Читать онлайн Проблеск надежды, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск надежды - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск надежды - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск надежды - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Проблеск надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

На следующее утро Дайана проснулась поздно. Открыв один глаз, потом другой, она выглянула из-под зеленого одеяла и поняла, что находится в комнате Кейна.
Сначала она не могла ничего вспомнить о том, что происходило вчера вечером. Помнила лишь, как Кейн привел ее сюда, как обрадовалась она уютной прохладе белых простыней, как он сидел, обнимая ее, и ждал, когда она заснет.
Вдруг вспомнив все события вчерашнего дня, она села в постели. Убийство Трэвиса, ее арест, поездка в Соному, где Заку предстояло остаться на неопределенное время...
О нет!
Она уткнулась лбом в согнутые колени. Две таблетки успокоительного, которые вчера перед сном дал ей Кейн, сняли глухую боль в затылке, но не сумели прогнать чувство страха; сковавшего все внутри.
Ее обвиняют в убийстве!
Как могло такое случиться с ней? Только что она была преуспевающей владелицей ресторана, перед которой открывались блестящие перспективы, а теперь ее называют убийцей.
– Тебе получше?
Услышав голос Кейна, Дайана подняла голову. Сквозь приоткрытую дверь в комнату заглядывала улыбающаяся физиономия. Дайана попыталась улыбнуться в ответ, но улыбка получилась не очень веселая.
– Немного. – Она обеими руками пригладила волосы. – Я чувствую себя... растерянной.
– Это нормальная реакция. Не будем торопиться, договорились? – Кейн присел на край постели и взял ее руки в свои. – Во-первых, звонила Кэт и сказала, чтобы ты не тревожилась о доставке вещей, которые заказала в начале недели. Она поедет к тебе домой и подождет там, пока их привезут.
Верная подружка Кэт! Всегда можно было рассчитывать, что она все поймет раньше других.
– Я об этом совсем забыла.
– Во-вторых, после завтрака мы съездим в Глен-Эллен и оформим перевод Зака в новую школу. Тебе нужно лишь позвонить в здешнюю школу и попросить приготовить его личное дело, за которым мы заедем.
Она кивнула, радуясь, что кто-то здравомыслящий заботится о ее делах.
– Ты готова поговорить со мной сейчас о том, что произошло вчера?
Кейн заметил, как Дайана расслабилась, прислонившись к изголовью кровати.
– Да.
– Вот и хорошо. – Бретелька ночной сорочки соскользнула у нее с плеча, и на какое-то мгновение это отвлекло ее внимание. Он решительно протянул руку и поправил бретельку. – Расскажи мне о том, что произошло. Все, что ты запомнила.
Она была значительно спокойнее, чем вчера вечером, и начала излагать события прошедшего дня в хронологической последовательности: рассказала о своем решении предложить Трэвису пойти на компромисс, о том, как обнаружила его тело и как ее охватила паника. Она лишь не рассказала Кейну о своем намерении бежать из страны. Не потому, что не доверяла ему, а потому, что не хотела обижать его или ставить под угрозу его карьеру, рассказывая ему то, что утаила от полиции.
– Почему у тебя возникло внезапное решение поехать кататься на лыжах? – спросил он. Его голос стал немного резче, взгляд настороженнее.
Дайане было нелегко смотреть ему в глаза, но она постаралась не отвести взгляд.
– Я не знаю. Я подумала, что если меня не будет в городе, когда обнаружат труп Трэвиса, то полиция меня не заподозрит.
– А тебе не пришло в голову, что именно это будет уликой против тебя? Что именно это может бросить на тебя тень?
– Боюсь, что я в то время вообще плохо соображала. Я очень испугалась.
Это по крайней мере было правдой.
Не желая загонять ее в угол, Кейн не стал больше задавать вопросов о ее поездке, хотя был уверен, что она собиралась уехать совсем не в Маунт-Шасту. Сейчас она находится здесь. Остальное было не важно.
– Жаль, что ты не посоветовалась со мной, – только и сказал он.
– Мне тоже.
Кейн успокаивающе погладил ее руку:
– Расскажи, что происходило, когда ты пришла в отель. Ты кого-нибудь встретила по пути туда или обратно?
– В вестибюле было очень много народу. Кажется, там проходила встреча ветеранов войны. Некоторые люди были в военной форме, другие – в гражданской одежде. Я помню, что мне пришлось обойти большой стенд, на котором были прикреплены фотографии.
– Ты не заметила никого, кто показался тебе подозрительным?
Она покачала головой:
– Там было столько народу, что я думала только о том, как пробраться сквозь толпу. И когда шла к лифту, и когда возвращалась обратно.
Дайана вдруг прищурилась, неожиданно что-то вспомнив.
– Ты что-нибудь вспомнила?
– Я припоминаю одного человека – мужчину, с которым столкнулась, когда шла к лифту, чтобы подняться в апартаменты Трэвиса. Он стоял возле лифта.
– Можешь описать его?
Она закусила нижнюю губу, пытаясь сосредоточиться.
– Пожалуй, нет. Я была слишком занята своими мыслями и очень спешила.
– Попытайся. Любая подробность, какую бы ты ни вспомнила, может оказаться важной.
– На нем была спортивная куртка – кажется, темно-синяя, а на лацкане прикреплена карточка с именем.
– Значит, он был одним из участников встречи?
– Наверное.
Кейн увидел проблеск надежды.
– Ты запомнила имя, написанное на карточке? Она нахмурила брови:
– Джон? Джеймс? Не помню.
– А фамилия?
Она покачала головой:
– Фамилию совсем не запомнила. Кейн еще крепче сжал ее руку:
– Ты узнала бы этого человека, если бы увидела снова?
– Не знаю. Вполне возможно. – Она вздохнула. – А может быть, и нет.
– Ладно. Не напрягайся. Потом вспомнишь, а я тем временем поговорю с Франческой и выясню, что за люди там собирались.
Мелькнувший у нее огонек надежды разгорелся чуть ярче.
– Ты думаешь, что этот человек мог быть...
– Надежды мало, но все равно эту версию следует проверить. – Он с нежностью коснулся ее щеки. – Как ты относишься к тому, чтобы позавтракать? А потом можно продолжить разговор.
Дайана взяла его за руку:
– Мне казалось, что ты не умеешь готовить.
– Я могу приготовить кофе, поджарить хлеб в тостере, намазать его маслом и положить поверх масла ложечку конфитюра.
– М-м-м, у меня потекли слюнки. Кейн поцеловал ее:
– Вот и умница.
Джо О'Киф узнал о смерти Трэвиса утром в пятницу, когда Глэдис, его жена, наливала ему вторую чашечку кофе.
– Боже всемогущий!
Глэдис, худенькая темноволосая женщина тридцати одного года от роду, вскинула на мужа карие глаза и, отодвинув кофеварку, заглянула через его плечо в газету, которую он читал.
– Что там такое, Джойн?
– Вчера вечером убили Трэвиса Линдфорда.
Глэдис так и села, прижав руку к груди.
– Боже мой! Убийцу нашли?
– Похоже, что нашли. Арестована Дайана Уэллс.
– Это с ней он судился из-за опекунства над сыном?
Джо кивнул:
– Теперь уж он не будет судиться с ней.
– Если хочешь знать, я думаю, что этот человек получил по заслугам, – сказала Глэдис, не скрывая неприязни. – Он пытался отобрать ребенка у матери! Вот что я называю настоящим преступлением.
Слушая ее вполуха, Джо вздохнул с облегчением. Теперь, когда Трэвиса нет в живых, Рендлу не придется предъявлять ту пленку. Джо беспокоился за своего молодого друга. Хотя тот иногда старался изобразить из себя крутого парня, едва ли он сумел бы справиться с таким мерзавцем, как Трэвис Линдфорд. Джо любил Рендла, и ему было бы больно видеть его поражение. Ведь какой бы план он ни разработал, палка все равно другим концом ударила бы по нему.
Теперь, когда Трэвис умер, Рендлу ничего не придется предпринимать.
Слава тебе, Господи!
В пятницу в девять часов утра Кейн позвонил в дверь квартиры Маргарет. Накануне вечером, когда Дайана заснула, он позвонил по телефону, и Рендл сказал ему, что Маргарет уже легла спать.
– Она наконец-то согласилась вызвать доктора Филипса, – добавил он. – Доктор сказал, что с ней все будет в порядке. Почему бы тебе не заехать к ней завтра утром, Кейн? Уверен, что она будет рада тебя видеть.
Кейн с ужасом думал об этом тяжком испытании. Маргарет обожала Трэвиса. Из двоих детей он был всегда ее любимчиком. Его смерть, несомненно, подкосила ее – и морально, и физически.
Рендл сам открыл ему дверь. Он был одет по-домашнему: темно-синие джинсы и белая сорочка. Несмотря на темные круги под глазами, он, по-видимому, был полон энергии и полностью контролировал ситуацию, что было на него не похоже – он был не из тех, кто способен позаботиться обо всем.
– Как она? – спросил Кейн, обменявшись с ним рукопожатием.
– Опустошена, но держится стоически. Ты же знаешь Маргарет, – добавил он. – Она не допустит, чтобы что-нибудь ее сломало, даже такая трагедия.
– А Франческа?
Лицо Рендла омрачилось.
– Она очень тяжело переживает смерть брата. Сейчас она еще спит наверху. Мы всю ночь провели здесь, так что по моему настоянию доктор Филипс дал ей успокоительное.
– Кто занимается делами отеля?
Рендл сразу же заговорил деловым тоном:
– Я уже спускался вниз, чтобы поговорить с Конрадом. Ты ведь знаешь, он был правой рукой Трэвиса. Он возьмет на себя обязанности главного управляющего, пока Маргарет не решит, как быть дальше.
Кейн снова удивился деловитости Рендла. Он никогда бы не подумал, что Рендл способен решать более сложные проблемы, чем выбор блюд в меню.
Он дружески похлопал Рендла по плечу:
– Молодец! А теперь извини, я пройду к Маргарет.
– Конечно. Если потребуюсь, я буду в библиотеке.
Маргарет ждала Кейна в малой гостиной. Перед ней на журнальном столике стоял поднос с завтраком, черный кофе и апельсиновый сок. При жизни Чарльза завтрак был серьезным мероприятием, и его всегда сервировали в столовой. Но теперь, когда Маргарет жила одна, она предпочитала завтракать и обедать в малой гостиной.
– Привет, Маргарет. – Кейн в несколько шагов пересек просторную комнату. – Прими мои соболезнования, – сказал он, обнимая ее.
Он почувствовал, как Маргарет задрожала, и ему показалось, что она вот-вот расплачется. Но нет. Пару секунд спустя она высвободилась из его объятий.
– Спасибо, дорогой. – Она смахнула средним пальцем одинокую слезинку. – Как ты узнал? Вчера вечером Франческа пыталась тебе дозвониться, но не смогла нигде найти.
Кейн посмотрел ей прямо в глаза:
– Я был в полицейском участке, оформляя освобождение Дайаны под залог.
Маргарет медленно высвободила свою руку.
– Ты хочешь сказать, что намерен защищать ее?
–Да.
– Даже несмотря на то, что она убила моего сына?
– Это решит суд присяжных.
Глаза Маргарет гневно вспыхнули.
– Мне не нужны присяжные, чтобы подтвердить то, что я уже знаю. Она была у него в квартире, ее видели убегающей из отеля, словно она обезумела.
– Все это я уже знаю.
– Но все-таки веришь ей?
Кейн внимательно посмотрел на Маргарет. Он хотел увидеть хотя бы намек на ту добрую, способную к состраданию женщину, которая – он это знал – скрывалась под внешней холодностью, но не увидел ничего, кроме гнева и ненависти.
– Да, я ей верю.
– В таком случае ты еще глупее, чем я думала.
Как же стало трудно разговаривать с Маргарет!
– Я помню, однажды ты сказала, чтобы я всегда доверял интуиции, которая никогда меня не подведет.
– Интуиция может подвести.
– Если я ошибусь в Дайане, то первый это признаю. А до тех пор я буду прислушиваться к своей интуиции и искать настоящего убийцу.
Маргарет, не моргнув, выдержала пристальный взгляд Кейна. Он унаследовал отцовскую мудрость и материнское упорство. Ей даже хотелось, чтобы Трэвис перенял у него эти качества.
– Что ты собираешься предпринять? – ее голос чуть потеплел.
Кейн в недоумении пожал плечами:
– Начну расследование.
Она хотела было сказать, что полиция уже занимается этим, причем весьма успешно, но передумала. Сандерс не стал бы таким блестящим специалистом по уголовным делам, если бы принимал на веру чужие слова.
– Расследование чего?
– Мне нужно покопаться в бумагах Трэвиса. Нужно узнать, с кем он был знаком, какие сделки заключал, с кем встречался.
– У него было очень мало друзей. Ты это знаешь.
– Убийца не входит в число его друзей.
Маргарет поспешно закрыла глаза, словно старалась стереть картину, которая отчетливо всплыла в памяти: Трэвис, лежащий в луже крови.
Снова взяв ее за руку, Кейн посмотрел на длинные изящные женские пальцы, с возрастом утратившие гибкость. И вспомнил, как бегло двигались они некогда по клавишам рояля, исполняя классические вещи, которыми восхищались он и его родители и которые она уже никогда больше не будет играть.
– Как адвокат защиты, – продолжал он тихо, чтобы не оскорбить ее чувства, – я имею право осмотреть место преступления. Мне даже не потребуется ордер, поскольку квартира пуста. Но я предпочитаю сделать это с твоего разрешения и с твоей помощью.
– Скажи мне, что ты ищешь?
– Я и сам не знаю. Имена, вещественные доказательства – все, что может помочь раскрыть тайну.
– Не лучше ли поручить такую работу сержанту Косаку?
– У сержанта Косака свои методы, у меня свои. – Кейн легонько похлопал ее по руке. – Ну как, Маргарет? Ты разрешаешь мне?
Она вздохнула. С ее разрешения или без него он все равно сделает по-своему, так стоит ли портить с ним отношения?
– Хорошо, я согласна.
Она подошла к одному из одинаковых антикварных бюро красного дерева, что стояли по обе стороны камина, и, выдвинув ящик, достала связку ключей. Подойдя к Кейну, она протянула ему ключи.
– Они принадлежали Трэвису. Я не знаю, какой ключ что отпирает, кроме ключей от квартиры и от офиса, но, думаю, Франческа поможет тебе.
– Спасибо. Я получу разрешение полиции на вход туда. – Он положил ключи в карман. – Хочешь, чтобы я помог организовать похороны?
Вспомнив, что предстоит пройти еще и это тяжелое испытание, Маргарет слегка покачнулась, но Кейн взял ее за локоть и помог сесть.
– Рендл уже обо всем позаботился. В церкви отслужат панихиду – только для друзей и членов семьи – в половине десятого в понедельник. Я очень хочу, чтобы ты поехал в церковь вместе с нами.
– Конечно. – Кейн немного помедлил – ему не хотелось оставлять ее одну. Потом, вспомнив, что здесь Рендл, он поцеловал ее в щеку и ушел, тихо затворив за собой дверь.
Отслужив в полиции верой и правдой тридцать лет и получив две благодарности за особые заслуги, сержант Уильям Косак с нетерпением ждал выхода в отставку.
Нельзя сказать, что он не любил свою работу. Напротив, он с детских лет мечтал стать полицейским. Теперь ему будет не хватать чувства товарищества, объединявшего сотрудников полицейского участка, он будет скучать без головоломных новых дел, которые необходимо раскрыть, какими бы сложными они ни были.
Он вздохнул, перелистывая досье, лежавшее перед ним на столе. Именно этого и не хватало делу Линдфорда – не над чем поломать голову, все ясно. Все фрагменты слишком просто складывались в картинку. Все улики были налицо, каждая из них указывала на Дайану Уэллс, хотя внутренний голос подсказывал сержанту, что все тут не так-то просто. Чего-то недостает, а может быть, чего-то слишком много.
– Что тебя гложет, старина? – спросил Беркович, который принес коллеге чашку дымящегося кофе, а затем уселся за свой стол, стоявший напротив стола Косака. – Дело Линдфорда?
Косак подул на кофе и шумно сделал глоток.
– Чересчур быстро складываются все кусочки головоломки.
Беркович покачал головой:
– Я так и знал. На тебя подействовала эта женщина. Ты всегда был неравнодушен к смазливым мордашкам.
– Она не имеет к этому никакого отношения. Мне просто не нравится, что все улики с такой легкостью оборачиваются против нее.
– Черт возьми, старина, тебе осталось три месяца до выхода в отставку. Тебе что, своих забот не хватает? Сам окружной прокурор считает, что она виновна. Почему бы и тебе не согласиться с этим мнением?
Косак встал из-за стола.
– Потому что я старая калоша, вот почему, – сказал он. Сняв с вешалки куртку, он накинул ее на плечи. – Побудь здесь, Том. Я вернусь...
На его столе зазвонил телефон. Звонил администратор из пансионата в Маунт-Шасте, где, по словам Дайаны Уэллс, она забронировала номер. Косак внимательно выслушал все, что сообщил звонивший, поблагодарил его и повесил трубку.
– Пропади все пропадом!
– Что стряслось? – спросил Беркович.
– Это звонили из пансионата в Маунт-Шасте. У них никто не заказывал номер ни для Дайаны Уэллс, ни для Закери Уэллса.
– А ты чего ожидал? Она и не собиралась в горы, Билл. Она хотела бежать из страны. Клянусь своей пенсией!
Косак поджал губы. Как ни обидно, но приходилось признать, что Беркович, пожалуй, прав. Узнать, куда именно она собиралась бежать, можно было только единственным способом. Косак со вздохом поднял трубку и позвонил в аэропорт.
– Перестань, Джулия! – воскликнул Кейн, стоя посередине офиса окружного прокурора Сан-Франциско Джулии Арчер. – Не может быть, чтобы ты надеялась подтвердить обвинение.
Джулия Арчер, привлекательная женщина почти пятидесяти лет, откинулась на спинку вращающегося кресла, не обращая ни малейшего внимания на слова Кейна. Держать в узде излишне эмоциональных адвокатов защиты было ее специальностью. Ей еще ни разу не удалось выиграть дело у Кейна Сандерса, но на этот раз она надеялась на победу. Ничто так не способствовало упрочению репутации прокурора, как вынесение обвинительного приговора по нашумевшему делу об убийстве.
– Я намерена не только подтвердить обвинение, – ответила она, наблюдая за реакцией Кейна, – но и собираюсь позаботиться о том, чтобы Дайане Уэллс был вынесен самый суровый приговор, какой только предусматривается законом за преступление такого рода.
– Почему? Потому что ты считаешь ее виновной или потому что тебе хочется завоевать популярность, выиграв нашумевшее дело?
Арчер взяла со стола карандаш и ритмично постукивала им по краешку стола.
– За такие слова я могла бы вышвырнуть тебя из своего кабинета.
– Не вышвырнешь. Ты получаешь от этого слишком большое удовольствие. – Кейн уселся на стул. – А теперь скажи мне честно, почему тебе кажется, что у тебя есть все основания для обвинительного приговора?
– С удовольствием. – Она взглянула на раскрытую папку, лежавшую на столе. – Во-первых, твоя клиентка признает, что побывала в квартире Трэвиса Линдфорда в то время, когда было совершено преступление.
– Она признает только, что прибыла туда в четыре часа тридцать минут, обнаружила труп и ушла несколько минут спустя.
– Время ее прибытия нельзя проверить, потому что клерк отеля видел лишь, как она уходила, а это значит, что у нее могло быть предостаточно времени, чтобы убить Трэвиса Линдфорда. – Она повела тонкой бровью. – Во-вторых, ее отпечатки пальцев обнаружены на орудии убийства.
– Что еще?
– За сорок восемь часов до убийства она, стоя перед входом в свой дом, грозилась убить Трэвиса Линдфорда. Она сказала, что ему никогда не удастся забрать у нее сына, потому что прежде она убьет его.
Уже зная, что соседка Дайаны предоставила такую информацию, Кейн кивнул.
– Это все?
– Насколько мне известно, этого достаточно для вынесения приговора. – Глядя Кейну прямо в глаза, Джулия добавила: – Если, конечно, ты не предпочтешь, чтобы твоя клиентка призналась сама в совершении преступления.
– Она не станет в этом признаваться. Она не совершала преступления.
– Все они так говорят. – На губах прокурора заиграла самодовольная улыбка, и, покопавшись в ящике стола, Джулия извлекла оттуда какой-то конверт. – Самое интересное я приберегла напоследок. – Она подтолкнула к Сандерсу конверт. – Ну же, открой его, посмотри, что там внутри.
Не говоря ни слова, Кейн взял конверт и заглянул внутрь. От удивления его брови поползли на лоб.
– Авиабилет? Джулия кивнула.
– Он принадлежит твоей клиентке. – Она махнула рукой. – Давай. Можешь его проверить. Убедись, что это билет – вернее, два билета – в Монреаль. Один для нее, другой для ее сына. Причем билеты в один конец.
Кейн недоверчиво взглянул на нее:
– Она сама тебе это дала?
– Нет. Сержант Косак позвонил в пансионат в Маунт-Шасте, где Дайана якобы забронировала места, и узнал, что такого заказа не поступало. Не заказывала она и билетов на Реддинг – ближайший от Маунт-Шасты аэропорт. Будучи очень пунктуальным полицейским, Косак начал проверять другие авиалинии и обнаружил в конце концов, что она забронировала два билета на рейс до Канады. Билеты ждали ее в кассе аэропорта.
Она откинулась на спинку кресла, явно наслаждаясь растерянностью Кейна.
– Дайана Уэллс собиралась бежать из страны. Похоже, мы едва успели ее остановить. – Она улыбнулась. Разве этого мало, чтобы доказать ее виновность?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск надежды - Хегган Кристина



Такие романы люблю читать. Любовь,трудности и не слащаво.
Проблеск надежды - Хегган КристинаЛюдмила
15.08.2014, 13.15





Хороший, зрелый роман. Хотя ситуация непростая, читать было приятно.
Проблеск надежды - Хегган Кристинаren
15.08.2014, 19.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100