Читать онлайн Миражи любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миражи любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миражи любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Миражи любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сэр Тристрам немного оттаял. Он внимательно смотрел на мисс Тэйн, и твердая линия его рта чуть смягчилась.
– О-о, – медленно протянул он, снова будто впервые взглянув на мисс Сару Тэйн.
Он видел перед собой высокую грациозную женщину с копной легких вьющихся темных волос, благородно очерченным ртом и твердым взглядом серых глаз. Он отметил, что она одета со вкусом и без всяких нелепых украшений: жакет поверх простого голубого платья, чем-то напоминавшего мужской костюм для верховой езды. Мисс Сара показалась ему разумной женщиной явно благородного происхождения. Сэр Тристрам возблагодарил Бога, что его невеста попала в такие надежные руки, и сказал с легкой улыбкой:
– Да, я Тристрам Шилд. Но боюсь, что я не имею чести быть с вами знакомым.
– Позвольте мне пригласить вас в гостиную, сэр Тристрам, и я объясню вам, кто я такая.
– Благодарю вас, но, как вы, несомненно, уже догадались, я приехал сюда, чтобы разыскать свою кузину, мадемуазель де Вобан.
– Разумеется догадалась, – согласилась мисс Тэйн, – и если вы пожалуете в гостиную…
– Моя кузина здесь?! – не выдержал сэр Тристрам.
– Да, – призналась мисс Тэйн, – но я не вполне уверена, что вы сможете увидеть ее. Пройдите в гостиную, и я посмотрю, что можно сделать.
Сэр Тристрам бросил взгляд вверх, на лестницу, и ответил уже с явным раздражением:
– Хорошо, но почему вы сомневаетесь, что я смогу увидеть свою кузину?
– Я и это вам объясню, – пообещала мисс Тэйн, закрывая за ним дверь. – А вы, кажется, совсем не удивлены. Похоже, вы не слишком чувствительный человек.
– Я все же хотел бы знать, что заставило мою кузину покинуть дом среди глухой ночи и пуститься в путешествие совсем одну?
– Она захотела стать гувернанткой, – объяснила мисс Тэйн.
– Захотела стать гувернанткой?! – изумился сэр Тристрам. – Абсурд! Но почему?
– Ей захотелось приключений, – ответила мисс Тэйн.
– Я не подозревал, что жизнь гувернантки полна приключений, – удивился он. – Я буду благодарен вам, если вы соблаговолите сказать мне всю правду!
– Постойте, постойте, сэр! – терпеливо остановила его мисс Тэйн. – Вам, должно быть, известно, что старший сын в семье обязательно влюбляется в гувернантку и убегает с ней, преодолевая все препятствия?
– Убегает?!
– Да, но прежде он должен вызволить ее из темницы и сразиться с целой бандой головорезов в масках, которых подошлет его деспотичная мать, – объяснила мисс Тэйн. – Гувернантке придется претерпеть много страданий…
– Я убежден, – резко ответил сэр Тристрам, – что даже немного страданий были бы чрезвычайно полезны для моей кузины. Ее тяга к романтике может принести ей много неприятностей. Когда я нашел на дороге вот эти сумки, то решил, что она уже попала в беду. Может быть, она сказала вам, как были потеряны эти вещи?
Этот вопрос мог далеко увести, и мисс Тэйн решила солгать, притворившись, что ничего не знает о сумках. И тут она сделала открытие: у сэра Тристрама оказался очень проницательный скептический взгляд. Она собрала все силы, чтобы выдержать его.
– В самом деле? – В его голосе прозвучало вежливое недоверие. – Но тогда, может быть, вы объясните, почему она, собираясь поехать в Лондон почтовой каретой, как мне сказала ее горничная, оказалась в этой гостинице?
– Конечно! – ответила Сара. – Она опоздала к почтовой карете, и ей пришлось остановиться здесь на ночь.
– И как же она обошлась без ночного туалета? – поинтересовался Шилд.
– О, я одолжила ей все, что было нужно.
– Она же не думает, что утеря багажа такая мелочь, которая не требует объяснений?..
– Сказать по правде… – начала Сара доверительным тоном.
– Благодарю вас! Я должен знать правду!
– Сказать по правде, – холодно продолжала Сара, – она испугалась и бросила свой багаж.
– Что ее испугало?
– Всадник без головы, – ответила Сара.
– Всадник без головы? Вздор! Мне лучше увидеть свою кузину и услышать всю историю из ее уст.
– Но только при условии, что вы не приступите к делу с таким разгневанным видом, – ответила мисс Тэйн. – Вы же не станете убеждать Эстаси, что Всадника без головы не существует?
– Не стану убеждать?!
Мисс Тэйн опустила глаза, чтобы скрыть промелькнувшую в них усмешку, и произнесла печальным тоном:
– Когда Эстаси мне все рассказала, я подумала, что мужчина не может быть таким бесчувственным. Теперь же, увидев вас, я поняла: она говорила только печальную правду. Человек, который остается равнодушным при мысли о молодой девушке, одетой во все белое, которую совсем одну везут в телеге на гильотину…
– И вы о том же! Видите ли, я уже не в том возрасте, чтобы на меня производили впечатление подобные фантазии!
Мисс Тэйн вздохнула:
– Может быть, это и можно простить. Но вот ваш бессердечный отказ прискакать сломя голову к ее смертному одру!!!
– Бог мой! Как она могла покинуть дом из-за таких смехотворных причин?! – раздраженно воскликнул Шилд. – Почему она вечно твердит одно и то же – о своей смерти? Это выше моего понимания! Эстаси – вполне здоровая молодая женщина!
Мисс Тэйн в ужасе посмотрела на него:
– Надеюсь, сэр, вы не говорили ей этого?
– Не знаю, что я ей говорил! Вполне мог сказать и это!
– На вашем месте, – заявила мисс Тэйн, – я бы оставила саму мысль жениться на своей кузине. Вы ей просто не подходите!
– Увы, я и сам прихожу к такому заключению, – согласился он. – Более того, мисс… Как ваше имя?
– Тэйн, – ответила Сара.
– Тэйн? – повторил он. – Как странно, я встречал кого-то с этим именем, но вот сейчас что-то не припомню…
– В салоне Мендозы, – услужливо подсказала ему Сара.
Он выглядел несколько удивленным:
– Да, возможно. Но как вы…
– Или даже в Брук-клубе!
– Да, я член этого клуба!..
– Мой брат! – только и сказала Сара. – Теперь он в постели с сильной простудой, но я уверена, он с радостью примет вас.
– Это очень любезно с его стороны, но мое единственное желание – это увидеть свою кузину, мисс Тэйн!
Тут внимание Сары было отвлечено какими-то звуками за окном, и она выглянула наружу поверх коротких штор.
– Скажите мне, – потребовала Сара, – кто эти двое в униформе?
Сэр Тристрам подошел к окну.
– Всего-навсего сборщики налогов, – ответил он, едва бросив на них взгляд.
– О! И только? – Голос мисс Тэйн чуть упал. – Думаю, они собираются посмотреть, что Най держит в своих подвалах. Мой брат подозревает, что там полно контрабандных спиртных напитков.
Сэр Тристрам взглянул на молодую леди в некотором недоумении:
– Ну, они здесь ничего не найдут! Могу я напомнить вам, что хотел бы видеть свою кузину?
Мисс Тэйн, проследив, как один из сборщиков налогов слез с лошади и вошел в гостиную, теперь напрягла слух, чтобы понять, о чем говорили в кофейной комнате. Она смотрела на сэра Тристрама и думала, что он не мог бы найти наименее благоприятный момент для приезда. Надо было отделаться от этого кузена, но, судя по всему, сэр Тристрам был не тот человек, которого просто обвести вокруг пальца.
– А знаете, было бы лучше всего, если бы вы оставили свою кузину на некоторое время у меня, – предложила Сара.
– Вы очень любезны, мэм, но я собираюсь забрать ее к своей матери в Бат.
– Играть в триктрак?! – воскликнула мисс Тэйн, обнаруживая прекрасную осведомленность. – Она не поедет! И вообще, я думаю, вам незачем здесь оставаться, потому что Эстаси не желает вас видеть.
– Мисс Тэйн, – угрожающе сказал сэр Тристрам, – мне совершенно ясно, что вы стараетесь воспрепятствовать моей встрече с кузиной. Я не имею ни малейшего понятия, почему она отказывается видеть меня. Но я хочу увидеть ее! И думаю, что могу сделать это сам!
– Да, конечно, – отозвалась мисс Тэйн, расслышав голос Эстаси в соседней комнате.
Похоже, что и Шилд тоже услышал его, потому что повернулся к двери и насторожился.
– Вы лучше скажите мне прямо, в какую неприятность она попала?
– О, все в порядке! – успокоила его Сара и быстро добавила: – Куда это вы пошли?
– Хочу разобраться сам! – Шилд открыл дверь и вошел в кофейную комнату.
Мисс Тэйн ничего не оставалось, как беспомощно последовать за ним.
В кофейной они увидели хозяина гостиницы, мадемуазель де Вобан, неловкого офицера и буфетчика. Офицер переводил подозрительный взгляд с Эстаси на Ная, а Эстаси быстро говорила, жестикулируя при этом. Увидев своего кузена на пороге, она сразу же замолчала и в ужасе уставилась на него. Хозяин гостиницы бросил на сэра Тристрама взгляд из-под насупленных бровей, но промолчал.
– Мне очень жаль, – сказала мисс Тэйн, – я не смогла остановить его.
– Вы должны были сделать это! – воскликнула Эстаси.
– А правда состоит в том, мой дорогой сэр, – обратилась мисс Тэйн к сэру Тристраму, – что ваша кузина попала в руки контрабандистов прошлой ночью и очень испугалась.
– Контрабандистов! – повторил Шилд.
– Да, – подтвердила Эстаси. – И я только что говорила этому глупому человеку, что это я приехала в гостиницу прошлой ночью, а вовсе не какой-то контрабандист.
– Прошу прощения, сэр, – сказал офицер, – но молодая леди сказала мне, что приехала сюда прошлой ночью, чтобы уехать с почтовой каретой.
По его тону было ясно, что он считает эту историю неправдоподобной.
– Чтобы вы знали, – прорычал Най, – «Красный лев» – это респектабельный дом! Здесь вы не найдете никаких контрабандистов!
– Мне так не кажется! – возразил сборщик налогов. – Вы рассказали мне красивую сказку, и юная мисс не знает, что за ней кроется, а меня вы так легко не проведете! Да, вы заботливо убрали снег от входа, но я шел по следу от дороги, и там была кровь!
– Конечно, вы видели кровь, – подтвердила Эстаси, – там было много крови!
– И вы разъезжали тут верхом среди ночи? Но этого не может быть!
– Да вы меня не поняли! Я убежала! – Эстаси даже ногой топнула.
– Убежали, мисс?
– Да, и мой кузен, который тут присутствует, подтвердит вам, что я говорю правду. Я мадемуазель де Вобан, внучка лорда Левенхэма, а он – сэр Тристрам Шилд.
Казалось, на офицера это произвело некоторое впечатление. Во всяком случае, он притронулся к шляпе, приветствуя сэра Тристрама.
– Ну хорошо, мисс, пусть будет так, но что заставило вас пуститься в путь ночью? Я никогда не слышал, чтобы знатные леди так поступали!
– Я убежала от сэра Тристрама, – призналась Эстаси.
– О! – только и сказал сборщик налогов, и взгляд его стал еще более недоверчивым, чем прежде.
Сэр Тристрам стоял, словно окаменев. Мисс Тэйн, глядя на его обескураженное лицо, нерешительно произнесла:
– Это… немного деликатное дело, понимаете?..
– Должен признаться, что нет, мадам, – сказал туповатый сборщик налогов. – С чего бы это молодая леди должна убегать от своего кузена?
– Потому что он хотел заставить меня выйти за него замуж! – беспечно пояснила Эстаси.
Сборщик налогов бросил уважительный взгляд на сэра Тристрама:
– Но, будьте добры, мисс…
– Мой дедушка умер, и я находилась целиком во власти своего кузена, – заявила Эстаси. – А когда я ехала сюда, то встретила контрабандистов! И я, естественно, очень испугалась, да и они тоже, потому что выстрелили в моего слугу и ранили его. И он упал с лошади вместе с двумя моими сумками.
Сэр Тристрам продолжал хранить мрачное молчание, но при упоминании о слуге его бровь дрогнула, и он внимательно посмотрел на Эстаси.
– В самом деле, мисс? – спросил сборщик налогов. – Тогда это тем более странно, потому что на дороге следы только одной лошади!
– Вторая лошадь убежала, конечно, – сказала Эстаси. – Вернулась в конюшню.
– Испуганная до безумия, – пробормотала мисс Тэйн, встретившись взглядом с Шилдом.
– А могу я поинтересоваться, мисс, откуда вам известно, что лошадь вернулась в конюшню?
Мисс Тэйн выдержала прямой взгляд сэра Тристрама.
– Да сам сэр Тристрам только что сказал нам об этом, – ответила она с холодной дерзостью. – Когда лошадь без всадника появилась в Корте, он забеспокоился, не случилось ли что-то с его кузиной, и бросился сломя голову на ее спасение. Разве не так, дорогой сэр?
Под насмешливым взглядом серых и умоляющих темных глаз сэр Тристрам подтвердил:
– Именно так!
Наградой ему был взгляд, которым одарила его кузина.
– Я посадила бедного слугу на свою лошадь позади себя, – продолжала объяснять Эстаси, – но я плохо знала дорогу, а он был слишком слаб, чтобы направлять меня, поэтому мне пришлось долго блуждать по лесу.
Сборщик налогов почесал подбородок:
– Я взгляну на вашего слугу, мисс, если вы не возражаете. Не скажу, что не верю вашему рассказу, но вот что я думаю: у леди так часто появляются странные мысли, когда она сталкивается с раненым мужчиной. И более того: дворяне сами помогают контрабандистам!
– Помогают контрабандистам?! – воскликнула мисс Тэйн обиженным тоном. – Уважаемый, а знаете ли вы, что говорите с сестрой мирового судьи? Позвольте мне заметить вам, что мой брат, который сейчас находится в этой гостинице, строго наблюдает за самими контрабандистами и их товарами!
В конце концов, это должно было произвести на сборщика налогов должное впечатление. Вот только бы сэру Хью не пришло в голову внезапно появиться здесь! Иначе он вполне мог обнаружить истинную причину своего интереса к этим товарам.
На сборщика налогов все это и в самом деле произвело сильное впечатление. Нерешительно переводя взгляд с мисс Тэйн на Эстаси, он мрачно заметил, что у него приказ обыскать гостиницу.
– Вот это да! – вскричал Най. – Может быть, вы подниметесь к сэру Хью и сами объясните ему, что вам надо обыскать его спальню? А он – мировой судья, как только что вам сказала мисс. Лучше уходите, пока я не потерял терпение, вот вам мой совет!
– Вы угрожаете мне, мистер Най, и еще поплатитесь за это! – ответил офицер, с осторожностью оглядывая массивную фигуру хозяина гостиницы.
– Постойте! – сказал вдруг сэр Тристрам. – Все это ни к чему. Если вы подозреваете, что слуга моей кузины – контрабандист…
– Но, сэр, мы стреляли в одного прошлой ночью, и я готов поклясться, что попали в него!
И никто не может отрицать, что женщины становятся очень мягкосердечными, когда дело касается раненого мужчины.
– Может быть, – возразил Шилд, – но я совсем не мягкосердечен и не имею привычки помогать ни контрабандистам, ни другим нарушителям закона.
– Но, сэр, – ответил офицер, смущенный уверенным тоном сэра Тристрама, – поверьте, я не хотел…
– Если тот раненый человек в самом деле слуга из Корта, то я узнаю его, – продолжал Шилд. – Мне надо сходить к нему в комнату.
Наступило гробовое молчание. Сэр Тристрам смотрел уже не на налогового офицера, а на Эстаси, лицо которой стало таким же белым, как ее кружевная косынка. Она с явным ужасом уставилась на кузена.
Молчание нарушил голос Ная:
– Вот это хорошо сказано, сэр! Я уверен, что его светлость знает того парня так же хорошо, как и я сам.
– Я его знаю? – переспросил сэр Тристрам, и его глаза сузились.
– Вы не можете пройти к нему! Он в лихорадке! – К Эстаси наконец вернулся дар речи.
– Ничего не бойтесь, мисс! – поддержал Эстаси Най. – Сэр Тристрам не из таких, чтобы обвинить парня за то, что он лишь выполнил ваше распоряжение. Если вам угодно подняться наверх, сэр, я проведу вас к нему.
– Прошу прощения, но я прошел бы туда же, – твердо заявил сборщик налогов.
– Ну ладно, проныра, пойдем! – отозвался Най. – Кто может остановить тебя?
Эстаси быстро прошла к лестнице, будто пытаясь преградить им путь, но прежде, чем она успела заговорить, мисс Тэйн оказалась рядом и, обняв ее за талию, подтолкнула вверх по ступеням.
– Да, моя дорогая, во что бы то ни стало нам тоже надо пройти к нему. Вдруг молодой человек встревожится при виде сэра Тристрама?
– Он не должен видеть его! Не должен! – с болью прошептала Эстаси.
– В моей задней спальне, сэр, – громко сказал Най. – Я всегда помещаю там контрабандистов, чтобы было удобно офицерам стражи.
Эти слова, произнесенные с едким сарказмом, вынудили сборщика налогов пробормотать, что он только исполняет свои обязанности. Най не обратил на эти слова никакого внимания и распахнул дверь задней спальни со словами:
– Входите, сэр Тристрам! Уверен, я не должен предупреждать вас, чтобы вы не пугали больного парня.
Маленькая, но настойчивая рука схватила сэра Тристрама за рукав. Он посмотрел вниз, на белое лицо Эстаси, прочитал на нем мольбу и тревогу и, стряхнув руку, вошел в комнату.
Людовик приподнялся на подушках. Взгляд его голубых глаз встретился с серыми глазами Шилда. Сэр Тристрам на мгновение задержался у порога, а мисс Тэйн успокаивающе пожала руку Эстаси.
Сборщик налогов с надеждой спросил:
– Вы знаете его, сэр?
– И очень хорошо, – холодно ответил Шилд, подходя к кровати и кладя руку на плечо Людовика. – Ну, мой дорогой, ты попал в беду из-за своего безрассудства! Теперь лежи спокойно, я после поговорю с тобой. – Затем он обернулся к сборщику налогов: – Я ручаюсь за этого парня. Да он совсем и не похож на контрабандиста! Вы так не считаете?
– Да, сэр, должен сказать, не похож, – медленно произнес сборщик налогов, глядя на Людовика. – Я сказал бы, что он выглядит, как покойный лорд – насколько я его помню. Этот нос! Такой нос невозможно забыть!
– Такие носы часто встречаются в наших местах, – холодно заметил сэр Тристрам.
Сборщик налогов мельком взглянул на него и, будто сразу изменив свое мнение, торопливо сказал:
– О! Ну конечно! Прошу прощения, я уверен в этом! Никого не хотел обидеть. Если вы можете поручиться за этого молодого парня, то, конечно, мне нечего сказать, сэр.
– Ну а если вам нечего сказать, то можете уезжать! – проворчал Най, выпроваживая его из комнаты. – В доме нет ничего интересного для вас! Может быть, вы теперь скажете, что у меня подвал забит контрабандным спиртом?
Дверь за ним закрылась. Все, кто остался в маленькой комнате, слышали, как попеременно звучали стихающие голоса – это Най вел своего непрошеного гостя вниз по лестнице.
Ни один из тех, кто остался в комнате, не шевельнулся и не произнес ни слова, пока эти голоса не затихли совсем. Потом Эстаси схватила руку сэра Тристрама, прижала ее к своей щеке и просто сказала:
– Я сделаю все, что вы захотите! Я даже выйду за вас замуж!
– О нет, вы не сделаете этого! – взорвался Людовик, пытаясь сесть в постели.
Сэр Тристрам, не обращая внимания на возмущение кузена, наконец задал ему вопрос:
– Бога ради, Людовик, что вы здесь делаете?
– Занимаюсь свободной торговлей, – ответил Людовик, сохраняя полное хладнокровие.
– Вы не шутите?
– Нет-нет, он на самом деле контрабандист, кузен Тристрам! – признала Эстаси. – Мне кажется, это очень романтично! А вы как думаете?
– Я думаю иначе! – отрезал Шилд. – Что, ваше имя еще недостаточно запятнано? Вы – молодой идиот! Контрабанда! И вы можете лежа здесь так прямо говорить мне об этом?
– Вот видите! – обратилась Эстаси к мисс Тэйн.
– Да, ваш кузен совершенно чужд романтики, – согласилась Сара.
– Вы должны быть благодарны, что я вот так лежу и ничего не могу сделать! – вспылил Людовик. – Думаете, что я так уж боюсь, что меня повесят? Я уже уничтожен. Разве не так? Так позвольте мне идти в лапы к дьяволу своею собственной дорогой!
– Не хочется прерывать вас, – вмешалась мисс Тэйн, – но вы можете оказаться в лапах дьявола быстрее, чем думаете, потому что ваша рана снова начала кровоточить.
– Ну и пусть! – бросил Людовик, и его правая рука судорожно вцепилась в покрывало.
Сэр Тристрам посмотрел на эту руку. Потом наклонился, схватил Людовика за запястье и взглянул на его пальцы.
– Покажите мне другую руку, – потребовал он.
Губы Людовика скривились в горькой усмешке, он вырвал у него руку и откинул покрывало, чтобы показать левую руку на перевязи. На пальцах левой руки тоже ничего не было.
Сэр Тристрам внимательно взглянул на его юное изможденное лицо.
– Если бы оно было у вас, вы всегда носили бы его, – сказал он. – Людовик, где кольцо?
– Вот это да! Да хватит вам, Тристрам! Где же кольцо на самом деле? Вы, конечно, не знаете!
– Что вы имеете в виду, черт возьми?! – прорычал Шилд.
Людовик отстранил протянутую руку мисс Тэйн и сел в кровати, будто подброшенный пружиной.
– Вы знаете, что я имею в виду! – хрипло ответил он. – Вы обдумали свои планы очень хорошо, мой умный кузен, и позаботились вывезти меня из Англии прежде, чем я мог сообразить, кто, кроме меня, хочет иметь это кольцо больше всего на свете! А теперь оно украшает вашу коллекцию?! Скажите мне, приносит оно вам удовлетворение, когда вы смотрите на него?
– Если бы только вы не были ранены, я вышиб бы из вас дух, Людовик! – прошептал Шилд, побледнев. – Я выдерживал хитрые намеки Бэзила, но даже он не позволял себе того, что сказали вы!
– Бэзил… Бэзил верит мне! – с трудом выдохнул Людовик. – Это вы… вы…
Мисс Тэйн подхватила его, когда он падал с кровати, и бережно уложила на подушки:
– Вот, смотрите, что вы наделали! Нашатырного спирта, Эстаси!
– Я с удовольствием убила бы вас! – зло сказала Эстаси Тристраму, поднося нашатырный спирт к носу Людовика.
Через минуту или две раненый пришел в себя и открыл глаза.
– Тристрам, мое кольцо, – пробормотал он. – Мое кольцо, Тристрам!
Шилд принес стакан воды и, приподняв Людовика, поднес его к губам молодого кузена.
– Выпейте это и не будьте дураком!
– Будьте вы прокляты, уберите от меня руки! – только и смог прошептать Людовик.
Сэр Тристрам не обратил на это никакого внимания и заставил юношу выпить немного воды. Потом уложил его обратно и отдал стакан мисс Тэйн.
– Послушайте меня! – сказал он, четко произнося каждое слово. – Я никогда в жизни не держал в руках ваше кольцо! До этого момента я мог бы поклясться, что оно находится у вас!
– Если оно не у вас, то у кого же? – устало спросил раненый.
– Не знаю, но я обязательно отыщу его, – ответил Шилд.
– Я вижу, что ошибалась в вас, кузен Тристрам, – виновато понурила голову Эстаси. – Надо возместить ущерб. Я выйду за вас замуж!
– Благодарю вас, – сдержанно ответил Тристрам, – но, уверяю, дело не требует таких жертв! – Он уловил холодок в ее глазах и добавил: – Не тратьте зря время, разыгрывая роль мученицы невесты, прошу вас! У меня нет ни малейшего желания жениться на вас!
Эстаси нахмурилась:
– Но ведь вы должны…
– Мы оба не хотим этого, – торопливо перебил ее Тристрам.
– А я считала, – продолжила Эстаси, явно наслаждаясь новой ролью отвергнутой невесты, – что это был мой долг – выйти за вас замуж.
Людовик приподнял голову от подушек:
– Нет, вы не должны выходить за него замуж! Теперь я – глава семьи, и я запрещаю это!
– О, как хорошо! – подчинилась Эстаси. – Вот теперь я уже не жертва, какой была всегда.
– Верно ли я понимаю, – с интересом спросила мисс Тэйн, – что сэр Тристрам теперь примкнул к нам? Он, как оказалось, вовсе не злодей. Но нам придется теперь пересмотреть все наши планы.
– Ну да, придется! – согласилась Эстаси. – Если Тристрам не крал кольцо Людовика, то мне незачем выходить за него замуж!
Сэр Тристрам раскрыл было рот, но мисс Тэйн поспешила объяснить ему:
– Дело в том, сэр, что мы все распланировали. Эстаси должна была выйти за вас замуж, чтобы поискать в вашей коллекции пропавшее кольцо.
– Какая блестящая идея! – заметил сэр Тристрам.
– Нам тоже так казалось, – отозвалась Эстаси. – Но теперь в ней уже нет смысла. Мы не знаем, кто тот негодяй.
Людовик, внимательно наблюдая за Шилдом, подозрительно сказал:
– Тристрам, вы что-то знаете!..
– Планкетта застрелил тот, кто хотел завладеть кольцом-талисманом. Если это не вы… Я знаю только одного человека, который мог это сделать.
Людовик чуть приподнялся и с отчаянием смотрел на кузена, сдвинув брови.
– Бог мой, но ведь только он верил мне! Это был единственный человек, который верил мне!
– Но здесь все как раз понятно, – объяснил Шилд. – Он советовал вам предстать перед судом – с доказательствами, которых хватило бы, чтобы вас дважды повесили! А вас никогда не тревожил вопрос – почему он сделал это?
– О, я догадывался, что он был бы рад занять мое место, но – проклятье! – он никогда бы не пошел на такой риск!
Эстаси радостно вскрикнула, хлопнув в ладоши:
– Да это же Бэзил! Да, да, это определенно он! Почему я сама раньше об этом не подумала? Мисс Тэйн, злодеем оказался мой кузен Бэзил, и, хотя вы не знакомы с ним, уверяю вас, что это даже лучше, потому что он носит такую дурацкую шляпу и он мне совсем не нравится!
– О, в таком случае я буду считать его преступником вместо сэра Тристрама! – сказала Сара. – Сказать по правде, сэр Тристрам представляется мне недостаточно зловещим для такой роли.
Сэр Тристрам настолько опешил, что даже ничего не сказал.
– Подождите, Эстаси, подождите! – торопливо воскликнул Людовик. – Это еще не доказано! Дайте мне подумать!
– Но здесь не о чем думать, кузен. Мне совершенно ясно, что Бэзил и есть тот человек!
Ведь именно он очень хочет стать лордом Левенхэмом, да, кроме него, больше и нет никого!..
– Не могу поверить, что Бэзил сунется в такое опасное дело, – покачал головой Людовик. – Когда это Красавчик вообще шел на риск?
– Но кто бы это ни был, он должен был раздобыть ваш носовой платок, чтобы оставить его около тела, – напомнил ему уже пришедший в себя Шилд. – Преступник был в курсе, что Планкетт намеревался обедать в Слоухэме тем вечером, и догадался, что тот будет возвращаться именно по этой дороге.
– Да, но хладнокровно замышлять убийство – так, чтобы подозрение пало на меня, а потом притворяться, что верит мне!.. Нет, определенно, Красавчик не мог сделать этого!
– Ах, – выразительно сказала мисс Тэйн. – Все это дело становится мне ясным, как Божий день. Он и не предполагал, что такое может случиться с Людовиком… о, я прошу прощения – с лордом Левенхэмом.
– Можно и «Людовик», – сказал раненый, улыбнувшись, словно не принимая своего титула. – Я считаю вас членом нашей семьи.
– Как вам угодно, но я действительно чувствую себя участницей этого приключения. Не перебивайте меня! Положим, Бэзил просто так подумал: как хорошо было бы, если бы Людовик попал в эту историю. Он ничего не стал придумывать, понимая, что подозрение может пасть на него. Ну вот, Людовик лишился своего кольца-талисмана, и Бэзил увидел… Нет, я не права! Сначала он ничего не видел. Но Людовик начал действовать ему на руку – в самом деле, Людовик, мне кажется, что все это – ваша ошибка: это вы соблазняли Бэзила!
– Я не делал этого! – возмущенно вскричал Людовик.
– Да вы и не догадывались ни о чем, мой дорогой мальчик! Только случай, да к тому же вы сами подсказали Бэзилу, как он может избавиться от вас. Вы разозлились на человека, чье имя Эстаси никак не может припомнить, вы сильно выпили и…
– Он на самом деле выпил, – подтвердил сэр Тристрам.
– Конечно! Пришел в возбужденное состояние и поклялся отомстить! А теперь, Людовик, будьте добры, подумайте! Не мог ли Бэзил каким-то образом узнать, что вы готовы устроить на этого человека засаду в ту ночь?
– Я не делал из этого секрета. Да, Бэзил знал обо всем!
– И я уверена, что он знал! – подтвердила мисс Тэйн. – А теперь вы сами видите, как все легко устроилось. Не требовалось ничего рассчитывать. Ему оставалось только подбросить ваш носовой платок и украсть кольцо. Мне кажется, у него очень проницательный ум. – Она прикрыла глаза и добавила тоном предсказательницы: – Он – дурной человек. Он наверняка гладко говорит. Думаю, он постоянно улыбается! – продолжала развивать свою мысль мисс Тэйн.
– Да, он все время улыбается, – признала Эстаси.
– Значит, под его улыбкой кроется волчья душа! – объявила Сара.
Людовик взорвался смехом:
– Черт побери! В нем нет ничего волчьего! Бэзил очень приятный человек, клянусь, что он не желает никому зла!
– Увы, это так, – грустно сказала Эстаси.
Сэр Тристрам удивленно поднял брови. Мисс Тэйн с видом триумфатора указала пальцем на Шилда и сказала:
– Сэр Тристрам лучше знает! Он – волк, сэр?
– Нет, не думаю, что это так, мисс Тэйн. Он достаточно приятен – даже слишком приятен. Мурлыкает, как кошка.
– Так и есть, – согласился Людовик. – Но что вы знаете о нем нехорошего? Я ничего не знаю.
– Только одно: Сильвестр не доверял ему.
– Сильвестр! – пренебрежительно хмыкнул Людовик.
– Сильвестр был далеко не дурак! – возразил Шилд.
– Боже правый, он не доверял дюжинам людей, в том числе и мне! – упорствовал Людовик.
– Доверял или не доверял, – сказал Шилд, запустив руку в жилетный карман, – но только Сильвестр приказал мне передать вам эту вещицу, как только я вас увижу, и сказать вам, чтобы вы ее не закладывали.
Людовик посмотрел на громадный рубин:
– Гром и молния! Он оставил его мне?
– Как видите! Перед самой смертью Сильвестр спросил меня, верю ли я во всю вашу историю.
– Хотел бы я надеяться, что вы ответили «нет», – заметил Людовик, надевая кольцо на палец.
– Я ответил, что верю, – холодно заметил Шилд. – Тем не менее вы должны помнить: я услышал тот выстрел через десять минут после того, как расстался с вами. И я знал, в каком состоянии духа вы находились.
Людовик бросил на него горячий взгляд:
– Вы что, считаете меня способным на убийство?!
– Я считаю, что вы были сильно пьяны, – спокойно ответил Шилд. – И еще я считаю, что вы – восторженный молодой дурак! Я и сейчас так считаю. Но что заставило вас стать контрабандистом? Вы все это время ходили под парусом вдоль побережья Суссекса?
– А чем это плохо? – спросил Людовик с вызовом. – Свободная торговля стала промыслом людей, которых преследует закон. Кроме того, я всегда любил море!
Сэр Тристрам зло заметил:
– Действительно, одной этой причины вполне достаточно.
– А почему нет? Я знал многих джентльменов, которые в прежние времена тоже любили море. Но я никогда раньше не плавал у этих берегов. Не люблю их: слишком много неприятностей, да и люди тут плохие. Я помогал доставлять партии бренди и рома по документам из Бергена в Линкольншир. Вот это местечко, скажу я вам! Все последние пятнадцать месяцев я только и делал, что увертывался от патрульных судов. Это неплохая жизнь, но, честно сказать, возвращаться к ней мне не хочется. Я приехал в Суссекс, чтобы узнать у Ная, нет ли каких новостей.
– Но вы останетесь здесь, верно? – с тревогой спросила Эстаси.
– Да он не может остаться! – сказал Шилд. – Даже приехать сюда было с его стороны сумасшествием.
Людовик рассматривал кольцо Сильвестра сквозь полузакрытые веки.
– Я останусь, – беспечно заявил он, – потому что я должен узнать, кто владеет кольцом-талисманом.
– Людовик, поверьте мне! Я сделаю все, чтобы узнать это. Вас здесь не должны обнаружить!
– А я и не собираюсь обнаруживать себя, – ответил Людовик. – Вы не знаете, что такое подвалы Джо. А я знаю!
– Лучше поезжайте в Голландию и ждите там, – предложил Шилд. – Вы здесь ничего не добьетесь.
– Нет, добьюсь! – возразил Людовик, поворачивая руку так, чтобы рубин заблестел под светом. – Больше того, я буду проклят, если оставлю свое собственное дело!
– На что вы надеетесь, скрываясь и прячась? – пожал плечами Шилд. – Что может быть глупее? Ведь вас могут арестовать в любую минуту!
– Если кольцо у Красавчика, – ответил Людовик, поднимая глаза от рубина, – то я знаю, где его искать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Миражи любви - Хейер Джорджетт



Меня уже не спасти- мне пришлось ЭТО прочитать, но вас я могу предупредить: НиИКОГДА не читайте этот бред и нудятину... Ужас!!!
Миражи любви - Хейер ДжорджеттЕлена
7.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100