Читать онлайн Крошка Черити, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крошка Черити - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крошка Черити - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крошка Черити - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Крошка Черити

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Прежде чем расстаться с братом, Саймон сунул в карман подписанный чек и с дружеской насмешкой поинтересовался, собирается ли Десфорд в Ньюмаркет на июльские скачки. Виконт ответил, что не особенно надеется попасть в Ньюмаркет.
– Десять против одного, что к тому времени я все еще буду охотиться за Неттлкумбом, – сказал он. – Но если ты едешь, запомни кличку: Мопсквизер. Старый Джерри Таутон шепнул мне словечко у Татта на прошлой неделе, а на его совет обычно можно положиться.
Саймон стиснул его руку с теплой улыбкой:
– Спасибо, Дес. Слушай, ну ты козырный малый!
Слегка позабавленный, Десфорд поинтересовался:
– Такой восторг из-за пустяковой подсказки? Брось!
– Дело не в этом, вернее – не только в этом… – Саймон похлопал себя по карману. – Спасибо, что не стал читать мне отеческие нотации!
– Стал бы ты обращать на это внимание!
– Кто знает, кто знает… – весело протянул Саймон, взял шляпу и залихватски посадил на свои пышные кудри. Поколебавшись, он добавил: – Завтра я возвращаюсь в Лондон и буду там до поездки в Ньюмаркет. Так что, если тебе понадобится моя помощь – только свистни, я сделаю все, что могу! – И, немного смущенный, он сразу же вернулся к своему излюбленному небрежному тону, добавив: – Ты еще не знаешь, на что я способен! Пока, мой мальчик!
Виконт покинул Инглхерст через двадцать минут, избавившись, по крайней мере, от одной из своих забот, Леди Силвердейл, благодаря, главным образом, неприязни к старому врагу и только отчасти – скромному обаянию Черри, проявляла большую симпатию к неожиданной гостье. К счастью, на ее вкус Черри была довольно славненькой, не более того.
– Бедное дитя! – сказала она. – Как жаль, что она такая маленькая, и это ее унылое платье!.. Хетта, любовь моя, полагаю, будет неплохо, если мы придумаем ей что-нибудь более презентабельное; может, подарим ей тот отрез зеленого батиста, который, как мы решили, тебе совершенно не идет? Она сможет сшить себе хорошенькое платьице. Простенькое, симпатичное платьице, ну, ты понимаешь меня. И еще ей нужно привести в порядок прическу. Терпеть не могу лохматых голов!
Генриетта одобрительно отнеслась к великодушным затеям своей родительницы, так что виконт покинул Инглхерст в приятной уверенности, что, по крайней мере, в ближайшее время с Черри будут обходиться очень хорошо.
В это время Черри уже основательно погрузилась в дремоту, из которой ее не смог вырвать ни стук копыт, ни скрип колес. Она так устала от волнений и тревог вчерашнего дня, что с трудом проснулась, когда утром экономка разбудила ее, отдернув полог кровати (собственно, Черри только приоткрыла сонные глаза и потянулась, как котенок), и сказала, что утро выдалось чудесное. В доказательство она раздвинула шторы, и Черри на секунду ослепил хлынувший в комнату поток солнечного сияния. Она со вздохом села, разом вспомнив все события прошлого дня, и спросила, который час. Услышав, что уже восемь, она воскликнула:
– О Господи! Я проспала двенадцать часов! Как это со мной такое случилось?
Экономка, увидевшая, что она готова выскочить из кровати, сказала, что торопиться не стоит: миледи никогда не спускается к завтраку, а мисс Хетта велела не беспокоить ее до восьми. Потом добрая женщина поставила медный кувшин с горячей водой в угол около умывальника, попросила позвонить ей, если что-нибудь еще потребуется, и вышла. У двери она помедлила, предупредив Черри, что завтрак подадут к десяти.
Теперь, оставшись одна, Черри наконец смогла оглядеться. Накануне она была слишком измучена, чтобы изучать обстановку отведенной ей спальни. Единственное, что произвело на нее впечатление, – это исключительно мягкие подушки и самая удобная кровать, на какой ей случалось спать; но сейчас, сидя на постели, обхватив коленки, она озиралась в благоговейном восторге. Черри твердо решила, что это самая восхитительная комната на свете; ее бы поразило, знай она, что леди Силвердейл недавно раздраженно назвала немного выгоревшие занавески «неприлично потрепанными». Ее светлость также осудила пятно на ковре, где какой-то беспечный гость расплескал воду после умывания. Но Черри не замечала ни пятна, ни выгоревших занавесок. Школа мисс Флетчинг была обставлена добротно, но строго; а в Мэплвуде Черри делила комнату с Дианемой и Коринной, которые, по мнению их матери, были еще слишком малы, чтобы тратить на них деньги сверх необходимости. Соответственно с этим, их спальню украшало собрание разностильных кресел и буфетов, слишком обветшавших, чтобы их можно было держать в парадных комнатах, или купленных по дешевке на распродажах. И даже у тети Багл над кроватью не было полога из шелкового дамаска, подумала Черри, благоговейно поглаживая ткань.
Она выскользнула из кровати и сразу же сделала приятное открытие: кто-то уже не только распаковал ее чемодан, но и выгладил оба платья, которые она взяла с собой. Это вознесло Черри на такую степень блаженства, что ей показалось: она еще спит и видит сон.
Когда Черри в сопровождении величественного Гримшоу вошла в маленькую гостиную, Генриетта, разливавшая чай, поприветствовала ее так весело и дружески, что девушка сразу же оправилась от страха, внушенного ей дворецким, и импульсивно произнесла:
– Кажется, я вела себя так глупо вчера, что даже не поблагодарила вас и леди Силвердейл за вашу беспримерную доброту ко мне! Я просто не знаю, как мне выразить свои чувства…
– Вздор! – улыбнулась Генриетта. – Я потеряла счет вашим «спасибо» вчера вечером. Кажется, последний раз вы прошептали что-то в этом роде, когда я задула свечу, но, так как вы уже наполовину спали, я могла и ошибиться!
Ко времени, когда они встали из-за стола, Черри была уже полностью очарована Генриеттой и почти освободилась от нервной робости. Разговорив свою гостью, Генриетта поняла, что Черри не хочется рассказывать о своей тете. Зато с огромной симпатией и привязанностью она говорила о мисс Флетчинг, но Генриетта сомневалась, чтобы их отношения были намного ближе, чем положено между наставницей и благодарной ученицей. Черри довольно сдержанно отвечала на ее расспросы, и поначалу казалось, что она постоянно ожидает окрика или замечания. Но, постепенно привыкая к тому, что такой угрозы больше не существует, она становилась все естественней и щебетала веселей, как по дороге в Лондон в экипаже Десфорда. Но чтобы убедить ее принять в подарок отрез зеленого батиста, потребовались серьезные уговоры, и даже согласившись, она порывалась немедленно отплатить за это – если не деньгами, то услугами.
– Я привыкла иметь какое-то занятие, – уверяла она Генриетту. – Умоляю вас, мисс Силвердейл, скажите мне, какое бы вы хотели дать мне поручение!
– Но я не хочу давать вам никаких поручений! – возражала. Генриетта. – Вы наша гостья, Черри, а не служанка!
– Нет, – сказала Черри, вспыхнув и решительно выпятив подбородок. – Вы говорите так по доброте, и… и это наполняет мою душу таким теплом, что я не успокоюсь, пока вы мне не позволите быть вам полезной. Я вижу, конечно, что у вас полно слуг, но есть сотни мелочей, которые ни вы, ни леди Силвердейл не станете поручать слугам! Передать на словах сообщение или просьбу, найти затерявшуюся вещицу, зашить дырочку в чулке – о, сотни мелочей, которые вы делаете сами, хотя это страшно скучно!
Так как Генриетте так и не удалось вспомнить ни одной мелочи, которую ее родительница усомнилась бы поручить слугам, она рассмеялась, но, естественно, не стала объяснять причин своего веселья. Она просто сказала:
– Ладно, я постараюсь сделать все возможное, чтобы занять вас, но хочу предупредить: если вы снимете с меня заботу обо всех этих вещах, я очень скоро превращусь в ленивое, эгоистичное, невыносимое существо!
– Нет. Я уверена, что этого не случится! – с нежной улыбкой ответила Черри.
Почти все утро она провела, вырезая детали выкройки из зеленого батиста и складывая их вместе. В этом занятии ей оказала квалифицированное содействие мисс Эвзиба Кардд, личная портниха миледи, тощая особа с ядовитым выражением лица, в которой трудно было угадать сочетание редкого таланта одевать свою госпожу по моде и ревностного обожания этой не вполне справедливой леди. Свои услуги она предложила Черри с предельным отвращением – собственно, она бы и не подумала этого делать, если бы ее милость не приказала по возможности преобразить мисс Стин. Профессиональная гордость победила менее похвальные чувства и даже заставила (чтобы уберечь миледи от расходов на посылку за личным парикмахером, как объяснила это мисс Кардл) уложить буйные локоны мисс Стин в намного более приемлемом изящном стиле – миледи похвалила мисс Кардл за это, что случалось крайне редко. Но трогательные изъявления благодарности самой Черри совершенно ее не тронули. Мисс Стин ей определенно не нравилась. Собственно, у Черри был единственный доброжелатель среди прислуги – миссис Ханибурн, дородная и добродушная экономка, называвшая ее милой маленькой леди; горничные, оба лакея и даже ворчливый садовник только снисходительно усмехались, а Гримшоу косился на нее подозрительно и раздраженно. Они вместе с мисс Кардл решили, что гостья – льстивая интриганка, бессовестно подлизывающаяся к мисс Хетте и миледи.
– Если вас интересует мое мнение, – веско произнес Гримшоу, – я должен сказать, что она тут втирается в доверие. А уж что я думаю о поведении лорда Десфорда, поселившего в доме эту интриганку, я даже не решусь высказать вслух.
К счастью для душевного покоя Черри, отчужденная вежливость, с которой держались оба недоброжелателя, надежно скрывала их враждебность. Через три дня после приезда ее прежний испуганный и робкий вид изменился; она словно распустила лепестки под лучами неведомой прежде доброты. Для нее все было ново: когда она входила в комнату, ее встречали улыбкой; леди Силвердейл называла ее «дорогой крошкой» и любезно просила выполнить поручение; мисс Силвердейл дружески приглашала прогуляться по саду; с ней вели себя как с желанной гостьей, и Черри стремилась всеми доступными способами отплатить своим хозяйкам за их великодушие. В первый же свой день в Инглхерсте она поняла, что ничем не может быть полезна Генриетте. Зато она постоянно оказывала услуги леди Силвердейл, не подозревая, что плаксивый тон миледи и ее ласковые манеры скрывают эгоизм и властолюбие, на свой лад более безжалостные, чем откровенная грубость тети Багл. Если леди Багл повелительным тоном отправляла ее искать какую-то затерявшуюся вещицу, а получив желаемое, выражала удивление, что поиски так затянулись, леди Силвердейл в сходном положении побуждала Черри к действию примерно следующим образом:
– Ох, дорогая, до чего же я глупа! Я снова потеряла свои ножницы для рукоделия! Ну, куда же я могла их деть? Нет, нет, дорогое дитя! К чему вам расплачиваться за мою рассеянность?
А когда Черри, после изматывающих поисков по всему дому, приносила потерянные ножницы, леди Силвердейл говорила:
– Ах, Черри, мое дорогое дитя! Вам вовсе незачем было беспокоиться!..
Неудивительно, что Черри расцвела при таком обращении и прониклась благодарностью и горячей дружбой к своим покровителям. Она еще никогда в жизни не была так счастлива; и Генриетта, понимая это, нашла нужным слегка предостеречь ее. Она так и сделала, осторожно шепнув Черри на ушко, что расположение леди Силвердейл – явление непостоянное, являющееся производным от ее самочувствия, настроения, прихотей погоды и добросовестности прислуги. Миледи было свойственно испытывать внезапные приливы неприязни к особам, которых она еще недавно жаловала теплейшим расположением; и так как подобные капризы могли длиться довольно долго, они делали существование жертвы предельно неудобным.
Черри выслушала предостережение и понимающе кивнула, заметив, что леди Багл также склонна к необъяснимым вспышкам антипатии.
– Только вела она себя хуже, потому что не была так добра и великодушна, как дорогая леди Силвердейл! Правда, мне кажется, вы с ней – добрейшие люди на свете!
Это было сказано с таким сияющим взглядом! Генриетте оставалось только надеяться, что благодушие леди Силвердейл продлится все время пребывания Черри в их доме.
Все это происходило за три дня до того, как сэру Чарльзу Силвердейлу разрешили встать с постели. Его мать и сестра видели, что он пострадал от несчастного случая гораздо сильней, чем согласен признаться. Чарли настоял на том, чтобы ему позволили самостоятельно спуститься по лестнице, но когда, тяжело навалившись на лакея, он добрел до библиотеки, то бессильно растянулся на диване и даже согласился выпить сердечное лекарство, предложенное матерью. Чарли Силвердейл был приятным молодым человеком, но его лицо слишком часто портила гримаса раздражения, а порой, когда он не мог поступить, как хотел бы, или получить желаемое, его черты выражали откровенную вздорность. Как по характеру, так и внешне он был очень похож на мать; а в силу того обстоятельства, что отца он потерял очень рано и был страшно разбалован заботливой матерью, все унаследованные им недостатки с возрастом развились. Он обладал обаянием, легкостью манер, делавшей его приятным собеседником, и бездумной смелостью, вызывавшей восхищение значительного числа юных джентльменов сходного склада ума. Слуги любили его, потому что, несмотря на требовательность, такую же, как у матери, и даже еще более эгоистичную, он унаследовал и ее дар придавать самым резким приказам вид простой просьбы; к тому же он всегда благодарил за выполнение своих указаний нежнейшей улыбкой, смягчавшей последствия любой вспышки гнева; он охотно позволял слугам отдохнуть, если заранее знал, что не будет нуждаться в их услугах, и поэтому считал себя добродушным господином. Вспышки раздражения с его стороны домашние принимали как естественные проявления утонченного характера, а его легкомыслие извинялось крайней молодостью. Только сестра, которой родственная привязанность не мешала видеть его недостатки, сказала однажды, что у Чарли так много друзей потому, что свой скверный нрав он бережет для родных. Но так как то замечание вызвало суровые упреки матери, Генриетта больше никогда его не повторяла.
Она ожидала выздоровления брата с серьезной озабоченностью, зная, что малейший признак заинтересованности мисс Стин с его стороны превратит леди Силвердейл из великодушной покровительницы в злейшего врага Черри. Но оказалось, что Десфорд совершенно прав: хотя перезрелая миссис Камбертри осталась в прошлом, сэр Чарлз Силвердейл по-прежнему питал склонность к дамам зрелого шарма и богатого опыта. Инженю совершенно не интересовали Чарли, и его встреча с Черри не пробудила ни тени тревоги в бдительной родительнице. По правде говоря, она охотно согласилась, когда Чарли сказал:
– Что за невзрачное существо, мама! Тише воды, ниже травы… Хотел бы я знать, с чего Десфорд вздумал хлопотать о ней.
Мистера Кэри Нетеркотта это тоже интересовало, но, будучи простым, прямодушным человеком, он принял объяснение Генриетты без вопросов и без всякой задней мысли.
– Поведение его светлости в таких сложных обстоятельствах делает ему честь, – сказал он и добавил со слабой улыбкой: – И хотелось бы, чтобы кое-кому хватило присутствия духа вести себя так же на его месте!
– Да! – отозвалась с улыбкой Генриетта. – Это очень печальная история – намного печальней, чем призналась Десфорду бедная девочка. Надо быть чудовищем, чтобы бросить ее в беде!
Он согласно кивнул и мрачно добавил:
– Но что с ней будет? Такая юная, и совсем одна – вы ведь не сможете вечно заботиться о ней, как, вероятно, ожидает лорд Десфорд.
– Нет, конечно, он просто оставил ее в Инглхерсте на время поисков ее дедушки. Хотя захочет ли лорд Неттлкумб взять на себя заботу о Черри – это мне представляется весьма сомнительным.
– Я не знаком с его светлостью – только по слухам.
– Я тоже, но если и половина того, что о нем болтают, соответствует действительности, это невообразимо вздорный и жадный человек. Можно только надеяться, что его тронет положение Черри и он позаботится о ней. Это было бы чудесно, ведь она такая трогательная.
– Она действительно очень трогательная малышка, – подхватил он, – и поэтому мало кому может понравиться, что она станет рабой вздорного старого осла, каким считают лорда Неттлкумба. – Он помедлил, нахмурившись и постукивая пальцами по столу. – Что она будет делать, если Неттлкумб откажется от нее? – резко спросил он. – Она думала о такой возможности?
– О да! У нее есть намерение – очень серьезное намерение! – поискать себе место в приличном доме.
Он нахмурился сильней:
– Какое место? Гувернантки? Для этого она слишком молода!
– Не только молода, но еще и совершенно неподготовлена, – заметила Генриетта. – Она хотела бы получить питомцев, только что вышедших из детской, но, надеюсь, мне удастся убедить ее, что из этого ничего не выйдет в силу тех обстоятельств, при которых она покинула дом своей тети… Кроме того, Черри хотела бы ухаживать за пожилыми людьми. Она говорит – и я этому верю! – что отлично ладит с… как она выразилась, ворчливыми старыми леди. Положим, моя мать не так уж стара, но – Господи, прости меня – довольно ворчлива, и у нее довольно своеобразное чувство юмора – так вот, она тому прямое подтверждение! Вы, конечно, понимаете, что я хотела сказать? – Он поклонился, серьезно глядя на нее. – Ну вот, и могу сказать только, я не видела пока никого, кто смог бы лучше поддерживать ее хорошее настроение!
– Кроме вас? – предположил он.
– О Боже, нет! – смеясь, возразила она. – Уверяю вас, только не я! У меня не достает терпения. А вот Черри – о да! Боюсь, у нее больше, чем у меня, сочувствия к ипохондрикам. Если вас это шокировало, забудьте мои слова!
Он покачал головой.
– Знак доверия с вашей стороны не может меня шокировать, – просто сказал он. – Скорее меня потрясло, что вы сознаете истинную природу всех болезней леди Силвердейл… Простите, если я высказался грубо! Я не слишком ловок в словах, и часто мне бывает трудно точно передать свои мысли! Мне всегда казалось, что вы верите в ее пошатнувшееся здоровье. Поэтому ваша преданность матери выглядела совершенно естественной и вызывала только сочувствие к вашей роли и желание спасти вас от нее!
Он замолчал и покраснел, увидев в ее выразительных глазах и удивление, и смех. Когда Генриетта заговорила, ее слова подействовали на него, как ушат холодной воды. Смеясь, она сказала:
– Что ж, я буду рассчитывать на это, сэр! Господи, неужели вы считали мою жизнь достойной сочувствия? Меня нужно спасти? Какое странное впечатление произвожу на вас я – и, конечно, моя бедная матушка! Временами она бывает утомительна, но, уверяю вас, она привязана ко мне так же, как и я к ней! Я совершенно счастлива, поверьте!
– Извините меня, – прошептал он. – Я сказал лишнее.
– Отчего же? – с улыбкой продолжила она. – Дело в том, что вы слишком романтичны, мой друг, и вам подошла бы компания таких же рыцарей, как и вы, готовых спасать юных дев от драконов, и великанов, и людоедов… Но если задуматься, сколько их уже сражено странствующими рыцарями, покажется, что земля положительно перенаселена и девами, и рыцарями, и чудовищами!
Он рассмеялся, но сразу же покачал головой и сказал:
– Вы всегда так остроумны, мисс Хетта, но кое-кого вам этим не обмануть. Вы когда-нибудь бываете серьезны?
– Ну, не очень подолгу! – ответила она. – Боюсь, я, как Беатриче, рождена, чтобы болтать глупости и никогда не быть серьезной! Но вспомните, мы обсуждали судьбу бедняжки Черри, а не мою! Вот она на самом деле в беде!
– Это действительно трудный случай, – серьезно сказал он.
– Да, но я очень надеюсь, что довольно скоро ей сделают предложение.
– Лорд Десфорд? – спросил он, изучающе вглядываясь в ее лицо.
– Десфорд?.. – невольно переспросила она. – Господи, нет! По крайней мере, очень надеюсь, что не он. Из этого все равно ничего не выйдет!
– Почему вы так считаете? Если он влюбится в нее…
– Мой дорогой сэр, Десфорд никогда не забудет своих обязательств перед семьей! Как, по-вашему, отнесется к такому союзу лорд Рокстон?
– Вы хотите сказать, лорд Десфорд женится, чтобы угодить отцу? – уточнил он.
– Не совсем так: он ни за что не женится так, чтобы это разочаровало его отца! Я имела в виду совсем другое: если мы сможем устроить ее в какую-нибудь семью, где она будет знакомиться со всеми посетителями, я совершенно уверена, что она получит предложение, возможно, даже несколько – от вполне респектабельных женихов, которых совершенно не будет волновать репутация ее отца.
– Вы позволите мне сказать, мисс Хетта, что репутация ее отца не будет иметь значения для любого мужчины, который ее полюбит!
– Да, это звучит прекрасно, – нетерпеливо перебила Генриетта. – Но вряд ли стоит надеяться, что Каррингтоны пожелают породниться со Стинами! Это вообще сомнительный род! Лорд Неттлкумб – всего лишь второй барон, знаете ли, а его отец, насколько мне известно, вовсе простолюдин!
– Не вижу в этом ничего предосудительного.
– Отлично сказано! – парировала она. – Он мог быть чудесным человеком! Но, насколько мне известно, дело обстояло совсем наоборот. У них дурная кровь, мистер Нетеркотт, и хотя это не сказалось в Черри, кто знает, как это отзовется на ее детях?
– Если вы действительно так считаете, мисс Хетта, мне кажется, вам следует позаботиться, чтобы ваш брат не влюбился в нее! – сказал он насмешливым тоном, мрачно глядя на нее.
Она рассмеялась:
– Да, должна признаться, у меня были сильные опасения на этот счет! Но Десфорд сказал, что мне нет нужды беспокоиться об этом. Он сказал, что мальчишки в возрасте Чарли не обращают внимания на своих сверстниц и волочатся за перезрелыми обольстительницами. И был абсолютно прав – как почти всегда: Чарли считает Черри совершенно невзрачной. И это, конечно, прекрасно, потому что я надеюсь, что ко времени, когда его вкус изменится к лучшему, она уже покинет наш дом.
– Таково мнение лорда Десфорда? – скептически поинтересовался мистер Нетеркотт.
Это задело ее. Сдвинув брови, Генриетта произнесла:
– Вряд ли я рискну спросить его мнение на этот счет, но сама я совершенно уверена, потому что сейчас как раз вспомнила, что и сам он в юности волочился за женщинами старше себя. И все это были особы не того сорта, чтобы кто-либо, кроме законченного повесы, рискнул жениться… А Десфорд таким не был даже в самые свои бесшабашные дни!
Ее глаза заблестели от забавных воспоминаний, но быстрый взгляд на мистера Нетеркотта напомнил ей, что он не способен разделить ее воодушевление, поэтому Генриетта ловко подвела к концу затянувшийся разговор наедине. Она встала и пригласила своего гостя в библиотеку, чтобы Чарли, все еще ограниченный в передвижениях, мог насладиться его обществом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Крошка Черити - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15

Ваши комментарии
к роману Крошка Черити - Хейер Джорджетт



Читать достаточно интересно, хоть и предсказуемо. Фабула оригинальна.
Крошка Черити - Хейер ДжорджеттЕлена Арк.
28.08.2013, 4.09





Мило, но рейтинг явно завышен. Хорошо прописана эпоха так милого мне Регенства.
Крошка Черити - Хейер ДжорджеттВ.З.,66л.
26.02.2014, 11.38





Очень трогательный роман. Очень оригинально закончился. Душа порадовалась за героев. Еще буду читать романы этого автора.
Крошка Черити - Хейер Джорджеттлена
26.02.2014, 13.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100