Читать онлайн Гибельная страсть, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гибельная страсть - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гибельная страсть - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гибельная страсть - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Гибельная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Человек, следящий за собой и за модой как никто другой, в тот момент, о котором шла речь, спал тяжелым сном в углу зелено-золотой публичной почтовой кареты, которая, важно раскачиваясь, преодолевала путь до Бристоля. На часах было два пополудни, экипаж подъехал к городку Кэлкот-Грин, что к западу от Рединга, и лондонскому денди снились весьма беспокойные сны. Он несколько раз просыпался в те моменты, когда карета останавливалась, накренившись, чтобы выпустить или впустить пассажиров, сменить лошадей или подождать, пока медлительный будочник откроет на заставе шлагбаум. Но эти мгновения бодрствования казались ему еще более кошмарными, чем сны.
Голова болела, глаза жгло огнем, а фантасмагория странных, неприветливых лиц расплывалась перед его воспаленным взором. Предпочтя сны реальности, он снова со стоном закрыл глаза, но когда карета остановилась в Кэлкот-Грин, где вышла полная женщина, которая хрипло и с присвистом дышала, сон окончательно покинул его, и он открыл глаза, моргнул, взглянув на педантичного вида мужчину в аккуратном черном костюме, который сидел напротив него, воскликнул: «О Господи!» – и выпрямился на сиденье.
– Голова очень болит? – раздался участливый и как будто знакомый голос.
Он повернул голову и встретился с вопросительным взглядом мисс Пенелопы Крид. Какое-то мгновение он молча смотрел на нее, а затем сказал:
– Я помню. Карета – Бристоль. Зачем, о зачем я только прикоснулся к бренди?! – Предостерегающий щипок заставил его вспомнить об окружающих. Он окинул их взглядом и увидел, что как раз напротив него расположились еще три человека и с большим интересом разглядывают его. Педантичного вида мужчина, которого про себя он определил как клерка из адвокатской конторы, смотрел на него с явным неодобрением; женщина в шляпке с полями козырьком и в шали по-матерински кивнула ему и сказала, что он в точности как ее второй мальчик, который совершенно не выносил раскачивающихся карет; крупный мужчина, сидевший рядом с ней, которого он принял за ее мужа, басом подтвердил ее слова: «Именно так!»
Сэр Ричард инстинктивно потянулся к галстуку. Пальцы сообщили ему, что он помят так же, как и полы его синего пальто. Касторовая шляпа с загнутыми вверх короткими полями была у него на голове, и, судя по всему, не без ее участия разыгралась дикая головная боль. Он снял ее, положил на колени и сжал голову руками, пытаясь стряхнуть остатки сна.
– Господи! – хрипло произнес он. – Где это мы?
– Ну, я не совсем уверен, но, кажется, мы уже проехали Рединг, – ответила Пен, обеспокоенно глядя на него.
– Кэлкот-Грин – вот где мы сейчас, – сообщил полный мужчина. – Остановились, чтобы высадить какую-то пассажирку. Они не очень-то беспокоятся о том, чтобы выдерживать расписание, это совершенно ясно. Сдается мне, что наш возница пошел пропустить стаканчик-другой.
– Ну что ты, – примиряюще сказала его жена. – Конечно, ему хочется промочить горло, он ведь все время сидит на таком солнце.
– Конечно, – согласился толстяк.
– Если бы в Компании узнали об этом, то тут же уволили бы его, и были бы совершенно правы! – презрительно фыркнул клерк. – Эти возчики ведут себя просто безобразно.
– Я считаю, совсем не обязательно выходить из себя, если человек слегка отстает от расписания, – ответила женщина. – Я всегда говорила: «Живи и давай жить другим».
Ее муж, как обычно, согласился с ней. И в этот момент карета со скрипом тронулась; пользуясь тем, что за грохотом колес и стуком копыт ее никто не мог услышать, Пен сказала:
– Вы постоянно повторяли мне, что пьяны, и теперь я вижу, что так оно и было. Я боялась, что вы будете жалеть о том, что отправились вместе со мной.
Сэр Ричард поднял голову:
– Я вне всякого сомнения был пьян, но не сожалею ни о чем, кроме выпитого бренди. Когда наконец этот экипаж доползет до Бристоля?
– Знаете, это не самый быстрый экипаж. Они не стараются преодолевать в час более восьми миль, поэтому, думаю, в Бристоле мы будем к одиннадцати часам, мы ведь делаем очень много остановок. Вам это не нравится?
Он посмотрел на нее сверху вниз:
– А вам?
– По правде говоря, – доверительно сообщила она, – я совсем не против и получаю огромное удовольствие. Только мне не хотелось бы причинять вам массу неудобств, ведь это все из-за меня. Я теперь только и увидела, что вы, к сожалению, выглядите в этой карете совершенно неуместно.
– Мое дорогое дитя, вы не имеете ни малейшего отношения к моему теперешнему состоянию, поверьте мне. И если уж я выгляжу неуместно, то что тогда говорить о вас?
На ее щеках появились ямочки.
– Я ведь всего лишь обычный школьник!
– Это я так сказал?
Она кивнула.
– Что ж, значит, так оно и есть. – Сэр Ричард оглядел Пен критическим взглядом. – Вот только… Это я завязал вам галстук? Да, конечно я. Что это у вас там?
– Яблоко, – ответила Пен, разжав ладонь. – Мне дала его та толстая женщина, которая только что вышла.
– Ведь вы не собираетесь жевать его прямо здесь? – требовательно спросил сэр Ричард.
– Собираюсь. А почему бы и нет? Хотите откусить?
– Ни в коем случае! – ответил сэр Ричард.
– Что касается меня, то я ужасно голодна. Мы с вами забыли об одной очень важной вещи.
– О какой?
– О еде, – ответила Пен, вгрызаясь в яблоко. – Нам следовало взять в дорогу корзинку с едой. Я забыла, что рядовые экипажи не останавливаются на почтовых станциях, как почтовые кареты. То есть я не то что забыла, а просто не знала об этом.
– Это можно решить, – сказал сэр Ричард. – Если вы голодны, вас конечно же нужно покормить. Что вы собираетесь сделать с огрызком?
– Съесть его, – ответила Пен.
– Отвратительный мальчишка! – воскликнул, содрогнувшись, сэр Ричард.
Он откинулся на спинку сиденья, но почувствовал, как его дергают за рукав, и был вынужден снова наклониться к своей спутнице.
– Я сказала этим людям, что вы – мой учитель, – прошептала Пен.
– Конечно, юный джентльмен под присмотром учителя мог бы путешествовать в такой карете, – ответил сэр Ричард, примирившись с отведенной ему ролью домашнего учителя.
На следующей остановке, в Вулхэмптоне, он стряхнул с себя апатию, грозившую целиком охватить его, вышел из экипажа и обнаружил в себе неожиданную способность добыть весьма достойную холодную закуску для своей подопечной. Возница с удовольствием подождал его, и клерк из адвокатской конторы, зоркие глаза которого разглядели, как рука сэра Ричарда совершила движение из кармана к протянутой с готовностью ладони кучера, начал что-то невнятно бормотать о взятках и коррупции на маршрутах Компании.
– Берите курочку, – добродушно предложил ему сэр Ричард.
Клерк, явно демонстрируя презрение, отказался от приглашения присоединиться к трапезе, но в карете были и другие пассажиры, среди которых выделялся маленький гнусавый мальчик, выразивший готовность принять участие в разделе содержимого корзины с закусками, лежавшей на коленях у Пен.
У сэра Ричарда уже была возможность убедиться, что мисс Крид невероятно доверчива, а в течение этого долгого путешествия он понял, что ее доверчивость и дружелюбие вполне могут привести к нежелательным для обоих последствиям. Она рассматривала пассажиров сияющим и совершенно не застенчивым взглядом, разговаривала даже с нудным клерком и вообще проявляла весьма опасную тенденцию становиться душой общества. Когда попутчики стали расспрашивать «школьника» о том, кто он такой и куда направляется, она с энтузиазмом поведала им историю, в которой не было ни слова правды, расцветив ее при этом совершенно скандальными подробностями. При этом она постоянно обращалась к сэру Ричарду с просьбой подтвердить ее слова, и он, проникшись в конце концов духом приключения, добавлял экспромтом несколько подробностей от себя. Пен радовалась этому, но испытала жестокое разочарование когда он наотрез отказался развлекать гнусавого мальчишку с аденоидами.
Он откинулся на спинку сиденья и лениво наблюдал за полетами мисс Крид в царство фантазии, размышляя при этом, что бы сказали его мать и сестра, если бы узнали, что он направляется в совершенно незнакомое ему место, путешествуя в общей карете, да еще в компании с молодой леди, которую нисколько не смущали ни ее окружение, ни надетое на ней мужское платье. Ричард представил себе выражение лица Луизы и рассмеялся. Головная боль прекратилась, но несмотря на то, что ощущение некой отстраненности, причиной которого явилось выпитое в избытке бренди, покинуло его, восхитительное чувство безответственности не исчезало. Будь он трезв, наверняка не отправился бы в это странное путешествие, но так как в подпитии сделал это, то теперь испытывал непреодолимое желание продолжить забавное приключение. Более того, ему было очень любопытно узнать побольше о Пен. Прошлой ночью она выкладывала ему какую-то безумную мешанину, он с трудом мог сейчас вспомнить ее рассказ, но в нем совершенно определенно фигурировали тетя и кузен с рыбьим лицом.
Он слегка повернул голову и принялся из-под опущенных ресниц наблюдать за ее оживленным личиком. Мисс Крид с явной заинтересованностью слушала длинный и запутанный рассказ о болезнях, которые недавно приковали к постели младшенького той женщины, которая по-матерински сочувственно оглядывала всех пассажиров экипажа. Мисс Крид покачала головой, услыхав о глупости аптекаря, важно кивнула, подтвердив эффективность очень старого патентованного средства, составленного из непонятных трав, и как раз собиралась рассказать о рецепте, которым издавна пользовались в их семье, когда сэр Ричард незаметно наступил ей на ногу.
Как оказалось, он вовремя одернул мисс Крид, потому что ее собеседница с удивлением уставилась на нее и сказала, что это весьма странно – встретить молодого джентльмена, который хорошо разбирается в таких вещах.
– Моя мать, – ответила Пен, вспыхнув, – очень долго была прикована к постели.
Все тут же сочувственно на нее посмотрели, а высохшая дама в углу кареты сказала, что уж ей-то никто не расскажет ничего нового о ее болезнях.
Это замечание отвлекло всеобщее внимание от Пен, и, пока дама, с триумфом перехватив инициативу, рассказывала историю своих страданий, Пен повернулась к сэру Ричарду и подняла на него взгляд, одновременно лукавый и чуть виноватый.
Клерк, который еще не простил сэру Ричарду того, что тот подкупил возницу, сказал что-то об излишней свободе, которую сейчас дают молодым людям. Он сравнил это со своим собственным воспитанием и сказал, что если бы у него был сын, то он не баловал бы его, нанимая домашнего учителя, а отправил бы его в школу. Пен кротко ответила, что мистер Браун всегда был очень строг, и сэр Ричард, справедливо решив, что мистер Браун – это он и есть, тут же в подтверждение слов своего воспитанника, суровым голосом приказал ему поменьше болтать.
Мать семейства тут же заявила, что молодой джентльмен, по ее мнению, весьма скрасил им путешествие, и что касается ее, то она никогда не одобряла тех людей, которые сурово обращаются с детьми.
– Правильно, – согласился ее супруг, – я никогда не пытался подавить никого из моих сыновей: мне нравится наблюдать, как они свободно растут.
Несколько пассажиров с укором посмотрели на сэра Ричарда, и Пен, для того чтобы у них развеялись последние сомнения относительно его суровости, погрузилась в подавленное молчание, сложив руки на коленях и опустив глаза.
Сэр Ричард понял, что в течение всего оставшегося путешествия его будут считать притеснителем и угнетателем, и принялся готовить в уме назидательную речь, предназначенную для ушей мисс Крид.
Пен обезоружила его, уснув на его плече. Она проспала все время до следующей остановки, а когда карета, как обычно, резко накренившись, остановилась, она проснулась, открыла глаза, сонно посмотрела на сэра Ричарда и прошептала:
– Я рада, что вы поехали со мной. А вы?
– Очень! Проснитесь же, – сказал сэр Ричард, подумав о том, что у Пен с языка могут сорваться какие-нибудь другие весьма дерзкие замечания.
Она зевнула и выпрямилась. Снаружи доносились голоса перебранки, разгоравшейся между возницей и кем-то, стоявшим у ворот постоялого двора. Фермер, севший в карету в Кэлне и занявший место рядом с Пен, сказал, что, по его мнению, проблема заключается в том, что человек, желавший занять место в карете, не значился в списке пассажиров.
– Ну, во всяком случае, сюда он уже просто не поместится! Карета переполнена.
– Просто кошмар! – заявила очень худая женщина, сидевшая в противоположном от Пен углу кареты.
– Где мы сейчас? – спросила Пен.
– Чипнэм, – ответил фермер. – Здесь ответвляется дорога на Бат.
Девушка наклонилась, чтобы выглянуть из окна.
– Уже Чипнэм? Да, это он. Я хорошо его помню!
Сэр Ричард взглянул на нее, с удивлением приподняв бровь.
– Уже? – пробормотал он.
– Ну, я же спала, поэтому мне показалось, что прошло мало времени. А вы очень устали, сэр?
– Ни в коем случае. Я совершенно смирился со всем.
Новый пассажир, очевидно, наладил свои отношения с возницей и охранником и, открыв дверь, попытался втиснуться в экипаж. Это был худощавый невысокий мужчина в пестром жилете и брюках из плотной хлопчатобумажной ткани. Из-под светлых бровей смотрели живые, глубоко посаженные глаза, вокруг которых не было ресниц. Его намерение сесть в карету встретило решительный отпор со стороны уже сидевших внутри. Тощая женщина закричала, что и яблоку негде упасть; клерк из адвокатской конторы заявил, что просто безобразие – так набивать экипажи; фермер посоветовал новому пассажиру пристроиться на крыше.
– Да туда уже вообще не втиснешься! – запротестовал незнакомец. – Господи, да я займу совсем немного места. Потеснитесь, ну же!
– Здесь все занято! Попытайтесь влезть в отделение для багажа!
– Да ты посмотри на меня! Я же займу не больше места, чем понадобилось бы для кинжала! – продолжал упрашивать незнакомец. – Кроме того, там на крыше уже сидит пара подозрительных молодцов. Мне просто страшно ехать с ними, ей-богу!
Сэр Ричард, бросив проницательный взгляд на вновь прибывшего, определил, что этот человек скорее должен быть знаком сыщикам и судейским, чем ему. Однако он совсем не удивился, когда услышал, что мисс Крид предлагает всем потесниться, чтобы освободить немного места новому пассажиру, так как к этому времени уже успел убедиться в мягкосердечии своей подопечной.
Пен, придвинувшись поближе к сэру Ричарду, уговорила фермера лично увериться в том, что здесь найдется место еще для одного человека. Мужчина в пестром жилете улыбнулся ей и прыгнул в карету.
– Черт меня подери, если я не посчитал и тебя таким же подозрительным малым! – сказал он, втискиваясь на освободившееся место. – Я обязан тебе, парень. Когда кто-то оказывает Джимми Ярду услугу, он этого не забывает.
Клерк, который, по-видимому, придерживался насчет мистера Ярда того же мнения, что и сэр Ричард, фыркнул и покрепче ухватился за коробку, которую держал на коленях.
– Благослови нас Господь, – с улыбкой сказал мистер Ярд, заметив это движение сидевшего напротив клерка. – Я вовсе не налетчик!
– А кто такой налетчик? – невинным тоном спросила Пен.
– О, да ты совсем еще зеленый! – почти смущенно ответил мистер Ярд. – Юный джентльмен, налетчик – это такой человек, которым, я надеюсь, вы никогда не станете. Такой молодец заканчивает свою жизнь в Рамбо… или даже, может быть, в Наббинг-Чит, прежде чем ему удается повзрослеть!
Весьма заинтригованная, Пен потребовала, чтобы ей растолковали значение этих странных слов. Сэр Ричард сначала подумал было о том, чтобы поменяться с ней местами, но тут же отказался от этой мысли и, откинувшись на спинку сиденья, лениво прислушивался к тому, как мистер Ярд посвящает Пен в тайны воровского жаргона.
Компания молодых джентльменов, которые возвращались с петушиных боев, села в карету в Чипнэме и забралась наверх. Судя по доносившимся оттуда звукам, компания не отказывала себе в горячительных напитках. До сидевших внутри пассажиров доносились крики, обрывки песен и стук каблуков по крыше экипажа. Добродушная мать семейства и тощая старая дева выглядели весьма встревоженными, а клерк заявил, что поведение современной молодежи просто безнравственно. Пен была слишком занята разговором с Джимми Ярдом и поначалу не заметила общего беспокойства, но, когда экипаж отъехал от Чипнэма миль на пять, его движение внезапно ускорилось, и тяжелая, громоздкая карета запрыгала по канавам и рытвинам, опасно раскачиваясь из стороны в сторону. Пен прервала свою увлекательную беседу и вопросительно посмотрела на сэра Ричарда.
В этот момент карета сильно накренилась, и Пен упала прямо на руки сэру Ричарду. Он усадил ее рядом на сиденье и сухо заметил:
– Приключений становится все больше. Надеюсь, вам нравится?
– Но что происходит?
– Я так понимаю, что один из щеголей, сидевших на крыше, решил сам править экипажем, – ответил он.
– Боже мой! – воскликнула мать семейства. – Вы хотите сказать, сэр, что один из этих надоедливых пьяных парней правит нашим экипажем?
– Я так предполагаю, мэм.
Старая дева резко вскрикнула:
– Господи, что же с нами будет?
– Думаю, мы закончим свой путь в канаве, – совершенно спокойно ответил сэр Ричард.
После этих слов в карете поднялось настоящее столпотворение. Старая дева кричала, чтобы ее немедленно выпустили, мать семейства пыталась привлечь внимание возницы, стуча своим зонтом в крышу кареты, фермер высунул голову из окна и принялся выкрикивать угрозы и оскорбления, Джимми Ярд хохотал, а клерк сердито спрашивал у сэра Ричарда, почему он ничего не сделает.
– И что же вы хотите, чтобы я сделал? – спросил сэр Ричард, придерживая Пен на сиденье крепкой рукой.
– Остановите экипаж! О, сэр, умоляю вас, остановите его! – закричала мать семейства.
– Благослови вас Господь, мэм, но при такой езде он скоро остановится сам! – улыбаясь, ответил Джимми Ярд.
Едва он произнес эти слова, как выяснилось, что особенно крутой поворот дороги оказался не по силам кучеру-любителю. Он сделал слишком широкий поворот, задние колеса кареты, повиснув на самом краю канавы, шедшей вдоль дороги, тут же соскользнули по насыпи и провалились в нее, а все пассажиры кареты оказались друг у друга на головах. Раздались крики женщин, проклятия фермера, треск ломающегося дерева и звон разбитого стекла… Карета лежала почти на боку, а сквозь разбитые окна торчали побеги зеленой изгороди, в которую упиралась крыша экипажа.
Пен, которая уже начала задыхаться в многочисленных пелеринах пальто сэра Ричарда, попыталась было высвободиться из его крепких рук. Он тут же ослабил свои объятия и спросил:
– Ушиблись, Пен?
– Нет, нисколько! Большое вам спасибо за то, что вы меня удержали! А вы сами не пострадали?
Осколок разбившегося стекла поцарапал щеку сэру Ричарду, но так как он держался за кожаную петлю в углу экипажа, то, в отличие от остальных пассажиров, он удержался на своем сиденье.
– Нет, я только рассержен, – ответил он. – Милая леди, здесь не время и не место впадать в истерику!
Это ядовитое замечание было обращено к старой деве, которая, обнаружив себя сброшенной с сиденья прямо на клерка, тут же ударилась в истерику.
– Ну-ка, дайте мне пробраться вон к той двери! – попросил Джимми Ярд, ухватившись за петлю, висевшую в углу напротив и поднимаясь с пола. – Черт меня побери, если в следующий раз я не поеду наверху, и плевать мне на всяких типов, которые там будут сидеть!
Так как карета окончательно не рухнула набок, а лишь уперлась крышей в живую изгородь, идущую вдоль канавы, было совсем не трудно открыть дверь и выбраться через нее наружу. Правда, старую деву пришлось вытаскивать, так как она будто одеревенела и только кричала и стучала пятками по полу. Пен же сама ловко выбралась наружу, не обращая внимания на протянутые ей руки. А мать семейства сказала, что если бы случилось невероятное и ни один джентльмен не захотел ей помочь, то она скорее всего тоже выбралась бы сама.
Время близилось к десяти вечера, но, хотя солнце уже и село, летнее небо было по-прежнему светлым, а воздух теплым. Путешественники обнаружили, что находятся на пустынном участке дороги, в нескольких милях от небольшого городка Роксэм и более чем в тридцати милях от Бристоля. После самого поверхностного осмотра кареты выяснилось, что она сможет принять пассажиров только после весьма значительного ремонта, а сэр Ричард, который тут же отправился к лошадям, через несколько минут вернулся к Пен и сообщил, что один из коренников сильно растянул связки. Он оказался прав, предположив, что вожжи были на ходу переданы одному из пассажиров, ехавших наверху. Править экипажем было одним из самых привлекательных развлечений для зеленых юнцов, которые стремились со временем приобрести собственное средство передвижения и управлять им. Но как мог нанятый Компанией кучер уступить свое место любителю, да еще заметно пьяному, сэр Ричард понять не мог до тех пор, пока не увидел, в каком состоянии находился сам кучер.
Пен, которая пристроилась на дорожной сумке сэра Ричарда, весьма спокойно восприняла новость о том, что дальше они никуда не поедут, но остальные пассажиры разразились многочисленными жалобами и обступили охранника кареты с требованием тут же доставить их в Бристоль, безразлично на чем. Негодование, вызванное грубейшим нарушением правил со стороны его коллеги, возницы, и тот факт, что на него одновременно кричали шесть или семь человек, поначалу не давали несчастному сосредоточиться, но через некоторое время он пришел в себя и предложил пассажирам подождать здесь какое-то время, пока он на одной из лошадей поскачет в Чипнэм, где попытается достать какое-нибудь средство передвижения, чтобы отвезти всех в Роксэм. А там придется переночевать и дождаться следующего экипажа, который и доставит их в Бристоль.
Несколько человек сразу же решили отправиться в Роксэм пешком; старая дева все еще билась в истерике; мать семейства заявила, что ее мозоли не позволят ей пройти пешком несколько миль; клерк не настаивал более на своем праве быть доставленным в Бристоль сегодня ночью. Некоторые пассажиры то и дело обращались к сэру Ричарду, как к человеку, который, на их взгляд, привык руководить. Это обстоятельство, которое ни в малейшей степени не льстило сэру Ричарду, заставило его наклониться к Пен и сказать тихо, но решительно:
– Полагаю, здесь мы расстанемся с нашими попутчиками.
– Да, давайте! – жизнерадостно согласилась Пен. – Знаете, я подумала об этом и решила, что сейчас все складывается как нельзя лучше. Мы вообще не поедем в Бристоль!
– Это очень неожиданное решение, – удивился сэр Ричард. – Должен ли я понимать вас так, что вы решили вернуться в Лондон?
– Нет, нет, конечно нет! Только теперь, после того как карета сломалась, было бы глупо ждать следующей, потому что нас наверняка перехватит где-нибудь моя тетушка. И в конце концов, я вовсе не собиралась ехать в Бристоль.
– В таком случае, думаю, вы испытываете сожаление, что мы почти добрались до него, – сказал сэр Ричард.
Ее глаза лукаво блеснули.
– Глупый! Я хочу сказать, что мой дом находится вовсе не в Бристоле, но недалеко от него, и думаю, что было бы гораздо лучше – и к тому же это будет настоящее приключение – пройти оставшуюся часть пути пешком.
– Где находится ваш дом? – спросил сэр Ричард.
– Знаете, рядом с Куин-Чарльтоном, недалеко от Кишэма.
– Не знаю, – ответил сэр Ричард. – Эта местность знакома вам, а не мне. Как далеко, по вашему мнению, находится отсюда этот Куин-Чарльтон?
– Я не совсем уверена, – осторожно начала Пен. – Но я не думаю, что он дальше чем в пятнадцати или, самое большее, двадцати милях отсюда, если идти напрямик.
– Вы что, предлагаете пройти пешком двадцать миль? – спросил сэр Ричард.
– Ну, я сказала бы, что это не так уж много. А если идти напрямик, как летит птица, – то здесь не будет больше десяти миль.
– Вы не птица, – остудил ее энтузиазм сэр Ричард. – И должен добавить, что я тоже. Поднимайтесь с моей сумки!
Она послушно встала.
– Я думаю, что вполне смогла бы преодолеть двадцать миль. Но, конечно, не в один прием. Так какое мы примем решение?
– Мы отправимся назад, – ответил сэр Ричард. – Насколько я помню, в паре миль отсюда, у дороги, есть постоялый двор. Ничто не заставит меня оставаться в этой кошмарной компании!
– Должна признаться, что я сама слегка устала от них, – сказала Пен. – Только я не пойду на почтовую станцию!
– Можете не волноваться на этот счет! – мрачно ответил сэр Ричард. – В нашем теперешнем виде нас не пустят на порог ни одной приличной почтовой станции!
Пен хихикнула. Она не стала больше спорить, взяла дорожную сумку, и они вместе с сэром Ричардом пошли в сторону Чипнэма.
Никто из пассажиров кареты не заметил их ухода, так как все были заняты либо тем, что бранили кучера, либо обсуждением своих ближайших действий. Вскоре поворот дороги окончательно скрыл их от разбитого экипажа с его пассажирами, и сэр Ричард предложил:
– Теперь вы можете отдать мне эту сумку.
– Нет. – Пен сжала покрепче ручку. – Она вовсе не тяжелая, и, кроме того, вам и так приходится нести чемодан. А так я действительно ощущаю себя молодым человеком. Что мы будем делать, когда доберемся до постоялого двора?
– Закажем ужин.
– Да, а после этого?
– Ляжем спать.
Пен задумалась.
– Вам не кажется, что лучше было бы сразу же после ужина отправиться в путь?
– Конечно нет. Мы ляжем спать как добрые христиане, а утром наймем какую-нибудь повозку, чтобы нас доставили в Куин-Чарльтон.
– Но…
– Пен Крид, – спокойно прервал ее сэр Ричард. – Вы отвели мне роль дрессировщика медведей, и я принял ее безропотно. Вы изобразили меня в таких непривлекательных тонах, что все пассажиры экипажа, несомненно, сочли меня угнетателем молодого поколения. Теперь вы пожинаете плоды, которые сами посеяли.
– Так вы собираетесь угнетать меня? – рассмеялась она.
– Ужасное вы создание! – воскликнул сэр Ричард.
Она доверчиво сунула ему в ладонь свою руку и слегка подпрыгнула на месте.
– Прекрасно. Я сделаю все так, как вы скажете. Я очень рада, что встретила вас: у нас получилось великолепное приключение, правда?
Губы сэра Ричарда дрогнули, и он внезапно расхохотался, остановившись посреди дороги, а Пен поглядывала на него с сомнением в глазах.
– Да что с вами? – спросила она.
– Не обращайте внимания! – сказал он голосом, в котором все еще звенел смех. – Конечно, у нас получилось великолепное приключение!
– Так оно и есть, – сказала она, когда они снова продолжили свой путь. – Пирс так удивится, когда увидит меня!
– Думаю, что да, – согласился сэр Ричард. – Вы уверены, что не пожалеете о том, что отправились на его розыски?
– Конечно, уверена! Ведь Пирс мой старый друг! Разве я не говорила вам, что мы дали клятву пожениться?
– Да, я что-то припоминаю, – согласился он. – Но я припоминаю также и то, что вы сказали, будто не видели его целых пять лет.
– Не видела, все так, но уверяю вас, это не имеет ни малейшего значения.
– Понятно, – сказал сэр Ричард, оставляя при себе неизбежно возникшие при этом воспоминания.
Им пришлось преодолеть не более двух миль, когда они подошли к дверям постоялого двора, который сэр Ричард заметил еще из окна кареты. Это была крошечная деревенская гостиница с потрескавшейся деревянной вывеской, которая раскачивалась на скрипучих цепях, с соломенной крышей и единственной гостиной, если не считать общей комнаты, где находился бар.
Хозяин, услыхав о поломке кареты, воспринял неожиданное появление гостей без удивления. К этому времени уже совсем стемнело, и хозяин не мог разглядеть как следует сэра Ричарда, до самого того момента, когда он вошел в холл, где горела лампа. Для путешествия сэр Ричард выбрал простой наряд: удобные бриджи, но покрой и ткань пиджака, начищенные до блеска сапоги, великолепный узел модного галстука и обилие пелерин на светло-коричневом пальто, – все это красноречиво свидетельствовало о том, что перед ним стоит светский человек. Хозяин явно растерялся и подозрительно перевел взгляд с сэра Ричарда на стоявшую рядом с ним Пен.
– Мне понадобится спальня для меня и еще одна – для моего племянника, – сказал сэр Ричард. – А также ужин.
– Да, сэр. Ваша честь сказали, что вы путешествовали бристольским экипажем? – с недоверием в голосе переспросил хозяин.
– Да, – ответил сэр Ричард, удивленно приподняв бровь. – Я сказал именно так. У вас есть какие-то возражения?
– Нет, сэр! Конечно нет! – торопливо ответил хозяин. – Ваша честь сказали – ужин! Боюсь, что мы… мы как-то не привыкли обслуживать аристократов, но если ваша честь согласится на яичницу с ветчиной или, может быть, на холодную свинину, то я немедленно распоряжусь подать их.
Сэр Ричард благосклонно одобрил яичницу с ветчиной. Затем хозяин с поклонами проводил их в маленькую душную гостиную и пообещал тут же приготовить для них обе имеющиеся в гостинице спальни. Пен, бросив заговорщический взгляд на сэра Ричарда, поднялась наверх за хозяином, который нес их чемодан и сумку. Когда она вернулась, неряшливая горничная уже накрывала стол к ужину, а сэру Ричарду удалось открыть в гостиной два небольших окошка. Когда вошла Пен, он обернулся и сказал:
– Ради Бога, что вы делали все это время? Я уже подумал было, что вы бросили меня на произвол судьбы.
– Бросила вас? Конечно, я не сделала бы подобной глупости! Дело в том, что я заметила, что хозяин обратил внимание на вашу одежду, и сразу же придумала прекрасную историю, которую надо было ему рассказать. Именно поэтому я и пошла с ним: поняла, что он попытается узнать от меня, почему вы путешествовали в общей дешевой карете.
– И он в самом деле попытался?
– Да, и я рассказала ему, что вам не повезло на бирже и вы остались без денег, – ответила Пен, пододвигая свой стул ближе к столу.
– Ого! – воскликнул сэр Ричард. – И он остался доволен?
– Совершенно! Он сказал, что очень сожалеет. А потом спросил, куда мы направляемся. Я сказала, что в Бристоль, потому что вся семья потеряла все свои деньги, поэтому меня пришлось забрать из школы.
– У вас самое богатое воображение из всех моих знакомых, – похвалил Пен сэр Ричард. – Могу я поинтересоваться, какую школу вы осчастливили своим присутствием?
– Хэрроу. Правда, потом я пожалела, что не назвала Итон, потому что мой кузен Джоффри учится в Хэрроу, а он мне очень не нравится. Я не стала бы ходить в его школу, зная, что и он туда ходит.
– Сейчас, наверное, уже поздно менять школу, – с сожалением произнес сэр Ричард.
Она быстро подняла голову, и в уголках ее глаз заиграла очаровательная улыбка.
– Вы смеетесь надо мной.
– Да, – согласился сэр Ричард. – А вы против?
– О нет, нисколько! В доме у моей тетушки никто никогда не смеется. А мне это очень нравится.
– Мне бы хотелось, – сказал сэр Ричард, – чтобы вы рассказали мне побольше об этой своей тетушке. Она – ваш опекун?
– Нет, но я должна была жить у нее с тех пор, как умер мой отец. У меня нет настоящего опекуна, но есть два попечителя. Из-за моего состояния, понимаете?
– Да, конечно, я забыл о вашем состоянии. А кто ваши попечители?
– Ну, один из них – мой дядя Гриффин, муж тети Алмерии, но он не в счет, потому что он делает то, что говорит ему тетушка. Другой – это поверенный моего отца, но он тоже мало что значит.
– По той же причине?
– Я не знаю, но ни в малейшей степени не удивлюсь, если это так. Тетушку Алмерию боятся все. Даже я… немного. Именно поэтому я и сбежала.
– Она плохо к вам относилась?
– Н-нет. По крайней мере, она не обижала меня, но она – такая женщина, которая всегда добивается своего. Вы понимаете?
– Понимаю, – ответил сэр Ричард.
– Она все время говорит, – объяснила Пен. – А когда она кем-нибудь недовольна, то, должна сказать, это очень неприятно. Но если по справедливости, я не могу обвинять ее в том, что она настаивает на моем браке с Фредом. Они не очень богаты, понимаете? И конечно, тетушке хотелось бы, чтобы Фред получил все мое состояние. По правде говоря, мне очень жаль, что я не считаюсь с ее желанием, особенно если учесть, что я прожила у Гриффинов пять лет. Но, должна вам признаться – мне совершенно этого не хотелось! Что касается того, чтобы выйти замуж за Фреда, то я просто не могу этого сделать! Только когда я предложила тетушке Алмерии отдать все мое состояние Фреду и не выходить за него замуж, она пришла в ярость, назвала меня бессердечной и бессовестной, расплакалась и потом долго говорила о том, что пригрела на груди змею. Я подумала, что это очень несправедливо с ее стороны – назвать меня змеей, потому что это было очень щедрое предложение, вы согласны?
– Очень, – согласился сэр Ричард. – Но может быть, оно было несколько, как бы сказать, грубым, бестактным?
– О! – Пен замолчала на какое-то время, обдумывая слова сэра Ричарда. – Вы хотите сказать, ей не понравилось, что я не стала изображать, будто считаю Фреда влюбленным в меня?
– Думаю, это вполне вероятно, – серьезно ответил сэр Ричард.
– Что ж, мне жаль, что я задела ее чувства, но, по правде говоря, я не считаю ее чувствительной ни в малейшей степени. Я сказала только то, что думала. Но это привело ее в такую ярость, что мне ничего не оставалось делать, кроме как сбежать. Так я и поступила.
– Вас заперли в вашей комнате? – спросил сэр Ричард.
– О нет! Хотя должна сказать, что непременно заперли бы, если бы тетушка догадалась, что я собираюсь предпринять, но ей бы и в голову никогда не пришло такое.
– Тогда – простите мне мое любопытство! – почему же вы вылезли через окно?
– О, это из-за Пага! – весело ответила Пен.
– Пага?
– Да, Паг – это отвратительное маленькое существо, которое спит в корзинке в холле и всегда тявкает, если думает, что кто-то выходит из дома. Он непременно разбудил бы тетушку Алмерию. И мне просто ничего не оставалось делать.
Сэр Ричард, слегка улыбнувшись, оглядел ее.
– Конечно, понимаю. Знаете, Пен, я в долгу перед вами.
– Да? – удивилась она. Ей было приятно, но все же в ее голосе звучало сомнение. – И за что же?
– Я думал, что знаю женщин. Оказалось, что нет.
– А! – ответила она. – Вы хотите сказать, что я веду себя не так, как должна себя вести деликатно воспитанная молодая леди?
– Можно, конечно, сказать и так.
– Именно так говорит тетя Алмерия.
– Конечно, она и должна говорить именно так.
– Боюсь, – сказала Пен, – что я просто не умею себя хорошо вести. Тетушка говорит, что я получила весьма плачевное воспитание из-за того, что мой папа относился ко мне как к мальчику. Мне следовало бы быть мальчиком, понимаете?
– Не могу согласиться с вами, – сказал сэр Ричард. – Как мальчик вы вовсе не были бы столь замечательны, тогда как, будучи девушкой, вы уникальны, поверьте мне.
Она покраснела до корней волос.
– Мне кажется, что это комплимент.
– Так оно и есть, – подтвердил сэр Ричард.
– Ну, я не была уверена, потому что я ведь еще не выезжаю и не знакома ни с какими мужчинами, кроме моего дяди и Фреда, а они никогда не говорят комплиментов. То есть таких, как этот, – поправилась она и робко подняла на него взгляд, но в этот момент заметила кого-то за окном и неожиданно воскликнула: – Да это мистер Ярд!
– Мистер кто? – спросил сэр Ричард, повернув голову.
– Вам сейчас не видно, потому что он уже прошел мимо окна. Вы должны помнить мистера Ярда, сэр! Это тот самый маленький мужчина, который сел в карету в Чипнэме и говорил так странно, что я почти не понимала его. Как вы думаете, он направляется в эту гостиницу?
– От всей души надеюсь, что нет! – сказал озабоченно сэр Ричард.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гибельная страсть - Хейер Джорджетт

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Гибельная страсть - Хейер Джорджетт



Очень милая детективная история для подростков.
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттЕлена Арк.
26.08.2013, 21.07





Получила массу удовольствия. Очень люблю Хейер. Интересные персонажи, юмор,интересно развивающийся сюжет. Без слюней и траха. Тем, кому нравится сам процесс чтения.
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттиришка
16.12.2013, 7.57





Очень мило. Без секса. Просто чудо.
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттлена
14.04.2014, 9.50





;)
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттЕлена)
10.12.2014, 10.02





Любви нет. Детская история.
Гибельная страсть - Хейер ДжорджеттКэт
19.08.2015, 12.43





Если судить по некоторым комменюариям, можно сделать ошибочное заключение, что романы Хейер не о любви. Приходится признать, что сопливые истории с бесконечными постельными сценами удивительно испортили вкус части читающей публики. А я вот бесконечно рада случаю, позволившему мне найти наконец те романы, которые можно читать не по диагонали. Чудесный слог, настоящий тонкий юмор. Конечно, если вы - поклонница бабушки Картленд, то эти романы покажутся вам пресными. Любительницам же Остин и Бронте рекомендуется!
Гибельная страсть - Хейер Джорджеттjenny
16.09.2016, 16.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100