Читать онлайн Котильон, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Котильон - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Котильон - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Котильон - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Котильон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Восклицания, поздравления, молчаливое одобрение, которых может ожидать молодая девушка при известии о своей помолвке с человеком состоятельным и с положением, — всего этого оказалась лишена мисс Чаринг. Только лорд Долфинтон выражал полное удовлетворение. Но и его приветствия едва ли можно было признать особенно лестными, поскольку, как скоро выяснилось, радовался он главным образом своему освобождению, а не счастью кузины. Ведь теперь ни один, даже самый строгий, родитель не сможет желать его женитьбы на молодой особе, помолвленной с другим.
Досада Биддендена выразилась в изъяснении полуфразами, которые он большей частью произносил вполголоса. Он разгневался на Фредди, который увел из-под носа наследницу, не будучи сам в стесненных обстоятельствах; он злился и на Хью, так мало сделавшего, чтобы понравиться Китти.
Какие бы чувства ни обуревали самого Хью — ярость или разочарование, — никто не узнал об этом.
— Не ожидал, — произнес он, поднимаясь и серьезно глядя на Китти. — Умоляю хорошенько подумать, прежде чем предпримете шаг, о котором, уверен, пожалеете. Больше мне нечего сказать. Джордж, я отправляюсь в постель. Надеюсь, и ты, Фостер, готов удалиться.
Однако лорд Долфинтон, инстинктивно почувствовав союзника в кузене Фредди, взбунтовался. Он заявил, что ему не требуется ничье приказание, чтобы отправиться в постель, и, даже зашел так далеко в своей дерзости, что выразил желание выпить за здоровье молодой пары. Поскольку нынешним вечером Хью уже предостерег его от второго стакана бренди с водой, намерение графа выглядело равносильным декларации независимости и испугало самого Долфинтона до такой степени, до какой удивило всех, знавших о его благоговении перед пастором. Тот, правда, не принял вызова и просто окинул отступника долгим неодобрительным взглядом, прежде чем пожелать компании спокойной ночи.
Победа до того воодушевила Долфинтона, что он стал говорлив, вновь и вновь переживая свой триумф с таким упоением, что скоро выжил Биддендена из комнаты.
— Не понравилось, потому что я умыл Хью, — усмехнулся он радостно. — Бедняга, ему не следовало приезжать.
Поскольку стало очевидно, что его лордство намерен остаться в салоне на всю ночь, Фредди, который надеялся получить дальнейшие инструкции от своей нареченной, пришлось применить всю доступную ему силу убеждения, чтобы склонить его отправиться в постель. Но стоило ему осуществить свое намерение, как явилась мисс Фишгард, пылая чувствами, сгорая от любопытства и желания побыть наедине с воспитанницей.
Она имела основания полагать, что в комнате происходил разговор tet-a-tet, но, заглянув с игриво-лукавой улыбкой, спросила:
— Можно войти? — И, не дождавшись ответа, скользнула на цыпочках через порог, как будто боялась побеспокоить больного.
Эта привычка, происходившая отчасти от застенчивости, отчасти от намерения никогда не забывать своего места, неизменно раздражала ее работодателей. Поскольку Китти хорошо знала из пространных воспоминаний мисс Фишгард об унижениях и оскорблениях, которые выпадают на долю гувернантки, она, к ее чести, скрыла свою досаду и, изобразив приветливую улыбку, объявила о своей помолвке.
Слух о том, что достопочтенный Фредди явился посреди ночи, в неприлично-поздний час, и спросил мисс Чаринг, а мисс тотчас же поднялась с постели, оделась и сошла в салон, распространился по всему дому. Новость для всех стала полной неожиданностью. Тем не менее мисс Фишгард восприняла известие с распростертыми объятиями и восторженным восклицанием. Поздний приезд мистера Стандена и его успешное сватовство показались ей настолько необычными, что она, за неимением собственных, процитировала ему стихи одного из своих любимых поэтов. Делая ему реверанс и дрожа от возбуждения, она пробормотала:
— О, мистер Фредерик! Это напоминает: «…ни скалы, ни лес, ни поток в непогоду. Он ринулся в Эск, не ведая брода…»
— А? — вымолвил озадаченно Фредди.
— О да, мистер Фредди, вы, конечно, помните: «Храбрецу Лошинво, а не трусу в бою, подарила Елена руку свою!»
— В самом деле? — озадачился Фредди, с трудом следуя за предметом беседы.
Мисс Чаринг, лучше знакомая с поэмой, нежели ее нареченный, уже собиралась спросить в прозаическом роде, кого именно из претендентов — Хью или Долфинтона — ее наставница имела в виду, как мисс Фишгард под наплывом чувств продолжила:
— «Любовь растет, как прибой, и уходит как морской отлив».
Мистер Станден, получив непроницаемый взгляд в ответ на свой немой вопрос, обращенный к мисс Чаринг, вежливо заметил:
— Именно, мэм!
— О! — вскричала мисс Фишгард, заливаясь краской и прижимая руки к чахлой груди. — Я считаю, все так и было в реальной жизни! Только подумайте, мистер Фредерик! «Легкий вздох и касанье — у ворот расставанье. Но прекрасную рыцарь бросает в седло, сам взлетел — и их след у ворот замело!» А дальше, вы помните, кавалер Лошинво уехал с прекрасной Еленой: «И деву из Неверби люди с тех пор не видели по эту сторону гор… Так дерзок в любви и бесстрашен в бою, вы слышали, где он, в каком он краю?»
— Звучит как порядочный бред, — неодобрительно пробормотал Фредди.
Мисс Фишгард даже испугалась:
— Это из «Мармиона», Фредди, — попыталась сгладить неловкость Китти, и мистер Станден успокоился.
— А, «Мармион»! — И добавил, испортив все впечатление: — А кто он?
— Дражайшая Китти, позволь той, которая всегда была твоей самой искренней доброжелательницей, от души пожелать тебе счастья! — Мисс Фишгард нежно обняла воспитанницу. На этом месте она прервалась, вынужденная поискать носовой платок в ридикюле, который висел у нее на руке. Вытерев слезы и прикладывая платок к кончику носа, она многозначительно добавила: — Теперь я могу признаться тебе, что с того момента, когда твой достопочтенный опекун открыл мне свои намерения, тревога охватила мою грудь. Деликатность не позволяла мне говорить, но один вопрос меня преследовал. Выражаясь словами поэта, которого мы обе, душа моя, почитаем, я трепетала перед мыслью: «Кого Девице изберут? Кто Богом данный ей супруг?» Если я изъясняю с неподобающей горячностью мою радость по поводу того, что выбор твой пал на мистера Фредерика — «верная рука, надежное сердце», я уверена, — а не на других претендентов, то все же не хочу, чтобы в моих словах увидели умаление воли Того, чья мудрость ставит его выше любой нашей критики… Мистер Фредерик! Горячо поздравляю вас! Вы предложили руку той, которая воспитана в «молчаливом одиночестве, благоухающей тишине», и никогда, уверяю, у вас не будет повода пожалеть о вашем выборе! Вы будете всю жизнь повторять за поэтом: «Семейный очаг! Твои радости лишь благословляю!» Дорогая Китти, я просто потрясена!! Мисс Чаринг поддержала ее под локоть.
— Да, да, дорогая Фиш! Но, пожалуйста, утри свои слезы! Нет ни малейшего повода рыдать, уверяю тебя!
Мисс Фишгард, вытирая морщинистые щеки и последний раз всхлипнув в носовой платок, одарила, наконец присутствующих слабой улыбкой, горячо пожала руку юной воспитаннице и проговорила:
— «Слеза, пролитая без горя, улыбкой заменится вскоре!»
В этот момент мистер Станден, который слушал со все возрастающей тревогой странный монолог наставницы своей невесты, откланялся. Он не имел привычки отправляться на боковую в столь ранний час, но быстро пришел к выводу, что дальнейшие попытки продолжить разговор с мисс Чаринг будут перемежаться цитатами из творений армии людей, известных ему как «пишущая братия», и он решил, что перспектива отправиться в постель до одиннадцати предпочтительнее.
Фредди поцеловал руку Китти, затем, вынужденный недоуменным взглядом мисс Фишгард, чмокнул ее в щеку. Китти невозмутимо приняла эту ласку, воспользовавшись случаем, чтобы прошептать:
— После завтрака. Ни в коем случае не ходи к дяде Метью, пока мы не договоримся!
Многие сомневались в способности мистера Стандена потрясти мир, но вряд ли у кого-нибудь достало дерзости заявить, что ему не хватало знания людей и воспитанности. Он поклонился Китти, затем — мисс Фишгард, выразив глубину своего почтения. Поклон гувернантке был рассчитан настолько точно, что вызвал по его уходе восторженный панегирик:
— Так обходителен, душечка! Какое уважение к той, — вздохнула она, — чьи чувства «угодны небесам, презренны на земле!».
Мисс Чаринг согласилась и, отметив, что огонь в камине почти потух, объявила о своем желании отправиться к себе. Было очевидно, что мисс Фишгард, которая сопровождала ее наверх, намерена обсуждать достоинства мистера Стандена до утра, поэтому Китти вовремя напомнила ей о бережливости мистера Пениквика и его резком неодобрении всякого огня, зажженного не в его спальне.
В соответствии с этим предостережением, мисс Фишгард отправилась вначале в собственные апартаменты и, вернувшись в шали неопределенного цвета, довольно залатанной, нашла свою воспитанницу под пологом огромной старинной кровати, согреваемой грелкой с углями. Китти завязала ленты ночного чепца, натянула на плечи стеганое одеяло и откинулась на взбитые подушки.
— Ты уверена, что тебе надо остаться, Фиш? Поручусь, что ты погибнешь от холода. Если бы я стала хозяйкой дома, у меня бы камины горели в каждой комнате!
Мисс Фишгард, естественно, озадачилась столь откровенным замечанием.
— «Если», — откликнулась она. — Но, любовь моя…
— Ну да, конечно, когда я буду, — исправилась Китти, опомнившись. — Просто мне все кажется странным на первых порах.
Мисс Фишгард вполне могла ее понять. Она выразительно пожала ей руку.
— Значительная перемена в твоих обстоятельствах, дорогая, но вполне естественная.
Китти невольно хмыкнула.
— Должна признаться, что мне не кажется естественным быть помолвленной с Фредди! — честно призналась она.
Мисс Фишгард удержалась от упрека в ответ на взрыв откровенности.
— Очень достойный союз! У него сотня великолепных качеств. Прекрасные манеры, даю слово! Истинный джентльмен! О, душа моя, когда Стебхилл намекнул мне на ухо — в неподобающей форме, конечно, но вряд ли кто-нибудь на моем месте его бы осадил, полагаю, он не желал дурного! — я чуть не упала в обморок! Прости, дорогая Китти, за бесцеремонность, но я не имела ни малейшего подозрения, никогда не ожидала, короче — была поражена просто до судорог! Я мало разбираюсь в подобных вопросах, но я никогда не замечала какого-то особенного интереса со стороны мистера Фредерика!
— Да, — согласилась Китти, припомнив, что из всех родственников мистера Пениквика, Фредди в последние годы навещал его реже всех, и никто не удивился бы недоумению мисс Фишгард.
— Я, конечно, могла заподозрить финансовые побуждения, — призналась мисс Фишгард. — Но, спешу тебя уверить, любовь моя, что по отношению к мистеру Фредерику подобная мысль, даже и возникнув, тотчас же должна быть отвергнута. Я слишком уверена в его деликатности и чувствительности, действовать под влиянием меркантильных побуждений не в его правилах! К тому же он человек состоятельный.
— Надеюсь, что и другие воспримут так же, — произнесла Китти задумчиво. — В высшей степени несправедливо подозревать бедного Фредди в желании завладеть деньгами дяди Метью. Грешно даже так подумать. — С выбившимся из-под чепца локоном, с кокетливо завязанным под подбородком бантом, Китти сидела, обняв колени, и выглядела неправдоподобно юной. — Но Фредди склонен полагать, что будут думать. Правда, весьма возможно, что он преувеличивает, потому что в высшей степени глуп! — Она заметила, что шокировала собеседницу, и быстро прибавила: — Я имею в виду, что иногда он забирает себе в голову странные вещи!
— Китти, — промолвила, покраснев, мисс Фишгард упавшим голосом, — может, твое сердце обманулось?
Мисс Чаринг немедленно заверила свою наперсницу, что нет. Мисс Фишгард, сложив руки на груди и возведя очи горе, пропела:
— Позволь той, чьи девственные мечты разбились о родительское корыстолюбие, уверить тебя, что «только любовь правит миром!». Дорогая Китти, не соблазняйся суетным успехом!
— Нет, нет, уверяю тебя, не стану! — заверила Китти. — Но о ком ты грезила в своих девических мечтах, Фиш?
— Увы! — вздохнула мисс Фишгард. — По положению он был ниже, но я всегда верила, что характер его достоин уважения. Однако мне пришлось подчиниться моему дражайшему папе, решившему, что нашему браку не бывать.
Она встретила вопросительный взгляд мисс Чаринг и покачала головой, прошептав:
— Он служил учеником аптекаря, очень красивый молодой человек, любовь моя, и выглядел совсем как джентльмен. Я как сейчас его вижу, когда он заворачивал пилюли, которые бедный папа принимал от несварения желудка. Но мне, разумеется, от этого не легче!
— Я думаю, — заметила Китти, представив несчастную мисс Фишгард в муках любви к ученику аптекаря.
— Вряд ли мне нужно тебе напоминать, мой незабвенный папа, подобно мистеру Рэттрею, был рукоположен в сан.
При этом имени Китти пробудилась от грез и заявила решительно:
— Прошу тебя, не говори при мне о Хью! Только подумай, Фиш, он хотел меня уверить, что женится на мне из жалости!
Мисс Фишгард, которая сразу же невзлюбила Хью, возмутившись его намерением убедить мистера Пениквика заменить ее гувернанткой, способной обучить Китти итальянскому, щелкнула языком и покачала головой, заявив, что, по ее мнению, мистер Рэттрей грешен в лицемерии.
— Не ведаю, как так получилось, любовь моя, — заметила она значительно, — хотя он потрясающе красив, я никогда не могла заставить себя поверить ему! Мистер Рэттрей скрытен. Надеюсь, можно верить, что он истинно духовное лицо, однако все же известны случаи, когда сутана скрывала… да вспомни хоть Шедони, душечка!
Одна мысль о возможных параллелях между порочным монахом популярного романа миссис Радклифф и Хью вызвала приступ такого откровенного хихиканья, что мисс Фишгард даже оскорбилась, и большого труда стоило ее умиротворить. В действительности, только желание узнать обстоятельства неожиданного сватовства мистера Стандена удерживали ее возле постели мисс Чаринг.
Почувствовав, что ей нечего прибавить к тому, что уже сказано в салоне, Китти повторила ей объяснения нареченного. Мисс Фишгард сразу же прониклась сочувствием к мукам, которые, вероятно, испытывал несчастный Фредди, вынужденный скрывать безнадежную страсть к мисс Чаринг.
Погруженная в мечтания о своих любимых героях, она даже забыла о достоинствах мистера Веструдера. Но как только эта мысль вновь посетила ее, она осмелилась спросить, нет ли известия от этого джентльмена.
— Господи, да нет! — беззаботно ответила Китти. — Я и не ждала его в Арнсайд по такому поводу!
Мисс Фишгард вздохнула.
— Как часто мы ошибаемся в близких! — заключила она. — Когда мистер Пениквик оказался настолько добр, что посвятил меня в свои намерения, признаюсь, я прежде всего ожидала увидеть в Арнсайде мистера Джека.
— У меня не было такой уверенности! — возразила Китти. — Да и малейшего желания увидеть его здесь.
Мисс Фишгард робко посмотрела на свою воспитанницу, поймав опасный огонь в огромных глазах, устремленных на нее, и с сомнением промолвила:
— Мне иногда казалось, любовь моя…
— Что тебе казалось, дорогая Фиш? — подсказала мисс Чаринг обманчиво ласково.
— Только то, что такой весьма красивый молодой человек, в котором столько изящества… — Мисс Фишгард помедлила. — И, в конце концов, нельзя не припомнить, что он чаще других бывал в Арнсайде в последнее время!
— Естественно. Он — фаворит дяди Метью! — быстро нашлась Китти. — Что касается остального, я полагаю, он чертовский пройдоха, как сказал бы Фредди! Дорогая Фиш, уж не причислил ли он тебя к списку своих поклонниц? Самый опасный волокита в городе, поручусь! Он хорош для развлечения, но судьба женщины, которая примет его ухаживания серьезно, связана с горькими разочарованиями. Но хватит об этом болтуне! Дело в том, Фиш, что Фредди жаждет представить меня своим родителям и собирается забрать меня в Лондон почти немедленно.
— Но Китти, ты уже знакома с дражайшей леди Легервуд, — возразила мисс Фишгард. — И с лордом Легервудом тоже. Он, кажется, сопровождал миледи в Арнсайд по случаю…
— Да, но это было больше года назад, — отметила Китти. — К тому же родственники лорда Легервуда — а у него их много, и я ни с кем из них не знакома! Кроме того, мое приданое. Его надо заказать в больших ателье и… Ты не можешь не согласиться, Фиш, что мне вполне уместно навестить Легервудов!
Мисс Фишгард признала это, но осмелилась осведомиться, кто займет место Китти в Арнсайде, пока та будет наносить визит вежливости.
— Как кто? Ты, конечно, — заявила Китти с сияющей улыбкой.
Мисс Фишгард не раз уже с замирающим сердцем думала о том времени, когда ей на старости лет придется искать новое место. То, что она была способна мужественно смотреть в лицо будущему и подавлять в себе эгоистическое желание, чтобы воспитанница ее осталась незамужней и по-прежнему нуждалась в ее наставлениях, говорило только о добрых сторонах ее характера. Известие о том, что услуги ее по-прежнему понадобятся, не снимая главной тяжести с ее души, повергло ее в смятение.
— Остаться, чтобы вести дом мистера Пениквика? — вскричала она. — О, Китти, как ты могла подумать такое? Он же ненавидит меня!
— Чепуха! — возразила Китти бодро. — Только тебя он и может изводить и запугивать, Фиш! Только представь, как бы он страшно разозлился, если бы ты покинула Арнсайд! Ты только должна твердо держаться. Помни, как он ненавидит незнакомые лица рядом с собой! Если ему вздумается впасть в ярость или кинуть в тебя палкой, стоит только сказать ему, что ты немедленно уезжаешь, как, я уверена, он тут же исправится. — Она поймала тревожный взгляд мисс Фишгард и заметила умоляюще: — Пожалуйста! Фиш, не предавай меня, прошу тебя! Он никогда не позволит мне уехать в Лондон, если ты тоже оставишь его! Только на месяц, Фиш! О, Фиш!..
Тронутая такой пылкостью чувств, мисс Фишгард вытерла слезы и заявила, что никакая сила на земле не заставит ее подвести дорогую детку. Но она сочла своим долгом прибавить, что никоим образом не ожидает изъявлений особой радости мистера Пениквика при известии о помолвке.
— Одно словечко, любовь моя, — проговорила она, все еще судорожно вздыхая. — Я думаю, что с самого начала он намеревался вручить тебя мистеру Джеку! Ты не могла не заметить, как он раздражен тем, что мистер Джек не явился в Арнсайд, и как он желал знать его намерения. Спиддл сказал мне сейчас — не то чтобы я сплетничала со слугами, но ты знаешь их манеру! — так вот, он сказал, что мистер Пениквик в таком исступлении, в каком никогда не был. Он и в мыслях не имел, что мистер Джек не покажется по такому поводу. И я имею серьезнейшие основания полагать, что вы с мистером Фредериком можете встретить сильное противодействие и очень мало вероятности, что дядя согласится на твой предполагаемый визит в Лондон.


Однако когда жених и невеста на следующее утро явились на зов мистера Пениквика в его гардеробную, он удивил их почти настораживающе любезным приемом. Как он принял известие о помолвке, переданное верным камердинером, Спиддл, естественно, не сообщил молодой паре.
К тому времени, когда Китти и мистер Станден (отнюдь не «жаворонок») предстали перед ним, мистер Пениквик успел подкрепиться завтраком и сидел в кресле с полочками у огня в гардеробной, с шалью на коленях и другой на плечах. Его бессильная фигура и полутрясущиеся руки говорили о том, что этим утром он олицетворяет собой старческое бессилие. Но в пронзительном взгляде, который он бросил на свою племянницу, не было ничего старческого.
— Ну, дорогая, — он внимательно глянул на Китти, — мне сказали, я могу пожелать тебе счастья. Да?
— Если вам угодно, сэр, — ответила Китти, покорно наклоняясь к его щеке.
— Да, я и в самом деле желаю тебе счастья! — заявил он решительно. И, обратив проницательный взгляд на Фредди, прикрыл глаза. Лицо его исказилось, возможно, от приступа подагры. — Поздравляю и тебя, Фредерик!
Он снова открыл глаза и еще раз взглянул на удачливого соискателя, но отвел их с видимым содроганием. Это было несправедливо: достопочтенный Фредерик отдал должное моменту галстуком «а-ля трон д'амур», столь же сложным, сколь эффектным. Не один из тех, кто оспаривает звание законодателя мод, многое бы отдал, чтобы изучить последовательность его извивов и несколько отчаянных франтов без колебаний назвали бы гением создателя его жилета. Совсем иначе отнесся ко всему этому великолепию мистер Пениквик. Дрожащей рукой он достал табакерку, подкрепил силы изрядной порцией «Ната Брауна», энергично чихнул, захлопнул табакерку и произнес с видом человека, который принял решение выполнить мучительный долг:
— Прекрасно, примите мое благословение!
Китти выжидающе смотрела на нареченного, но Фредди, обессилев под устремленным на него завораживающим взглядом, совершенно позабыл свою тщательно вытверженную роль и просто сказал, что чрезвычайно обязан. Поняв, что ей не приходится надеяться на этого беднягу, сдавшегося на милость победителя, Китти решила действовать самостоятельно:
— Да, сэр, Фредди просит меня отправиться на Маунт-стрит, чтобы формально представиться его родителям, если вы не возражаете.
Увидев свою оплошность, Фредди быстро нашелся.
— Скорее всего, забыли ее, — объяснил он. — Хорошо бы им напомнить.
— Идиот! — поежился мистер Пениквик. Его внимательный взгляд остановился на Китти. Последовала пауза.
— Лондон, а? Что вы собираетесь там делать, мисс?
Сердце у Китти застучало.
— Если… если леди Легервуд будет настолько добра, что пригласит меня, сэр, я… я сделаю все, что она пожелает, конечно! — вымолвила девушка.
— Расскажи мне еще! — возмутился мистер Пениквик. — Едешь в город повесничать — вот чего ты хочешь! — Он взглянул на Фредди. — Как там Эмма, твоя мать? Ложа в опере, игра в Карлтон-Хаус? Она была с иголочки, как новенький пятипенсовик, когда я ее видел в последний раз, наверное, пятидесяти фунтов едва бы хватило оплатить то, что она нацепила на плечи. Твой отец позволяет ей прожигать состояние на мишуру!
— Нет, — промямлил Фредди.
— Что значит «нет»? — уставился на него мистер Пениквик.
— Нет, вы не правы, — вымолвил Фредди с неподдельной любезностью. — Гораздо больше, около пятидесяти фунтов стоит только ее платье, а еще перчатки, шляпка и все прочее! Черт, сэр, моя ма не покупает дешевку на Крантборн-Элли! В жизни такого не слышал!
Мистер Пениквик стиснул костяную трость, и его вид на какую-то секунду стал настолько угрожающим, что Китти испугалась, вдруг ее «нареченный» сбежит с поля боя. Но так как мистер Станден в эту минуту обнаружил пушинку на лацкане фрака и осторожно снимал ее, он оставался в полном неведении относительно опасности, которой подвергался. К тому времени, когда он взял на себя труд вновь подарить вниманием двоюродного деда, мистер Пениквик вновь обрел контроль над собой и просто бросил:
— Толстосум твой отец!
— О да, — согласился Фредди.
Мистер Пениквик смотрел на него, прищурясь.
— Надеешься, я отпущу Китти в Лондон? — выкрикнул он внезапно. — Надеешься, матушка будет брать ее на светские вечера?
— Естественно, — сказал Фредди глубокомысленно. — На таких только мать и бывает.
— Гм! — пробурчал мистер Пениквик, угощаясь еще одной порцией табаку. — Ах ты, маленькая кокетка! — хохотнул он неожиданно. — Проклятье, я дам тебе поехать! — Но смех замер, мука исказила лицо, он воскликнул со стоном: — Но ты расточишь мои деньги на туалеты!
— Нет, нет, — пробормотала Китти, сжимая руки. — Только немножко, сэр, обещаю!
— Я не могу этого допустить! — Мистер Пениквик вновь впал в ярость. — Ты меня разоришь!
— Но вы же обещали, если я выйду замуж, то дадите сто фунтов на приданое! — напомнила ему Китти с отчаянием.
Он горестно покачал головой:
— Ты захочешь большего. Важничать по городу! Уж я-то знаю!
— Нет, сэр, я не стану! — заверила она.
— Конечно, станешь, — вмешался Фредди, — я говорил тебе об этом вчера вечером!
— Фредди, пожалуйста, попридержи язык!
— Черта с два! — заявил Фредди, чувствуя себя на твердой почве. — Городскую обновку ты и за сотню не купишь. Думаю, больше чем на одно платье не хватит!
— Что? — пронзительно вскрикнул мистер Пениквик.
— Ну хорошо, может, два, — уступил Фредди, желая подчеркнуть значительность предмета.
— О, дядя Метью, не слушайте его, пожалуйста! — умоляла Китти.
Сообразив, что нанес престарелому родственнику жестокий удар, Фредди пошел на попятную:
— Не с чего выходить из себя, сэр, смею заверить, ма купит Кит немного тряпок. Всегда готова сорить деньгами!
Ход оказался удачным. Ибо, как ни мало любил мистер Пениквик тратить деньги, еще больше он боялся прослыть неимущим. Он сразу поднял трясущуюся голову и наградил Фредди парочкой отборных выражений. После чего, издав еще один стон, велел Китти подать ему шкатулку из гардероба подле кровати. Когда она достала ее, он взял ключ и, стараясь, чтобы ни она, ни Фредди не могли заглянуть в нее, открыл. Порывшись, достал пачку перевязанных банкнотов. Посмотрев на них с минуту, с тоской отвернулся и, не глядя, вручил их Китти, простонав:
— Возьми, береги их, девочка! Подумать только, что столько денег будет растрачено впустую!
Китти торопливо положила пачку в карман, боясь, что он передумает. Она попыталась в подобающих словах выразить свою благодарность, но он оборвал ее, бросив, что никто не смеет обвинить его в том, что он скупится на нее. Но только фраза эта была произнесена, новый кошмар предстал перед ним. Несколько мучительных минут казалось, что весь план Китти провалится. Техническая сторона поездки предстала как совершенно неразрешимая. Идею путешествия в дилижансе отвергли сразу из-за отсутствия горничной, которая могла бы сопровождать барышню. А предложение Китти нанять карету из денег, предназначенных на приданое, вызвало такой приступи гнева, что банкноты чуть было не перекочевали обратно. Он припомнил ей и о невообразимом корыстолюбии форейторов, и о точном количестве перемен лошадей, и о всех других расходах, которые она понесет. Но Фредди, которого начала уже тяготить душераздирающая сцена, вмешался и предложил очень простое решение:
— Возьму ее с собой в город.
Все выгоды подобного путешествия мгновенно представились воображению его двоюродного деда, и он наградил племянника быстрым одобрительным взглядом. Протестовала на сей раз Китти. Она не могла не понимать, что леди Легервуд должна иметь хоть малейшее представление о ее предстоящем визите или, по меньше мере, о помолвке старшего сына. Оба, и мистер Пениквик, и Фредди, считали эти соображения пустячными, мистер Пениквик считал, что его племянница не может не принять в свою семью его воспитанницу, Фредди же уверял, что родителей следует брать штурмом и не оставлять им времени на размышление.
Последнее замечание заставило мистера Пениквика бросить на него еще один проницательный взгляд, но он ничего не сказал, нюхая табак и посматривая искоса на Китти. Она все еще протестовала, но когда любящий опекун пригрозил, что если она предпочтет не ехать в Лондон сейчас с Фредди, то не поедет вовсе, ей пришлось уступить.
Последовала пауза, во время которой мистер Пениквик о чем-то сосредоточенно размышлял, но когда молодая пара, обменявшись выразительными взглядами, собиралась уже откланяться, он пришел в себя и предупредил:
— Не нужно пока шумихи в газетах!
Фредди, у которого не было ни малейшей склонности афишировать помолвку, воспринял столь своевременное пожелание с живейшим удовлетворением и полным отсутствием посторонних соображений, но Китти, с ее более пытливым умом, посмотрела подозрительно на мистера Пениквика и резко спросила:
— Почему же не нужно, дядя Метью?
— Не важно почему, — ответил старик раздраженно. — Господи, девочка, ты что, меня за дурака держишь? Думаешь, я не понимаю, что ты ведешь двойную игру?
Он с удовлетворением отметил краску на щеках воспитанницы и хохотнул.
— Хорошая девочка! — одобрил он. — Смею заметить, если тебя приодеть попышнее, ты не будешь выглядеть так дурно. Но помни! Я не собираюсь выносить твою Фиш больше чем один месяц!
С таким напутствием он отпустил своих посетителей, с тем чтобы спешно заняться приготовлениями к их отъезду, поскольку и так был введен в лишние расходы пропавшим даром обедом для Фредди минувшим днем.
Когда их уже не могли услышать, Китти сжала руку Фредди и воскликнула:
— О, Фредди, как мне отблагодарить тебя? Надеюсь, тебе не очень неловко!
— Нет, ну что ты, — улыбнулся Фредди, как всегда воплощая собой любезность. — Просто решил, что пора уже сделать старому скряге ручкой. В жизни не видел такого сквалыги!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Котильон - Хейер Джорджетт



Ну, что сказать по прочтении? Отличная книжка: совершенно не пошлая. Автор явно работала по образцу достопочтимой Джейн Остин. Главные герои - не ослепительные красавцы. Глупенькая вертихвостка-героиня, самовлюбленный павлин-герой.. Но радует легкий юмор, отсутствие надуманных и притянутых проблем, злодеев, родовых тайн. С одной стороны, немного затануто, но все же не скучно. Еще раз повторюсь: здесь имеет место быть абсолютно необычный тип героев с недостатками характера, с пробелами в образовании и воспитании. Это весьма оживляет сюжет. Заинтересовала также нетрадиционная для подобного жанра, но весьма желанная для читателя концовка. Что-то странное с переводом, особенно с репликами Фредди; взгляд периодически спотыкается: определенно не хватает подлежащих. Но эти мелочи - ерунда. Обычно я весьма взыскательна к подобного рода литературе, но в этой книжке меня подкупает как раз-таки ее безыскусность, ибо этот легкий романчик позволяет начисто забыть о повседневных проблемах, позволяет отвлечься. Ставлю 10 милому и веселому "Котильону"
Котильон - Хейер ДжорджеттЛилу
6.11.2013, 12.08





Ну, что сказать по прочтении? Отличная книжка: совершенно не пошлая. Автор явно работала по образцу достопочтимой Джейн Остин. Главные герои - не ослепительные красавцы. Глупенькая вертихвостка-героиня, самовлюбленный павлин-герой.. Но радует легкий юмор, отсутствие надуманных и притянутых проблем, злодеев, родовых тайн. С одной стороны, немного затануто, но все же не скучно. Еще раз повторюсь: здесь имеет место быть абсолютно необычный тип героев с недостатками характера, с пробелами в образовании и воспитании. Это весьма оживляет сюжет. Заинтересовала также нетрадиционная для подобного жанра, но весьма желанная для читателя концовка. Что-то странное с переводом, особенно с репликами Фредди; взгляд периодически спотыкается: определенно не хватает подлежащих. Но эти мелочи - ерунда. Обычно я весьма взыскательна к подобного рода литературе, но в этой книжке меня подкупает как раз-таки ее безыскусность, ибо этот легкий романчик позволяет начисто забыть о повседневных проблемах, позволяет отвлечься. Ставлю 10 милому и веселому "Котильону"
Котильон - Хейер ДжорджеттЛилу
6.11.2013, 12.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100