Читать онлайн Черный мотылек, автора - Хейер Джорджетт, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный мотылек - Хейер Джорджетт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный мотылек - Хейер Джорджетт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный мотылек - Хейер Джорджетт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хейер Джорджетт

Черный мотылек

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23
Леди Лавиния отправляется в театр

Весьследующий день Ричарда не было дома, и у его жены было много времени поразмышлять о своем положении. Она окончательно пришла к выводу, что ей надо бежать с Лавлейсом, и только ждала вечера, чтобы ему об этом сообщить. Никогда, никогда не попросит она у Ричарда разрешения остаться с ним – теперь, когда знала, что он любит другую. Поистине, какая ужасная досада. Сегодня вечером Карстерзы отправлялись в Друри-Лейн посмотреть знаменитую пьесу Гаррика, одну из его самых удачных комедий «Хитрый план щеголей»
type="note" l:href="#note_18">[18]
. Весь свет стремился увидеть неподражаемого Арчера. Там будут сливки общества, еще и потому, что сегодня должна играть миссис Клайв. Это должно было стать дополнительным магнитом. В любое другое время леди Лавиния с восторгом ожидала бы подобного удовольствия. Однако сегодня ей хотелось только лечь в постель и поплакать. Но Лавлейс ждал ответа и, кроме того, она пригласила сопровождать себя своих кузенов, приехавших из Шотландии, и нельзя было их подвести.
Так что вечер застал ее в ложе, как всегда изумительно одетую и небрежно оглядывавшую взором зал. За ее креслом стоял муж… Когда ей приходило в голову, что в последний раз они вместе в театре, слезы готовы были брызнуть из ее глаз. В соседнем кресле сидела ее кузина, миссис Флеминг. Мистер Флеминг стоял, заложив руки за спину, время от времени ахая, когда его молодой родственник, Чарльз Холт показывал ему прибывающих знаменитостей. Это был коренастый кругленький мужчина, в солидном коричневом кафтане с вполне пристойными манжетами и шейным платком, но одетый, как подумалось Лавинии, скорее для деревни, чем для города. Его скромный костюм странно контрастировал с нарядом мистера Холта, резковатым смешением яблочно-зеленого и розового, дополненным желтым жилетом. Ричард, еще более тихий, чем обычно, был в абрикосовом с серебром, что делало платье мистера Флеминга еще темнее. И парик его был совсем не модный, а маленький, как у сельских джентльменов. Жена его, напротив, оделась со вкусом, но оказалась чересчур громогласна в своем восхищении парчой и кружевом своей богатой кузины.
Миссис Флеминг вышла замуж за человека ниже себя, и Бельмануары так никогда и не простили ей этого шокирующего мезальянса. Уильям Флеминг был простым шотландцем, сыном (все семейство даже теперь содрогалось при мысли об этом!) фермера!
Лавиния была не слишком довольна, что им вздумалось посетить Лондон, и еще менее – тем, что они решили проявить такую любовь к достопочтенному Ричарду и его жене.
– Право же, Лавви, как приятно сидеть здесь и восхищаться всеми этими людьми! – восклицала миссис Флеминг, наверное, в двадцатый раз. – Я заявляю, что положительно стала старомодной из-за того, что долго жила в деревне!.. Да, да, моя дорогая, положительно старомодной!.. Я не могу не изумляться этим огромным кринолинам, которые все носят! Я уверена, что мой вдвое меньше твоего, а у леди, сидящей вон там, в ложе у сцены, и того больше.
Лавиния обратила взор на указанную ложу. В любое другое время она была бы раздосадована, увидев, что кузину занимает леди Карлайл, вечная ее соперница во всех вопросах моды. Но теперь и это не имело значения, и она лишь заметила, что считает гирлянды роз на таком платье просто смехотворными.
Вскоре Холт обратил внимание мистера Флеминга на ложу в глубине зала.
– Клянусь душой, Уильям! Знаешь ли, это герцогиня Куинсберри и ее сын… Марч. Уверяю тебя, нет в городе более милых людей. Когда я последний раз навещал ее…
– Чарльз знает в городе прямо-таки всех, – с восторгом заметила миссис Флеминг и удивилась, почему ее кузина засмеялась.
Когда началось первое действие, Лавлейса нигде не было видно, и Лавиния постаралась занять себя пьесой. Но трудно интересоваться чем-либо, когда ум захлестывают другие мысли. Она была не единственной в этой компании, кого не смог увлечь Гаррик. Несчастный Ричард сидел в темноте ложи и думал, что пройдет еще немного времени, и он больше никогда не будет сопровождать жену в театр и никогда не сядет с ней рядом, любуясь изменчивым выражением ее лица.
В первом антракте Лавлейс еще не приехал, но появилось много других знакомых, которые зашли навестить Карстерзов. Маркем, Уайлдинг, Деверу, сэр Джон Фортескью, – все в разное время зашли в ложу поклониться Лавинии, были представлены миссис Флеминг, посмеялись и пошутили с мужчинами и снова удалились.
Как это она раньше не задумывалась, насколько нравится ей эта жизнь, удивлялась Лавиния. Она уселась поудобнее смотреть второе действие, игра Гарри-ка захватила ее и увлекла. На какое-то мгновение она забыла свои горести, хлопала так же от души, как все, и смеялась так же весело.
Но в следующую минуту она снова все вспомнила, и на сердце у нее стало еще тяжелее.
А Ричард слышал только ее веселый смех, и на душе у него стало еще грустней, чем у нее. И ничем делу не помочь: Лавиния радовалась мысли, что покинет его.
Когда упал занавес, миссис Флеминг внезапно потребовала ответить не Трейси ли сидит в противоположной ложе. Лавиния повернулась поглядеть. В ложе совершенно один сидел его милость и, казалось, не замечал ее присутствия.
– Разве это не Трейси? – настаивала миссис Флеминг. – Я хорошо помню его лицо.
– Да, – кивнула Лавиния и помахала ему. Эн-довер поднялся, поклонился и вышел из ложи. Через несколько мгновений он уже был у них и целовал руку кузины.
В этот момент Лавиния увидела Лавлейса, стоявшего в партере и смотревшего снизу на нее. Он тоже исчез из вида, и она поняла, что он направляется сюда, поговорить с ней. Он явно не заметил присутствия герцога, стоявшего чуть позади нее в тени.
Ричард и мистер Флеминг покинули ложу, и в ней оставался лишь мистер Холт, занимавший миссис Флеминг разговором. Если бы только Трейси ушел! Как сможет она дать ответ Лавлейсу, когда он так вызывающе сидит рядом.
Капитан Лавлейс постучал в дверь. Она небрежно пригласила его войти и при виде его разыграла удивление. Его милость, прищурив глаза, посмотрел на нее, затем бросил быстрый взгляд на Лавлейса, чья растерянность была очевидна. Ни следа каких-либо эмоций не проявилось на непроницаемом лице, но Лавинии обращение брата показалось зловещим, как если бы он проник в ее мысли и решил ей помешать. Она наблюдала, как улыбнулся он Лавлейсу и предложил ему сесть. Случайно или намеренно, она не была уверена, как именно, он поставил стулья так, что сам оказался между ней и капитаном. Очень искусно он втянул в разговор миссис Флеминг и перестроил мизансцену.
Лавиния вдруг обнаружила, что слушает добродушного мистера Холта, и уголком глаза могла наблюдать, что Лавлейс пал жертвой ее кузины. Ей не приходило в голову, как поговорить с ним, и она не осмеливалась подать ему какой-нибудь знак, так ловко его милость управлял этой сценой. Теперь Лавиния была уверена, что он догадался о ее намерении поговорить сегодня вечером с Лавлейсом и решил этому помешать. Как сумел он это обнаружить, она не могла понять, но слишком хорошо его знала, чтобы удивляться. Он никогда не позволит ей скомпрометировать себя, если сможет… это она знала твердо. Как бы он сам себя ни вел, поведение сесгры должно быть безупречным. Он найдет пути разъединить их, пока не сумеет удалить Лавлейса совсем. Она понятия не имела, как ему это удастся, но не сомневалась, что он может это сделать, и сделает. И тогда ей придется оставаться с Ричардом… Ричардом, который этого не хочет. Если бы только Трейси ушел! А! Он встает!
Его милость, герцог Эндовер попросил капитана Лавлейса проводить его до ложи. Он не принимал никаких отказов и победоносно увлек за собой пленника.
Минутой позже в ложу возвратился мистер Флеминг. Третье действие началось, как раз, когда в ложу вошел Ричард и тихо занял свое место. Пьеса продолжалась. Во время следующего антракта ни Трейси, ни Лавлейс к ним в ложу не пришли, и со своего места Лавиния видела, что капитану был представлен Эндрю. Она могла только догадываться, как умело его милость удерживал капитана подле себя…
Пришел приветствовать их лорд Эйвон, только неделю назад вернувшийся из Бата. Ему о многом надо было рассказать дорогой леди Лавинии. Как Чомли и Фолмут осмелились драться на дуэли в Креснт-Филдз и были арестованы. Как рассвирипел Красавчик и как начал сказываться возраст, и как шепчутся, что его влияние слабеет. Все это в обычное время страшно заинтересовало бы миледи, но сейчас показалось скучным и даже раздражало.
Пьеса все продолжалась. Скраб и Бонифейс заставляли зал умирать со смеху – все, кроме Ричарда и его жены, были захвачены спектаклем. Несравненной Китти не удалось завладеть вниманием Лавинии. Сумеет ли Лавлейс поговорить с ней во время последнего антракта? Участливый вопрос миссис Флеминг оторвал ее от этих мыслей, и она принудила себя, улыбнувшись, признаться в легкой головной боли и проявить какой-то интерес к пьесе. Еще один антракт: придет он или нет? Она ощутила руку на плече, и в ушах прозвучал строгий вежливый голос Ричарда.
– Ты разгорячилась, дорогая. Не хочешь ли немного пройтись?
Она почувствовала безумное желание прильнуть к его руке и изо всех сил подавила его. Поднявшись, она заколебалась, но миссис Флеминг решила за нее:
– Это то, что нужно. Как внимательно с вашей стороны, мистер Карстерз! Не сомневайтесь, и я хотела бы прогуляться среди всех этих людей! Вот и Чарльз тоже предлагает сопровождать нас. Что ты скажешь, Лавви?
– Я! о! Я буду рада сделать так, как лучше вам, кузина, – ответила она.
– Тогда пойдем, любовь моя. У Чарльза две руки, по одной на каждую, так что мы сможем оставить наших мужей поболтать.
Они вышли в широкий коридор и направились в фойе. Там Лавинию увидел лорд Марч, вечно ею плененный и, подойдя, предложил ей руку. Лавиния приняла ее, будучи рада сбежать от бесцветной болтовни мистера Холта. Она позволила Марчу подвести себя к его матери, которая сидела с мистером Селви-ном. Кто-то принес ей бокал ликера, и к ней подошел поговорить Монтегю.
Сделав шаг из своей ложи, Ричард попал прямо в руки его милости герцога Эндовера.
– А! Дик!
Ричард холодно поглядел на него.
– Вы хотели меня видеть?
Трейси в этот момент заметил приближающегося мистера Флеминга.
– Только чтобы спросить, могу ли я вернуться с вами на Гросновер-Сквер. Мне надо сказать вам нечто важное.
– Разумеется, – поклонился Ричард и повернул в сторону.
Лавлейс, которому удалось вырваться из когтей Бельмануара, поспешил на поиски Лавинии. Не найдя ее в ложе, он сообразил, что она должна быть в фойе, и направился туда. Как только она увидела, что он приближается, то поставила свой бокал – и поднялась на ноги.
– О, капитан Лавлейс! Вы пришли проводить меня на место? Я почти не видела вас сегодня вечером. Нет, Маркем, вам провожать меня не надо! И вам не надо, милорд! Сударыня, – она низко присела перед старой герцогиней и отошла, опираясь на руку Гарольда.
Когда они оказались в пустынном коридоре за ложами, он пылко повернулся к ней.
– Так что, моя дорогая? Что?
Уголки губ леди Лавинии печально опустились.
– Да, – ответила она. – Я уеду с вами.
Тон был по меньшей мере унылый, но он, казалось, не заметил этого.
– Лавиния! Вы, действительно, решились?
– Да, – ответила она, с еще большей грустью.
– Прекрасная любовь моя! Вы едете со мной? Когда? Сейчас?
– Сейчас?.. О, нет, нет!
– Дорогая, чем раньше, тем лучше. Я понимаю, это большой шаг для вас, чтобы делать его поспешно, но, уверяю вас, это самое мудрое решение. Можете вы ехать завтра?
Ее большие глаза расширились.
– Нет! Нет! Я… о, я не могу оставить Дикки так скоро! – голос ее прервался рыданиями.
– Но, Лавиния, дражайшая моя! Вы ведь не хотите остаться с ним? – воскликнул он.
– Да, хочу! – ответила она. – Я… я вовсе не хочу покидать его!
Этот сокрушительный ответ заставил его ахнуть.
– Вы… но… Святое небо! Что вы такое говорите? Вы же любите меня!
Нет, не люблю! – возразила она. – Я всегда вам говорила, что не люблю. Я любила и люблю своего мужа!
– Вы просто не в себе! – ошеломленно произнес он. – Если вы его любите, почему же вы согласны бежать со мной?
Она с упреком взглянула на него и уныло ответила:
– Потому что больше не с кем.
– Господи Боже! Что такое…
– Я должна с кем-то бежать… потому что… видите ли… Дик… больше меня не любит. Я поеду с вами и постараюсь быть хорошей.
Он быстро поцеловал ей руку.
– Любимая!.. Я все-таки думаю, что вы не в себе. Завтра вы будете думать по-другому… Вы ведь, на самом деле, не любите Карстерза.
Она упрямо поджала губы и царственно вскинула голову.
Он с тревогой посмотрел на нее и сказал:
– Если вы действительно его любите, нелепо бежать со мной.
Ее пальцы сжали его запястье.
– Но я должна! Вы не понимаете, Гарри! Вы должны меня увезти! Разве вы не хотите этого?
– Конечно, хочу, но не потому, что вы желаете переменить обстановку. История становится абсурдной!
– Все это ужасно! Ужасно! Никогда в жизни не была я такой несчастной! Я… о, как бы я хотела не быть столь бездумной и себялюбивой прежде!
Они уже стояли около ее ложи, Лавлейс задумался на минуту, и затем, видя, что все возвращаются на свои места, открыл дверь и ввел ее внутрь.
– Послушайте, дорогая! Это самый безумный план, о котором я когда-либо слышал, но раз вы так решили, вы должны его осуществить. Приходите завтра вечером ко мне! Возьмите с собой как можно меньше багажа: у меня все будет готово и мы сразу направимся в Дувр. Я надеюсь, что потом, со временем, вы забудете Ричарда и немного полюбите меня.
– Вы очень, очень хороший Гарри! Да, я сделаю все, как вы сказали… и, о, мне жаль вас так огорчать! Я всех мучаю, я хотела бы умереть! Вы ведь на самом деле не любите меня, и я стану для вас обузой!
– Я на самом деле вас люблю! – успокоил он ее, но в глубине души не мог не пожалеть о том, что влюбился так страстно. – Теперь я вас покину, милая, потому что ваш муж может вернуться в любую минуту, – он легко поцеловал ее руки. – До завтра, прекраснейшая!
Как она досидела последнее действие, Лавиния никогда потом не могла сообразить. Она мечтала вернуться домой… в дом, который вскоре не будет ей домом… в ее тихий дом. Голова болела так, как болела она все эти недели у Ричарда. Больше всего на свете она хотела прижаться лбом к плечу мужа, такому соблазнительно близкому, почувствовать вокруг себя его охранительные руки. Но Дик влюблен в Изабеллу Фаншо, и она вынуждена была сидеть прямо и чопорно на стуле и улыбаться в нужных местах.
Наконец, пьеса закончилась! Занавес опустился на кланяющегося Арчера, а зал топал и хлопал, выражая свой восторг. Занавес снова поднялся… что, еще не все? Ах, нет! Это Гаррик вывел на авансцену миссис Клайв. Неужели они никогда не кончат?
Миссис Флеминг стояла – по-видимому, они уже могут идти. Она поднялась, кто-то накинул ей на плечи плащ: Ричард в последний раз. Мистер Холт проводил ее до кареты и посадил туда ее и ее кузину. Они с мистером Флемингом взяли портшезы, так что с дамами поехал только Ричард и Трейси. Флеминги остановились у друзей на Брук-Стрит, совсем рядом с Гросвенор-Сквер. Когда они высадят Харриет, останется проехать всего лишь несколько ярдов.
Лавиния тупо удивилась, зачем Трейси понадобилось поехать с ними. Чего он хочет? Он, что, собирается предупредить Дика о ее предполагаемом побеге? Как же мало он знает об истинном положении дел!
В Уинчем Хаусе у нижней ступеньки лестницы она обернулась пожелать доброй ночи.
Трейси она просто кивнула, но Дику протянула руку. Он взял ее в свою, поцеловал, и она обратила внимание, какие холодные у него пальцы и какие горячие жгучие губы. Затем он отпустил ее руку, и она медленно пошла вверх по лестнице в свою комнату.
Его милость в лорнет проводил ее взглядом. Когда она скрылась из вида, он повернулся и критически оглядел Ричарда.
– Если вы так целуете женщину, я сочувствую Лавинии, – заметил он.
Губы Ричарда сжались. Он поднял канделябр с зажженными свечами и пригласил его милость пройти в гостиную.
– Полагаю, что вы пришли не для того, чтобы сказать мне это? – спросил он.
– Ваше предположение абсолютно верно, Ричард. Я пришел открыть вам глаза.
– Вы слишком добры.
Его милость положил шляпу на стол и сел на ручку кресла.
– Думаю, что да. Вам, может быть, будет интересно услышать, что Лавиния собирается бежать с нашим галантным другом, капитаном.
Ричард поклонился.
– Вы знали об этом?
– Разумеется.
Эндовер окинул его взглядом.
– Могу я поинтересоваться какие предпринимаете вы шаги, чтобы это предотвратить?
– Никаких.
Выражение лица его милости было неописуемо. На мгновение он лишился дара речи, а затем обратился к спасительному сарказму.
– Умоляю вас быть на месте… не забудьте проводить ее до кареты! – протянул он. – Душой клянусь, меня от вас тошнит!
– Очень сожалею. Но этого легко избежать, – многозначительно ответил Карстерз.
Трейси проигнорировал это предложение.
– Могу только предположить, что вам все равно, теряете вы ее или нет? Вам все равно, что она обесчестит свое имя? Ну, разумеется!
– По-моему, это мое имя!
– Это наше имя! Разве может она обесчестить ваше?
Ричард побелел, и рука его непроизвольно дернулась к эфесу шпаги.
Трейси поглядел на него.
– Вы думаете, что я испачкаю свой клинок вами?.. – мягко спросил он.
Рука Ричарда отпустила эфес, глаза впились в лицо герцога.
– Вы знали? – спокойно спросил он наконец.
– Вы болван, – ласково ответил его милость. – Вы болван. Вы что, не понимаете, что я знал это всегда?
Ричард облокотился на каминную доску.
– Вы никогда не считали меня невиновным? Вы знали еще той ночью? Вы догадались?
Герцог издевательски скривил губы.
– Зная обоих, кого мог я подозревать, как не вас? – грубым, оскорбительным тоном резко проговорил он.
– О, мой Бог! – внезапно вскричал Ричард. – Почему же вы раньше этого не сказали? Герцог широко открыл глаза.
– А… это вас задело? Я знал, что так будет. Я за вами наблюдал, – он усмехнулся себе под нос. – А все эти дураки не подумали заглянуть вглубь, под поверхность. Они, все до одного, поверили, что смошенничал Джон. Джон! Они кротко проглотили это и никогда не заподозрили правды.
– Но вы, по крайней мере, не поверили?
– Да. Едва ли. Зная вас, слабохарактерного болвана, и его, донкихотствующего глупца, я мог сделать только один вывод.
– И несмотря на это, вы постарались возложить вину на него. Богом клянусь, я хотел бы, чтобы вы разоблачили меня!
– Вы это уже сказали. Признаюсь, эта героическая поза мне совершенно непонятна. Почему я должен вмешиваться не в свое дело? Какие были у меня доказательства?
– Но почему вы даже не возразили? Каковы были ваши мотивы?
– Я сказал бы, что это достаточно очевидно.
Ричард озадаченно уставился на него.
– Господи, Ричард! Вы на редкость непонятливы. Разве не заявил я, что Джон был донкихотствующим глупцом? Но ведь я не говорил, что он был слабохарактерным!
– Вы хотите сказать… вы имеете в виду, что хотели, чтобы Лавиния вышла замуж за меня?.. потому что считали, что будете меня выжимать, как вам захочется? – медленно проговорил Карстерз.
Его милость слегка раздул тонкие ноздри.
– Вы так грубо прямолинейны, – пожаловался он.
– Вас ведь устраивало, что Джек был скомпрометирован? Вы, конечно, думали, что я захвачу все деньги… Вы… вы…
– Негодяй? Но признайтесь, что по крайней мере я негодяй честный. А вы… вы… э… нечестный святой. Лучше я останусь собой.
– Я знаю, на Божьем свете нет более низкого человека, чем я, – яростно проговорил Карстерз.
Его милость не скрывал издевки.
– Сказано очень мило, Ричард, но, по-моему, несколько запоздало! – он остановился, и вдруг его осенило. – Так вот почему вы решили отпустить Лави-нию? Полагаю, вы собираетесь в пятницу во всем признаться… А?
Ричард повесил голову.
– Я не имею права останавливать ее. Она… выбирает свой путь.
– Она-то знает? – прозвучал резкий вопрос.
– Она всегда знала.
– Ах, негодница! А я и не подозревал этого! – он помолчал. – Да, я понимаю вашу героическую позу. Сожалею, что не могу ее одобрить. Несмотря ни на что, я не могу допустить, чтобы моя сестра погубила свою репутацию.
– Она точно так же погубит ее, если останется со мной.
– Чушь! После семи лет, кому интересно, кто из вас мошенничал? Будьте хоть раз мужчиной: остановите ее!
– Говорю же вам, она любит Лавлейса!
– Что из того? Она легко оправится от этого.
– Нет… я не могу просить ее остаться со мной… это будет чересчур эгоистично.
Его милость был крайне раздосадован.
– Ей-богу, вы болван! Спросите ее! Спросите ее! Заставьте ее подчиниться! Пинками выгоните из дома Лавлейса и, умоляю вас, оставьте ваши героические позы!
– Вы думаете, я хочу потерять ее? – вскричал Карстерз. – Именно потому, что так сильно люблю ее, я не буду преграждать ей дорогу к счастью!
Герцог круто повернулся на каблуках, взял шляпу и проговорил.
– Простите! Не могу участвовать в ваших герои-ках. Кажется, как обычно, я должен взять дело в свои руки. Господи, вам надо научиться заставлять ее подчиняться, мой добрый Дик! Она вами помыкает со дня свадьбы, а она женщина, которой нужен господин! – он подошел к двери и отворил ее. – Я заеду к вам завтра, когда, надеюсь, вы образумитесь. Они собираются ехать не раньше вечера. Я знаю это, так как Лавлейс обещал быть у Маллаби в три часа. Есть время помешать им.
– Я не буду вмешиваться, – повторил Ричард.
Его милость насмешливо усмехнулся.
– Вы уже говорили. Что ж, остается действовать мне. Доброй ночи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный мотылек - Хейер Джорджетт



Приличный роман,почитать можно.Хорошее впечатление от братской любви,верности друзей.А уж описание поведения эгоистичной болтушки Лавинии подозрительно смахивает на пособие,как красивущим женам манипулировать любящими их мужьями,без особого для них(мужей)ущерба.Казалось бы безнадежные драматические ситуации,но к концу романа все благополучно разрешилось.7.
Черный мотылек - Хейер ДжорджеттГандира
15.10.2013, 10.23





Так себе.
Черный мотылек - Хейер ДжорджеттКэт
13.12.2014, 16.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100