Читать онлайн Проблеск надежды, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Проблеск надежды - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.69 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Проблеск надежды - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Проблеск надежды - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Проблеск надежды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Сколько бы раз Кейн ни приезжал в Соному, он не переставал изумляться первозданной красоте этой местности. Расположенный всего в часе езды от Сан-Франциско, этот знаменитый винодельческий район с его каньонами, буйной зеленью и виноградниками на склонах холмов простирался от побережья Тихого океана до гор Майякамас. Сейчас, когда урожай собрали, виноградники поражали взгляд буйством осенних красок, а сладкий, пьянящий аромат давленого винограда, казалось, пропитывал все вокруг.
Когда он свернул со скоростной автострады № 12 на запад, вдали показалась усадьба Сандерсов на Мардон-Роуд, которая в течение почти полувека принадлежала его тетушке.
Здесь производили некоторые сорта самых лучших вин в стране: завоевавшее немало медалей каберне, мерлот и шардонне, которым, как утверждала тетушка Бекки, не было равных во всем мире.
Самые лучшие годы детства Кейн провел в Сономе: тут он узнавал по рассказам тетушки богатую событиями историю винодельческого края Калифорнии, ловил форель в горных ручьях, которыми изобиловала округа, совершал вместе с отцом пешие походы по горам Майякамас.
После смерти ее отца Бекки, которой в то время исполнился всего двадцать один год, взяла в свои руки семейный бизнес, посвятив все свое время и всю энергию поместью Сандерсов и виноделию. Были, конечно, скептики, не верившие, что она способна продолжать старинную семейную традицию, начало которой положил Рубен Сандерс на изломе столетия, но Бекки доказала, что они были не правы.
С помощью Мэла Адлера, талантливого винодела, она превратила полученное от отца наследство в одно из самых процветающих винодельческих предприятий страны.
Несмотря на весьма уплотненный распорядок дня, Кейн взял за правило как можно чаще навещать Бекки, особенно когда у него возникала потребность как следует разобраться в себе и обрести душевное равновесие. Как это было, например, сейчас.
Он притормозил свой «БМВ» перед винодельней рядом со стареньким, но надежным «лендровером» тетушки Бекки. За своей конторкой как всегда восседала Трисия – миловидная блондинка, исполнявшая у тетушки обязанности секретарши, доверенного лица и экскурсовода.
Кейн улыбнулся ей:
– Королева Би здесь?
Трисия улыбнулась в ответ, поднимая трубку зазвонившего телефона.
– Ваша тетушка у себя в кабинете с Мэлом, мистер Сандерс.
Поблагодарив ее, Кейн направился к резным дубовым дверям, которые вели в просторное помещение, где стояло множество огромных дубовых бочек. Пряный запах вина пропитал здесь не только стены, но и одежду работавших мужчин и женщин.
Кабинет тетушки находился в самом дальнем конце этого помещения. К нему вели несколько ступеней. Сквозь распахнутые настежь двери он увидел, как она и Мэл склонились над компьютерной распечаткой.
Кейн тихонько постучал в дверь. При этом звуке она оглянулась, и в глазах ее вспыхнула радость.
– Кейн! Какая приятная неожиданность!
– Как поживаешь, красавица? – спросил он, целуя тетку в щеку.
Ребекка Сандерс была высокой, дородной женщиной с проницательным взглядом умных светло-карих глаз. Седые волосы она стригла коротко – без глупостей. На ней была надета, как она ее называла, «униформа»: просторные брюки цвета хаки, такая же широкая блуза с закатанными рукавами и надвинутая на лоб мягкая шляпа с полями, которая стала ее фирменным знаком.
В свои семьдесят пять лет она обладала жизненной энергией, которой могла бы позавидовать любая женщина вдвое моложе, и была достаточно умна, чтобы удержаться на плаву в отрасли, которая находилась преимущественно в руках мужчин.
– Прекрасно, – сказала Бекки, отвечая на вопрос племянника. Пока Кейн обменивался рукопожатием с Мэлом, она окинула его критическим взглядом с головы до ног.– Чего о тебе не могу сказать. Ты вроде бы похудел с тех пор, как мы виделись в последний раз? – Она повернулась к своему старому верному помощнику. – Мэл, тебе не кажется, что он отощал?
Мэл, мужчина лет семидесяти с небольшим, плотного телосложения, с густой седой шевелюрой и роскошными седыми усами, тихо рассмеялся, присев на краешек письменного стола Бекки.
– Он выглядит таким же сильным и упитанным, как и две недели тому назад. – Мэл подмигнул Кейну. – Ты ведь знаешь, что ее беспокоит: как бы не засох росточек старой усталой лозы.
– Гм-м. Посмотрим... – Кейн сделал вид, что роется в своей памяти. – А не попытается ли тетушка заставить меня переехать в Глен-Эллен и начать здесь спокойную адвокатскую практику?
– С тем, чтобы она могла за тобой присматривать, как следует кормить, заботиться, чтобы ты проводил достаточно времени на свежем воздухе...
– Прекратите вы, оба, – сказала Бекки тоном, не терпящим возражений. – Послушать вас, так получается, будто предосудительно желать самого лучшего тому, кого любишь. – Она погрозила пальцем Кейну. – И не говори мне, что твоя сумасшедшая жизнь полезна для здоровья. Возможно, для кармана она и полезна, но для здоровья? Я в этом сомневаюсь.
Взяв племянника под руку, она вместе с ним вышла из кабинета.
– А теперь скажи мне, что заставило тебя явиться в Глен-Эллен в середине недели?
– Голод.
– В таком случае тебе повезло. Тельма приготовила сегодня свое коронное блюдо – жаркое по-ирландски. А на десерт, мне кажется, будет яблочный пирог.
Кейн зажмурился в шутливом восторге:
– Тетя, я когда-нибудь украду у тебя Тельму.
Бекки покачала головой:
– Ей никогда не приспособиться к суете и шуму города. Ты же, наоборот, вырос в этой долине и без проблем привык бы к здешней жизни.
Кейн придержал для нее заднюю дверцу «БМВ», и она, усевшись на кожаное сиденье и подождав, пока он сядет за руль, добавила:
– Кстати, старый Тед Грант в конце года выходит в отставку, и было бы неплохо, чтобы в Глен-Эллене его место занял талантливый молодой юрист.
Кейн, улыбнувшись, вывел машину на каменистую дорогу, которая связывала винодельню с главным домом усадьбы. С тех пор как он себя помнит, тетушка всеми правдами и неправдами пыталась заставить его перебраться в Глен-Эллен, отчасти потому, что искренне верила, что качество жизни здесь лучше, а отчасти потому, что любила его и хотела, чтобы он был рядом.
Кейн похлопал ее по руке.
– Уверен, что найти такого человека не составит труда.
Хорошо зная своего племянника, Бекки заметила в нем какую-то перемену, какое-то беспокойство, которого у него не было, когда он приезжал к ней в последний раз.
– Тебя что-нибудь беспокоит, Кейн?
– Вроде того. – Он рассказал ей о встрече с Трэвисом и о своем решении представлять его интересы на судебном процессе об опекунстве.
– Это Маргарет заставила тебя взяться за это дело? – неодобрительным тоном спросила Бекки.
– Я не сказал бы, что она заставила.
– Но ты поступил так из благодарности к ней?
– Отчасти это чувство действительно повлияло на мое решение.
Бекки задумалась, глядя на красивый профиль племянника. Она всем сердцем любила единственного ребенка своего брата. Незамужняя и бездетная, она привыкла считать Кейна своим сыном.
Когда Рей, ее брат, умер, она пригласила Клер с Кейном переехать к ней в Глен-Эллен. Но Маргарет Линдфорд нарушила все ее планы, предложив Клер работу в своем отеле. Вскоре после этого Кейн поступил в Нью-Йоркский университет, однако, несмотря на то, что их разделяли тогда три тысячи миль, он умудрялся раза два в год приезжать в Соному.
– У тебя была еще какая-нибудь причина взяться за это дело? – тихо спросила Бекки и, не получив ответа, тронула его мозолистой рукой за локоть. – Это из-за того, что произошло с Сином?
За поворотом дороги показался фермерский дом, построенный из калифорнийского мамонтового дерева и расположенный на небольшом возвышении. Чуть дальше к востоку на горизонте вырисовывались контуры гор Майякамас, склоны которых были покрыты вековыми деревьями.
Кейн припарковал машину рядом с фордовским фургончиком Тельмы, вышел из нее и помог выйти тетушке. Рука об руку они направились к дому.
– Да, – сказал он, наконец, – я это сделал главным образом из-за Сина. По крайней мере, так было сначала.
– А теперь?
– Не знаю. Не уверен, что вообще хочу браться за это дело.
Бекки в задумчивости выпятила нижнюю губу. Нерешительность была не свойственна Кейну.
– Ты встречался с этой Дайаной Уэллс?
– Я ходил к ней вчера.
– Ну и как?
Он проследил взглядом за полетом грифа, опустившегося где-то между каньонами.
– Она совсем не похожа на Джеми, если тебя это интересует. Дайана Уэллс – хорошая мать, преданная, трудолюбивая. – Он сделал паузу. – Упрямая.
– Джеми тоже была упрямой.
– Да, но совсем по-другому. Я думаю, будет правильнее назвать Дайану борцом.
Что-то в его голосе, когда он произносил эти слова, заставило ее улыбнуться.
– Тебе эта молодая женщина не безразлична?
Кейн даже поперхнулся. Для женщины, у которой никогда не было детей, она обладала потрясающей интуицией.
– Я ею восхищаюсь, – заявил он, не желая сказать большего.
Глаза у Бекки так и заблестели.
– Она хорошенькая?
Кейн рассмеялся и обнял ее за плечи.
– Ты по-прежнему романтик в душе, тетушка Бекки, не так ли?
– А ты по-прежнему большой мастер уклоняться от вопросов, на которые не хочешь отвечать.
– Вот что я тебе скажу, – заявил он, целуя ее в лоб. – Я отвечу тебе на все вопросы относительно Дайаны Уэллс, но только после обеда. Потому что я умираю с голоду. Как ты думаешь, даст мне Тельма что-нибудь перекусить, чтобы я дожил до обеда?
Бекки похлопала его по широкой спине.
– Насколько я знаю Тельму, она усадит тебя за кухонный стол, как только ты войдешь, и забудет об остальных.
Кейн никогда не переставал удивляться, наблюдая, как Трэвис, пользуясь своим обаянием, с успехом выпутывается из любой щекотливой ситуации. За долгие годы знакомства он ни разу не видел, чтобы приятелю это не удалось. То, что происходило сейчас, не было исключением.
– Уверяю вас, нет, миссис Барклэй, – говорил Трэвис, подмигивая Кейну и указывая на кресло. – После того печального инцидента в прошлом месяце каждый служащий отеля был подвергнут самой тщательной проверке, и те, кто не соответствовал нашим строгим критериям, были немедленно уволены.
Выслушав ответ, он добавил:
– Я рад, что вы относитесь к этому с пониманием, миссис Барклэй. И чтобы доказать, как высоко я ценю то, что вы даете нам еще один шанс, я хотел бы, чтобы вы с вашим мужем были здесь моими гостями в ближайший уик-энд. – Он перешел на заговорщический полушепот. – Как вам известно, в нашем городе находится Паваротти, и хотя все билеты на его концерт были распроданы несколько месяцев назад, у меня сейчас в руке два билета на ваше имя. – Он рассмеялся. – Я так и думал, что вам это понравится. Значит, мы договорились? До встречи в пятницу. Желаю вам удачного дня, миссис Барклэй, и, пожалуйста, передайте привет мистеру Барклэю. Трэвис повесил трубку и вздохнул с явным облегчением.
– Проклятая стерва, – пробормотал он сквозь зубы. Потом, снова надев маску обаятельного парня, взглянул в лицо Кейну.
– Что случилось, старина?
Хотя Кейн еще до своей поездки в Глен-Эллен сомневался в правильности решения представлять интересы Трэвиса в деле об опекунстве, недолгое пребывание в умиротворяющей пасторальной атмосфере словно прочистило его мозги. Ему не захотелось топтаться вокруг да около.
– Тебе не понравится то, что я должен сказать. Приветливая улыбка сразу же исчезла с лица Трэвиса.
– Только не говори мне, что отложили слушание дела.
– Нет. Слушание по-прежнему назначено на шестое декабря. – Он помолчал. – Я отказываюсь вести это дело, Трэвис.
Трэвис хлопнул ладонями по крышке письменного стола.
– Не понял.
– Я был не прав, когда...
Но Трэвис его не слушал. Покраснев от гнева, он поднялся из-за стола.
– Почему? Что заставило тебя изменить решение?
– Я понял, что взялся за это дело, руководствуясь ошибочными побудительными мотивами. Я позволил своим личным чувствам повлиять на мои суждения.
– Черт тебя возьми, Кейн. Так профессионалы не поступают. Я на тебя рассчитывал. Мать рассчитывала на тебя. – Он пропустил пальцы сквозь безукоризненно подстриженные волосы, которые сразу же упали на место, отчего его прическа стала еще лучше. – Ты не можешь так поступить с нами.
– Я это делаю не для того, чтобы осложнить для тебя ситуацию, Трэвис. Я вновь повторяю, что тебе лучше взять адвоката, который специализируется в семейном праве. Кого-нибудь вроде Дейва Паночека, например.
– Матери это не понравится, Кейн. Она сочтет, что ты ее предал.
– Маргарет поймет меня.
– Не рассчитывай на это. Она хочет заполучить этого мальчика не меньше, чем я.
– Есть и другие возможности принимать участие в жизни Зака, если вы действительно этого хотите. Только нужно попробовать подойти к этому менее агрессивно.
– Ты с ней разговаривал, не так ли? – сказал Трэвис, прищуривая глаза. – Ты встретился с Дайаной и позволил ей забить твою голову всей этой ложью обо мне?
– Да, я виделся с ней, – твердым голосом ответил Кейн. – То, что она мне рассказала, не имеет никакого отношения к моему решению.
– А что же тогда имеет?
– Тот факт, что она хорошая мать – любящая, уравновешенная и надежная.
Трэвис взглянул на приятеля недобрым взглядом.
– Ну и откуда в тебе столь внезапная перемена? Ты стал одним из ее сторонников?
Кейн, не желая спорить с Трэвисом, когда тот был в таком настроении, поднялся с кресла.
– Мы с тобой поговорим, когда ты остынешь. Он направился к двери, и Трэвис двинулся за ним следом.
– Как можно быть таким неблагодарным после всего, что моя семья для тебя сделала, Кейн? Как можно отвернуться от нас, когда мы больше всего нуждаемся в твоей помощи?
– До свидания, Трэвис.
– Как, по-твоему, отнесся бы к этому мой отец? Кейн уже закрыл за собой дверь, а Трэвис все еще продолжал произносить тирады.
Не воспользовавшись лифтом, чтобы спуститься в вестибюль из расположенного на втором этаже офиса Трэвиса, Кейн стал спускаться по широкой лестнице с металлическими перилами и ступенями из белого мрамора. На лестничной площадке, где располагалось кафе-кондитерская, в котором в тот момент не было посетителей, Кейн остановился, сам не зная зачем, и посмотрел через балюстраду из кованого железа вниз, на суету в вестибюле.
Как всегда в это время дня, в вестибюле бурлила жизнь: у конторки администратора регистрировались только что приехавшие постояльцы, рассыльные толкали перед собой багажные тележки, люди стояли небольшими группами, разговаривали, смеялись.
Эта картина всегда его завораживала. Еще ребенком он любил играть в догадки и предположения. Кто эти элегантные, красивые люди? Где они живут? Чем занимаются, когда за ними закрываются двери?
Именно в этом вестибюле, когда проходил панамериканский съезд ассоциации адвокатов, ему впервые захотелось стать юристом.
Потом, словно гром среди ясного неба, произошла трагедия, омрачившая всю их жизнь. В марте 1972 года аудиторская проверка обнаружила расхождения в бухгалтерских книгах отеля. При более тщательном расследовании было установлено, что за трехлетний период из бюджета отеля было незаконным путем присвоено два миллиона долларов. Отца Кейна, Рэя, который в то время был главным бухгалтером в «Линдфорде», допрашивали несколько дней подряд. Но как ни старалась полиция, он не мог объяснить причину недостачи двух миллионов долларов.
Неделю спустя Рэй Сандерс чистил охотничье ружье и нечаянно нажал на курок...
Хотя его жена Клер клялась, что это был несчастный случай, досужие языки утверждали, что Рэй Сандерс предпочел застрелиться, чтобы избежать неминуемого ареста.
Через три дня после фатального выстрела путь двух миллионов долларов удалось проследить до одной фиктивной компании под названием «Мэддокс Лайнен Сервис», на счет которой Рэй, как бухгалтер, регулярно переводил денежные суммы со счета отеля. К тому времени как следователи штата и федеральные власти вознамерились проверить банковский счет компании «Мэддокс», она закрылась, а деньги исчезли. В протоколах осталась лишь подпись какого-то Уильяма Мэддокса из Пенсильвании, обнаруженная в картотеке банка.
Мать Кейна, когда ей показали подпись, залилась слезами. Это, несомненно, был почерк ее мужа.
– Его подставили, – без конца твердила она представителям властей. – Мой муж за всю свою жизнь и цента не украл. Кто-то подделал его подпись и подставил его.
Линдфорды, не желавшие верить, что человек, которому они доверяли в течение пятнадцати лет, оказался мошенником, наняли частного детектива, которому, однако, не удалось обелить Рэя Сандерса, как на это надеялись Клер и Кейн, и, в конце концов, расследование было прекращено.
Жалея Клер и особенно Кейна, который ей очень нравился, Маргарет предложила вдове Рэя секретарскую работу в отеле, что давало ей возможность заработать на жизнь себе и Кейну, хотя и не такую, к которой они привыкли, но все-таки вполне обеспеченную и достойную.
За несколько месяцев до окончания Кейном средней школы Маргарет предложила оплачивать его обучение в колледже. Но Кейн отказался от заманчивого предложения, потому что в понимании гордого юноши это слишком смахивало на благотворительность. В течение последующих четырех лет он окончил колледж, подрабатывая официантом, а затем и школу правоведения, подрабатывая клерком в одной юридической фирме в Манхэттене.
Его мать не дожила до окончания им школы правоведения. За два дня до сорока восьми лет она умерла от воспаления легких. Вместо того чтобы вернуться в Сан-Франциско, как надеялась Маргарет, Кейн стал работать в одной известной нью-йоркской фирме, специализируясь в области уголовного права, и оставался там в течение шести лет, пока не открыл частную практику. Два года назад, когда Кейн приехал в Сан-Франциско на похороны Чарльза Линдфорда, Франческа предложила ему вернуться домой.
– Ты бы просто осчастливил маму, – сказала она, когда они вдвоем прогуливались по ранчо. – И возможно, тебе бы самому было лучше сменить обстановку. Нелегко, наверное, когда тебе ежедневно все напоминает о ребенке, которого потерял.
В этом она была права. Кейн и сам время от времени подумывал о том, чтобы уехать из Нью-Йорка после гибели Сина, но окончательного решения не принимал. Только когда через два дня после похорон Чарльза у Маргарет случился сердечный приступ, он понял, что пора перестать оплакивать сына и что пришло время начать все сначала.
– Привет, дорогой.
Услышав звук знакомого голоса и почувствовав прикосновение руки к своему локтю, Кейн оглянулся. За его спиной стояла Маргарет, которая выглядела очень элегантно в длинной коричневой юбке и белой шелковой блузке.
Синие глаза смотрели на него изучающе.
– Ты что-то очень серьезен.
– На меня нахлынули воспоминания. – Он оглянулся вокруг. – С этим отелем у меня столько всего связано.
– Надеюсь, среди, твоих воспоминаний больше хороших, чем плохих.
Чуть помедлив, он кивнул.
– Вот и хорошо, – сказала миссис Линдфорд улыбнувшись. Потом, склонив к плечу голову, спросила: – Ты пришел ко мне или к Трэвису?
– К Трэвису. – Очень не хотелось бы расстраивать ее, но придется рассказать ей о том, что он отказывается вести дело, прежде чем она услышит от Трэвиса угодную ему версию. – Я приходил, чтобы сказать ему, что все-таки отказываюсь представлять его интересы на судебном процессе.
В глазах женщины сразу же появился испуг.
– Почему? Что произошло между вами?
– Ничего. – Кейн рассказал ей то, что говорил Трэвису, и хотя Маргарет проявила значительно больше сочувствия и понимания, чем ее сын, она очень расстроилась.
– Кейн, прошу тебя, подумай еще раз, – просила она. – Пойдем ко мне и поговорим...
Он остановил ее, взяв за руку.
– Нет, Маргарет, я принял решение. – Он поцеловал ее в щеку. – Постарайся не считать это предательством, даже если Трэвис попытается убедить тебя в обратном.
Не дав ей ответить, он пожал ей руку и побежал вниз по широкой лестнице.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Проблеск надежды - Хегган Кристина



Такие романы люблю читать. Любовь,трудности и не слащаво.
Проблеск надежды - Хегган КристинаЛюдмила
15.08.2014, 13.15





Хороший, зрелый роман. Хотя ситуация непростая, читать было приятно.
Проблеск надежды - Хегган Кристинаren
15.08.2014, 19.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100