Читать онлайн Не говори мне “никогда”, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Не говори мне “никогда”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Лаура немедленно покинула «Сентинел» и отправилась обратно в «Затерянный ручей» поговорить с Леноксом, которого избегала с того самого дня, когда арестовали Ширли. Пора положить конец этой несуразице. Ленокс не в силах изменить то, что видел и слышал. Тем более если он честный человек.
Сейчас, стоя в проеме кухонной двери и опираясь плечом о косяк, Лаура проследила, как он вынул из комода стопку тарелок и опустил их на кухонную стойку.
Горе состарило его и сказалось на выправке. Человек, недавно державшийся прямо, как стрела, теперь выглядел так, словно вся тяжесть мира обрушилась ему на плечи.
– Здравствуй, Ленокс!
Вздрогнув, он обернулся.
– Мисс Лаура. Простите меня. Я вас не заметил.
– Я не хотела отрывать тебя от дела. – Она склонила голову набок. – Можно войти?
Казалось, он растерялся.
– Конечно. – Он весь напрягся, словно слуга, который не знает, чего еще ожидать от хозяина.
Лаура окинула взглядом огромную кухню в деревенском стиле, со сверкающими медными кастрюлями, висящими на крючках над центральной стойкой, отделанной голубым кафелем, дубовые стол и стулья, витражные окна, выходящие на огород, который Ленокс собственноручно высаживал каждый год. Она провела на этой кухне немало чудесных часов, возвращаясь из школы и поедая знаменитые английские сдобы Ленокса и запивая их какао из глиняной кружки.
– Я хочу попросить у тебя прощения за то, как обходилась с тобой в последние дни, – начала она. – Избегала, делала вид, что ты вообще пустое место.
– В извинениях нет необходимости, мисс Лаура.
– Нет, есть. Я должна была понять раньше, что ты человек чести и у тебя просто не было выбора, кроме, как сказать полиции, что ты видел и слышал в ночь, когда убили отчима.
Ленокс склонил голову:
– Благодарю вас за такие слова.
– У нас с тобой всегда были особые отношения. Я бы очень не хотела, чтобы моя глупость разрушила нашу обоюдную привязанность.
– Ни в коем случае, мисс Лаура.
– Тогда, надеюсь, ты останешься в «Затерянном ручье»?
Он слегка поклонился, снова став воплощением образцового дворецкого.
– Если таково ваше пожелание, я очень рад. Не секрет, что я стал считать этот дом родным.
– А я не могу представить его без тебя. – Положив сумочку на кухонный стол, она села. – Теперь, когда этот вопрос исчерпан, позволь, я перейду прямо к делу. Ты догадываешься, что я расследую убийство Джей Би, не так ли?
Он улыбнулся:
– Шериф Уилсон просветил меня. Сказал, что вы упрямее любого техасского мула.
– Предай ему, что он еще не видел, как я лягаюсь. – Взяв сумочку, она вытащила из нее маленький блокнот и серебряную ручку «Кросс». – Ты не откажешься ответить на несколько вопросов?
– Нет, конечно.
– Хорошо. – Она помолчала. – Джей Би когда-нибудь упоминал о возможной продаже «Сентинел»?
– Нет, насколько мне помнится. К тому же, я думаю, эту тему он скорее стал бы обсуждать с вами, нежели со мной.
– Да уж, наверное. – Она постучала ручкой о блокнот. – А как насчет посетителей? Я знаю, что полиция подробно тебя расспрашивала об этом, но не мог бы ты повторить мне свои показания?
– Само собой. Кроме вас, шерифа Уилсона, заглядывавшего время от времени, да мистера Теда, я больше никого не видел в последнее время. Мистер Лоусон проводил большую часть времени вне дома, на ранчо и у водяных цистерн, где велись работы.
– А в день гибели? Может быть, ты краем уха слышал телефонный разговор или узнал имя звонившего? Или звонивших?
Если предположение, что он мог подслушивать, обидело его, он этого не выказал.
– Нет. Как вам известно, мистер Лоусон в тот день был на ленче конференции «Медиатек». Вернулся он только в четыре тридцать.
– В четыре тридцать? Почему так поздно?
– Не знаю. По возвращении он, как обычно, прошел в свой кабинет, а я удалился готовить обед. – Он подергал губу. – Я вспоминаю, что несколько минут спустя зазвонил телефон, но к тому времени, когда я добрался до отводной трубки на кухне, он уже снял свою.
– Значит, ты не знаешь, кто звонил.
Он покачал головой.
– Я повесил трубку, как только услышал «алло» мистера Лоусона.
– Что происходило потом?
– Ничего необычного. Мистер Тед был тем вечером в Далласе, а вы работали допоздна, поэтому в семь часов я подал обед мистеру Лоусону в кабинет.
– Чем он занимался?
Ленокс нахмурился, сосредотачиваясь.
– Стоял у окна. Он казался расстроенным. Я поинтересовался, понравился ли ему ленч, он ответил, что да. Затем он произнес нечто странное.
– И что же?
– Он сказал: «В конце концов, круг замкнулся, Ленокс».
Лаура записала фразу.
– Он не пояснил, что имел в виду?
– Нет. Я еще немного задержался на случай, если ему захочется поболтать, как часто бывало, но сообразив, что он хочет остаться один, я вышел. Я, должно быть, выбросил эту фразу из головы, потому что не вспоминал о ней до сегодняшнего дня.
– А позже ты с ним разговаривал?
– Я вернулся в кабинет в восемь часов, чтобы забрать поднос с посудой. Он был занят чтением и сказал, что больше ему ничего не нужно и могу, если хочу, отправляться спать. Это было… – он откашлялся, – это было в последний раз, когда я видел мистера Лоусона живым.
Холодная пустота в желудке Лауры превратилась в ледяной комок.
– Тебе еще повезло. Я вообще с ним в тот день не виделась.
Ленокс, казалось, не слышал ее.
– Если б я только остался, не пошел спать…
– В том, что случилось, нет твоей вины, Ленокс. Я убеждена, что тот, кто пришел той ночью, собирался убить Джей Би. Не знаю, было то обдуманное убийство или спонтанный акт, но намерение присутствовало однозначно. Ты, возможно, оттянул бы развязку, но предотвратить все равно не смог бы.
Она сделала еще одну пометку в блокноте, прежде чем поднять глаза.
– Каким был первый звук, разбудивший тебя?
Вопрос, без сомнения, ставил его в неловкое положение, поскольку затрагивал Ширли, но он ответил не моргнув глазом:
– Женский крик. Точнее, всхлипывания. Я вскочил с кровати, накинул халат и бросился к кабинету. Когда я открыл дверь, то увидел мисс Лэнгфилд на коленях перед креслом Джей Би. Она держала его в объятиях, плакала и говорила одновременно. Все повторяла, что сожалеет и умоляла простить ее.
– Но ты не слышал, чтобы она говорила о том, что ударила его ножом?
– Нет. Я сказал полицейским об этом.
Лаура кивнула.
– Не слышал ли ты чего-нибудь до этих криков? Звука шагов, закрывающейся двери? Шума мотора?
– Нет, мисс Лаура. – Он виновато пожал плечами. – Мне очень жаль.
– Она занесла в блокнот еще пометку. – Можешь вспомнить что-нибудь еще, Ленокс? Любую незначительную деталь, о которой забыл упомянуть полиции?
– Пока нет.
Она встала.
– Ладно. Но если вспомнишь, дай мне знать.
– Конечно. – Он проводил ее к двери. – Пожалуйста, будьте осторожны, мисс Лаура. Понимаю, что вам не терпится поймать убийцу, но, может быть, будет лучше оставить эту задачу полиции. Расследование убийства это не…
Хотя он вовремя спохватился и оборвал себя, она догадалась, что он имел в виду. При всем своем очаровании Ленокс оставался приверженцем старых традиций. Он твердо верил, что некоторые профессии являются сугубо мужскими.
– Это не женская работа? – закончила она за него.
Его щеки слегка порозовели.
– Я не имел намерения проявить неуважение.
– Знаю, Ленокс. – Она улыбнулась. – Не волнуйся, я знаю, что делаю. – Она порывисто наклонилась и чмокнула его в щеку. – Но если тебе так спокойнее, хорошо, я буду осторожна.


Этим же вечером, за обедом, Лаура рассказала Теду о попытках «Хансен пабликейшнз» купить часть «Сентинел». Тем не менее, не стала упоминать о том, что Карл Хансен внес существенные суммы в фонд кампании Малкольма. Она собиралась разматывать этот клубок, осторожно и не торопясь.
– Ты можешь как-то воспрепятствовать ему? – Тед поднял свой бокал, но пить вино не стал. Разговаривая, он лишь вертел бокал в руке. – Например, найти юридическую зацепку, запрещающую Лео и Джонни продавать свои акции?
– Я уже звонила знакомому адвокату и переслала ему по факсу копию соглашения о продаже. Оно безупречно. Нам не к чему придраться.
– Не понимаю. Почему Джей Би притом, как он относился к «Сентинел», подписал контракт, в который не были включены обязательства держателей акции?
– Контракта, как такового не было. Джей Би провел это, как прямую продажу. В подписанном ими соглашении были указаны лишь согласованная цена и вид платежа. – Она развернула салфетку. – Джей Би был великим журналистом, и у него было доброе сердце, но бизнесменом он был неважным. Впрочем, и сам признавал это.
Ленокс поставил на стол сковороду с запеченным тунцом, но Лаура почти не притронулась. Оживленные обеды, которыми девушка так наслаждалась в прошлом, превратились в мучение, и она еще день за днем как-то умудрялась это терпеть.
Тед сохранял задумчивый вид.
– Меня вот что удивляет. Карл Хансен в состоянии купить любую газету в стране, и вдруг такая заинтересованность в «Сентинел». – Он отставил свой бокал и принялся за еду. – А что вообще тебе известно об этом типе?
Лаура пожала плечами:
– Только то, что я читала в газетах. Он основал свою издательскую империю в 1961 году, унаследовав от отца «Сан-Франциско сан». Пять лет спустя его обвинили в разбазаривании пенсионного фонда, и он отсидел три месяца в тюрьме. Ходили слухи, что, возможно, он связан с организованной преступностью.
– В этом случае его причастность к убийству Джей Би становится более вероятной, хотя зачем все-таки ему было того убивать? Я никогда даже не слышал, чтобы Джей Би упоминал его имя. А ты?
– Раз или два. Но никогда в том смысле, что знал его лично.
– Тогда откуда такой внезапный интерес к «Сентинел»?
Может быть, сейчас наступил удобный момент рассказать ему и все остальное.
– Возможно, это связано с твоим дядей. – Внимательно наблюдая за ним, она поведала о двухстах тысячах долларов Хансена, переданных на кампанию Малкольма.
При намеке на то, что кто-то из членов его семьи мог, пусть косвенно, оказаться причастным к убийству Джей Би, взгляд Теда стал холодным.
– Ты намекаешь, что моего дядю контролирует мафия?
– Нет, – ответила она осторожно. – Я лишь хочу сказать, что Карл Хансен, что вполне вероятно, связан с организованной преступностью. Не исключено, что он манипулирует Малкольмом без его ведома.
– А при чем здесь «Сентинел»?
– Внедрение в «Сентинел» стало бы для Хансена удобным способом заставить меня прекратить расследование по предвыборным фондам Малкольма.
– Но как? Даже если Хансен наложит лапу на акции Лео и Джонни, ты все равно останешься крупнейшим держателем акций. Ты по-прежнему будешь вольна писать то, что считаешь нужным.
– Нет, если он начнет оказывать давление, чтобы я прекратила расследование, настраивая сотрудников против меня.
– Ему не удастся этого сделать. Они тебя обожают. Все до единого.
– Так было раньше, когда «Сентинел» приносил прибыли, и их будущее было обеспечено. Сейчас все по-другому. И только из-за меня, из-за моей одержимости в преследовании Малкольма газета оказалась в таком положении. Хансен не замедлит открыть им глаза. Он скажет, что если они ничего не предпримут, то скоро останутся без работы. Именно так он действовал в «Феникс стар». Через несколько дней после того, как он заполучил маленькую долю в газете, двое из старейших членов совета директоров «Стар» были вынуждены подать в отставку и продать ему свои пакеты акций.
Тед слушал очень внимательно. Меж нахмуренных бровей залегла морщинка озабоченности.
– Как ты предлагаешь остановить его? Потягивая вино, она рассказала о двух неделях, выторгованных для «Сентинел».
– Если я сумею доказать, что Малкольма подкармливают за те незаконные услуги, которые он оказывал в прошлом, или, что он брал деньги от преступных синдикатов, эксклюзивный материал в «Сентинел» принесет нам миллионы.
– А рекламодатели после этого вернутся?
– Вероятнее всего. Никто больше не захочет, чтобы его имя ассоциировалось с Малкольмом.
Тед наполнил бокалы.
– Я готов помогать, – ни минуты не задумываясь, сказал он. – Не знаю как, но если я тебе нужен, вот он я.
Тем самым он впервые дал ей понять, что, возможно, продлит свое пребывание здесь на неопределенный срок. Эта мысль согрела ее, хотя она не отдавала себе отчета почему. Может, она начала привыкать к его поддержке.
– Ты уверен, что хочешь ввязаться в это дело? Твоя семья вряд ли одобрит такой внезапный союз с «Сентинел».
– Единственный член семьи, кому я не хотел бы причинить боль, – это Сандра. Но думаю, она, вряд ли воспротивится тому, что я помогу тебе вывести дядюшку на чистую воду, при условии, конечно, что он виновен. – Он еще глотнул вина. – Что до отца, меня более вообще не заботит, что он думает.
Резкость его тона поразила ее. Совсем непохоже на то, как он говорил в день выставки, когда рассказывал о детских годах и отце. С тех пор что-то произошло. Наверняка произошло.
– Спасибо за предложение. – Она попыталась улыбнуться, стараясь легкостью интонации развеять его хмурость. – Обычно я работаю в одиночку, но для тебя, возможно, сделаю исключение.
Она не поняла, слышал он ее или нет.


Енцо Скарпати еще наслаждался утренней чашкой эспрессо и разглядывал бегунов на дорожках Центрального парка, когда зазвонил телефон.
Он внимательно выслушал сообщение. Когда на том конце провода закончили, Енцо спросил:
– Ты уверен, что они не водят тебя за нос?
– Никоим образом. Я попросил одного своего приятеля банкира навести справки. Оказалось, что у Дж. Б. Лоусона много долгов и наследники должны пройти через ряд формальностей, прежде чем станет возможным совершать какие-либо сделки. Чтобы все утрясти, потребуется не более двух недель.
Что, если Лаура Спенсер разнюхает, откуда дует ветер?
– Не разнюхает. Лео Брюннель и Джонни О'Тул пообещали мне не говорить ей ничего, пока я не дам добро на это. Не вижу причин не доверять им, Енцо. Эти двое горят желанием продать свои акции. Им почти по шестьдесят, и они боятся остаться без работы. – Он хихикнул. – Упустить такую возможность – последнее, что может прийти им в голову.
Хорошо, Карл. Держи меня в курсе дела. Повесив трубку, Енцо подошел к кофеварке и налил еще кофе. Решение попросить Карла Хансена купить часть «Сентинел» было гениальным озарением. С ним во главе, а он не сомневался, что так оно и будет, не только Лаура Спенсер будет убрана со сцены, но и обе остинские газеты окажутся на стороне Малкольма.
Двухнедельная задержка его все же беспокоила. Здесь может крыться уловка, попытка Лауры выиграть время для продолжения расследования. Но в делах газетной братии лучше Хансена никто не разбирается. Раз он сказал, что Лаура Спенсер ничего не знает, значит, так оно и есть.
Довольный, что все идет в соответствии с планом, он допил свой эспрессо и отправился на утреннюю пробежку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина



Захватывающий детектив. Ну и любовь есть.rnСоветую
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристинаинна
20.02.2016, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100