Читать онлайн Миражи любви, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миражи любви - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миражи любви - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Миражи любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Будь сэр Тристрам менее поглощен своими мыслями, он непременно обнаружил бы нечто подозрительное в неожиданной покорности своей кузины. Распутывая вместе с Пикерингом сложные дела Сильвестра, он был слишком занят, чтобы обратить внимание на резкое изменение в поведении Эстаси. Она сумела избавиться от внезапных вспышек раздражения. Сэр Тристрам с опаской ожидал целого взрыва возмущения в связи с отправкой ее в Бат на другой же день после похорон дедушки, но Эстаси выслушала жениха со сложенными на груди руками и потупленным взором, не проронив ни слова в ответ. Человек, искушенный в женских уловках, нашел бы такое поведение подозрительным, но не сэр Тристрам. Сам он должен был вернуться в Левенхэм-Корт на неделю или две, после чего присоединиться к ним в Бате и заняться приготовлением к свадьбе. Эстаси в ответ только присела в вежливом реверансе.
Она не присутствовала на похоронах Сильвестра, которые состоялись на третий день после смерти, а занялась отбором платьев, которые, по ее разумению, больше всего подошли бы к ее новому положению. Люси, укладывавшая их в две сумки, слишком преданная своей молодой хозяйке, и не помышляла о том, чтобы выдать ее. Но тревога за хозяйку, которой в ее одиноком путешествии могли встретиться опасности, не покидала девушку. Печально шмыгая носом, она складывала платья и кружевные косынки и, не выдержав, сообщила, что готова лучше сопровождать мисс, несмотря на ужас, который внушал ей Всадник без головы, чем остаться здесь и принять на себя гнев сэра Тристрама. Но в планы Эстаси горничная не входила – ведь это разрушит всю романтику предстоящего приключения! И Люси было велено притворяться, будто она ничего не знала. Правда, Эстаси также обещала, что пришлет за Люси из Лондона при первой же возможности.
Унылый вид снежных хлопьев, сыпавшихся со свинцового неба, показался бедной Люси дурным предзнаменованием, но ее хозяйка заявила, что наденет подбитый мехом плащ и бобровую шляпу с темно-красным плюмажем.
Ее бегство из Корта должно было пройти без всяких трудностей: слуги завалились спать, а сэр Тристрам заперся в библиотеке с Красавчиком Левенхэмом, который приехал из Дауер-Хаус пообедать с кузеном. Эстаси извинилась и покинула их сразу же после обеда, поднявшись в спальню. В одиннадцать часов, очаровательная в костюме для верховой езды, в красном плаще и широкополой бобровой шляпе с красными перьями, подчеркивающей красоту черных кудрей, она на цыпочках подкралась к задней двери, одной рукой поддерживая юбки, а в другой сжимая перчатки и хлыст. За ее спиной топталась Люси с двумя сумками и фонарем.
Спускаясь вниз, Эстаси остановилась на полпути:
– Мне пригодился бы пистолет!
– Да бог с вами, мисс! – с ужасом прошептала Люси. – Что вы будете делать с этой смертельной штукой?
– Ну конечно же, у меня должен быть пистолет! – возразила Эстаси. – И я знаю, где его взять.
Она повернулась, несмотря на слезные протесты служанки, снова легко взбежала по лестнице и исчезла в направлении Длинной галереи.
Она вернулась, раскрасневшаяся и запыхавшаяся, держа в правой руке дуэльный пистолет весьма угрожающего вида, со стволом длиной в десять дюймов и серебряными инкрустациями. Увидев его, Люси чуть не выпустила из рук сумки и возбужденным шепотом попыталась уговорить хозяйку бросить оружие.
– Это пистолет моего кузена Людовика, – с гордостью объявила Эстаси. – Их там два – в футляре, в спальне, которая когда-то принадлежала ему. Какое счастье, что я вспомнила! Я видела его давно, когда меняла занавеси в спальне. Как ты думаешь, он заряжен?
– О боже, мисс, я надеюсь, что нет!
– Я должна быть осторожна, – призналась Эстаси, держа оружие с некоторой робостью. – Думаю, что спусковой крючок не потребует усилий, но я плохо разбираюсь в оружии. Ну, поспешим!
Было морозно. Снег уже перестал падать, но плотно покрывал землю. Две женщины, одна из них в прекрасном настроении, а другая – дрожащая от страха и холода, неслышно устремились по дороге, ведущей от дома к конюшне. Ни в окнах кучера, ни в окнах конюхов не было света, и никто не появился, чтобы помешать побегу Эстаси. Она открыла дверь кладовки, где хранили сбрую, потянула за собой
Люси, поставила фонарь на стол, выбрала уздечку из висящих на стене и указала горничной на свое седло. Потом надо было отпереть дверь в стойла, оседлать и взнуздать Руфуса, который, хоть и казался немного сонным, явно обрадовался, увидев свою хозяйку. Люси, напуганная происходящим, начала было тихонько всхлипывать, но ей тут же твердым шепотом было приказано седлать лошадь и перестать валять дурака. Она была послушной девушкой, а потому проглотила слезы и взгромоздила седло на лошадь. Потом пришлось снова искать пару подходящих ремней, чтобы прикрепить сумки, а дамское седло, увы, не было оснащено столь необходимым дополнением. Пришлось взять кобуру с седла Сильвестра и кое-как привязать ее к ремням, которыми была укреплена сумка. Кобура оказалась слишком велика для изящного пистолета, но это не имело значения. Эстаси заметила, что им повезло, потому что земля покрыта снегом и это заглушит стук копыт Руфуса по камням.
Она вывела коня из конюшни, благополучно забралась в седло, напомнила Люси, чтобы та заперла все двери и положила ключи на место, дала ей поцеловать руку и отправилась, но только не по той аллее, что вела к главным воротам, а через парк, к проселочной дороге, где ворота не охранялись, и их можно было открыть, не слезая с седла.
Когда это все было успешно проделано, Эстаси пустила Руфуса рысью и выехала на дорогу, шедшую через Уорнинглид, чтобы попасть в Хэнд-Кросс – городок, который стоял на тракте Лондон – Брайтон.
Она хорошо знала дорогу, но еще никогда не выходила из дома ночью, и местность в лунном свете казалась ей странной и незнакомой. Кругом стояла мертвая тишина, и деревья, казавшиеся теперь непомерно высокими, отбрасывали черные тени, в которых таилась какая-то угроза. Эстаси удовлетворенно подумала, что она из рода де Вобан и поэтому ничего не боится! Но почему-то тишина, которая нарушалась только хрустом сломанной ветки, вместо того чтобы успокоить ее, производила совершенно противоположное действие, как бы предупреждая, что за каждым кустом или группой деревьев кто-то прячется. Разумеется, она гордилась собой – это было ясно без всяких слов, – но все же Эстаси хотелось бы поскорее оказаться в Хэнд-Кросс. Кроме того, плохо привязанные сумки болтались, и это утомляло ее, а одна из них, похоже, готова была вот-вот отвязаться. Эстаси попыталась привязать ее понадежнее, но стало только хуже.
Дорога должна была уже скоро выйти на Хэнд-Кросс, лес сгустился, и стало темнеть. Было холодно, а под снежным ковром стало трудно различать дорогу. Один раз Руфус чуть не свалился в канаву, и какое-то живое существо (всего-навсего лиса, как старалась убедить себя Эстаси) перебежало дорогу. Дорога до Хэнд-Кросс оказалась чересчур длинной. Куст терновника у дороги отбрасывал тень, похожую на какого-то бесформенного человека. У Эстаси сильно забилось сердце: она тут же вспомнила рассказ о Всаднике без головы, и на какой-то страшный миг ей показалось, что он уже близко – где-то позади нее. Вспомнились все ужасные истории, которые рассказывали о лесе Святого Леонарда, и Эстаси подумала, что может с болезненной точностью восстановить в памяти все детали из старинной книги «Трактат о страшном чудовище – Змее (или Драконе), недавно увиденном и все еще живущем», которую она видела в библиотеке Сильвестра.
За Уорнинглидом лес поредел, стало легче, но Эстаси знала, что опасность не миновала и Всадник без головы может прятаться за каждым поворотом дороги. В ее воображении возникали движущиеся тени за кустами… И вот, через милю после поворота на Слоухэм, лошадь вдруг насторожила уши и сделала быстрый скачок в сторону, так что Эстаси еле удержалась в седле. Она справилась с Руфусом, но его рывок сделал свое дело – злополучная сумка отвязалась. Она выскользнула из ремней, крутясь полетела на снег и оказалась у кустов.
Эстаси потрепала Руфуса по шее, чтобы успокоить копя, с сожалением глядя на утерянную вещь. Ей так не хотелось лишаться ее! Она, конечно, ничего не боялась, но как сойти с лошади и поднять багаж? Несколько минут Эстаси тихо сидела, пристально вглядываясь в чащу леса. Руфус тоже смотрел туда, подняв голову и навострив уши. Казалось, там никого не было, и Эстаси, уговаривая себя, что Всадник без головы – всего-навсего легенда, а ужасный Змей (или Дракон) появлялся тут почти две сотни лет назад, стиснула зубы и сошла с седла. С отвращением заметив, что у нее трясутся колени, она вынула из кобуры дуэльный пистолет и крепко зажала его в правой руке.
Руфус, хоть и чувствовал себя не совсем уверенно, позволил подвести себя к упавшей сумке. Эстаси уже была готова наклониться, чтобы поднять ее, как лошадиное ржание, прозвучавшее совсем рядом, пронзило ее смертельным ужасом. Она дико закричала, увидев, как что-то движется в тени, и уже в следующую минуту отчаянно билась в руках неизвестно откуда свалившегося на нее мужчины. Кричать она больше не могла, потому что ей зажали рот, а когда она нажала на спусковой крючок пистолета, то ничего не произошло. Сильные руки приподняли ее и потащили в чащу, и грубый голос откуда-то сзади сказал: «Стукни девку хорошенько по голове!»
Глазами, полными ужаса, она сумела разглядеть во мгле над собой неясные очертания лица. Человек, державший ее и говоривший как джентльмен, произнес:
– Будь я проклят, если сделаю это! – И вежливо добавил, нагнувшись к ней: – Я прошу прощения, мисс, но вы не должны кричать. Если я уберу руку, вы будете вести себя тихо, совсем тихо?
Эстаси кивнула. При первых же звуках его голоса, который был странно приятен, страх исчез. Ее глаза постепенно привыкли к темноте, и она увидела, что это молодой человек и, судя по его профилю, четко вырисовывавшемуся на фоне луны, довольно привлекательный.
Снова послышался голос мужчины сзади:
– Что вы делаете? Она погубит нас! Дайте я заткну ей рот!
Эстаси издала сдавленный звук и попыталась схватить молодого человека за руку. Ствол пистолета, который она все еще сжимала в руке, блеснул в лунном свете. Молодой человек тихо предупредил:
– Если попытаетесь выстрелить, я убью вас! Нэд, забери у нее пистолет!
Сильная рука выхватила у нее оружие, и снова послышался грубый голос:
– Да он же не заряжен! Давайте свяжем ее и заткнем рот кляпом!
– Ну уж нет, она для этого слишком хорошенькая! – сказал молодой человек, забрав пистолет себе и сунув его в карман куртки из грубой материи. – Вы же не будете пищать, да, дорогая?
Эстаси отчаянно замотала головой. Молодой человек освободил ей рот и потрепал рукой по щеке.
– Хорошая девочка! Не пугайтесь, клянусь, я не причиню вам вреда!
Эстаси, полузадушенная, с жадностью вдохнула и сказала:
– Я думала, что вы – Всадник без головы!
– Вы думали, что я – кто?!
– Всадник без головы!
– Ну, я совсем не он, – рассмеялся молодой человек.
– Теперь я вижу, что вы – не он! Но почему вы меня схватили? Что вы здесь делаете?
– Если уж на то пошло, то это я должен спросить: что вы здесь делаете?
– Направляюсь в Лондон, – ответила Эстаси.
– О! – воскликнул молодой человек с некоторым сомнением. – Это не мое дело, мисс, но согласитесь: сейчас неподходящее время для путешествия в Лондон, не так ли?
– Как раз подходящее, потому что я хочу застать почтовую карету в Хэнд-Кросс. Вы должны немедленно отпустить меня, иначе я опоздаю!
Второй мужчина, который слушал все это в злобном молчании, процедил:
– Она натравит на нас целую свору!
– Да не каркай, будь ты проклят! – оборвал его молодой человек. – Сними с нее эти веревки!
– Если вы отпустите ее…
– Я не собираюсь ее отпускать! Посмотри лучше, где Абель, и не вмешивайся!
– Но вы ведь отпустите меня? – Эстаси понизила голос. – Мне надо ехать!
– Я не могу этого сделать… Говоря по правде…
– Будь я проклят, хозяин, – прорычал его компаньон, – но мне кажется, вы окончательно спятили!
Эстаси, у которой появилась возможность оглядеться, быстро сообразила, что тени неподалеку от нее – вовсе не тени, а небольшие лошади. Их было около дюжины, и тут она постепенно начала понимать, что они везут. Она прожила в Суссексе два года, прекрасно знала, как выглядят бочонки с бренди, и воскликнула:
– Так, значит, вы контрабандисты!
– Свободные торговцы, моя дорогая, свободные торговцы! – спокойно ответил молодой человек. – По крайней мере, я. А вот Нэд – местный контрабандист. Можете не обращать на него внимания.
Эстаси была так заинтригована, что на минуту забыла о почтовой карете. Она много слышала о контрабандистах! Конечно, некоторые из них просто головорезы, объявленные вне закона, но ее дедушка и многие его друзья вели с ними дела, и Эстаси не считала эти незаконные сделки чем-то ужасным.
Она попыталась объясниться:
– Вам не надо опасаться меня, уверяю вас! Я вовсе не против того, что вы – контрабан… свободные торговцы.
– Вы француженка? – спросил молодой человек.
– Да. Но скажите мне, почему вы прячетесь тут?
– Сборщики налогов, – ответил он. – Они начеку. А знаете, чем больше я думаю о вас, тем все более странным кажется мне, что вам пришлось ехать одной среди ночи…
– Я же сказала вам, я еду в Лондон!
– Одна?
– Но видите ли, я убежала, – объяснила ему Эстаси. – Мне надо перехватить ночную почтовую карету. Еду в Лондон, чтобы стать гувернанткой.
Казалось, молодой человек вот-вот рассмеется, но он вполне серьезно произнес:
– Вы не годитесь в гувернантки! Кроме того, вы слишком молоды!..
– Да, молода, но я смогу выглядеть, как гувернантка!
– Судя по всему, вы ничего не знаете о гувернантках!
– Да, я ничего о них не знаю, но мне кажется – будет очень хорошо ею стать!
– Конечно, вам лучше знать, но осмелюсь сказать: вы совершаете ошибку! Насколько мне известно, это дьявольски тяжелая работа!
– Тогда, может быть, мне стать контрабандисткой? – задумчиво проговорила Эстаси. – Думаю, что это дело мне понравится!
– Вы не годитесь в контрабандисты, – ответил он, покачав головой. – Тем более, что мы не берем женщин в дело. Оно очень опасно.
– Ну почему женщинам не позволяют пускаться в приключения?! – топнула ногой Эстаси.
– А мне как раз кажется, что у вас достаточно приключений, – возразил молодой человек. – Я мог шутя лишить вас жизни, да и сейчас могу, если вы будете неправильно себя вести. Вы в очень трудном положении, мисс!
– Да, я понимаю, что наконец-то участвую в приключении, – согласилась Эстаси, – и, конечно, мне это нравится, но мне хочется еще приключений, а все это так трудно устроить!..
– Да нет, думаю, не так уж и трудно, – задумчиво произнес свободный торговец.
– Видите ли, если бы я была мужчиной, то стала бы разбойником на большой дороге или контрабандистом, вот как вы! Думаю, что у вас было много-много приключений!
– Да, много, – ответил молодой человек скорее с сожалением. – Так много, что я дьявольски устал от них. Примите мой совет, – добавил он, – бросьте эту затею – стать гувернанткой. Придумайте что-нибудь еще!
– Ну хорошо! Может быть, стать модисткой? В общем, скоро, когда я попаду в Лондон, решу, чем мне лучше заняться.
– Да, но вы не скоро попадете в Лондон, во всяком случае, не этой ночью.
– Я поеду сейчас же! Вы просто не понимаете! Если я сейчас же не уеду, то меня найдут и отправят в Бат играть в триктрак, а потом насильно выдадут замуж!
Казалось, это произвело на молодого человека впечатление.
– Вот это уже никуда не годится! Надо подумать. Вы пока останетесь со мной, а Абель посмотрит вокруг, и, если все будет спокойно, мы доставим вас в Хэнд-Кросс к утренней почтовой карете.
– А я говорю вам, что утром будет слишком поздно! Я нахожу вас просто противным! Все испортили! Вы порядочный нахал, потому что забрали мою лошадь и украли у меня пистолет!
– Нет, неправда, – возразил молодой человек. – Вашу лошадь я только стреножил, чтобы она не ушла. А что касается пистолета, то можете получить его обратно, если желаете, – добавил он, засовывая руку в карман и доставая оттуда оружие. – Хотя что вы вообще можете сделать с этим незаряженным дуэльным пистолетом…
Он внезапно замолчал, взвесив оружие в руке, и вышел на лунный свет, чтобы рассмотреть его более внимательно. Эстаси заметила, что он высок ростом и красив, одет в грубую куртку с цветным шейным платком, золотистые волосы свободно падают на плечи. Он посмотрел на пистолет и, обращаясь к Эстаси, резко спросил:
– Где вы его взяли?
– Ну, он не принадлежит мне. Он…
– Я это знаю. Кто вам его дал?
– Никто мне его не давал!
– Вы хотите сказать, что украли его?
– Да нет, конечно не украла! Я просто взяла его на время, потому что подумала, что он пригодится мне. Он принадлежит моему кузену Людовику, но я наверняка знаю, что он дал бы мне его, потому что он самый романтичный человек из всей нашей семьи.
Свободный торговец в два быстрых шага подскочил к ней:
– Да кто же вы такая, черт побери?!
– Не вижу, какое отношение пистолет… Он сильно встряхнул ее за плечи.
– Не в этом дело! Кто вы?
– Я Эстаси де Вобан, – с достоинством ответила она.
– Эстаси де Вобан… О да, я вспоминаю! Но как вы оказались в Англии?
– Дедушка решил, что если я останусь во Франции, то попаду на гильотину, и вывез меня оттуда. Но если бы я знала, что он заставит меня выйти замуж за моего кузена Тристрама, который мне не нравится, я предпочла бы гильотину.
– Теперь понятно… – сказал молодой человек. – А сэр Тристрам в Корте? Если вы бежите от него, я сделаю все, чтобы помочь вам!
– А вы что, знаете моего кузена Тристрама? – с удивлением спросила Эстаси.
– Знаю ли я его? Да я и есть ваш романтичный кузен Людовик!
Она вскрикнула, и молодой человек снова был вынужден закрыть ей рот рукой:
– Дьявол вас побери, что вы шумите?! Хотите привлечь сюда сборщиков налогов?
Эстаси с трудом оттолкнула его ладонь:
– Нет, нет, обещаю вам, что буду вести себя тихо! Я так счастлива, что встретила вас! Я на это и не надеялась: мне сказали, что ваша нога не ступит на землю Англии.
– Но я здесь! – ответил Людовик. – Правда, стоит вам сказать хотя бы одно слово, как ищейки с Боу-стрит
l:href="#note_9" type="note">[9]
и сборщики налогов кинутся за мной в погоню.
Эстаси с горячностью возразила:
– Я вообще ничего не скажу! Вы оскорбляете меня, произнося такие слова!
– Они рассказывали вам, почему я не могу ступить на землю Англии?
– Да, но мне нет до этого дела! Вы на самом деле убили того человека, имя которого я забыла?
– Нет, не убивал.
– Теперь мы должны разузнать, кто это сделал, – поспешно сказала Эстаси. – Вот сейчас я вижу, что получается даже лучшее приключение, чем я предполагала.
– Так вы верите мне? – спросил он.
– Конечно!
Он рассмеялся, притянул девушку к себе и поцеловал в щеку.
– Вы единственная, кто верит, если не считать Бэзила.
– Да, – согласилась Эстаси, – но мне Бэзил не нравится.
Людовик хотел что-то ответить, но в этот момент из темноты появился Нэд и потеребил его за рукав.
– Абель, – лаконично сказал он.
Эстаси услышала стук копыт по снегу и увидела лошадь; на вьючном седле сидел низенький плотный мужчина.
Людовик взял девушку за руку и подвел к прибывшему.
– Ну? – спросил он.
– Там проклятые сборщики налогов! Надо быстро сматываться в Коуфилд! – сообщил Абель Банди, слезая с лошади. Тут он заметил Эстаси и окинул ее внимательным бесстрастным взглядом. – Откуда эта девчонка?
– Это моя кузина. А не можем мы прорваться через Хэнд-Кросс?
Мистер Банди принял появление Эстаси без комментариев и безо всякого интереса.
– Нам и в Коуфилд не пробиться! – ответил он. – Они идут за нами по пятам.
Услышав это, Нэд отозвал Абеля в сторонку и быстро заговорил с ним о чем-то, приглушив голос. Людовик отошел к ним, чтобы присоединиться к дискуссии, и через несколько минут обернулся к Эстаси, торопливо сказав:
– Мне очень жаль, но я не могу отправить вас в Лондон этой ночью. Вам придется поехать с нами.
– О, я с большим удовольствием поеду с вами! – уверила его Эстаси. – А куда мы направимся?
– На юг, – коротко ответил он. – Эти проклятые ищейки могут захватить всю партию товара. Но предупреждаю: еще до конца ночи может случиться что-то серьезное. Едем!
Он снова схватил ее за руку, подвел к тому месту, где стоял Руфус, и безо всяких церемоний посадил в седло. Эстаси, видя, как оба брата Банди суетились вокруг навьюченных лошадей, с готовностью предложила:
– Разрешите мне тоже повести их?
– Нет. Сидите тихо.
– Но чем я могу помочь?
– Ничем, – сказал Людовик. – Все готово, Абель?
И караван с Абелем во главе двинулся к югу. Людовик сел на лошадь и поехал сзади, не отпуская уздечку лошади Эстаси. Ей это не нравилось, и после короткого, но бурного спора он все-таки отпустил ее, наперекор советам Нэда, который ехал сбоку от каравана, подгоняя хлыстом отстававших лошадей.
Эстаси прервала ворчание Нэда по поводу своей персоны холодным замечанием: дескать, она ужасно устала от него; эти слова поразили свирепого джентльмена – он не нашелся, что ответить, и переместился в голову процессии.
– Я его раздражаю? – спросила Эстаси, глядя ему вслед.
– Он просто не выносит, когда женщины впутываются в паши дела, – объяснил Людовик.
– Но вы же не возражаете, чтобы я ехала рядом с вами, верно? – с тревогой спросила Эстаси.
– Да нет же, мне это даже нравится! – беззаботно ответил Людовик. – Только будьте осторожны, если начнется стрельба.
– В таком случае зарядите мой пистолет и верните его мне; если начнется перестрелка, я тоже приму в ней участие.
– Это не ваш пистолет, – возразил Людовик. – Он мой, и должен вам сказать, я никому не одалживаю свои дуэльные пистолеты. А где другой?
– Я оставила его в ящике. А мне-то казалось, вы будете рады одолжить мне пистолет.
– Вовсе нет! И вообще, откуда вы взяли, что я такой романтичный?
– Но ведь у вас очень романтичная жизнь!
– У меня чертовски нескладная жизнь! Расскажите мне о вашем предстоящем браке. И почему вы выходите замуж за Тристрама, если он вам не нравится? Это все дела Сильвестра?
– Да, он вынудил меня согласиться на mariage de convenance
l:href="#note_10" type="note">[10]
. Но теперь он мертв, и я вольна распоряжаться собой.
– Что?! Сильвестр умер?! – вскричал Людовик.
– Да, три дня назад. Так что теперь вы – лорд Левенхэм.
– А где же Бэзил?
– Он, конечно, в Дауер-Хаус, а Тристрам – в Корте.
– Мне пора увидеть Бэзила. Что-то надо делать с этим наследством. Не хочу влезать в шкуру Сильвестра.
– А я не хочу, чтобы Бэзил унаследовал титул, и думаю, вам лучше всего не видеться с ним, – сказала Эстаси.
– О, Красавчик никому не причинит вреда!
Людовик вдруг замолчал и схватил Руфуса за уздечку, чтобы придержать его. Караван остановился.
– Теперь тихо!
Он напряженно вслушивался. Эстаси различила вдали топот лошадиных копыт.
– Оставайтесь на месте, – приказал Людовик и поскакал в голову каравана.
Эстаси тоже очень хотелось принять участие в совете трех мужчин, но на этот раз она предпочла послушаться. Людовик показался ей очень властным – весь в деда.
Вскоре он вернулся и торопливо, резко заговорил:
– Нам надо попытаться сбить сборщиков налогов со следа. Я не знаю, что мне делать с вами, поэтому лучше держитесь рядом. В конце концов, вы же искали приключений! Не могу же я оставить вас одну в лесу, да еще ночью!
Людовику и в голову не пришло, что одинокое путешествие молодой девушки в Лондон было гораздо менее опасно, чем сопровождение группы контрабандистов. Он слез со своей маленькой лошадки и заявил:
– Кроме того, мне нужна ваша лошадь.
– А я что, должна ехать на этой лошаденке? – с сомнением спросила Эстаси.
– Нет, вы сядете впереди меня, – ответил он. – Мне так проще будет оберегать вас.
Говоря это, он передал свою лошадь старшему из братьев Банди и попрощался с ним:
– Удачи тебе, Абель! Обо мне не беспокойся.
– Сами будьте осторожны, – мрачно отозвался мистер Банди. – У вас никогда не было здравого смысла и никогда не будет!
Людовик тем временем сел на лошадь позади Эстаси и обхватил ее рукой.
– И как вы только можете ездить в таком седле? – заметил он, разворачивая Руфуса. – А это еще что такое?
– Сумка, разумеется!
– Она будет очень мешать. Не возражаете, если я ее срежу?
– Нет, конечно не возражаю, – беспечно ответила Эстаси. – Кроме того, я уже лишилась одной.
Он тут же освободился от второй сумки. Эстаси посмотрела, как она упала на землю, и усмехнулась про себя. Если Тристрам найдет ее вещи, он обязательно решит, что его невесту убили.
Людовик пустил Руфуса легким галопом. Эстаси показалось, что он направляется именно туда, где остались гнавшиеся за ними сборщики налогов.
– Конечно, я туда и еду, – ответил он на ее замечание. – Я же сказал вам, что собираюсь сбить их со следа! Я обманом заставлю их преследовать именно меня, а Абель в это время успеет дойти до укромного местечка, которое он знает.
– А что мы будем делать потом, когда отвяжемся от них?
– Сначала надо ускользнуть, – беззаботно ответил Людовик. – А потом я подумаю, что делать с вами. Теперь же нельзя терять времени!
Говоря это, он повернул лошадь, и Эстаси заметила, что они въехали в чащу недалеко от того места, где она впервые встретила караван контрабандистов. Теперь она явственно слышала топот копыт и голоса где-то совсем близко. Людовик под прикрытием деревьев подъехал еще ближе.
– Они сейчас будут рыскать по чаще, – сказал он. – Нельзя дать им время найти следы наших лошадок. А теперь сидите тихо и крепче держитесь за луку седла.
Дальнейшие его действия были быстрыми, но он явно преследовал определенную цель. Эстаси показалось, что они двинулись через чащу к северу.
– Нам надо как-то дать знать этим чертям о себе, – сказал Людовик ей на ухо. – Только не закричите теперь!
Это предупреждение было сделано весьма вовремя, потому что тут же над ухом Эстаси прогремел выстрел. Девушка изо всех сил старалась не закричать, но, когда в ответ прозвучал другой выстрел, она уже не смогла справиться с окатившей ее волной страха.
– Думаю, это немного поддразнит их, – сказал Людовик. – Теперь – вперед!
Он развернул храпящего и дрожащего Руфуса и дал ему волю. Лошадь рванулась, с шумом продираясь через кусты, откуда-то сзади послышались крики, затем прогремел выстрел, и Эстаси с удовлетворением отметила, что она вступила в конфликт с Налоговой службой ее величества. Она перестала держаться за седло и вцепилась в куртку Людовика – это казалось безопаснее.
Он, улыбнувшись, наклонился к ее уху:
– Боитесь?
– Нет!
– Ну а теперь мы немного пройдем галопом, поэтому держитесь крепче!
Они выскочили из чащи на открытое место. Бегущие облака на время прикрыли луну, но было достаточно светло, и их преследователи увидели скачущую лошадь. Почти одновременно прозвучали два выстрела, и Эстаси почувствовала, как рука, державшая ее, как-то странно дернулась. Ее кузен сильно охнул.
– Попали, о боже! Кто бы мог подумать, что сборщики налогов стреляют так метко!
– Вы ранены?! – вскричала Эстаси.
– Немножко! – бодро ответил он, быстро оглянувшись через плечо. – Кажется, их четверо. Скачут тоже быстро. Но мы проведем их!..
Они снова оказались под прикрытием деревьев, здесь Руфус перешел на рысь, придерживаясь опушки леса. Эстаси после такой скачки показалось, что они уже совсем заблудились. Но кузен знал лес как свои пять пальцев, и они потихоньку углублялись в темноту. Погоня, судя по всему, была в замешательстве. Людовик замедлил ход лошади, чтобы подпустить сборщиков еще ближе, и, чтобы те окончательно не потеряли след, выстрелил еще раз, как бы приглашая их следовать за собой. Это принесло желаемый эффект – лес огласился криками, – и беглецы снова двинулись вперед, на север.
Прошло полчаса, прежде чем они оторвались от погони, и Людовик покачнулся в седле.
– Что с вами?! – с тревогой вскрикнула Эстаси.
– Так, ерунда, всего лишь царапина, – пробормотал Людовик. – Но как бы то ни было, мы провели их по кругу, и теперь они будут гоняться друг за другом до самого рассвета.
Эстаси положила руку на его плечо и остановила Руфуса.
– Куда вы ранены?
– В левое плечо. Мне кажется, нам стоит рискнуть и добраться до Хэнд-Кросс.
– Хорошо, но сперва я перебинтую вас. Сильно идет кровь?
– Как из свиньи, – откровенно ответил Людовик.
Она соскользнула на землю, уставшая и помятая, и приказала:
– Слезайте! Если из вас хлещет кровь, как из свиньи, вы можете умереть, а я вовсе не хочу, чтобы вы умерли.
Людовик засмеялся, однако слез с лошади и попал в маленькие, но умелые руки. Он попытался сделать шаг и тут же упал на колени со словами:
– Черт возьми, меня ранили серьезнее, чем я думал! Кузина, берите лошадь и уезжайте.
– Я вас не брошу! – ответила Эстаси, деловито разрывая на полосы нижнюю юбку. – Я доставлю вас в Хэнд-Кросс.
Не получив ответа, она всмотрелась в него и поняла, что Людовик потерял сознание. На какой-то момент, совершенно растерявшись, она беспомощно замерла, но, увидев, что кузен весь в крови, решила, что самое главное сейчас – перевязать его рану. Сначала надо снять с него куртку. Это оказалось не таким уж легким делом, но Эстаси успешно справилась и принялась, как умела, обматывать его плечо полосками ткани от нижней юбки. Людовик пришел в себя, когда она туго стягивала повязку, и какое-то мгновение бессмысленно смотрел на девушку.
– Что?.. Да, я вспомнил! Дайте мне бренди. Фляжка в куртке.
Она наконец завязала тугой узел, нашла бренди и, приподняв его голову, поднесла фляжку к губам. Он почувствовал себя лучше настолько, что смог сам надеть куртку.
– А знаете, вы напрасно тратите время на Тристрама, – сказал он. – Помогите мне сесть в седло, и мы еще успеем в Хэнд-Кросс.
– Хорошо, но на этот раз я возьму поводья!
– Как скажете, моя дорогая, – покорно согласился он.
– И обнимите меня, а то упадете!
– Не беспокойтесь, не упаду.
Эстаси, отыскав упавшее дерево, подвела к нему свою уставшую лошадь и, используя его как подставку, забралась в седло. Потом подъехала к Людовику и пригласила его сесть сзади нее. Он попытался было вскочить на коня, но усилие это чуть не вызвало у него второй обморок. Он снова обратился к спасительному бренди. Кое-как Людовик вскарабкался на Руфуса и слабым голосом проговорил:
– Следуйте по этой тропе, она выведет вас на почтовую дорогу к северу от Хэнд-Кросс. Если вам удастся разбудить старика Ная в гостинице «Красный лев», то он примет меня.
– А что мне делать, если я увижу сборщиков налогов?
– Молиться, – честно сказал он.
Но они больше не встретили сборщиков налогов, и к моменту, когда Руфус выбрался на почтовый тракт в миле от Хэнд-Кросс, мысли Эстаси были целиком заняты кузеном. Людовик, казалось, держался в седле инстинктивно. Эстаси не решалась пустить Руфуса даже рысью. Она обвила здоровую руку Людовика вокруг своей талии и поддерживала ее. Путь до Хэнд-Кросс казался бесконечным, но наконец показалась стоящая на отшибе гостиница, черная на фоне неба. Было уже далеко за полночь, и в завешенных окнах не было видно света. Эстаси остановила Руфуса у двери и отпустила руку Людовика – та беспомощно повисла. Кузен тяжело навалился на ее спину, и девушка слабо надеялась, что он не упадет, когда она соскочит с седла. Он не упал, но тяжело навалился на шею копя. Она тут же схватила веревку от звонка и принялась неистово дергать ее.
На звонок откликнулись так быстро, что Эстаси, уже слышавшая рассказы о том, что хозяин «Красного льва» Джозеф Най знает о свободных торговцах больше, чем ему следует, тут же сообразила: он ждал тот самый караван, который она встретила в лесу. Он сам открыл дверь – полностью одетый, с фонарем в руке – и застыл. Словно не веря своим глазам, он только повторял с придыханием:
– Мисс, о мисс!
Эстаси схватила его за руку:
– Пожалуйста, помогите мне, и побыстрее! Я привезла кузена Людовика, он сказал, что вы примете его, но он ранен и, мне кажется, умирает!
И она, совершенно измотанная, разразилась слезами.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Миражи любви - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Миражи любви - Хейер Джорджетт



Меня уже не спасти- мне пришлось ЭТО прочитать, но вас я могу предупредить: НиИКОГДА не читайте этот бред и нудятину... Ужас!!!
Миражи любви - Хейер ДжорджеттЕлена
7.05.2014, 21.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100