Читать онлайн Гибельная страсть, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гибельная страсть - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гибельная страсть - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гибельная страсть - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Гибельная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Пен выпустила ожерелье, и оно выскользнуло из ее рук на стол.
– Вы хотите сказать, что он украл его, а потом… потом подбросил мне в карман? Но, сэр, это же ужасно! Ведь… ведь теперь этот сыщик погонится за нами!
– Я считаю более вероятным, что теперь за нами погонится мистер Ярд.
– Бог мой! – воскликнула Пен, побледнев от страха. – Что же нам делать?
Он зловеще улыбнулся:
– А разве вы не жаждали настоящего приключения?
– Да, но… О, не говорите глупости и не дразните меня, прошу вас! Что же нам теперь делать с ожерельем? Мы не можем выбросить его или закопать?
– Можем, конечно, но это было бы не совсем справедливо по отношению к его настоящему владельцу.
– Честно говоря, меня это не очень беспокоит, – призналась Пен. – Будет просто ужасно, если нас арестуют за кражу, а я предчувствую, что так оно и будет!
– Уверен, что нет! – сказал сэр Ричард. Он аккуратно разложил ожерелье на столе и, слегка нахмурившись, внимательно стал рассматривать его.
– Да, – произнес он в раздумье, – я это уже где-то видел. Но где же, где это было?..
– Пожалуйста, уберите его с глаз долой! – взмолилась Пен. – Только подумайте, что будет, если сейчас сюда войдет слуга!
Он убрал ожерелье со стола.
– Моя ничтожная память! Моя презренная память! Где, о где же я его мог видеть?
– Дорогой сэр, если Джимми Ярд найдет нас, то он, вполне вероятно, перережет нам горло, чтобы заполучить ожерелье обратно!
– Напротив, он дал мне слово, что совершенно не выносит насилия.
– Но если он не обнаружит его в моем кармане, куда сам положил его… а теперь я вспоминаю, что он действительно держал мое пальто в руках… он может догадаться, что мы обнаружили его!
– Весьма вероятно, что он догадается об этом, но не понимаю, какая ему будет польза от того, что он перережет нам горло. – Сэр Ричард вложил ожерелье в кошелек и опустил его себе в карман. – Сейчас нам нечего делать, кроме как дожидаться появления Джимми Ярда. Возможно – кто знает? – мы сможем заставить его открыть нам имя владельца ожерелья… Мне показалось, что здесь ужасно душно, а вечер такой приятный. Не хотите ли, мисс, прогуляться со мной и полюбоваться на звезды?
– Наверное, – с вызовом ответила Пен, – вы считаете меня трусихой!
– Да уж, – согласился сэр Ричард, и его глаза сверкнули из-под опущенных ресниц.
– Я ничего не боюсь, – заявила Пен. – Я просто шокирована!
– Вы напрасно теряете время, поверьте мне. Так вы идете?
– Да, но у меня такое ощущение, будто вы положили себе в карман горящий уголек. Что, если какой-нибудь бесчестный тип попытается украсть его у вас?
– Тогда мы освободимся от ответственности за него. Пойдемте же!
Она вышла за ним в теплую ночь. И он, казалось, выбросил из головы всякую мысль об ожерелье. Он показывал Пен разные созвездия и, взяв ее за руку, прошел с ней вдоль всей улицы, миновал последние, беспорядочно разбросанные дома и вышел на дорожку, благоухающую цветущей таволгой.
– Наверное, я все-таки струсила, – призналась через некоторое время Пен. – А вы теперь будете чувствовать себя обязанным отдать бедного Джимми Ярда сыщику?
– Надеюсь, – сухо ответил сэр Ричард, – что у мистера Пирса Латтрелла твердый и решительный характер.
– Почему вы так решили?
– Потому что иначе он не сможет ограничивать ваше, иногда весьма неразборчивое дружелюбие.
– Ну, я не видела его пять лет, но прежде я придумывала, что и как нам делать.
– Этого я и опасался. А где он живет?
– Двумя милями дальше по этой дороге! А мой дом находится с другой стороны деревни. Хотите посмотреть на него?
– Очень, но не сейчас. Сейчас мы вернемся назад, потому что вам уже пора спать.
– Я все равно не смогу заснуть ни на минуту.
– Надеюсь, вы ошибаетесь, мое милое дитя, по правде говоря, я просто уверен в этом.
– И вдобавок ко всему, – небрежно добавила Пен, – у Пирса еще гостит какой-то жуткий тип! Я просто не знаю, что можно сделать.
– Утром, – мягко сказал сэр Ричард, – мы решим все эти проблемы.
– Весьма возможно, но утром меня уже обнаружит тетя Алмерия.
Охваченные мрачными мыслями, они пошли назад к гостинице. Из ее незашторенных окон на тихую улицу пробивался золотистый свет. Несколько окон было открыто, что позволяло проникать в комнаты свежему ночному воздуху. Как раз когда они проходили под одним из них, направляясь ко входу в гостиницу, из комнаты до них донесся чей-то голос, и, к немалому удивлению Пен, сэр Ричард схватил ее за руку и резко остановил. Она хотела спросить о причине этой неожиданной остановки, но он прикрыл ей рот рукой и не дал произнести ни звука.
Голос в комнате произнес, слегка заикаясь:
– Т-тебе не следовало п-приходить в К-кроум-Холл! Все и т-так достаточно п-пло-хо. Бог мой, если т-только кто-нибудь увидел бы, как я п-пробираюсь сюда, чтобы встретиться с тобой, они сразу бы заподозрили что-то неладное!
Другой, более грубый голос ответил:
– Может быть, я уже и сам заподозрил что-то неладное, дорогуша. Кто навязал мне партнера, а? Может быть, вы вдвоем хотели обмануть капитана Тримбла? Хотели, признавайся, мальчик мой?
– Ты д-дурак, т-ты д-дал себя обмануть! – яростно повысил в ответ голос заика. – А п-после этого ты п-пришел сюда – одного этого д-достаточно, чтобы все п-про-валить! Говорю тебе – я не могу здесь б-больше оставаться! И не п-появляйся больше в К-кроум-Холле, черт бы т-тебя побрал! Встретимся завтра в роще у дороги! Черт! Ведь он не мог д-далеко уйти! Почему ты не отправился за ним в Б-бристоль, если он не вернулся в Лондон? Вместо т-того, чтобы п-приезжать сюда и оскорблять меня!
– Я оскорбляю тебя! Вот тебе на! – За словами последовал громкий смех и звук поставленного на пол стула.
– Черт бы п-побрал твою наглость! Т-ты испортил все, а т-теперь явился сюда, чтобы угрожать мне? Ты должен был все организовать! А я должен был все предоставить тебе? Хорошо же ты все организовал! А теперь т-ты хочешь, чтобы я все еще и исправил!
– Тише, дружок! Тише, ты кричишь очень громко, а ведь свою часть дела я делал как надо. Меня обманул человек, которого мне навязал ты, и это заставляет меня задуматься, слышишь? Это заставляет меня очень сильно задуматься. Может быть, тебе тоже стоит размыслить – и если у тебя в голове засела мысль о том, что Хорас Тримбл – зеленый юнец, которого можно запросто надуть, то советую лучше поскорее от него избавиться! Понял?
– Замолчи, ради Бога! Т-ты даже не знаешь, к-кто нас может слышать! Встречусь с т-тобой завтра в одиннадцать, если мне удастся отцепиться от молодого Латтрелла. Мы должны п-придумать, что делать дальше!
Дверь открылась и вновь мгновенно закрылась. Сэр Ричард оттащил Пен в тень, которую отбрасывали открытые оконные ставни, и через мгновение из постоялого двора вышел человек в легком летнем пальто, направляясь по дорожке туда, откуда только что пришли сэр Ричард и Пен, и вскоре растаял в темноте.
Сэр Ричард предупреждающе сдавил руку Пен, и это заставило ее молчать, хотя она едва могла справиться с переполнявшим ее волнением. Сэр Ричард дождался, пока вдали затихли шаги, а затем, все еще держа Пен за руку, прошел под окнами ко входу в гостиницу. Пен позволила себе заговорить только тогда, когда они снова оказались в своей гостиной. Как только за ними закрылась дверь, она воскликнула:
– Что это значит? Он упомянул имя «молодого Латтрелла» – вы слышали? Наверняка это тот человек, который гостит у него! Но кто был тот другой и о чем они говорили?
Сэр Ричард, казалось, не очень внимательно слушал Пен. Он стоял у стола, сжав губы и нахмурившись. Внезапно он перевел взгляд на девушку и то, что он сказал в следующую минуту, показалось ей совершенно непонятным.
– Конечно, – пробормотал он тихо. – Так вот в чем дело!
– О, пожалуйста, расскажите и мне! – попросила его Пен. – В чем дело и почему вы остановились, когда услышали, как заговорил заикающийся мужчина? Может быть… возможно, вы знаете, кто он?
– И даже очень хорошо, – ответил сэр Ричард.
– Бог мой! И это тот человек, который гостит у Пирса! Дорогой сэр, вам не кажется, что все становится сложнее и сложнее?
– Очень даже кажется, – согласился сэр Ричард.
– Ну вот, я так и думала, – сказал Пен. – Сначала выясняется, что нам подбросили ворованное ожерелье, а потом мы узнаем, что у Пирса гостит ваш друг!
– О нет! Не совсем так! – запротестовал сэр Ричард. – Этот юный джентльмен вовсе не является моим другом. И к тому же его присутствие здесь мне вовсе не кажется случайным: оно как-то связано со злополучным ожерельем. Если не ошибаюсь, Пен, нас втянули в такое дело, что, очевидно, потребуется вся моя изобретательность, чтобы выпутаться из него.
– Я тоже очень изобретательная, – напомнила, оскорбившись, мисс Крид.
– Не думаю, – спокойно возразил сэр Ричард.
Она проглотила это молча, а затем тихо сказала:
– Ну хорошо, пусть я не изобретательна, но я прошу, чтобы вы мне все толком объяснили.
– Не сомневаюсь, что вы этого хотите, – сказал сэр Ричард, – но теперь я не могу этого сделать. Не только потому, что это представляется мне невероятно деликатным делом, но и потому, что в настоящий момент мне и самому еще не все ясно.
Она вздохнула.
– Это нечестно, потому что, в конце концов, я обнаружила ожерелье. Как зовут того заикающегося мужчину? Вы можете спокойно сказать мне, потому что Пирс мне все равно скажет, понимаете?
– Конечно. Заикающийся мужчина – это достопочтенный Беверли Брэндон.
– Я его не знаю, – разочарованно протянула Пен.
– Вас можно только поздравить с этим.
– Он что, ваш враг?
– Враг? Конечно нет.
– Ну, вы, кажется, его искренне не любите.
– Однако это не делает его моим врагом. По правде говоря, он – младший брат той леди, с которой я был обручен.
Пен с ужасом посмотрела на сэра Ричарда:
– Боже мой, сэр, а вдруг он приехал сюда, чтобы разыскать вас?
– Нет, нет, ничего подобного! Правда, Пен, я не могу сказать вам больше, потому что все остальное – это всего лишь мои догадки.
Он увидел ее разочарованный взгляд и улыбнулся ей, нежно ущипнув ее за подбородок.
– Бедная Пен! Простите меня!
Она снова покраснела до корней волос.
– Я не хотела дразнить вас. И надеюсь, что вы расскажете мне обо всем, когда… когда это уже не будут одни догадки.
– Надеюсь, что да, – согласился сэр Ричард. – Но это будет не сегодня, поэтому идите спать, дитя мое!
Она ушла, но через мгновение снова, прерывисто дыша, вбежала в гостиную с округлившимися от страха глазами:
– Ричард! Он нашел нас! Я видела его! Я уверена, что это он!
– Кто? – спросил сэр Ричард.
– Джимми Ярд, конечно! В моей комнате было душно, и я открыла шторы, чтобы растворить окно, а луна светит так ярко, что я на мгновение задержалась у окна. И вдруг прямо под собой я увидела его! Нет, тут не могло быть ошибки! И к тому же, боюсь, что он увидел меня, потому что он тут же спрятался в тени дома!
– В самом деле? – Глаза сэра Ричарда блеснули. – Что ж, он добрался сюда скорее, чем я предполагал. Очень изобретательный джентльмен – этот мистер Джимми Ярд!
– Но что нам делать? Я совсем не боюсь, но мне хотелось бы, чтобы вы мне сказали, что делать.
– Это очень легко! Я хочу, чтобы мы поменялись спальнями. Вы можете, если не страшно, еще раз показаться в окне вашей комнаты, но ни в коем случае не раздвигайте шторы в моей. У меня есть большое желание поговорить с мистером Джимми Ярдом.
У нее на щеках показались ямочки.
– Понятно! Прямо как в сказке! «Бабушка, а почему у тебя такие большие зубы?» Какое потрясающее приключение! Но вы ведь будете осторожны, сэр?
– Буду.
– И вы расскажете мне потом обо всем?
– Возможно.
– Если вы этого не сделаете, – с чувством произнесла Пен, – то это будет самая большая несправедливость, какую только можно себе представить!
Он рассмеялся, а она, увидев, что больше ей от него ничего не добиться, ушла к себе.
Через час погас свет на втором этаже, в распахнутом окне с открытыми шторами, но прошло еще два часа, прежде чем голова мистера Ярда показалась над подоконником, и в это время во всей деревне уже не светилось ни огонька.
Луна, плывущая по темно-сапфировому ночному небу, отбрасывала квадрат серебристого света на пол спальни, но кровать оставалась в тени. Взобраться на второй этаж по крыше крыльца, прочной водосточной трубе и толстым веткам глицинии не составило мистеру Ярду никакого труда, но прежде, чем перекинуть ногу через подоконник, он на мгновение замер. Пытаясь разглядеть получше внутренность комнаты, он первым делом заметил светло-коричневое пальто, небрежно переброшенное через спинку стула, который оказался прямо в лучах лунного света. Это пальто было ему хорошо знакомо, и тихий вздох облегчения вырвался из его груди. Подтянувшись на руках, он бесшумно перебросил тело в комнату. Туфли свои он оставил внизу, и его ноги в одних чулках позволяли ему беззвучно передвигаться по комнате.
В кармане пальто тяжелого кожаного кошелька не оказалось.
Он был разочарован, но к этому он был готов. Выйдя из полосы лунного света, он подошел к кровати и прислушался к тихому дыханию спящего. Ничто не нарушало его спокойного ритма, и, послушав его в течение нескольких минут, мистер Ярд наклонился и принялся осторожно подсовывать свою руку под едва различимую в темноте подушку. В свободной правой руке он держал свернутый шарф, которым можно было в любой момент заглушить неожиданный испуганный крик.
Но крик, скорее похожий на хрип, был внезапно исторгнут из его собственного горла, так как именно в тот момент, когда его чуткие пальцы нащупали то, за чем, собственно, и забрался сюда мистер Ярд, он почувствовал на шее железные пальцы чьих-то рук, которые душили его.
Он безуспешно пытался вырваться из этой железной хватки, и сквозь шум в ушах, боль лопающихся сосудов и тупой гул в висках в его сознание пробилась мысль о том, что он допустил ошибку, что эти руки, выдавливающие из него последний вздох, никак не могут принадлежать зеленому юнцу.
И как раз в тот момент, когда он почувствовал, что теряет сознание, хватка ослабела и голос, который он уже начинал ненавидеть, тихо произнес:
– Вы ошиблись, мистер Ярд!
Он почувствовал, как его встряхнули, а потом внезапно отпустили, и, будучи еще не способным устоять на ногах, он рухнул на пол и лежал там, издавая странные хлюпающие звуки и пытаясь вернуть себе способность дышать. К тому времени, как он почти пришел в себя и смог приподняться на локте, сэр Ричард отбросил укрывавшее его одеяло и встал с кровати. Он зажег свечу, стоявшую у кровати, и мистер Ярд увидел своим затуманенным взглядом, что его противник одет в рубашку и бриджи.
Сэр Ричард отложил в сторону трут и посмотрел на мистера Ярда. Зрение Джимми постепенно прояснилось: он увидел, как губы сэра Ричарда изогнулись в презрительной улыбке. Он принялся растирать свое травмированное горло и ждал, пока сэр Ричард заговорит.
– Я предупреждал вас, что сплю исключительно чутко, – сказал сэр Ричард.
Джимми бросил на него злобный взгляд, но ничего не ответил.
– Поднимайтесь! – приказал ему сэр Ричард. – Можете сесть на тот стул, мистер Ярд, так как нам предстоит беседа по душам.
Джимми встал с пола. Один взгляд, брошенный в направлении окна, дал ему возможность убедиться в том, что он будет перехвачен прежде, чем успеет добраться до него. Он сел на предложенный стул и провел тыльной стороной ладони по лбу.
– Предлагаю сразу расставить все точки на «i»! – сказал сэр Ричард. – Вы явились сюда, чтобы забрать некое бриллиантовое колье, которое вы сунули в карман пальто моего племянника сегодня утром. Существуют три пути дальнейшего развития событий. Я могу передать вас в руки закона. Это раз.
– Вы не сможете доказать, что я явился за колье, господин, – пробормотал Джимми.
– Думаете, не смогу? Посмотрим. Если отбросить полицейского сыщика – а я все же полагаю, что он был бы счастлив заполучить вас, – то думаю, что джентльмен по фамилии Тримбл – э-э… Хорас Тримбл, если не ошибаюсь! – был бы даже еще более рад избавить меня от вашего общества.
При упоминании этого имени на остром лице Джимми появилось выражение тревоги.
– Я его не знаю! Никогда не слышал о таком парне!
– Да нет, думаю, что слышали! – возразил сэр Ричард.
– Я не сделал вам ничего плохого, господин, и не собирался! Клянусь…
– В этом нет необходимости: я вам верю.
Настроение Джимми немного улучшилось.
– Черт меня возьми, если я не говорил, что вы – хитрый тип! Вы не будете жестоки с простым бедным парнем!
– Это зависит от… э-э… парня. И это напомнило мне о третьем варианте: я мог бы – я подчеркиваю, мог бы, мистер Ярд – отпустить вас на все четыре стороны.
Джимми ахнул, сглотнул и хрипло пробормотал:
– Это слова настоящего дворянина, господин!
– Ответьте на вопросы, которые я вам задам, и я вас отпущу, – сказал сэр Ричард.
Джимми бросил на него настороженный взгляд.
– Я должен расколоться, да? Благослови вас Бог, но мне нечего вам сказать!
– Возможно, вам будет легче, если я сообщу вам о том, что мне уже известно. Вы работали – причем отношения ваши были несколько напряженными – вместе с мистером Хорасом Тримблом.
– Капитаном Тримблом, – уточнил Джимми.
– Я сомневаюсь в этом. Именно он, как я понимаю, является тем… э-э… светским нахалом, о котором вы говорили прошлой ночью.
– Не буду этого отрицать.
– Более того, – продолжил сэр Ричард, – вы оба работали на молодого джентльмена, который заметно заикается, а точнее – на Беверли Брэндона.
Джимми побледнел.
– Черт! – прорычал он. – Вы слишком ловки для меня, понимаете? Черт меня побери, если я понимаю, чем вы занимаетесь!
– Это не должно вас беспокоить. Подумайте, мистер Ярд! Вы хотите оставаться переданным капитану Тримблу или желаете уйти через это окно так же незаметно, как вы появились?
Джимми еще немного посидел, все еще потирая горло и глядя искоса на сэра Ричарда.
– Черт бы побрал всех этих мошенников! – воскликнул он наконец. – Я все вам расскажу. Обычно я не занимаюсь грабежом на дорогах. Это не мое дело. Может быть, иногда я и работаю в почтовых каретах, но я никогда не стоял в засадах до тех пор, пока один тип из благородных, которого мы оба знаем, не соблазнил меня. А теперь я думаю, что лучше бы я с этим не связывался, понимаете?! Мне обещали за это пятьсот монет, но теперь я не получу ни пенни. Это просто редкостный тип, этот аристократ! Черт меня подери, если я еще хоть раз свяжусь с кем-нибудь из них! Это плохой человек, господин, я могу поклясться в этом!
– Я это знаю, продолжайте!
– Оказывается, в Бат должна была поехать одна старушка. Так, благослови вас Бог, это была его родная мать! Мне это совсем не нравилось, но это не мое дело. Мы с капитаном Тримблом должны были остановить карету неподалеку от Кэлна. Колье должно было лежать в тайнике за одной из подушек – ах, какие это были подушки, все обитые красным шелком!
– Мистер Брэндон знал об этом тайнике и рассказал вам, где он находится?
– Благослови вас Бог, господин, но он все испортил! Мы должны были взять колье и быстро скрыться. Лично я против насилия, да и тот, заикающийся молодой тип, наверняка тоже. Но капитан начинает стрелять из своих пушек, и один из охранников получает пулю в руку. Пока Тримбл держит всех на мушке, я распахиваю дверцу кареты и обнаруживаю внутри двух перепуганных дамочек, способных своим криком привлечь всю округу. Я не взял ничего, кроме колье, понимаете? Я – простой бедный парень, и это вовсе не мое дело. Мне это совсем не нравится. Мы вместе скрываемся, и тут капитан Тримбл приставляет к моему животу свою пушку и требует, чтобы я отдал ему драгоценность. Ну, я так и сделал. Ведь я простой бедный парень… И вообще против насилия. Ну вот, мы собирались привезти камешки сюда, этому молодому да раннему заикающемуся типу, который как раз находится здесь в гостях у одного совсем зеленого юнца, с которым он познакомился в Оксфорде. И тогда все было бы в порядке! Но я – хитрый парень, понимаете?! Мне кажется, что моим партнером был отъявленный обманщик, и если он сбежит вместе с камушками – а я подозревал, что именно так оно и случится, – то мой юный дружок-аристократ не заплатит мне ни гроша. И я стащил у Тримбла колье. Подумал, что лучше всего мне направиться с ним в Бристоль. И попал как раз в ту карету, в которой ехали вы с вашим племянником. А когда появился этот сыщик с Боу-стрит
type="note" l:href="#FbAutId_2">[2]
, я подумал, что этот тип охотится за мной, и решил обезопасить себя.
– И подложил колье в карман пальто моего племянника?
– Именно так, господин. Никакой полицейский ни в чем не заподозрит такого невинного молодого человека, подумал я. Но вы вместе с ним незаметно вдруг исчезли, и я приехал за вами сюда. О, я знал, что вы очень хитрый! И поэтому сразу обыскал весь ящик, понятно?
– Нет, не понимаю.
– Ну осмотрел весь дом, – нетерпеливо продолжил Джимми. – И увидел вашего паренька как раз в этом окне – мне бы получше запомнить, что вы слишком хитры, господин!
– Да, это действительно было бы лучше. Однако вы рассказали мне все, что я хотел знать, и поэтому сейчас вы свободны.
– Ну, вы настоящий дворянин, господин! – прохрипел Джимми. – Я убираюсь! И никаких обид между нами!
Ему не понадобилось много времени, чтобы вылезти из окна. Он весело и нахально помахал сэру Ричарду рукой и исчез из виду. Сэр Ричард разделся и лег в постель.
Лакей, который принес ему утром пальто и сапоги, был несколько удивлен, когда обнаружил, что господин поменялся комнатой со своим племянником, но объяснение сэра Ричарда о том, что его спальня ему не понравилась, принял спокойно, так как привык к тому, что аристократы позволяют себе иногда необъяснимые капризы и прихоти.
Сэр Ричард посмотрел через лорнет на свой пиджак, который он отослал вниз, чтобы его отутюжили, и выразил уверенность в том, что неизвестный гладильщик сделал все, что мог. Затем он перевел лорнет на сапоги и вздохнул. Но когда его спросили, чем он недоволен, он ответил, что доволен всем и что на человека благотворно действует временное отлучение от цивилизации.
Начищенные до блеска сапоги стояли у порога, на них не было ни пятнышка грязи, ни следа пыли. Сэр Ричард грустно покачал головой и снова вздохнул. Ему не хватало его лакея, Биддла, в гениальном мозгу которого хранился секрет такой полировки сапог, что в результате в них можно было видеть собственное отражение.
Но для людей, которые были незнакомы с искусством Биддла, внешний вид сэра Ричарда, который как раз в этот момент спускался по лестнице, не оставлял желать ничего лучшего. На синем пиджаке не было ни складки, узел галстука заслужил бы одобрение самого мистера Браммела, а прическа была в столь искусном беспорядке, что волосы, казалось, взъерошил ветер.
Завернув за угол лестницы, он услышал, как мисс Крид дружелюбно обменивается приветствиями с незнакомцем. Голос же незнакомца выдавал в нем личность, так как сэр Ричард, несмотря на то что он еще толком не проснулся, тут же определил, что перед ним стоит не кто иной, как капитан Тримбл.
Сэр Ричард не торопясь спустился вниз и прервал невинные замечания мисс Крид своим самым ленивым тоном:
– Мой дорогой мальчик! Мне не хотелось бы, чтобы ты разговаривал с незнакомыми людьми. Это весьма прискорбная привычка, избавляйся от нее, прошу тебя!
Пен удивленно оглянулась. Ей пришло в голову, что она не знала до сих пор, что ее защитник может говорить столь высокомерно или выглядеть так… да, так невыносимо гордо!
Капитан Тримбл тоже обернулся. Это был крупный мужчина с немного грубоватыми, но приятными чертами, одетый чуть ярче, чем следовало бы. Он добродушно сказал:
– Да я вовсе не против поговорить с парнишкой!
Рука сэра Ричарда нашла лорнет и поднесла его к глазам. Поднятая бровь мистера Браммела и лорнет сэра Ричарда Уиндэма считались в свете двумя видами смертельного оружия, направленного против всех видов претенциозности. Даже у толстокожего капитана Тримбла не осталось никаких сомнений по поводу уничтожающего смысла жеста сэра Ричарда. Его щеки покраснели, а челюсть воинственно выдвинулась вперед.
– А кто вы такой, молодой щеголь?
– Я мог бы быть множеством самых разных людей, – лениво протянул сэр Ричард.
Глаза Пен совершенно округлились, так как в этот момент она отчетливо поняла, что этот совершенно новый высокомерный сэр Ричард намеренно вызывает капитана Тримбла на ссору.
Какое-то мгновение казалось, что он добился в этом успеха. Злоба исказила лицо капитана Тримбла, и он, сжав кулаки, сделал движение по направлению к сэру Ричарду. Но в тот момент, когда он собирался уже что-то сказать, выражение его лица резко изменилось, он остановился, разжал кулаки и воскликнул:
– Вы – Красавчик Уиндэм, черт меня подери!
– Эта перспектива, – заметил скучающим голосом сэр Ричард, – нисколько меня не трогает.
После того как капитан понял, что перед ним стоит сэр Ричард, желание подраться с незнакомцем у него тут же угасло. Он натужно рассмеялся и сказал, что между ними не существует никаких обид.
Сэр Ричард направил лорнет на его жилет и откровенно содрогнулся:
– Вы ошибаетесь… поверьте мне! Вы ошибаетесь, сэр. Этот жилет – не просто обида, это оскорбление!
– О, знаю я вас, денди! – шутливо парировал капитан. – Вечно у вас какие-то причуды. Но мы не станем ссориться по поводу такой мелочи. О нет!
Лорнет упал на свое место.
– Меня просто преследуют жилеты, – пожаловался сэр Ричард. – В Рединге было что-то в жутких широких полосах – просто отвратительно для человека со вкусом. Какой-то кошмар горчичного цвета был… кажется, в Роксэме? Нет. Если память меня не подводит, то Роксэм ознаменовался катастрофой в виде жилета в пеструю полоску с оловянными пуговицами. Горчичный кошмар был уже позже. А теперь, в довершение ко всему…
– Жилет в пеструю полоску? – перебил его капитан Тримбл, не сводящий глаз с лица сэра Ричарда, на котором застыло презрительное выражение. – Вы сказали, жилет в пеструю полоску?
– Прошу вас, не напоминайте мне о нем! – сказал сэр Ричард. – Сама мысль о нем…
– Послушайте, сэр, меня, в общем, тоже интересует жилет в пеструю полоску! Вы уверены, что видели его именно в Роксэме?
– Жилет в пеструю полоску, который направлялся в Бристоль, – задумчиво сказал сэр Ричард.
– Бристоль! Черт, да я и подумать не мог… благодарю вас, сэр Ричард! Я вам действительно очень благодарен! – воскликнул капитан Тримбл и бросился вниз по ступенькам лестницы, ведущей во двор конюшни позади гостиницы.
Сэр Ричард посмотрел ему вслед, и легкая улыбка заиграла на его губах.
– Ну вот! – пробормотал он. – Боюсь, что джентльмен слишком нетерпелив и порывист. Пусть это послужит – уроком тебе, сорванец, – не слишком доверяй незнакомым людям.
– А я и не доверяла! – запротестовала Пен. – Я только…
– Но он поверил, – сказал сэр Ричард. – Несколько случайных слов слетели с моего языка, и наш доверчивый знакомый уже велит седлать коня! Я хочу позавтракать.
– Но зачем вы отослали его в Бристоль? – спросила Пен.
– Ну, надо же было мне от него как-то отделаться, – ответил сэр Ричард, проходя в гостиную.
– Я думала, вы хотите затеять с ним ссору.
– Я хотел, но, к сожалению, он меня узнал. А жаль. Мне бы доставило большое удовольствие послать его в нокаут. Однако нужно заметить, что все обошлось, иначе мне пришлось бы связать его где-нибудь, а это лишние хлопоты, и к тому же это могло бы привести к ненужным осложнениям в будущем. Кстати, я должен буду покинуть вас ненадолго сегодня утром.
– Ну пожалуйста, сэр, не надо выводить меня из себя! – взмолилась Пен. – Вы видели Джимми Ярда этой ночью и чем все кончилось?
– Да, я его видел! По правде говоря, я не думаю, что произошло что-то, имеющее существенное значение.
– Он не пытался убить вас?
– Ничего столь волнующего не произошло. Он пытался всего лишь снова завладеть бриллиантами; когда ему это… э-э… не удалось, мы немного побеседовали, после чего он покинул гостиницу так же незаметно, как и вошел в нее.
– То есть через окно. Ну что ж, я рада, что вы отпустили его, потому что мне он все-таки понравился. А скажите, пожалуйста, что мы будем сейчас делать?
– Сейчас мы будем устранять Беверли, – ответил сэр Ричард, разрезая ветчину.
– А, заикающегося мужчину! А как мы это будем делать? Он, конечно, говорил очень неприятные вещи, но, наверное, мы не должны устранять его грубым способом, правда?
– Ни в коем случае! Предоставьте это мне, и я устрою все таким образом, что он будет устранен без малейших неудобств или неприятностей для кого бы то ни было.
– Да, но у нас есть еще колье, – вспомнила Пен. – Мне кажется, что, прежде чем заниматься чем-либо еще, необходимо отделаться от него. Представьте только, что будет, если его обнаружат у вас в кармане?
– Да, действительно. Но я уже позаботился об этом. Колье принадлежит матери Беверли, и он вернет его ей.
Пен от неожиданности положила нож и вилку на стол.
– Тогда это все объясняет! Я так и думала, что этот заикающийся человек в большей степени причастен к делу, чем вы мне сказали. Я думаю, что он нанял Джимми Ярда и того, другого, человека, чтобы они украли колье. – Пен нахмурилась. – Не хочу говорить плохо о ваших друзьях, Ричард, но мне кажется, что он поступил очень плохо – даже неприлично!
– Совершенно неприлично! – согласился сэр Ричард.
– Ну, по крайней мере, мне так кажется. Я понимаю – в том, что говорит тетушка Алмерия, есть некоторая доля истины. Она считает, что неискушенного человека в свете поджидает масса коварнейших ловушек.
Сэр Ричард печально кивнул:
– Увы, это так!
– Порок, – сказала Пен страшным голосом, – расточительность и излишества, ну… вы знаете.
– Знаю.
Она снова взяла в руки нож и вилку.
– Должно быть, это очень интересно, – с завистью в голосе сказала она.
– Не подумайте, что я хочу развеять ваши иллюзии, но я чувствую, что должен сообщить вам о том, что красть драгоценности у собственной матери вовсе не является непременным занятием всех светских людей.
– Конечно нет! Я это знаю! – с достоинством ответила Пен. А затем добавила: – Я пойду с вами, когда вы отправитесь на встречу с заикающимся человеком?
– Нет, – жестко ответил сэр Ричард.
– Я знала, что вы так скажете. Как бы я хотела действительно быть мужчиной!
– И все равно я не взял бы вас с собой.
– Тогда вы были бы самым эгоистичным, неприятным и просто отвратительным типом! – резко заявила Пен.
– Я думаю, что я такой и есть, – сказал сэр Ричард, вспомнив в этот момент нотации своей сестры.
Взгляд больших глаз тут же смягчился, и, присматриваясь повнимательнее к сэру Ричарду, Пен слегка покраснела. Она снова наклонилась над тарелкой и сказала тихим, прерывающимся голосом:
– Нет, вы не такой. Вы очень добры и любезны, и мне стыдно, что я дразнила вас.
Сэр Ричард посмотрел на нее. Он, казалось, собирался что-то сказать, но Пен опередила его, весело добавив:
– И когда я расскажу Пирсу, как вы заботились обо мне, он будет вам очень благодарен, уверяю вас.
– Правда? – спросил сэр Ричард самым сухим тоном, на какой только был способен. – Боюсь, что я совсем забыл о Пирсе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гибельная страсть - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Гибельная страсть - Хейер Джорджетт



Очень милая детективная история для подростков.
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттЕлена Арк.
26.08.2013, 21.07





Получила массу удовольствия. Очень люблю Хейер. Интересные персонажи, юмор,интересно развивающийся сюжет. Без слюней и траха. Тем, кому нравится сам процесс чтения.
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттиришка
16.12.2013, 7.57





Очень мило. Без секса. Просто чудо.
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттлена
14.04.2014, 9.50





;)
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттЕлена)
10.12.2014, 10.02





Любви нет. Детская история.
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттКэт
19.08.2015, 12.43





Если судить по некоторым комменюариям, можно сделать ошибочное заключение, что романы Хейер не о любви. Приходится признать, что сопливые истории с бесконечными постельными сценами удивительно испортили вкус части читающей публики. А я вот бесконечно рада случаю, позволившему мне найти наконец те романы, которые можно читать не по диагонали. Чудесный слог, настоящий тонкий юмор. Конечно, если вы - поклонница бабушки Картленд, то эти романы покажутся вам пресными. Любительницам же Остин и Бронте рекомендуется!
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттjenny
16.09.2016, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100