсем не уверена, что убедила его. Дорогая, я ничего не понимаю ни в картинах, ни в деревянных панелях! Если бы он не уехал, то у меня отсох бы язык! Теперь он наверняка считает меня болтливой дурочкой.
– Не в этом дело, в конце концов! Мы должны поехать в Дауер-Хаус, и, пока я буду разговаривать с Бэзилом, вы отыщете тайную панель и выкрадете кольцо.
– О! – Глаза мисс Тэйн широко раскрылись. – Найти панель и украсть кольцо! Ну да, я понимаю! Это будет совсем не трудно, скажу я вам.
– Ну конечно, это будет легко, потому что у меня есть очень хороший план. Я притворюсь перед Бэзилом, что совсем не знаю, как мне быть. Я скажу ему, что у меня нет никого, кто дал бы мне совет, и что я боюсь Тристрама, и что вы пошли делать зарисовки. Мы должны сейчас же рассказать Людовику о том, что придумали.
Когда же они все рассказали Людовику, он сначала стал возражать, потому что имел еще лучший план. Как только берег очистится, Абель привезет в «Красный лев» бочонки с бренди, и от него можно будет узнать новости. Если Тристрам откажется им помогать, Абель с успехом заменит его.
– Да, но ведь это будет опасно только для вас, а мы остаемся в стороне, – указала на недостаток его плана Эстаси. – Мне не нравится, что все приключение вы берете на себя одного.
– Черт побери, да это же мое дело, разве не так?
– Это не только ваше приключение! Оно также и мое, и Сары!
– Очень хорошо! – возмутился Людовик. – Но мне не нравится ваш так точно разработанный план. Десять к одному за то, что Красавчик уже подозревает что-то. Вы не сможете искать панель под самым его носом!
– Я все предусмотрела! Буду говорить с Бэзилом наедине, ему это понравится, и Сара в это время все сделает.
У Людовика сузились глаза:
– Понравится, да?..
– Да, потому что он сказал, что хотел бы жениться на мне!
Людовик сел в кровати:
– Я не допущу, чтобы вы ехали в Дауер-Хаус, где этот модник будет любезничать с вами, даже не думайте об этом!
– Да нет же, глупый! Он не сможет любезничать со мной, потому что там будет и Сара.
– Ее не будет. Она же станет искать ту самую панель!
– Но я могу закричать, если он станет приставать ко мне!
– Конечно можете. Вы так громко кричите, куда там! Нет, этот план обязательно провалится. Как жаль, что я не помню, в какой комнате находится эта проклятая панель!
– Да, мне тоже очень жаль, – кивнула мисс Тэйн. – Я хочу сказать, что тогда все было бы гораздо проще…
– В приключениях, – строго заметила Эстаси, – все очень просто не бывает!
Мисс Тэйн уже была готова извиниться, когда звук быстрых тяжелых шагов на лестнице заставил всех оглянуться на дверь. Она открылась, но это был всего-навсего сэр Тристрам, и обе леди облегченно вздохнули.
– О, это вы! – Людовик вытащил руку из-под подушки, где лежал заряженный пистолет. – Входите и прикройте дверь. У Эстаси есть план.
Не могу сказать, что он хорош, но, может быть, что-то и получится.
– Был тут Красавчик? – возбужденно спросил сэр Тристрам.
– Да, и вот поэтому Эстаси в голову и пришел этот план. Хотел бы я видеть Бэзила! Эстаси говорит, что на нем был лиловый фрак в полоску.
– Зачем он приезжал?
– Приезжал, чтобы увидеть меня, – начала объяснять Эстаси. – У меня есть план. Я провожу Сару в Дауер-Хаус. Я сказала Бэзилу, что она очень любит старые дома, и он согласился показать свой. И когда мы окажемся там, я сделаю вид, что хочу посоветоваться с Бэзилом, и, пока я буду объяснять, почему не хочу выходить за вас замуж, Сара попросит позволения сделать наброски резьбы в библиотеке. Таким образом она сможет отыскать секретную панель, а когда найдет ее, то украдет кольцо. Ей еще придется сделать один маленький рисунок, чтобы показать Бэзилу. Разве это не прекрасный план?
– Да, – ответил Шилд, к ее немалому удивлению, – это хороший план, но если вы на самом деле найдете кольцо, то не должны ни под каким видом забирать его, мисс Тэйн. Лишь сделайте набросок резьбы и запомните место, где лежит кольцо. Остальное предоставьте мне.
– Конечно, – согласилась мисс Тэйн, – но есть еще одна вещь!..
– А какой смысл оставлять его там? – перебил ее Людовик. – Я хочу получить свое кольцо! Мне все время не везет, с тех пор как я лишился его.
– Но есть одна вещь, – снова начала мисс Тэйн. – Что если…
– Ну конечно, мы должны забрать кольцо сразу же! – заявила Эстаси. – Почему она должна оставлять его там?
– Потому что мы должны доказать, что кольцо находится у Красавчика. Заберем его – и не будет никаких доказательств против Бэзила. А если мы докажем, что оно в Дауер-Хаус, то Людовик будет чист. До этого Людовик считался последним человеком на свете, который имел это кольцо. Если мисс Тэйн сумеет найти эту панель и срисовать для нас фриз…
– Да, – сказала Сара. – Но я все порываюсь сказать вам, что есть… пустяковая помеха. Дело в том… Дело в том, что я не умею рисовать! – быстро выпалила она.
Все с недоверием уставились на мисс Тэйн.
– Не умеете рисовать! – повторил Людовик. – Пустяки, конечно, вы умеете! Все женщины умеют рисовать!
– А вот я не умею!
– А я-то думал, – сказал сэр Тристрам с оттенком некоторого презрения, – что всех юных леди учат рисованию и акварели.
– Юные леди, может быть, и умеют рисовать, а я все-таки нет.
– Так почему же, черт возьми, вы не умеете, если вас учили? – спросил Людовик.
– Значит, нет способностей, – объяснила Сара.
– Но поймите, Сара! – воскликнула Эстаси. – Важно, чтобы вы сумели сделать самый простенький набросок!
– Я понимаю, – ответила Сара. – Мне очень жаль. Но человек, который ничего не способен нарисовать, не может принимать участие в таком приключении.
– Выходит, – заметил Людовик, – девушки только напрасно теряют время в этих школах.
– Да, и что хуже всего, я сказала Бэзилу, что она возьмет с собой альбом для рисования, – добавила Эстаси. – А теперь получается, что у нее такого и вовсе нет, и мой план никуда не годится.
– Ну, если она не умеет рисовать, ничего не поделаешь, – решил сэр Тристрам. – Тогда мне надо присоединиться к вашей компании.
Эстаси покачала головой:
– Нельзя, ведь я сказала Бэзилу, что не желаю видеть вас. Странно будет, если вы приедете со мной.
Сэр Тристрам покорно вздохнул:
– Скажите мне, что вы такое сказали Бэзилу. Как я должен теперь себя вести?
Глаза Эстаси озорно блеснули.
– Я сказала, что вы очень сердиты на меня.
– И это все? – с облегчением спросил сэр Тристрам.
– О, больше ничего существенного! – ответила Сара с беззаботным жестом. – Мистер Левенхэм интересовался, настаиваете ли вы все еще на том, чтобы Эстаси вышла за вас замуж.
– А почему я должен на этом настаивать?
– Но ведь Эстаси в таком случае получит наследство! – объяснила ему Сара.
Сэр Тристрам сухо ответил:
– Конечно. Мне следовало подумать об этом. Но мне кажется, что никто из вас не хотел очернить мою репутацию, даже если вам это было бы выгодно.
– Конечно же мы не хотели этого! – уверила его мисс Тэйн.
– Но вы не возражали бы жениться на мне, да, кузен? – спросила Эстаси.
– Боюсь, даже ваше богатое воображение скоро иссякнет. Я ведь тиран, вор и убийца, а теперь еще и охотник за богатыми невестами. Больше уж ничего не остается…
– О! – весело воскликнул Людовик. – Мы не считаем вас ни вором, ни убийцей!
– Возможно, – согласился Шилд. – Но все ваши оправдания сопровождаются новой и еще более грубой клеветой, и я уже почти боюсь того, что вы освободите меня от обвинения в погоне за богатым приданым.
Эстаси опечалилась:
– Но, Тристрам, вы не поняли! Мы вовсе не считаем вас человеком, который гонится за богатой невестой!
Людовик рассмеялся, поймал ее руку и поднес к губам.
– Я был не прав! У меня был один удачный день! Я встретил свою кузину!
– И все же мне кажется, что было бы очень хорошо притвориться перед Бэзилом, будто вы все еще хотите жениться на мне и поэтому не смогли приехать к нему в дом вместе с нами, – сказала Эстаси.
– В конечном счете, – согласился Шилд, – я склонен думать, что вы правы. Я сам должен иметь какие-то оправдания тому, что посещаю эту гостиницу слишком часто. Вот что: я присоединюсь к вам в Дауер-Хаус, и вы можете выражать мне свое нерасположение сколько хотите!
Мисс Тэйн утвердительно кивнула:
– Я понимаю! Вы явитесь как раз вовремя, чтобы спасти Бэзила от моей назойливости. Я представлюсь ужасно глупой женщиной и стану задавать ему массу вопросов. Расскажите мне что-нибудь о его доме.
– Поговорите с восхищением о серебряных украшениях на дубовых панелях в столовой, – посоветовал сэр Тристрам.
– И еще о резных украшениях с драгоценными камнями над камином в гостиной, – добавил Людовик. – Сильвестр говаривал, что они дьявольски хороши.
– Голландское влияние, – сказал сэр Тристрам. – Отметьте школу Торриджиано в библиотеке.
– А он все еще там? – заинтересовался Людовик.
– Да бог его знает! Бэзил не стал бы перевешивать. Скажите, жаль, что оконные проемы без колонн. Говорите о завитках на орнаментах, о лепных украшениях. Спрашивайте об истории каждой картины и удивитесь, что лестница напоминает вам ту, которую вы уже где-то видели, хотя никак не можете вспомнить, где именно.
– Больше ничего не говорите! Я все поняла! – заявила мисс Тэйн. – Молю Бога, чтобы он не передоверил меня своему мажордому!




Манеры Красавчика были столь изысканны, что это облегчило выполнение тщательно продуманного плана. Обе леди отправились в Дауер-Хаус в экипаже сэра Хью. Дом находился к северу от Левенхэм-Корт, примерно в пяти милях от Хэнд-Кросс. Это было солидное строение XVI века, к которому вела короткая подъездная дорога. Сад при доме был отгорожен от парка низкой изгородью и являл собой образец тонкого вкуса. Низкие кусты росли около дубовой входной двери, которая тут же открылась, как только мисс Тэйн постучала.
В гостиную их провел солидный дворецкий вполне городского вида. Это было элегантное помещение, обставленное по самой последней моде, но у мисс Тэйн не было времени восхищаться современной мебелью. Все ее внимание было поглощено фризом над камином.
Красавчик присоединился к гостьям через несколько минут. Если он и чувствовал что-то неладное в столь неожиданном визите, то ничем этого не проявил. Он поприветствовал обеих леди с присущей ему грацией, затем высказал опасение, что они могли замерзнуть при поездке в такую холодную погоду, и попросил их придвинуться поближе к огню. Эстаси, чьи щеки раскраснелись от резкого восточного ветра, тут же последовала этому совету, но мисс Тэйн никак не могла оторвать взгляда от полки над камином. Она остановилась как вкопанная и изобразила крайнее восхищение:
– Что за прекрасная работа! Вы никогда не говорили мне, что обладаете таким сокровищем, мистер Левенхэм! Я просто глаз не могу оторвать от нее!
– Мне кажется, это очень хороший экземпляр, мэм, – признал Красавчик. – Последний лорд Левенхэм говорил, что эта вещь лучше той, что находится в Корте, но, боюсь, я не очень хорошо разбираюсь в подобных делах!
Этого мисс Тэйн не могла допустить. Никакие его протесты не могли поколебать ее уверенности – мистер Бэзил говорит так просто из скромности. И она смело нырнула в океан разговоров. Тут было все: и голландское влияние, и стиль эпохи Возрождения, и особенности готики. От резных украшений Сара перешла к картинам на стенах. Дала неожиданную оценку де Хооху и тут же припомнила, что провела пару недель в Голландии несколько лет тому назад. Ее воспоминания и суждения об искусстве заставили Эстаси смотреть на мисс Тэйн с удивлением и восхищением, и, только когда та сделала паузу, чтобы набрать воздуха, Красавчик ухватился за возможность прервать ее и пригласить дам в столовую, чтобы предложить им выпить чего-нибудь освежающего.
Красавчик открыл дверь перед двумя леди, чтобы пропустить их в холл. Мисс Тэйн прошла первой, все еще продолжая болтать, а Эстаси задержалась на мгновение, чтобы сообщить весьма таинственным тоном своему кузену:
– Мы приехали сегодня, потому что я вдруг подумала, что вы, очень светский человек, можете дать мне совет. Только мне не хотелось бы говорить этого при Саре. Она очень хорошо ко мне относится, но все же не принадлежит к нашей семье.
Тот поклонился:
– Я всегда к вашим услугам, моя дорогая кузина, но не скрою, что я немного удивлен.
– Удивлены? – Эстаси по-детски вытаращила на него глаза.
– Да, – вежливо ответил Красавчик, – потому что до этого вы не искали ни моего общества, ни моих советов.
– О! – воскликнула Эстаси, сделав выразительный жест своими маленькими ручками, будто отбрасывая его возражения в сторону. – Пока дедушка был жив, мне не надо было ничьих советов! Но теперь я попала в затруднительное положение.
Он посмотрел на нее, прищурив глаза, будто хотел сказать что-то важное.
– Да, ваше положение довольно сложное, – сказал он. – Но я знаю, как покончить с этим.
Голос мисс Тэйн, которая просила мистера Бэзила сказать, насколько оригинальна эта лестница, положил конец их приватному разговору. Бэзил прошел вслед за Эстаси в холл и сказал, что, по его мнению, лестница абсолютно оригинальна.
В столовой были поданы напитки и сандвичи. Мисс Тэйн ела, отпивая миндальный ликер, и пользовалась случаем поближе рассмотреть стенные панели. Они состояли из двух частей, как и описывал их Людовик; верхняя, покрытая резьбой в виде круглых завитков, орнаментов, головок и эмблем, была отделена от нижней части широким фризом. Нижняя часть в свою очередь разделялась пилястрами с резными капителями. Все вместе было изумительно красиво, но мысли мисс Тэйн были заняты только одним – отыскать тот завиток или резной фрукт, нажав на который они достигнут желанной цели.
Ее щебет все продолжался, она как бы ничего не могла поделать со своей глупостью. Потом она вынула свой альбом, в котором сэр Тристрам предусмотрительно набросал несколько совершенно воображаемых домов, и выразила надежду, что гостеприимный хозяин позволит ей сделать рисунки панелей в его прелестной столовой-гостиной. У Сары уже начал заплетаться язык, когда она с огромным облегчением услышала звон колокольчика у входа. Это случилось как раз в тот момент, когда Красавчик предложил проводить ее в библиотеку, где панели были еще лучше, чем в столовой, хотя и здесь они тоже прекрасны. Они уже прошли в холл, когда дворецкий открыл дверь, чтобы впустить сэра Тристрама. И первое, что Шилд услышал, переступив через порог, был голос мисс Тэйн, восхвалявшей достоинства Торриджиано. Сэр Тристрам подавил желание улыбнуться и, сделав быстрый шаг вперед, обратился к Эстаси довольно строгим голосом:
– Я был в гостинице «Красный лев», и мне сказали, что я найду вас здесь! Я не понимаю цели вашего приезда в Дауер-Хаус, но настоятельно прошу вас дать мне возможность поговорить с вами сегодня же!
Эстаси подалась назад с жестом, который одновременно выражал тревогу и антипатию.
– Я же сказала, что не хочу с вами разговаривать! И не вижу причин, почему вы должны преследовать меня, когда я привезла подругу навестить моего кузена!
– Это во многом касается и меня, потому что я несу ответственность за вас, – возразил Шилд.
Красавчик вмешался в их разговор:
– Мой дорогой Тристрам, не угодно ли вам войти? Вы именно тот человек, кто нам сейчас нужен! Вы знакомы с мисс Тэйн?
Сэр Тристрам чопорно поклонился:
– Мы встречались с мисс Тэйн, но…
– Ничего не могло быть лучше! – заявил Красавчик. – Мисс Тэйн оказала мне честь, приехав посмотреть мой дом, но, увы, вы же знаете, как прискорбно мало я понимаю в антиквариате! Но вы, мой дорогой друг, так хорошо разбираетесь…
– О! – воскликнула мисс Тэйн, захлопав в ладоши. – Если это не будет трудно сэру Тристраму…
Сэр Тристрам принял вид человека, которому приходится быть любезным против воли, и сказал, что ему, конечно, будет очень приятно быть полезным мисс Тэйн и он сделает все, что в его силах. Красавчик тут же напомнил кузену, что панели в библиотеке заслуживают самого пристального изучения, и попросил проводить мисс Тэйн туда.
– А мы с Эстаси будем ждать вас в гостиной.
Сэр Тристрам принял это предложение сдержанно, но мисс Тэйн разразилась благодарностями. Как только за ними закрылась дверь библиотеки, он поинтересовался:
– Вы что, все это время говорили без умолку?
Мисс Тэйн, вся измотанная, рухнула в кресло.
– Без единой паузы! – в изнеможении произнесла она. – Я вспомнила свою кузину и говорила, как она, хихикала, как она, даже думала, как она! Это самая глупая женщина из всех, кого я знаю. Думаю, все возымело действие. Он просто не знал, как от меня отделаться!
– Могу себе представить! Странно, что Бэзил не задушил вас.
Она хмыкнула:
– Он для этого слишком хорошо воспитан. А я на самом деле выглядела идиоткой? Я так старалась!
– Да. – Шилд посмотрел на нее, улыбнувшись. – Вы очень талантливая женщина, мисс Тэйн.
– У меня врожденный талант к перевоплощению, – скромно уточнила она, затем поднялась с кресла и добавила: – Мы не можем понапрасну терять время, если хотим отыскать ту самую панель. Не хотите ли заняться этой стороной комнаты? А я займусь той!
– Ах да, панель! – вспомнил сэр Тристрам. – Да, конечно!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Миражи любви - Хейер Джорджетт



Меня уже не спасти- мне пришлось ЭТО прочитать, но вас я могу предупредить: НиИКОГДА не читайте этот бред и нудятину... Ужас!!!
Миражи любви - Хейер ДжорджеттЕлена
7.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100