Читать онлайн Проблеск надежды, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск надежды - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск надежды - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск надежды - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Проблеск надежды

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 37

Франческа вернулась в «Линдфорд» только к шести часам. Отказавшись от предложения Кейна отвезти ее к Маргарет, она отправилась туда одна с покрасневшими от слез глазами и такой тяжестью на сердце, которая, казалось, никогда не пройдет. Сидя в кресле в гостиной матери, она откинула голову на спинку и спокойно отвечала на ее вопросы, опасаясь выдать свои чувства, чтобы еще больше не расстроить мать.
– Заслушав показания Рендла, окружной прокурор согласилась изменить формулировку обвинения на «непредумышленное убийство», но ему все равно придется отвечать за похищение человека и незаконное владение оружием.
– Его выпустят под залог?
– Кейн считает, что выпустят. Слушание дела об освобождении под залог назначено на завтра, на десять часов утра. А до тех пор ему придется находиться в тюрьме.
– Ты, кажется, сказала, что Кейн согласился защищать его?
– Да. Он очень помог на всех этапах этой процедуры, мама. И Дайана тоже.
– Я рада.
Маргарет, сидя в кресле напротив Франчески, старалась осмыслить все, что рассказала ей дочь. Ее обуревали противоречивые чувства – от потрясения до безумного гнева, – угрожавшие сокрушить ее знаменитое самообладание. Путем неимоверных усилий ей все-таки удавалось держать себя в руках, но только ради Франчески.
Она скользнула взглядом по измученному, но все же прелестному лицу дочери.
– Как ты себя чувствуешь, дорогая?
Франческа пожала плечами:
– Не знаю. Трудно сказать, я просто отупела.
– Могу я что-нибудь сделать для тебя?
Франческа закрыла глаза.
– Сделай так, чтобы ничего этого не было. Скажи, что все это приснилось мне в кошмарном сне, мама, что на самом деле все в порядке, и я должна успокоиться и снова заснуть.
– Если бы я могла... – Она взяла руку дочери и стала нежно поглаживать пальцами гладкую белую кожу. Сначала она тоже оцепенела, потрясенная тем, что человек, которому безоговорочно доверяла и которого любила, как сына, причинил ей такое горе. – Не попросить ли мне Марсию приготовить тебе бульон? Или, может быть, чай...
– Я не хочу ничего.
– Франческа...
– Я беременна, мама.
Маргарет замерла и тихо охнула.
– Я узнала об этом сегодня утром, – продолжала Франческа, открыв глаза. – Поэтому-то я и поехала на ранчо, чтобы поговорить с Рендлом.
Маргарет, редко демонстрировавшая чувства, обняла ее.
– Франческа! Я... Я даже не знаю, что сказать.
– Скажи, что ты рада за меня. Я, например, рада. Я думаю, что мысль о ребенке придаст Рендлу мужество, которое ему очень потребуется, чтобы продержаться последующие несколько месяцев.
– Конечно, я рада за тебя. Это замечательная новость. – Вдруг между бровей у нее появилась морщинка, и она с тревогой спросила: – С тобой все в порядке? Я имею в виду, ты, надеюсь, не падала?..
– Со мной все в порядке. Немного тошнит, а больше ничего.
– Ты переночуешь здесь, а завтра мы вместе поедем на слушание дела об освобождении под залог. Какую бы сумму залога ни назначили, я заплачу.
До этого момента ее единственным желанием было видеть, как этот мерзавец сгниет в тюрьме, но надо подумать о чувствах Франчески, а теперь еще и о ребенке. Это обстоятельство коренным образом меняло все.
– Там будет полно журналистов, мама.
Маргарет пожала плечами:
– После всего того, через что наша семья прошла за последние два месяца, что значат еще две-три дюжины журналистов?
Уголки рта Франчески тронула слабая улыбка.
– То же самое говорит Дайана.
Маргарет вздохнула. Из-за Дайаны ее дочь прошла через ад.
– Как у нее дела?
– Учитывая все случившееся, поразительно хорошо. Она настоящий борец, мама. Своим характером она напоминает мне тебя. Думаю, она тебе понравится, когда ты узнаешь ее поближе.
Маргарет промолчала, вспомнив, как эта молодая женщина осмелилась противоборствовать ей.
– По правде говоря, я собиралась сходить к ней через денек-другой, если, конечно, она захочет меня видеть.
Франческа порывисто сжала руку матери.
– Уверена, что захочет.
Маргарет внимательно посмотрела на дочь:
– А ты что скажешь, Франческа? Ты сможешь когда-нибудь простить меня?
– За что?
– За пренебрежительное отношение к тебе, за то, что я отказала тебе в возможности управлять отелем только потому, что ты женщина.
Франческа махнула рукой:
– Ты сделала то, что тебе казалось правильным. Все это теперь в прошлом.
– В прошлом, но это еще не конец. Через несколько дней, когда ты немного успокоишься, я хочу поговорить о твоем будущем и о будущем «Линдфорда».
Франческа едва сдержала саркастическую усмешку. Она так долго ждала этого момента, что теперь, когда время пришло, он потерял для нее всякое значение. Но она была Линдфорд и по рождению, и по воспитанию, а поэтому сделала именно то, что от нее ожидалось.
– Хорошо, мама. Мы поговорим обо всем через несколько дней.
Чета Паркеров, Кейн и Дайана сидели в гостиной у Кэт, На столе перед ними лежали остатки пиццы. Кроме Митча, аппетит у которого был как у подростка, никому не хотелось есть.
– Расскажите, как сейчас обстоят дела? – попросила Кэт, наливая Дайане чай со льдом. – Что новенького, кроме того, что с Дайаны снято обвинение?
Обняв одной рукой Дайану за плечи, Кейн откинулся на спинку дивана, увлекая ее за собой.
– Рендл полностью во всем признался и будет признан виновным, а это означает, что штату Калифорния не придется нести расходы на длительный судебный процесс. Вполне вероятно, что судья при вынесении приговора примет это обстоятельство во внимание, как и тот факт, что Рендл действовал в целях самообороны.
Митч, красивый молодой мужчина с каштановой шевелюрой, могучей шеей и широкими мускулистыми плечами, положил себе еще кусок пиццы.
– Как ты себя ощущаешь, Кейн, в роли защитника Аткинса? После всего, что он сделал Дайане?
Кейн кивнул.
– Мы с Дайаной много говорили об этом. Рендл, в сущности, неплохой парень. Он немного сбился с пути, но у него нет наклонностей убийцы или, скажем, шантажиста. Он даже пытался выгородить Джо О'Кифа, частного детектива, который поставил на прослушивание квартиру Трэвиса. Как оказалось, О'Киф – старый друг Рендла, и тот боялся, как бы у детектива не возникли трудности с законом по его вине.
– Но подслушивание действительно незаконно.
– Знаю. Однако, поскольку пленка, записанная О'Кифом, помогла доказать наличие тайного сговора между Ником Уэллсом и Трэвисом и довести до конца это дело, Косак решил не раскрывать О'Кифа.
– А как же Маргарет? – спросила Кэт – Ее привлекут к ответственности за то, что она молчала, зная, что ее муж обманывает правительство?
– Нет. Она узнала о махинациях Чарльза только посте его смерти и не имела намерения воспользоваться этими деньгами в корыстных целях. Это да еще тот факт, что она за последние сорок лет жертвовала очень большие суммы на благотворительные цели, во многом повлияли на решение государственного прокурора не привлекать ее к судебной ответственности. Самое большее, что ей грозит, – это крупный штраф. Но ущерб, который этот скандал причинит репутации отеля, – это совсем другое дело.
Дайана, удобно пристроив голову на плече Кейна, смотрела в какую-то точку на потолке.
– Кого мне действительно жаль, так это Франческу. Она старается держаться храбро, но я чувствую, что она напугана. Страшно подумать, как все эти события могут отразиться на ней и на ребенке.
– Она справится, – сказал Кейн. – Мы с тобой позаботимся об этом.
– А как ты сама, малышка? – спросила Кэт, обращаясь к Дайане. – Теперь, когда над тобой уже не висит этот проклятый процесс, тебе, наверное, не терпится вернуться на работу?
Дайана выпрямилась, сделала глоток чая и стала медленно покачивать стакан, позвякивая кубиками льда. Она думала о Заке, которому, судя по всему, очень хорошо жилось в Глен-Эллене. Каждый день там происходили какие-то волнующие события, и ей страшно было подумать о том, чтобы снова нарушить течение его жизни.
– Я должна бы рваться на работу, но, как ни странно, не рвусь.
– Благодаря всей этой шумихе к концу недели у тебя, наверное, отбоя не будет от посетителей.
– Вполне возможно.
– Ты все еще не оправилась от потрясения. Это пройдет, – успокаивала ее Кэт.
– Наверное.
Час спустя Дайана с Кейном ехали в Глен-Эллен, чтобы присутствовать на рождественском представлении и быть свидетелями «звездного часа» Зака на сцене. Подъезжая к мосту «Золотые ворота», Кейн повернулся к Дайане:
– Ты уже подумала о том, как мы будем праздновать день рождения Зака? Осталось всего несколько дней.
Она, конечно, не забыла об этом событии, но ей понравилось, что Кейн об этом напомнил.
– Я кое-что наметила в предварительном порядке. Бекки, конечно, мечтает устроить для него нечто грандиозное, с катанием на пони и клоунами, но мне больше по душе небольшая вечеринка в узком кругу – только несколько самых близких друзей и члены семьи.
– Мне это нравится.
– Когда я дала Бекки посмотреть список гостей, она сначала заартачилась.
Кейн вопросительно поднял брови:
– Заартачилась? Но это совсем не похоже на тетушку Бекки!
– Она возражала не против числа гостей, а скорее против одного человека, которого я хочу пригласить.
– Кто же это?
– Маргарет.
Он быстро взглянул на Дайану и снова сосредоточился на дороге.
– Ты это серьезно?
Она кивнула:
– Мне кажется, пора положить конец войне между нами, ты согласен? И как бы я ни старалась забыть об этом, она все-таки приходится Заку бабушкой.
Кейн промолчал, и она положила руку ему на колено.
– Я понимаю, что ты все еще не простил ей того, что она сделала. Я тоже, возможно, не смогу забыть, что она была инициатором и вдохновителем дела об опекунстве и что, если бы не она, ничего бы этого не случилось.
– В таком случае почему ты ее жалеешь?
– Потому что, мне кажется, она достаточно настрадалась. И еще потому, что она старая.
– Ну, она дама крепкая.
– Возможно. Но, по правде говоря, Заку было бы неплохо иметь бабушку. Знаешь, ведь она ему очень понравилась с самого начала. – Кейн промолчал, и она придвинулась к нему поближе и положила голову на плечо. – Ты когда-нибудь слышал поговорку «Нет худа без добра»?
– Это ты о чем?
– Ты мое «добро», – сказала она с нежностью. – Если бы не Линдфорды, я никогда не встретилась бы с тобой. – Почувствовав, как он сжал ее руку, она добавила: – Так что вы скажете, господин адвокат? Дадим мы Маргарет еще один шанс?
Кейн улыбнулся. Его не переставало изумлять одно потрясающее качество Дайаны: ее непостижимое умение прощать.
– Я пока не решил окончательно, – сказал он, делая вид, что ему все еще не хочется соглашаться.
– Ах так? – Уловив озорную интонацию в его голосе, она придвинулась к нему еще ближе. – А что тебе требуется, чтобы принять окончательное решение?
– Как тебе сказать... – Не отводя глаз от дороги, он наклонился к ней и поцеловал в волосы, глубоко вдохнув ее запах. Снова эти полевые цветы. Их аромат сводит его с ума. – Ты помнишь, как в День благодарения мы говорили о Теде Гранте, старом адвокате, который через несколько дней выходит в отставку?
– Помню.
– Ну так вот: я подумываю о том, чтобы стать его преемником.
Дайана внимательно досмотрела на Кейна:
– Ты это серьезно? Хочешь перебраться в Соному? Оставить свою карьеру адвоката по уголовным делам и заняться практикой в области семейного права?
– Тебе не кажется, что из меня получится неплохой семейный стряпчий?
Дайана была так удивлена, что не нашлась, что ответить. Расстояние от Сан-Франциско до Сономы, а также разные графики работы наверняка помешают их встречам. При этой мысли у нее мороз по коже пробежал. Может быть, он намерен положить конец их отношениям?
– Я просто немного удивлена... Мне казалось...
– Разве ты не хотела узнать, что мне требуется, чтобы принять окончательное решение.
– Да, да, конечно.
– Она уже не была способна вести шутливую беседу.
– Видишь ли, это имеет отношение к самой адвокатской практике. Ни одни уважающий себя деревенский стряпчий не осмелится начать практику и области семейного права, не будучи сам семейным человеком. В противном случае он не может он быть образцом поведения для членов общества? Как сможет он заниматься бесчисленными проблемами, унаследованными от своего предшественника, если сам останется неприкаянным старым холостяком.
Она почувствовала глухие удары в груди и не сразу поняла, что это колотится ее сердце.
– Кейн, о чем ты говоришь?
Он подъехал к обочине дороги и остановил машину.
– Я говорю о том, что не могу жить без вас, мисс Уэллс. Я говорю о том, что хочу, чтобы ты была рядом со мной, когда я стану старым и слабым. Я говорю о том, что люблю тебя больше, чем, мне казалось, смогу когда-либо полюбить женщину. А кроме того, я обожаю Зака и жду не дождусь, когда стану ему настоящим отцом, а не просто приятелем.
Сердце Дайаны готово было выскочить из груди от радости. До последнего момента она не сознавала, как страстно ей хотелось услышать эти слова.
– Кейн, я...
Испугавшись, что она сейчас попытается тактично отказать ему, он приложил палец к ее губам.
– Я понимаю, что идея переезда в Соному для тебя немного неожиданна. Но когда я услышал, как ты говоришь Кэт, что не рвешься на работу, мне пришло в голову, что тебе, возможно, было бы неплохо сменить обстановку. Ты могла бы продать «Вид на гавань» и подыскать какой-нибудь другой подходящий ресторан в Сономе. Конечно, Глен-Эллен не такое шикарное место, как Сан-Франциско, но, согласись, оно по-своему очаровательно. И Заку там нравится...
Рассмеявшись, она взяла обеими руками его голову.
– Дорогой, – сказала Дайана прерывающимся от волнения голосом, – не замолчишь ли ты хоть на минуту, чтобы я могла принять твое предложение?
Почувствовав огромное облегчение, Кейн, расслабился. Ему очень хотелось тут же обнять ее и расцеловать. Однако он не мог удержаться, чтобы немного не подурачиться.
– Предложение? – переспросил он с постной миной. – О каком предложении идет речь? Мне нужна лишь добрая женщина, желательно миловидная, которая стирала бы мне носки, готовила обед и содержала в порядке мой дом...
Жаркий поцелуй Дайаны не дал ему закончить перечень требований.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск надежды - Хегган Кристина



Такие романы люблю читать. Любовь,трудности и не слащаво.
Проблеск надежды - Хегган КристинаЛюдмила
15.08.2014, 13.15





Хороший, зрелый роман. Хотя ситуация непростая, читать было приятно.
Проблеск надежды - Хегган Кристинаren
15.08.2014, 19.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100