Читать онлайн Не говори мне “никогда”, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Не говори мне “никогда”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 28

– Мисс Спенсер? Вы меня слышите?
Голос принадлежал мужчине, хриплый, с легко узнаваемым акцентом жителя Бронкса. Лаура не спала, а пребывала в какой-то полудреме и потому сразу же открыла глаза. И чуть не закричала от страха.
У кровати стоял Енцо Скарпати. Невысокого роста, но весьма представительного вида. Пожалуй, в нем все было слишком – ярче, чем надо, блестели черные волосы, пристальнее смотрели глаза, больше золота было на пальцах. Даже отвратительная родинка на крыле его носа казалась крупнее.
– Что вы здесь делаете? – Ее глаза метнулись к двери, в то время как она попыталась сесть. – Как вы прошли через пост медсестер?!
Глупый вопрос. Человек, подобный Енцо Скарпати, пройдет сквозь стены, если захочет.
Он засунул руки в карманы пиджака.
– Там никого не было.
Лаура попыталась сделать вид, что не испугана, припоминая, что отчасти своим могуществом он обязан умению воздействовать на людей.
Его улыбка была ободряющей, почти отеческой.
– Уверяю вас, вам нечего бояться, – произнес он мягким, ласковым тоном. – Я пришел сюда, чтобы успокоить вас, развеять лишние подозрения.
Кнопка ночного вызова, встроенная в кровать, была в каких-то дюймах от ее руки, ей ничего не стоило дотянуться до нее, но она не стала. И отнюдь не из пустой бравады, а скорее от отчаяния. Дело против ее матери с каждым днем становилось все безнадежнее. Если сохранился хоть один шанс, пусть призрачный, что Енцо поможет в освобождении Ширли, она должна им воспользоваться.
– Что вам нужно?
– Извиниться за то, что натворил Тони. Это так же необъяснимо, как и непростительно, и я глубоко сожалею об этом.
– Но вы, конечно, ответственности за это не несете.
– Никоим образом! Я вас не знаю, мисс Спенсер. И вашего отчима тоже. И никогда не видел в вас угрозы.
– А если бы видели, то приказали бы нас убить? Улыбка, тронувшая уголок его рта, в глазах никак не отразилась. Впервые она поняла, насколько он опасен на самом деле.
– Я не убиваю людей, что бы там обо мне ни говорили.
– Тогда как вы объясните, что человек, столько лет, работавший на вас, человек, которому вы доверяли, бывший, насколько мне известно, вашей правой рукой, приезжает в Остин, чтобы меня убить, а вы об этом ничего не знаете?
Енцо задавал себе тот же самый вопрос. Только переговорив с Луиджи, он выяснил причину нелепого поведения Тони. Лаура Спенсер раскрыла его, и он опасался последствий. Дурак. Надо было всего лишь сказать правду, и всей этой заварухи удалось бы избежать. Енцо просто отозвал бы его в Нью-Йорк и прислал взамен другого исполнителя. И никаких проблем. Вместо этого Тони предпочел разобраться сам и все испортил.
– Видимо, – ответил он, – я знал его не так хорошо, как мне казалось. Такое случается.
– С другими, возможно, но не с вами! Я представляю, насколько тщательно вы подбираете себе людей. В противном случае вы бы не выжили…
Дверь распахнулась, и в палату, широко улыбаясь, вошел симпатичный молодой человек с букетом цветов в руках. Стоило ему увидеть Енцо, как улыбка исчезла, и лицо приняло каменное выражение.
Он бросил на Лауру быстрый оценивающий взгляд, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке. Затем прикрыл дверь.
– Какого черта вы здесь делаете? – обратился он к Енцо.
Енцо спокойно смерил его взглядом:
– А вы кто такой?
– Меня зовут Кендалл. Тед Кендалл.
Енцо прищурил глаза. Значит, это и есть бродяжий племянник Малкольма. Черная овца в семье. Енцо представлял его себе несколько иным. Характеристика, данная ему Малкольмом, сводилась к тому, что он испорченный, хлипкий, довольно капризный молодой богатей. Стоящий перед ним парень под это описание совершенно не подходил. Что интересно, он даже не казался испуганным или хотя бы слегка озабоченным.
– Я спрашиваю, – повторил Тед, – что вы здесь делаете?
– Веду цивилизованный разговор с мисс Спенсер.
Тед швырнул цветы на стул. С каким удовольствием он сделал бы из этого коротышки котлету, превратил бы его лоснящуюся харю в кровавое месиво! Одна только мысль о том, что Енцо сидит здесь и разговаривает с Лаурой, заставила закипеть его кровь.
Под спокойным, бесстрастным взглядом Енцо Тед приблизился и встал в каких-то дюймах от него.
– Можете прихватить свою цивилизованность с собой и выметаться отсюда. Но прежде чем уйдете, позвольте дать вам маленький совет. Держите грязные лапы ваших ублюдков и свои собственные подальше от Лауры. Потому что, если с ней что-нибудь случится, пусть даже царапинка появится на мизинце, я сам займусь вами, понятно?
Енцо не моргнув глазом выдержал разъяренный взгляд Теда. У парня больше мужества, чем он предполагал.
– Вы либо очень храбры, либо очень глупы, мистер Кендалл. Но, очевидно, любовь стала причиной такого поведения, и я прощаю вас, хотя и не отношусь к тем, кто прощает обиды. Да, я ухожу, впрочем, я и так уже закончил.
Повернувшись к Лауре, он коротко, старомодно поклонился.
– Еще раз примите самые искренние извинения, мисс Спенсер.
Потом, в последний раз холодно взглянув на Теда, обошел его и покинул палату.


В воскресенье, когда Лауру выписали из госпиталя, дом напоминал луг в пору цветения. Цветы были повсюду наряду с открытками, телеграммами, телефонными поздравлениями от друзей. Был даже гигантский плюшевый медвежонок-панда от старых приятелей из «Нью-Йорк геральд».
– Боже мой! – воскликнула Лаура при виде такого многоцветия. – Я и не знала, что у меня столько знакомых.
– Остальные цветы в вашей комнате, мисс Лаура, – сообщил Ленокс. – И в библиотеке. – Он улыбался, что очень редко бывало после смерти Джей Би. – Мне даже пришлось отнести часть на кухню. Надеюсь, вы не возражаете.
– Вовсе нет. – Она взяла карточку, прикрепленную к затейливо аранжированному букету розовых гладиолусов, подняла ее повыше и прочла вслух: – «С возвращением домой, Шерлок! Если еще раз так меня напугаешь, я тебя убью. Тед».
Она рассмеялась и погладила его по щеке.
– Какое любезное послание. Спасибо, Тед.
– Пожалуйста.
Лаура направилась в сторону гостиной, но он остановил ее:
– Ну, уж нет. Доктор сказал – постельный режим. – Он мягко развернул ее лицом к лестнице. – Ты пойдешь вот сюда.
– Но это же ерунда. Какая разница, где отдыхать?
– Ошибаешься. – Он дружески похлопал ее по спине. – Давай поднимайся. Ленокс в честь твоего возвращения приготовил специальный ленч. – Он подмигнул англичанину. – Ты ведь знаешь, каким несносным он становится, когда ему приходится ждать.
Полчаса спустя, в синей с белым ночной рубашке с эмблемой «Далласких ковбоев» на груди Лаура сидела на кровати и уминала последнюю порцию шоколадного мусса, в то время, как Тед исполнял роль сиделки.
Когда она закончила, он забрал поднос и поставил на стол.
– Да, вижу, ранение отнюдь не повредило твоему аппетиту. Ты уплетала так, будто завтра начнется голод.
– Ничего не могу с собой поделать. Мне всегда хочется есть, когда я нервничаю. Это успокаивает.
Он присел на краешек кровати и нежно провел указательным пальцем по ее шее.
– А ты не пробовала другие методы психотерапии?
Повернув голову, она нежно прикусила его палец зубами.
– Какие это?
– Такие, как… – он наклонился, – этот. – Он приник к ее рту спокойным долгим поцелуем, в то время как его пальцы, торопясь, расстегивали одну за другой пуговицы ее рубашки.
У нее перехватило дыхание.
– Опять твои…
– Или этот. – Миновав повязку, ставшую теперь гораздо меньше, его рот скользнул вниз к ее груди. Он описывал влажные круги вокруг ее соска, затем захватил набухший бугорок губами. – Ты что-то сказала?
Она потеряла нить разговора. Все мысли разбежались. Ощущая его губы, продолжавшие свое чувственное, обжигающее путешествие, она поудобнее устроилась на подушках.
– Трудно сосредоточиться, дорогая?
– Пожалуй… – Она почувствовала сильный жар внизу, ощутила, как его руки мягко раздвигают ей ноги. Слегка встревоженная, поскольку еще не была знакома с интимными ласками подобного рода, она попыталась остановить его.
Но он не позволил.
– Доктор сказал – никаких резких движений. Поэтому, пожалуйста, лежи смирно, дорогая. И наслаждайся.
Она попробовала протестовать, и вдруг задохнулась от наслаждения, захлестнувшего ее при соприкосновении с его языком. Теперь он возбуждал ее, нежно поглаживая внутреннюю поверхность бедер, в то время, как языком творил греховное, но крайне приятное действо.
Когда он добрался до ее горячей влажной плоти, она закричала от восторга, чувствуя, как искры вожделения пронзают тело. Но и это было ничто по сравнению с охватившим ее пламенем, когда его язык погрузился глубже. Она уже не сдерживалась, и не в состоянии остановиться, вцепилась ему в плечи. Ее бедра сжались и задвигались развратно и бесстыдно, требуя, чтобы он продолжал.
– О Боже! – Лаура чувствовала приближение оргазма. Все ощущения слились в один взрыв блаженства, сотрясшего ее тело, она жадно глотала воздух ртом. – Войди в меня!
В то же мгновение Тед сбросил свою одежду и оказался сверху. Он вошел в нее осторожно и медленно, стараясь не причинить боль. Мир для них перестал существовать, когда они достигли крещендо, принадлежавшего им одним. Теперь она точно знала, что никогда не будет принадлежать никому, кроме этого мужчины.


Тед, вглядываясь в ночь, застыл у окна. Время от времени глубоко затягивался и думал. Думал.
Он всегда знал, чего хочет от жизни. Тщательно упорядочил все приоритеты – карьера, семья – та, что была, – друзья, женщины.
За шестнадцать лет этот порядок ни разу не изменился. Друзья даже переживали за него, полагая, что в идеально организованной жизни Теда кое-чего все-таки не хватает – своего дома, чтобы возвращаться туда по вечерам, любящей жены, детей, в конце концов, собаки, которая бы подрывала соседские клумбы.
Но он не знал, что такое свой дом, и как создать его. Его юность прошла среди родителей и родственников, больше озабоченных общественным мнением, чем семейными ценностями. Даже мать, которую он чуть ли не боготворил, была постоянно занята своими делами.
Заброшенность поначалу ранила его, но постепенно он привык спокойно сносить отсутствие внимания к себе, к постоянным хлопотам очередной предвыборной кампании, хаосу, воцарявшемуся в доме в преддверии важных званых приемов.
Нужда заставила его очень рано повзрослеть, и у него осталось стойкое неприятие семейной жизни. Уверенный, что в воспитании детей окажется не лучше, чем собственный отец, он исключил для себя вопросы женитьбы, привязанности, заполняя возникавшее временами одиночество ничего не значащими связями, чтобы развлечься и занять время.
Несмотря на то, что он старался выбирать женщин, чьи потребности были сродни его, временами какая-нибудь из них прилипала к нему, либо случайно, либо в надежде его изменить.
Подобные отношения он старался оборвать незамедлительно, правда, в душе оставался горький осадок. Его мало заботило мнение друзей, что он впустую растрачивает лучшие годы своей жизни. Он имел то, к чему стремился.
Или нет?
Смяв сигарету в маленькой пепельнице, которую держал в руках, он посмотрел на Лауру.
Она изменила все – его философию в отношении женщин, жизненные ориентиры и тщательно выстроенные планы. За какие-то четыре недели она перевернула все вверх дном, и он ничего не мог с этим поделать.
Мысль о том, что кто-то причинил ей боль, пытался убить, наполняла его жаждой мщения. Не быстрого и милосердного, но мучительно медленного, чтобы эта скотина молила о пощаде.
Стон то ли боли, то ли удовольствия сорвался с губ Лауры. Поставив пепельницу, Тед бросился к ней и нежно коснулся лица, предупреждая, чтобы она не ворочалась слишком резко.
Она открыла глаза и улыбнулась ему так, что от его изношенной защитной брони отвалился новый кусок.
– Почему не спишь? – промурлыкала она.
– Не могу заснуть.
– М-м-м. – Она не спеша потянулась, лениво, словно котенок. – Мне снился сон. По крайней мере казалось, что снится.
– Надеюсь, сон был хорошим?
– Самым лучшим. – Она обвила его шею руками. – Ты шептал мне замечательные слова.
Он засмеялся.
– Неужели?
Ее длинные, волнистые локоны соблазнительно рассыпались по подушке.
– Ты говорил, что я красивая и желанная.
– Это был не сон. Я так и сказал. – Он поцеловал ее в кончик носа. – Ты действительно красивая. И желанная.
– После этого ты говорил что-то еще.
– Что ты сводишь меня с ума?
– М-м-м. Нет, после этого.
Она не давала ему сорваться с крючка. Да и с чего бы? Разве ему не говорили, что женщины помешаны на слове «любовь»? Что они не устают слушать слова любви вновь и вновь?
Но и он произнес их не мимоходом, не в порыве страсти. О нет, он сказал твердо. И повторял в течение всей ночи. С большей страстностью, чем когда-либо в себе подозревал.
Что ж, придется научиться произносить их чаще. Она ведь будет настаивать. В этом он не сомневался.
– Мне кажется, я сказал, что люблю тебя. Ее глаза распахнулись шире.
– Ты говорил серьезно?
– А ты как думаешь?
– Судя по тону, да. Но опять же человек в пароксизме желания может наговорить всякого. – Она подняла бровь. – Может ведь?
– Только не этот человек.
Тихая улыбка осветила ее лицо, и она притянула его к себе.
– Скажи еще раз.
Он чуть не застонал, но произнес, почти касаясь ее губ:
– Я люблю тебя. Люблю тебя безумно. Люблю навсегда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина



Захватывающий детектив. Ну и любовь есть.rnСоветую
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристинаинна
20.02.2016, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100