Читать онлайн Проблеск надежды, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск надежды - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск надежды - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск надежды - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Проблеск надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

– Выпей это. Тебе сразу станет легче.
Дайана, сидевшая в солнечной гостиной у Кэт, приняла из рук подруги чашку дымящегося малинового чая и вдохнула успокаивающий аромат.
– Как ты догадалась, что мне именно это нужно?
– Интуиция, – улыбнулась Кэт, привлекательная молодая женщина с коротко подстриженными рыжими волосами, круглыми голубыми глазами и веснушками на носу, из-за которых в раннем детстве получила прозвище «сиротка Энни».
Она взяла подушку с обтянутого мебельным ситцем кресла и, усевшись, положила ее себе на колени.
– Итак, ты сама намерена рассказать, что случилось, или мне придется гадать на кофейной гуще?
Дайана, решив не говорить ни единой душе о визите Трэвиса в ресторан, пока не узнает, что он затевает, сделала глоток чая и посмотрела подруге в глаза.
– На днях ко мне приходил Трэвис Линдфорд.
– Трэвис-прилипала? – воскликнула Кэт, назвав его прозвищем, которым они с Дайаной окрестили его девять лет назад. – Ты не шутишь?
– К сожалению, не шучу. – Дайана, стараясь сдержать дрожь в голосе, подробно рассказала Кэт о разговоре с Трэвисом. Закончив, она снова взглянула на подругу. – Он хочет отобрать у меня Зака, – сказала она с полной безнадежностью в голосе.
– Что значит «отобрать Зака»?
– Он хочет, чтобы я согласилась на совместное опекунство, а это означает, что Зак будет полгода жить со мной, а полгода – с Трэвисом.
– Он, наверное, шутит?
– Не шутит. Он позвонил мне на следующий день после разговора в ресторане и сказал, что хочет, чтобы его сын воспитывался так, как подобает Линдфорду.
– Что ты ему ответила?
– Послала куда подальше.
Кэт улыбнулась. Дипломатия никогда не входила в число добродетелей Дайаны.
– После этого он еще звонил?
– Да. Последний раз он позвонил утром в воскресенье, когда я отвезла Зака на футбольную тренировку.
– Значит, два дня тому назад. Это хороший признак, не так ли? Он, наверное, сообразил, что не сможет запугать тебя, и отказался от этой затеи.
Дайана покачала головой.
– Не думаю, Кэт. В конце разговора он сказал, что, если потребуется, передаст дело в суд. – Она снова сделала глоток, но даже горячий чай не помогал ей успокоиться. – Мне кажется, это не пустая угроза.
– Он, наверное, спятил. Чем он может обосновать свой иск в суде?
Дайана прижалась головой к спинке дивана.
– Понятия не имею. Но знаю одно: Линдфорды богаты, влиятельны и имеют могущественные связи.
– Пусть даже они состоят в родстве с самим папой римским, им ничего не удастся добиться. Ты мать Закери. У тебя есть документы, подтверждающие это. И как его мать, ты имеешь право решать, с кем ему встречаться, а с кем – нет.
Дайана улыбнулась:
– Ты говоришь как истинная супруга адвоката. К сожалению, в наши дни суды, по-видимому, отдают предпочтение правам биологических родителей. Вспомни, что произошло с малышкой Джессикой...
– Это совсем другое дело. В отличие от Зака Джессика не была удочерена на законных основаниях.
– Все равно суд забрал ее из единственной семьи, которая у нее была, и передал незнакомым ей людям.
Кэт прекрасно помнила этот судебный процесс. Митч был просто взбешен исходом продолжительной, изматывающей битвы за опекунство, как и миллионы американцев по всей стране.
– Ни один суд не станет отбирать нормального восьмилетнего ребенка у матери и передавать его отцу, который даже не хотел, чтобы он родился.
– Трэвис категорически отрицает это. Он утверждает, что Надин придумала эту историю, потому что не хотела, чтобы он знал о ее беременности.
– Какой мерзавец! Дайана уставилась в чашку.
– Он даже намекает, что она, наверное, те десять дней перед смертью была напичкана наркотиками и не соображала, что делает.
От возмущения на щеках у Кэт выступили красные пятна.
– Она была в таком же здравом уме, как ты или я!
– Знаю, но он выдумал целую историю. Ты и представить себе не можешь, как убедительно он говорил в тот вечер, что не знал о ребенке. Если даже на меня это произвело впечатление, то что говорить о реакции судей?
– Мы заставим вызвать в суд в качестве свидетеля лечащего врача Надин. Он разобьет в пух и прах всю историю, придуманную Трэвисом. – Не дождавшись от Дайаны ответа, она добавила: – Ты уже говорила с адвокатом?
– Нет еще. – Нервничая, Дайана не могла долго сидеть на месте и, встав с дивана, подошла к письменному столу, где лежали почти законченные Кэт два первых рисунка продолжения популярной юмористической странички под названием «Малыш из Фриско».
Начало карьеры Кэт, талантливого карикатуриста, было положено примерно год назад, когда эту страничку юмора, имевшую шумный успех на побережье залива, закупили для одновременной публикации более трехсот газет.
– Я надеялась, что Митч мне кого-нибудь порекомендует.
– Я спрошу его сегодня вечером. Может быть, хочешь поговорить с ним сама? – Кэт взглянула на стенные часы. – Он обычно приходит домой рано. Почему бы тебе не забрать Зака из школы и не привезти к нам поужинать? Сегодня на ужин его любимое блюдо – лазанья.
Предложение звучало заманчиво. Измучившейся за последние четыре дня Дайане пришлась по сердцу идея провести вечер вместе с Кэт и Митчем.
– Не могу. У Зака футбольный матч, а после этого мне придется рассказать ему о Трэвисе, пока он не услышал это от кого-нибудь другого. – Она поставила на стол чашку и встала. – Но вечером я тебе позвоню, договорились?
Несколько минут спустя Дайана уже сидела за рулем своего джипа «чероки», направляясь к зданию начальной школы на Пасифик-Хайтс. Она старалась не думать об угрозах Трэвиса, но ей то и дело вспоминались последние слова, прозвучавшие во время субботнего телефонного разговора, которые с каждым разом приобретали все более зловещий смысл. «Закери – мой сын, Дайана. Я больше не намерен мириться с тем, что меня вычеркнули из его жизни. На это не рассчитывай»!
Дайана со злостью стукнула кулаком по рулевому колесу. Как смел человек, который категорически не желал, чтобы родился ребенок, появиться в их жизни и вести себя так, будто он собирается занять призовое место в конкурсе на звание «Лучший отец года»? Бред какой-то!
Свернув на стоянку у школы, она поставила джип на свободное место, глубоко вздохнула и вышла из машины.
В прошлом году, когда Дайана решила, что Зак достаточно большой, чтобы понять ее, она однажды усадила его рядом с собой и рассказала правду о его рождении. Она сделала это отчасти потому, что ей хотелось, чтобы память о Надин жила в его сердце, а отчасти потому, что не хотела никаких тайн, которые могли бы впоследствии всплыть на поверхность и как-то омрачить ее отношения с мальчиком.
Это было непросто. У него, естественно, возникли вопросы, но не только о матери, но и об отце, а также о причине, по которой он их оставил.
– Он был очень молод, – сказала ему Дайана, которая предпочла немного приукрасить правду. – И мысль, что придется растить ребенка, его страшно испугала. Я думаю, он бежал, испугавшись трудностей.
А теперь ей снова предстояла нелегкая задача: рассказать Заку, что отец, давным-давно бросивший его, желает получить его назад.
Футбольный матч закончился шумной победой Риджуэйской команды. Дайана сразу же увидела Зака, который, помахав рукой, помчался к ней.
– Еще одна победа «Соколов»! – завопил он, останавливаясь перед ней. – Уже четвертая подряд!
Зная, что он не любит, когда его целуют на виду у приятелей, Дайана ограничилась тем, что взъерошила ему волосы.
– Привет, коротышка. Ты здорово играл, особенно в конце матча.
– А ты видела, как я обманул защитника из команды противников? Я повел мяч влево, а когда он за ним бросился, я направил его вправо р-р-раз! – ударил, и мяч полетел прямо в ворота мимо вратаря! – Он изобразил, как все это происходило.
Несмотря на плохое настроение, Дайана улыбнулась.
– Я видела. Очень впечатляющее зрелище. – Когда они вдвоем уселись в джип, она, подождав, пока он пристегнется ремнем безопасности, выехала со стоянки. – Как насчет того, чтобы отпраздновать победу мороженым?
– Перед обедом?
– Рискнем разок!
– А потом прокатимся по Ломбард-стрит? С ветерком?
Ломбард-стрит, за которой закрепилась слава самой кривой, изобилующей крутыми спусками и подъемами улицы Сан-Франциско, была излюбленным местом туристов и местных подростков.
– Не жадничай. Нельзя получить все удовольствия за один раз.
Возле Хатингтонского парка она оставила машину, купила у уличного торговца два стаканчика шоколадного мороженого и повела Зака прогуляться по парку, терпеливо выслушивая все подробности стратегии следующей футбольной встречи. Когда сын закончил, Дайана задумчиво посмотрела на него и сказала:
– Мне нужно кое о чем поговорить с тобой.
Зак остановился, продолжая лизать мороженое.
– Я что-нибудь натворил?
Его вопрос заставил Дайану улыбнуться и несколько снял напряжение, которое ее не отпускало.
– Если бы натворил, разве я купила бы тебе мороженое перед обедом?
Он рассмеялся:
– Думаю, что нет.
Мимо, улыбнувшись им, прошла няня в униформе, толкавшая перед собой детскую коляску. Дайана улыбнулась ей в ответ, вспомнив не столь далекое прошлое, когда она гуляла с такой же коляской.
– Ты помнишь, как в прошлом году я рассказывала тебе о Надин? – Она умышленно сказала «Надин», а не «твоя мама», чтобы не запутать Зака.
Он кивнул:
– Она была моей родной матерью, но умерла.
– Правильно. Мы тогда говорили и о твоем отце. У него чуть напряглось лицо, но он снова кивнул:
– Помню.
– На днях он заходил ко мне.
Зак повернулся к ней и удивленно заглянул в глаза:
– Он здесь? В Сан-Франциско? Дайана кивнула.
– Ты говорила, что он живет где-то в Европе.
– В Европу он уехал сразу после того, как оставил Надин. Но в конце этого лета он вернулся, хотя я до прошлого четверга даже не знала об этом.
Тяжелая капля подтаявшего мороженого стекла по стаканчику, и Зак на лету поймал ее кончиком языка.
– Что ему нужно?
Дайана окинула взглядом маленькое плотное тельце, испачканную футбольную форму и огромные, вопросительно глядевшие на нее глаза. Она попыталась угадать, что он чувствует, но на его живой мордашке увидела лишь любопытство.
– Тебя. Он говорит, что хочет встретиться с тобой, стать для тебя, отцом. Он хочет также, чтобы ты половину каждого года жил с ним.
Она не могла бы сказать, что появилось у него на лице раньше: удивление или возмущение.
– Ну, нет, я не хочу жить с ним! Я даже его не знаю. – Зак взглянул на мать, с подозрением прищурив глаза. – Надеюсь, ты не сказала ему, что я согласен?
– Конечно, нет. По правде говоря, я обошлась с ним довольно грубо. Я выставила его из кабинета, а когда он позвонил два дня назад, я, не дослушав, повесила трубку.
– Ну и правильно сделала, – заявил он. Потом осторожно добавил: – Значит, он больше не будет тебя беспокоить?
Если бы все обстояло так просто!
– Я не думаю, что Трэвис откажется от своей затеи только потому, что я ему нагрубила. Пройдет немного времени, и он снова примется за свое. Потому-то я и должна была рассказать тебе об этом.
– Я не буду с ним жить, – повторил Зак. – Кайл Петерсон живет у своего отца во время летних каникул, и ему это совсем не нравится. Мне бы тоже не понравилось.
Дайана пригладила рукой непослушные светлые волосенки Зака и, поддавшись внутреннему порыву, сказала:
– Не беспокойся, я не позволю, чтобы это случилось с тобой. Я рассказала тебе об этом только потому, что Трэвис принадлежит к одной из самых богатых семей в Сан-Франциско и эта история обязательно привлечет всеобщее внимание.
– Ты хочешь сказать, что нас будут показывать по телевидению и всякое такое?
– Вполне возможно. Твои приятели, наверное, будут задавать множество вопросов. Поэтому мне захотелось подготовить тебя.
Зак в полном молчании доел мороженое. К тому времени они добрались до фонтана, который местные жители почему-то называли «черепашьим», хотя черепах в нем никогда не бывало. Поставив одну ногу на низкую каменную оградку, он смотрел в воду.
– Ты сказала, что он богатый? А чем он занимается?
– Его семья владеет отелем здесь, в Сан-Франциско. Ты, наверное, слышал его название: «Линдфорд».
– Ух, ты!
Такая реакция ее не удивила. Возвышающийся на холме отель был не меньшей достопримечательностью города, чем какой-нибудь знаменитый памятник. Ребят однажды водили туда на экскурсию всем классом. Зак возвратился домой, переполненный впечатлениями от увиденного: огромного вестибюля, хрустальных люстр и старинных гобеленов с изображениями сцен знаменитых походов европейских крестоносцев.
Мысль, что такое величественное заведение принадлежит его отцу, не могла не произвести впечатление на мальчика – особенно на такого, который привык к скромному образу жизни семьи со средним достатком.
Словно почувствовав тревогу Дайаны, он взял ее за руку.
– Мне наплевать, что он такой богатый, мама. Я не хочу жить с ним. Если хочешь, я сам скажу ему об этом.
Дайана улыбнулась. Она обрадовалась тому, что Зак прежде всего подумал о том, чтобы защитить ее. Это доказывало, что его сходство с отцом ограничивается только внешними чертами.
– Спасибо, дорогой. Я скажу, если мне потребуется твоя помощь. – Они повернули назад к стоянке, где оставили «чероки».
– А пока я хочу, чтобы ты ни о чем не беспокоился, договорились? Никто не отберет тебя у меня, даже на один день.
В тот же вечер, когда Зак сидел перед телевизором и смотрел очередную серию «Вечерних сумерек», Дайана ушла на кухню, чтобы позвонить Кэт.
– Кэт, это я. Ты поговорила с Митчем?
– Да. Он хочет сам поговорить с тобой. Подожди минутку.
– Привет, Дайана, – сказал Митч, взяв трубку.– Послушай, я знаю, что ты тревожишься из-за того, что этот мерзавец грозится предпринять, но я думаю, что у него ничего не выйдет. Но поскольку он, очевидно, посоветовался со своим адвокатом или сделает это в ближайшее время, ты должна сделать то же самое. Наша фирма не занимается делами об опекунстве, но я дам тебе фамилию и номер телефона одного адвоката в Сан-Франциско, который специализируется именно на этом. У него очень хорошая репутация.
Дайана придвинула к себе толстый блокнот.
– Давай, – сказала она, приготовившись записывать.
– Его зовут Джон Маккей. – Он продиктовал ей адрес конторы на Буш-стрит и номер телефона. – Назначь с ним встречу прямо сейчас и скажи его секретарше, что ты мой друг.
– Спасибо, Митч.
– Пожалуйста. Прошу тебя, не беспокойся.
– Не буду, – солгала она.
Трэвис не мог припомнить, когда в последний раз видел, чтобы на лице матери отражалось столько эмоций. Пока он рассказывал ей ту же историю, которую рассказал Дайане, она слушала, затаив дыхание и прижав к груди руки.
– Сын, – пробормотала она, когда Трэвис закончил свой рассказ. – У тебя есть сын...
– Да, – произнес Трэвис, вложив в эти слова максимум патетики. – О, мама, у меня нет слов, чтобы выразить то, что я чувствую.
Маргарет вскинула голову и удивленно посмотрела на него.
– Мне казалось, ты никогда не хотел иметь детей. Он ожидал от нее подобное замечание и приготовился к ответу.
– Но, мама, тогда речь шла о грудных младенцах... кормлениях через каждые два часа, пеленках, коликах в животике. А это совсем другое дело. Закери уже большой мальчик – красивый, жизнерадостный. Я сразу же почувствовал духовную связь с ним, как только впервые увидел его лицо на экране телевизора.
Маргарет посмотрела в глаза сыну проницательным взглядом. Она слишком хорошо его знала, чтобы поверить, что он в мгновение ока превратился в любящего отца. По всей вероятности, причиной его желания заполучить Закери был ультиматум, который она ему предъявила несколько дней назад. Но она была уверена, что со временем он полюбит мальчика. Если же этого не произойдет, она готова дать своему внуку всю любовь и внимание, в которых он нуждается. И воспитание, которым он сможет гордиться.
Господь дает ей еще один шанс, думала она, дрожа от волнения, еще одну возможность выпестовать настоящего мужчину из рода Линдфордов. И уж она ни за что на свете не упустит такую возможность.
Мгновение спустя ее взгляд потеплел.
– Он действительно похож на тебя?
Не говоря ни слова, Трэвис встал и подошел к бюро в стиле Людовика XIV, где, как ему было известно, мать хранила семейные фотографии. Выбрав альбом, помеченный 1964 годом, он принес его на диван. Перелистав несколько страниц, он, наконец, нашел черно-белую фотографию, сделанную в тот день, когда ему исполнилось восемь лет.
– Вот как он выглядит, – сказал он, положив альбом на колени матери и наблюдая, как ее лицо расплывается в улыбке. – Только волосы у него подлиннее.
Маргарет глубоко вздохнула, разглядывая фотографию. Каким красивым, гордым мальчиком был в то время Трэвис. И каким воспитанным.
Она погладила фотографию кончиками пальцев.
На этот раз она не повторит своих ошибок!
Закрывая альбом, она возвратила его Трэвису.
– О чем вы договорились с этой Дайаной Уэллс? Когда ты сможешь встретиться с сыном?
Трэвис испустил тяжелый, страдальческий вздох.
– Боюсь, что мы ни до чего не договорились. Она не желает меня слушать, бросает трубку, когда я ей звоню, и категорически запрещает мне увидеться с Закери.
– Чем она это мотивирует?
– Она утверждает, что я его не достоин, потому что бросил их с матерью.
– Но ведь ты не бросал их!
– Дайана мне не верит. Она по-своему понимает то, что произошло между Надин и мной.
– Это несправедливо! Неужели она не понимает, что ты имеешь право встретиться с мальчиком и завязать с ним отношения? Что он Линдфорд?
Дрожь в голосе, когда Маргарет произносила эту обожаемую фамилию, подсказала Трэвису, что он поступил правильно, обратившись к матери. Возможно, она не совсем поверила его побудительным мотивам, но заполучить этого мальчика она хотела не меньше, чем он сам. В этом можно не сомневаться.
– Все это не имеет для нее никакого значения, мама. Это холодная, бессердечная чертовка, для нее не существует слова «компромисс».
– В таком случае тебе следует немедленно позвонить Кейну.
– Уже позвонил, – сказал он, довольный тем, что хоть раз в жизни предугадал ее желание. – Я оставил записку у его секретарши. Жду его звонка в ближайшее время.
– Хорошо. Мне не хотелось бы доводить дело до суда, но надо посоветоваться с Кейном относительно наших прав. – Она с задумчивым видом перебирала пальцами жемчужное ожерелье на шее. – А я тем временем побываю у мисс Уэллс.
– Мама, ты уверена, что это благоразумно?
– Это не только благоразумно, но и абсолютно необходимо. Если есть хоть малейшая возможность избежать унизительной судебной баталии, мы обязаны воспользоваться этой возможностью. – Заметив на лице сына скептическое выражение, она похлопала его по руке. – Положись на меня, дорогой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск надежды - Хегган Кристина



Такие романы люблю читать. Любовь,трудности и не слащаво.
Проблеск надежды - Хегган КристинаЛюдмила
15.08.2014, 13.15





Хороший, зрелый роман. Хотя ситуация непростая, читать было приятно.
Проблеск надежды - Хегган Кристинаren
15.08.2014, 19.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100