Читать онлайн Черный мотылек, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный мотылек - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный мотылек - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный мотылек - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Черный мотылек

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25
Его милость герцог Эндовер пленяет королеву

Диана стояла на старом дубовом крыльце с хлыстом в руке, перекинув через руку пышный трен своего платья. Находившаяся рядом мисс Бетти оглядывала ее с тайной гордостью.
Она думала, что глаза Дианы темнее обычного, а рисунок губ особенно трагичен Она знала, что девушка, по собственному выражению мисс Бетти, «очень уж страдает по этому мистеру Карру». Что бы она ни делала для развлечения Дианы, ничто не могло прогнать притаившуюся в ее глазах печаль. На какое-то время она рассеивалась, но вскоре смех ее угасал, и она замолкала. Не раз потрясала мисс Бетти кулаком в сторону отсутствующего Джона.
Наконец, Диана слегка вздохнула и, улыбнувшись, поглядела на тетку.
– Удивительно, как прекрасно Харпер управляется с лошадьми, – сказала она. – Он для нас просто дар Божий. Гораздо лучше этого тупого Уильяма.
– Пожалуй, да, – согласилась мисс Бетти. – Подумать только, дорогая моя, он был грумом у сэра Хью Грандисона Я видела письмо, которое тот написал твоему отцу… на редкость элегантное посланье. Уверяю тебя, любовь моя.
Диана кивнула, продолжая наблюдать, как новый конюх подъехал, ведя на поводу ее лошадь. Рядом с ними он спешился и, коснувшись пальцем шляпы, остановился в ожидании распоряжений хозяйки.
Диана подошла и потрепала лошадь по лоснящейся шее.
– Мы сегодня поедем в сторону Эшли, тетя, – сказала она. – Мне очень хочется собрать ягод, а Харпер говорит, что неподалеку оттуда их великое множество.
– Но, дорогая моя, прошу тебя не утомляйся слишком далекой поездкой… Не сомневаюсь, скоро начнется дождь, и ты до смерти замерзнешь!
Диана рассмеялась в ответ.
– О, нет, тетя! Небо же почти безоблачное! Но обещаю, мы долго там не пробудем. Только доедем до леса Кроссдаун и обратно.
Она как раз поставила ногу на руку конюха, когда из дома вышел мистер Боули посмотреть на ее отъезд.
– Право, моя дорогая, мне надо будет завтра поехать с тобой, – проговорил он. – Мы уже целый век не ездили вместе.
– Ох, папа! Почему бы тебе не поехать со мной сегодня? – пылко воскликнула Диана. – Мне бы этого так хотелось!
Тетку удивило, с каким беспокойством Харпер ждал ответа на этот вопрос. И она озадаченно уставилась на него Однако, когда мистер Боули отказался, особой перемены в выражении его лица она не заметила и решила, что, по-видимому, ей это показалось.
Так что, попрощавшись взмахом руки, Диана уехала, а конюх последовал за ней на почтительном расстоянии.
И все же некоторая тревога не оставляла мисс Боули. Какое-то предчувствие беды, казалось, коснулось ее и, когда всадники исчезли за поворотом дороги, она испытала безумное желание побежать за ними и отозвать племянницу. Она одернула себя, повторяя мысленно, что это просто разыгралось ее старое воображение и что, как любящая тетка, она чересчур тревожится о Диане.
Тем не менее, положив руку на плечо брата, который собирался вернуться в дом, она задержала его.
– Подожди, Хорас! Ты… ты ведь будешь чаще ездить с Дианой? Ведь так?
Мистер Боули выказал немалое удивление.
– Ты чем-то обеспокоена, Бетти?
– Обеспокоена?.. Да, пожалуй… немножко. Мне не очень нравится, что она ездит одна с конюхом, а мы этого человека не знаем.
– Дорогая моя! Я получил о нем самый прекрасный отзыв от сэра Хью Грандисона, который, я уверен, не стал бы рекомендовать никого ненадежного. Ты же своими глазами видела это письмо!
– Да, да. Несомненно, я очень глупа. Но ведь ты будешь ездить с ней начиная с завтрашнего дня? Не правда ли?
– Конечно, я буду сопровождать свою дочь, когда у меня будет свободное время, – с достоинством ответил он, и она должна была удовлетвориться.
Диана, не спеша, ехала по узкой дороге вдоль живой изгороди и деревьев, полыхавших разноцветными красками. Осень превратила листья в золото и огонь, окрасила их в нежно-коричневый и темно-красный, подмешала в них оранжевого и мазнула тут и там медью берез. Все это походило на сказку: слишком великолепно, чтобы быть на самом деле. Деревья смыкались у нее над головой, и солнечный свет падал на землю пятнами, превращая пыльную дорогу в усыпанную золотом тропу.
Живые изгороди еще сохранили зелень, а в просветы между ними были видны просторы полей. Они подъехали к лужайке, усыпанной ягодами, черными и красными. Лужайка была на другой стороне ручья, бегущего в канаве вдоль дорожки. Диана натянула поводья и, остановившись, обратилась к своему спутнику.
– Смотрите, Харпер… вон ягоды! Нам не надет ехать дальше, – она перебросила поводья в правую руку и приготовилась спрыгнуть с лошади.
– Место, о котором я вам говорил, мисс, совсем неподалеку, – проговорил тот, оставаясь в седле.
Она приостановилась.
– Но разве этих нам не хватит?
– Что ж, мисс, как хотите. Но те, о которых я говорю, гораздо лучше. Жалко их не собрать.
Диана с сомнением поглядела вдоль дороги.
– А это не очень далеко?
– Нет, мисс, еще каких-нибудь четверть мили, а потом чуть-чуть по тропинке в лес.
Она все не решалась.
– Мне не хочется опаздывать домой, – возразила она.
– Нет, мисс, конечно, нет. Но я подумал, что мы можем вернуться домой через поля Чорли.
– В объезд мельницы? Хм…
– Да, мисс. А затем, когда ее проедем, там прямая дорога по лугу почти до самого дома.
Глаза ее засверкали.
– Галопом?! Прекрасно! Но давайте поспешим.
Она тронула лошадь пятками, они быстро потрусили по опавшим листьям, выехали из-под деревьев на дорогу между полей, и синее небо раскинулось над ними. Спустя некоторое время показался лес, и через минуту они уже скакали по тропинке, отходившей от дороги под углом. Харпер ехал прямо по пятам, постепенно сокращая расстояние. Невольно она поскакала быстрее. Вокруг не было ни души.
Они приближались к повороту дороги, и Харпер уже ехал почти бок о бок с ней.
Задыхаясь от нелепого чувства испуга, Диана натянула поводья.
– Я не вижу никаких ягод! – беспечно проговорила она.
– Нет, мисс, – незамедлительно последовал его ответ. – Они немного в глубине леса. Если вы спешитесь, я могу вам показать.
Тон его был самым почтительным, и Диана, отбросив свои тревожные сомнения, соскользнула с лошади. Харпер был уже на земле и, взяв из ее рук поводья, привязал обеих лошадей к дереву.
Подобрав юбки, Диана стала осторожно пробираться через кусты туда, куда он указывал.
Заросли ежевики, которые он отводил рукой, чтобы она могла пройти, смыкались за ними сразу, как только они проходили, совершенно скрывая их от дороги. Никаких ягод там не было. Сердце Дианы забилось чаще, все ее подозрения снова ожили. Но она не стала выказывать страха, потому что хотела, чтобы он придержал ветки, и она могла выбраться обратно.
–…потому что вы же сами видите, здесь нет ягод.
Она круто повернулась и спокойно двинулась назад к живой изгороди.
И тогда – как это произошло, она не могла потом вспомнить – ее схватили сзади, и прежде чем она смогла шевельнуться, большой шелковый платок был наброшен ей на голову, и рот ее оказался туго завязан. Все это время ее крепко держала твердая, как сталь, рука.
Отчаянно сопротивляссь, ей удалось высвободить одну руку и яростно ударить нападавшего тонким хлыстиком. Последовала короткая борьба, его вырвали и, несмотря на все усилия освободиться, связали ей кисти рук за спиной.
Затем похититель перекинул ее бьющееся тело через плечо и без единого слова зашагал в лес.
Теперь Диана не двигалась, сберегая силы до того момента, когда они ей понадобятся, но глаза ее над шелковой повязкой полыхали страхом и яростью. Она заметила, что ее несут не в глубь леса, а вдоль его края, и не удивилась, когда они выбрались на дорогу за поворотом.
С тошнотворным ужасом она увидела стоявшую у обочины карету и, еще не зная толком, догадалась о своей судьбе. Как сквозь туман, увидела она около дверцы кареты мужчину, а затем ее запихнули внутрь, и она почти упала на мягкие подушки сиденья. Вся ее энергия сосредоточилась на том, чтобы не потерять сознания. Постепенно она победила слабость и настороженно стала вслушиваться в то, что говорилось снаружи.
Она уловила одну лишь фразу, произнесенную знакомым мурлыкающим голосом.
– Отпусти их и привяжи к луке седла вот это, – затем наступило молчание.
Вскоре она услышала приближающиеся шаги. Невнятное бормотание Харпера, – и дверца, открывшись, впустила в карету его милость герцога Эндове-ра. Карета качнулась и покатилась по дороге.
Трейси с улыбкой посмотрел сверху вниз в пылавшие возмущением глаза с золотыми искорками.
– Тысяча извинений, мисс Боули! Позвольте мне убрать этот шарф.
Говоря это, он развязал узел, и шелк соскользнул с ее лица.
Какое-то время она молчала в поисках слов, способных выразить всю ее ярость. Затем алые губы» открылись, обнажив крепко стиснутые белые зубки.
– Вы – пес! – бросила она ему, сдавленным голосом. – О, вы – пес! Вы трус! Развяжите мне руки!
– С удовольствием, – он поклонился и занялся тугим узлом.
– Прошу, примите мои искренние извинения за доставленные вам тяжкие неудобства. Я уверен, что вы признаете их необходимость.
– О, если бы здесь был мужчина, готовый защитить меня! – бушевала она.
Его милость тянул неподдающийся узел.
– Снаружи их трое, – невозмутимо ответил он. – Но не думаю, что они согласятся услужить вам в этом.
Сняв узы, он откинулся в угол, любуясь ей.
Взгляд его упал на ее покрасневшие запястья, и выражение лица сразу изменилось. Он, нахмурившись, наклонился вперед.
– Поверьте мне, я этого не хотел, – произнес он и коснулся ее кисти.
Она отбросила его руку.
– Не прикасайся ко мне!
– Прошу прощения, дорогая моя, – он снова небрежно откинулся на сиденье.
– Куда вы меня везете? – требовательно спросила она, стараясь, чтобы в голосе не прозвучал испытываемый ею страх.
– Домой, – ответил его милость.
– Домой?! – она недоверчиво повернулась к нему с надеждой в глазах.
– Домой, – и уточнил: – в наш дом.
Надежда снова умерла.
– Это смехотворно, сэр.
– Творить смех – искусство, приобретаемое великим трудом.
– Сэр… мистер Эверард… или кто вы там еще… если есть в вас хоть искра рыцарства, если вы вообще питаете ко мне хоть какие-то теплые чувства, вы немедленно высадите меня.
Никогда не казалась она ему более красивой, более желанной. Глаза ее, блестевшие от непролившихся слез, светились мягким блеском, молящий трагический рот пытался улыбнуться.
– Но, кажется, ни одно из этих определений ко мне не подходит, – пробормотал ею милость и подумал, не заплачет ли она теперь. Ему никогда не нравились слезливые женщины.
Но Диана была горда. Она понимала, что слезы и мольбы ни к чему не приведут, и была полна решимости не разрыдаться, по крайней мере в его присутствии. Треиси удивился, когда она расправила юбки и устроилась поудобнее на подушках с самым невозмутимым видом.
– Тогда, сэр, раз вы так недружелюбны, прошу, скажите мне, что вы собираетесь со мной делать? – ее тон был небрежным, почти кокетливым, но он, со своей почти сверхъестественной проницательностью, почувствовал таящийся за ним отчаянный страх.
– Конечно, дорогая моя. Я собираюсь на вас жениться, – ответил он, поклонившись.
Она стиснула руки так, что побелели пальцы.
– А если я откажусь?
– Не думаю, что вы откажетесь, моя дорогая.
Она не смогла подавить дрожь.
– Я отказываюсь! – резко вскричала она.
От улыбки, с которой он встретил это заявление, у нее кровь застыла в жилах.
– Не спешите. По-моему, вы будете счастливы выйти за меня замуж. В конце концов, – протянул он.
В ее громадных глазах появилось загнанное отчаянное выражение, лицо побелело. Сухие губы с трудом разлепились.
– По-моему… вы будете… очень сожалеть… когда появится… мой отец.
Снисходительная усмешка заставила кровь прилить к ее щекам.
– А он обязательно появится!
Его милость вежливо поинтересовался.
– В самом деле? Но, Диана, я в этом и не сомневаюсь, и он знает, куда ему ехать.
– Он найдет меня, не бойтесь!
Она рассмеялась с уверенностью, которой не ощущала.
– Я не боюсь… ни в коей мере… я буду рад его приветствовать, – пообещал его милость. – От него я не жду отказа.
– Не ждете? – Диана тоже умела говорить с сарказмом.
– Нет, моя дорогая. Особенно после некоторых… уговоров.
– Кто вы такой? – бросила она.
Его плечи затряслись от характерного для него беззвучного смеха.
– Я несколько человек сразу, дитя.
– Я так и поняла, – ответила она. – Сэр Хью Грандисон в том числе?
– А-а, значит, вы догадались?
– Это бросается в глаза, сэр, – она говорила, почти точно копируя его ироническую интонацию.
– Верно, верно. Это было ловко проделано. Я горжусь тобой.
– О, действительно замечательно.
Он наслаждался этой беседой и ею, как редко наслаждался женщиной раньше. Другие рыдали и умоляли, ругались и бесновались, но никогда до сих пор он не встречал такой, которая спорила с ним слово за слово, используя против него его же оружие.
– А кем еще вы имеете честь быть? – поинтересовалась она, подавляя зевок.
– Я – мистер Эверард, дитя, и герцог Эндовер.
Тогда она повернула лицо и сверкающими глазами поглядела на него.
– Я уже слыхала о вас, сэр, – сдержанно проговорила она.
– И, по-видимому, еще многое сможете услышать, дорогая моя.
– А уж это как получится, ваша милость.
Теперь она поняла откуда взялась эта загадочная шпага с вычурным эфесом и выложенной на нем драгоценными камнями короной. Сохранилась ли она еще у Джека? Где-то он сейчас!
О, если бы провидение привело его сюда, когда он ей так нужен! Не было никого, кто мог бы ее защитить. Она полностью во власти безжалостного распутника, чья репутация была ей хорошо известна и чье присутствие наполняло ее ужасом и отвращением. Она сомневалась, что отцу удастся ее найти. Если бы Джек был сейчас в Англии! Он пришел бы к ней на помощь, в этом она была уверена.
Его милость наклонился к ней и положил тонкую белую руку ей на колено.
– Дорогая моя, будьте благоразумны. В конце концов, я не такая уж плохая партия.
Нежность, звучавшая в его голосе, наполнила ее страхом. Он почувствовал, как она сжалась.
– Уберите вашу руку! – дрожащим голосом приказала она. – Не прикасайтесь ко мне! – он мягко рассмеялся и, услышав его смех, она сдержала свой ужас и снова приняла тот насмешливый тон, которым уже разговаривала раньше. – Как? Все еще отказываетесь проявить галантность, ваша милость? Прошу вас не приближайтесь ко мне!
Пистолетная кобура на стенке кареты с ее стороны привлекала ее внимание. Она мгновенно отвела глаза, надеясь, что герцог не заметил ее взгляда. Но от его милости мало что ускользало.
– Мне очень грустно разочаровывать вас, дорогая моя. Она пуста.
Беспечно положив руку на кобуру, она проверила его утверждение.
– Вот эта? О, я так и подумала, ваша милость!
Он все больше и больше восхищался ее мужеством. Не было другой такой девушки на свете!
– Мое имя – Трейси, – заметил он.
Склонив голову набок она обдумала его слова.
– Мне не нравится ваше имя, сэр, – ответила она.
– Когда меня крестили, явно не думали о том, чтобы доставить вам удовольствие, – лениво протянул он.
– Не сомневаюсь, сэр, – проговорила она. – Вы могли бы быть моим отцом.
Это был мастерский удар, и на какое-то мгновение он нахмурился. Затем рассмеялся.
– Благодарю за комплимент, мадемуазель! Я восхищен вашим остроумием.
– Что вы, это я поражена вашим вниманием. Могу я спросить, когда мы приедем к месту назначения?
– Мы прибудем в Эндовер вскоре после восьми, моя дорогая.
Значит он вез ее довольно далеко!
– Полагаю вы обеспокоились о еде в дороге? – она зевнула. Как я понимаю, вы не захотите выставлять меня в придорожных гостиницах?
Он подивился ее несгибаемому мужеству.
– Разумеется, мы остановимся у гостиницы, и мой слуга принесет вам поесть. Это будет примерно через час.
– Так долго ждать? – она нахмурилась. – Тогда прошу меня простить, я устроюсь и немного посплю. Боюсь, это путешествие стало мне надоедать.
Она отодвинулась подальше в угол, откинула голову на подушку и закрыла глаза.
Она перехитрила его милость. Невозможно проявлять страсть к девушке, которая притворяется спящей, вместо того чтобы отбиваться от ваших ухаживаний. Так как у Трейси чего-чего, а чувства юмора, и притом острого, хватало, он пристроился в своем углу и последовал ее примеру. Так в тишине и катилась их карета…
Прибыв наконец к гостинице, карета медленно остановилась. Диана, притворяясь сонной, не спеша открыла глаза.
– Уже приехали? – удивилась она.
– Полагаю, вам хорошо спалось? – учтиво осведомился его милость.
– Благодарю вас, сэр, отлично, – не смущаясь, ответила она.
– Счастлив слышать это, моя дорогая. А я думал, вы не смогли заснуть… ваши губки были так замечательно сомкнуты Несомненно, вы научили вашу челюсть не отпадать, когда спите сидя. Не так ли? Как бы мне хотелось уметь то же самое!
Он даже не пытался завуалировать торжество в своем голосе. Она не нашлась, что ответить.
Он поднялся.
– С вашего позволения, я пойду раздобыть для вас что-нибудь подкрепляющее, дитя. Не считайте меня невежливым, если я напомню вам, что у каждой дверцы стоит слуга.
– Благодарю вас за заботу, – улыбнулась она, но на сердце у нее было тяжело.
Он исчез и вернулся несколькими минутами позже с бокалом вина и несколькими маленькими пирожными.
– Я сожалею о скудости вашей трапезы, – проговорил он. – Но мне не хочется терять времени. Вас обслужат более подобающим образом, когда мы достигнем Эндовера.
Диана благодарно выпила вина, и оно, казалось, влило в нее новые силы. Пища не лезла ей в горло, но не желая, чтобы он это заметил, она разломила пирожное и начала его жевать, стараясь выиграть время. Время, чтобы дать отцу возможность их настигнуть до того, как будет слишком поздно. Она сделала вид, что пирожное ей не нравится и капризным тоном потребовала «подружку невесты», сухое пирожное вроде меренги.
Глаза Трейси блеснули.
– Боюсь, не могу сейчас вам помочь, дорогая моя. Когда мы поженимся, вы сможете поехать в Ричмонд, и там у вас будет подружек невесты, сколько душе угодно.
Он освободил ее от бокала, взяв его из ее жалко дрожащих рук.
Остаток пути прошел в кошмаре. Она поняла, что больше не осмелится притворяться спящей. Она страшилась того, что может сделать герцог, и держала его на расстоянии языком и женскими хитростями. По правде говоря, Эндовер и сам прекрасно держал себя в руках. Он вовсе не намеревался дать страсти овладеть собой. Но по мере того, как шло время и начало темнеть, самообладание Дианы стало сдавать. Она все меньше походила на уверенную в себе женщину, и все больше на загнанного, испуганного ребенка. Когда наконец они добрались до Эндовер Корта, и его милость помог ей сойти, ноги почти не держали ее, и она едва могла подняться по ступенькам к окованной железом двери. Она снова вздрогнула, когда он взял ее за руку.
На пороге он приостановился и очень низко поклонился ей.
– Добро пожаловать в ваш будущий дом, моя королева, – пробормотал он и повел ее мимо лакея, невозмутимо смотревшего поверх их голов, в свои личные покои, где был накрыт стол на двоих. Он сразу хотел было обнять ее, но она ускользнула от него и устало опустилась в кресло.
– Я возражаю, – с трудом проговорила она. – Я возражаю. Я сейчас упаду в обморок от голода.
Посмотрев на ее белые губы, Эндовер поверил. Он сел напротив.
Вошли двое лакеев и стали им прислуживать, и хотя ей было до глубины души стыдно, что они ее здесь видят, она была благодарна им за их сдерживающее присутствие.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный мотылек - Хейер Джорджетт



Приличный роман,почитать можно.Хорошее впечатление от братской любви,верности друзей.А уж описание поведения эгоистичной болтушки Лавинии подозрительно смахивает на пособие,как красивущим женам манипулировать любящими их мужьями,без особого для них(мужей)ущерба.Казалось бы безнадежные драматические ситуации,но к концу романа все благополучно разрешилось.7.
Черный мотылек - Хейер ДжорджеттГандира
15.10.2013, 10.23





Так себе.
Черный мотылек - Хейер ДжорджеттКэт
13.12.2014, 16.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100