Читать онлайн Не говори мне “никогда”, автора - Хегган Кристина, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

Не говори мне “никогда”

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

В четверг вечером Лаура уже собиралась ложиться спать, когда позвонил Стюарт.
– Хай. – Его тон был извиняющимся, но он, кажется, не чувствовал себя виноватым. – Сожалею, что вспылил вчера вечером. Я не должен был выплескивать на тебя свое раздражение.
– Ты, черт возьми, прав.
– Мы потеряли такой многообещающий вечер.
Она намотала локон на указательный палец:
– Это ты потерял такой многообещающий вечер.
В трубке послышался мягкий смешок.
– Ты никогда не простишь мне этого, да?
Она оттаяла.
– Нет, пока ты не реабилитируешься.
– О, Лаура, поверь, я только об этом и думаю, но в суд передали дело Хэллоуэя, и Эд передал его мне.
– А это значит?
– Это значит, что мы вряд ли сможем увидеться в ближайшие две недели.
– Даже в выходные?
– Скорее всего нет. Дело весьма сложное, а Хэллоуэй нанял чрезвычайно умного и верткого адвоката.
Она вздохнула, сдаваясь. Стюарт уже несколько месяцев твердил ей об этом деле и о том, сколь важно оно для его карьеры. Возражать сейчас не имело смысла.
– Я позвоню тебе сразу, как только вырвусь, – пообещал Флеминг. – Надеюсь, мы сумеем выкроить время и быстренько пообедать как-нибудь вечерком.
Она рассмеялась. Ей показалось поначалу, что он собирается сказать: «Надеюсь, мы сумеем выкроить время и быстренько трахнуться».
– А как же барбекю у Джей Би завтра вечером?
– Я заскочу на часок обязательно.
Принимая во внимание его занятость, это было чуть ли не подвигом.
– Там и увидимся. Спокойной ночи, Стюарт.


К вечеру пятницы, когда темнота упала на землю, долгожданное барбекю в «Затерянном ручье» было в полном разгаре. Буфетный стол ломился от американских и мексиканских деликатесов, включая знаменитое блюдо Ленокса из острого перца без фасоли, – одно из немногих местных кушаний, которое он научился готовить отменно после тридцати лет жизни на ранчо. От мерцающей огнем жаровни в ночной воздух уносились ароматы подходящих стейков, а зажигательный мексиканский оркестр с эстрады развлекал более ста гостей.
Стоя на открытой террасе рядом с Джей Би, Лаура потягивала ледяную «Маргариту». В духе вечеринки она надела черные кожаные брюки, которые Стюарт называл ее рок-н-ролльными штанами, и расшитую черную жилетку поверх простой белой блузки. Черные сапоги с серебряными накладками и ковбойская шляпа, висевшая за спиной, довершали наряд.
– Потрясающая вечеринка, Джей Би, – заметила она, наблюдая, как хозяин соседнего ранчо тянет свою жену танцевать тустеп. – Ты превзошел самого себя!
Джей Би заметил тоскливое выражение ее лица.
– Тогда почему ты не веселишься, девочка?
– Я буду. – Она обвела медленным взглядом заполненную людьми лужайку. – Как только Стюарт появится.
– Этого можно прождать долго.
Не обращая внимания на протесты, Джей Би схватил ее за руку и потащил сквозь толпу, пока не обнаружил того, кого искал.
– Тед, – позвал он, оттаскивая фотографа от небольшой группы гостей, – у меня тут молодая леди совсем заскучала. Надеюсь, ты сможешь что-нибудь предпринять?
Как актер, на лету подхватывающий фразу, Тед тотчас обнял Лауру за талию.
– Само собой. – Улыбнувшись ей сверху вниз, он спросил: – Что тебе больше нравится? Прогулка под луной? Танцы?
Вот уж чего ей не хотелось, так это оказаться с ним наедине посреди ночи.
– Танцы куда предпочтительнее, хотя следует предупредить, я никогда не умела танцевать тустеп.
– Я бы научил тебя, но я и сам не большой специалист. Значит, нам остается только одно… – Продолжая обнимать девушку за талию, он повел ее к эстраде и что-то шепнул гитаристу. Когда оркестр неожиданно заиграл первые такты «Амор» Хулио Иглесиаса, Тед протянул руки: – Это подойдет?
Она вовсе не была уверена в этом, но, не решаясь оттолкнуть его теперь, после проявленного к ней внимания, пробормотала нечто невразумительное, что-то вроде «отлично», и бессильно отдалась на волю его ожидающих рук.
Когда он прижал ее к себе, всю ее словно пронзило током. «Мне просто одиноко без Стюарта, вот и все, – уговаривала она себя, беспомощно озираясь вокруг в поисках жениха. – Я хочу, чтобы его руки обнимали меня. Чтобы его дыхание чувствовалось рядом».
Словно прочитав ее мысли, Тед заглянул ей в глаза.
– А где же Стюарт?
– Задерживается на работе. Но скоро должен быть.
– Надеюсь, что так. – Прижав ее к себе, он завладел ее правой рукой и положил себе на грудь. – Жаль, если он не оценит твой костюм.
Она улыбнулась:
– Ты ведь не собираешься меня снимать, правда?
– Я мечтаю об этом каждый раз, когда вижу тебя, но держу себя в руках. По крайней мере, пока ты не дашь добро.
Лаура растаяла: он не собирается приставать к ней. Он просто приятный парень, который старается поддержать разговор. Джей Би, как всегда прав – она слишком напряжена последнее время. Ей нужно немного развеяться.
– Не возражаете, если я разобью вас?
Узнав голос Стюарта, она испустила вздох облегчения.
– Стюарт! – воскликнула она, как только Тед отпустил ее. – Я так рада, что ты приехал!
– Я же сказал, что буду, – говоря это, он не спускал глаз с Теда. – Спасибо, старина, что подменил меня на время отсутствия, – проговорил он не без сарказма. – А сейчас, если ты не против, мы с невестой закончим этот танец.
Тед неохотно выпустил руку Лауры.
– Конечно. Веселитесь.
Он смотрел, как они двинулись на танцплощадку, двое влюбленных, нежно глядящих друг другу в глаза. Внутри у него что-то перевернулось. Что, черт возьми, с ним происходит? Проклятие, почему его так волнует эта женщина? Видит Бог, она помолвлена. И, судя по тому, что он видит, вполне счастлива.
Тед взял у официанта бутылку пива «Корона» и сделал большой глоток. Затем, заметив на противоположной стороне танцверанды Джей Би, направился к нему.


Галерея «Люберик» на Конгресс-стрит была переполнена, когда Лаура с Джей Би появились там субботним днем. Высшее общество Остина, а также самые известные художественные критики штата толпились здесь, восхищаясь более чем двумястами черно-белыми фотоработами Теда Кендалла, созданными за время его феерической карьеры.
Лаура идти сюда не хотела и пыталась отговориться, ссылаясь на занятость. Но Джей Би не позволил ей сорваться с крючка.
– Отпросись на пару часов, ничего не случится, – сказал он ей. – Если ты не пойдешь, то потом просто умрешь от сожаления, а что тогда будет с «Сентинел»?
Сейчас, рассматривая фотографию сомалийской женщины, следящей за колонной американских войск из окна лачуги, Лаура поняла, почему критики всего мира называли Теда Кендалла новым Робертом Капой.
Это была больше чем фотография, в ней просматривалась целая история. Сквозь объектив камеры Тед разглядел невероятное сочетание эмоций – благоговение, страх, любопытство, надежду.
Именно надежда снова и снова появлялась в его работах, придавая опустошающим образам войны меньшую трагичность. Поражали и другие правдивые снимки, сделанные в Никарагуа, в Южной Африке в день освобождения Нельсона Манделы из тюрьмы, в Ливии во время беспорядков. Все они несли в себе тот же заряд, то же смешение страдания и надежды.
– Из-за этой он чуть не погиб, – заметил Джей Би, указывая на фотографию знаменитой Аллеи снайперов в Сараево.
Лаура взглянула на тела, распростертые на асфальте, на женщин, разбегающихся под пулеметными очередями.
– Его ранили?
– В бедро. Но вместо того, чтобы искать укрытие, он схватил раненого солдата-омоновца, и они вместе доковыляли до безопасного места. А это… – они остановились у ряда выразительных небольших снимков, без затей озаглавленных «Рушащиеся ворота», – Тед снимал в тот исторический день, когда открыли Бранденбургские ворота в ноябре 1989 года. Из этого хаоса он выбрался весь помятый, в царапинах, его даже топтали, но его фотографии стали самыми выдающимися из всех, что я видел об этом событии.
Прежде чем она что-либо ответила, Джей Би махнул кому-то рукой через комнату.
– Ринг Фэрли, – пояснил он Лауре. – Я не видел шельмеца целую вечность. Ты пока посмотри одна, я тебя догоню.
– Хорошо. – Лаура двинулась вперед и остановилась перед очередным фото. Маленький мальчик сидит на корточках посреди улицы, заваленной обломками и мусором после недавнего взрыва.
В его глазах, смотрящих в камеру снизу вверх, читались страх и радость, поскольку он спас из развалин рваного игрушечного мишку и теперь крепко прижимал его к себе.
– Это одна из моих самых любимых.
Не стоило оборачиваться, чтобы понять, что Тед здесь, прямо за ней, она даже уловила запах его одеколона.
– Выдающаяся фотография, – откликнулась она севшим голосом. – У меня ощущение, словно я знаю этого мальчика.
– Он бы тебе понравился. – Он подошел ближе, тронутый блеснувшими в ее глазах слезами. – Его зовут Илрэк. Он хорват, семи лет от роду, и знает, где можно обменять пачку американских сигарет на буханку хлеба. – Он похлопал себя по нагрудному карману, в котором проступали очертания пачки «Мальборо». – Вот почему у меня не получается бросить курить.
Последняя фраза поразила ее, поскольку приоткрыла совсем иного Теда Кендалла, о котором она и не подозревала – нежного, ничего общего не имеющего с необузданным, авантюрным плейбоем, о котором так часто писала пресса.
– Ты прав, – сказала она, – он бы мне понравился. – Она с трудом оторвалась от фотографии. – Что с ним будет?
Тед пожал плечами:
– Трудно сказать. Пока он выжил, хотя дом его разрушен. Прежде чем уехать из Сараево, я нашел для его семьи новое жилье. Надеюсь, там он будет в безопасности.
– Расскажи мне о других снимках.
– Пожалуйста. – Взяв под руку, он повел ее по залу, останавливаясь у разных стендов. Объясняя каждую сцену, он оживлял ее с помощью трогательных, порой смешных историй.
«Это у него такой способ уводить от страшного», – размышляла она, время от времени искоса посматривая на него.
– Хай, большой брат!
При звуках веселого юного голоса Лаура обернулась и увидела симпатичную молодую женщину, которая обнимала Теда. На ней было черное, очень короткое, очень обтягивающее платье, сабо на высоких каблуках и серые носочки. Она улыбалась лукавой улыбкой, удивительно похожей на улыбку Теда.
– Лютик! – Тед тепло обнял ее. – Ты одна?
– Шутишь? Все мои друзья здесь, помогают уничтожать сандвичи и шампанское. – Кулачком она ткнула Теда под ребра и взглянула на Лауру. – Ты не собираешься меня представлять?
– О, – Тед засмеялся, – прости. Это Лаура Спенсер, падчерица Джей Би и к тому же новый издатель «Сентинел». Лаура, познакомься с моей малышкой – сестрой Сандрой.
– Привет! – поздоровалась Сандра и снова ткнула его локтем в бок. – Кого ты называешь малышкой! – Затем, протянув руку Лауре, добавила – Очень приятно познакомиться, Лаура. Мой брат мне много о вас рассказывал.
Лаура удивленно уставилась на Теда.
– Он говорил обо мне?
– Да вы не беспокойтесь. Только хорошее, что удивительно, учитывая его отношение к репортерам.
– Понятно.
– Лаура улыбнулась девушке. – И как же он относится к репортерам?
Сандра ухватила с подноса у проходившего мимо официанта канапе размером с двадцатипятицентовик и бросила его в рот.
– Ненавидит их, – сказала она, слизывая остатки креветочного мусса с пальца, – страстно. Как-то даже разбил одному лицо. Расквасил губу и выбил два зуба. Тот собирался подавать на нас в суд, но после того, как отец переговорил с ним, согласился замять дело.
– Прости мою сестрицу. – Тед взъерошил копну белокурых кудрей. – Она прирожденная сплетница. Мы обычно звали ее Ловеллой.
– Это не сплетня, а, Бог свидетель, чистая правда…
Внезапно их окружили, к ним тотчас подскочили тележурналисты с камерой. Через несколько секунд Тед и Сандра оказались в плотном кольце.
– Разрешите сфотографировать вас с сестрой, мистер Кендалл?
– Как насчет пары слов для наших новостей, мистер Кендалл? Что вы чувствуете, вернувшись в Техас после стольких лет?
Когда Тед начал отвечать на вопросы, Лаура незаметно отступила. Но едва она возобновила осмотр галереи, как послышалась резкая брань. За ним последовал грохот и началась суматоха, все куда-то побежали….
Владелица галереи, Клер Логан, беспомощно озиралась вокруг.
– Что случилось? Куда он подевался? Возбужденный репортер суетливо поправлял очки, в то время, как оператор осматривал камеру.
– Парень просто сумасшедший, – выплюнул он, взъерошив волосы. – Я всего лишь спросил, уладился ли их конфликт с отцом, а в следующую секунду он уже сбил с ног моего оператора!
– Вы не должны были говорить ни о чем, кроме выставки! – жестко сказала миссис Логан. – Мы же обговорили это с вашей студией.
– Мне никто не сказал.
По тому, как репортер отвел глаза, Лаура поняла, что он лжет. Увидев вдалеке фотографа из «Сентинел», она поспешила к нему.
– Куда пошел Тед Кендалл?
Молодой человек жестом указал на дверь.
– Они с сестрой вышли, мисс Спенсер. Это все, что я могу вам сказать.


Она настигла Теда в конце Конгресс-стрит, он уже подходил к мосту. Сандры нигде не было.
– Можно я с тобой? – спросила она, приноравливаясь к его шагу.
Он не ответил, лишь глубже засунул руки в карманы, затем свернул и стал спускаться по ступеням, что вели к городской приозерной аллее для бегунов и велосипедистов, популярной среди жителей пятимильной петле вдоль реки Колорадо, с великолепным видом на город.
– Где Сандра?
– Я посадил ее в такси. – Он пнул какую-то ветку. – Этот щелкопер довел ее до слез. Я готов был свернуть ему шею.
– Хорошо хоть не сделал этого. Тебе и так придется платить за камеру.
– Сам виноват. Придерживался бы тем, о которых мы договорились, ничего бы не произошло.
– Что за вопрос он задал?
Казалось, он ее не слышит.
– Какого дьявола они не могут оставить нас в покое? Почему лезут исподтишка, лишь бы заполучить свою сенсацию?
– Ну, Кендаллы всегда были притягательны для прессы. Их считают техасскими Кеннеди. Влиятельные, богатые – настоящие небожители.
– И это делает их объектом новостей?
– Публика так считает. И потому пресса реагирует соответственно.
– От прессы воняет.
Она улыбнулась:
– Когда-нибудь я, возможно, поспорю с тобой. Господь свидетель, Джей Би и я, каждый из нас получил свою порцию газетных заголовков, когда моя мать оставила нас. Сейчас я смотрю на это по-другому.
– Ты бы никогда не опустилась до уровня этого репортеришки.
Комплимент тронул ее больше, чем все сказанные им ранее.
– Что за вопрос он задал? – спросила она вновь. Тед помолчал, следя за одиноким яликом, едва волнующим поверхность воды.
– Он хотел знать, простил ли меня отец за мое поведение в день похорон матери.
– Для тебя, как я понимаю, это горькая тема.
– Только когда я не хочу говорить об этом. А он знал, что я не хочу говорить на эту тему. Мы с руководителем их студии договорились, что во время интервью не будет вопросов о семье, что мы будем говорить только о моей работе и о выставке.
Она подошла к нему поближе.
– Если хочешь выговориться, я буду рада послушать. Говорят, у меня это неплохо получается.
В чем-чем, а в этом он не сомневался. Было в ней что-то естественное, наверное, доброта и порядочность, которые он почувствовал сразу. Может быть, отчасти из-за своего к ней влечения? Женщины, которых он встречал прежде, были поверхностны и бесчувственны. Потому он не мог выносить их долго.
– Мы с отцом никогда не были близки, – начал он, потом замотал головой. – Нет, неправда. Было время, когда были неразлучны. Но постепенно из-за бесконечной работы ему стало некогда. Начались долгие отлучки из дому, поездки в Вашингтон с матерью, поздние совещания. К тринадцати годам я почти перестал его видеть. Да и мать тоже. Чтобы облегчить себе жизнь, они отослали меня в школу-интернат, но я умудрился сделать так, что меня через три месяца вытурили.
Лаура улыбнулась, гадая, что же такое он сотворил.
– Я не знал, чего хочу от жизни, – продолжал он, в то время, как они медленно шли по затененной тропинке. – Но одно я знал точно – я не хотел заниматься политикой. И не хотел поступать в юридическую школу. Тогда-то мы с отцом и стали отдаляться друг от друга. Годы спустя, когда я признался ему, что хочу стать фотографом и путешествовать по миру, он закатил скандал. Мать пыталась вмешаться, но он и слушать не хотел. Тогда я поступил в Луизианский университет, и с тех пор не видел его, до дня похорон матери.
Она вспомнила, что читала сообщения об этой трагической смерти. Чарльз Кендалл доставил самолетом более ста добровольных помощников по его предвыборной кампании в свое шале в Аспене на уик-энд. В то воскресенье, посреди празднества, жена Кендалла поднялась наверх, вышла на балкон и прыгнула навстречу смерти.
– Наверное, для тебя это было ужасно.
Он саркастически рассмеялся:
– Я фактически ничего не знал. Я проводил уикэнд с друзьями во Флориде, и после нескольких попыток отыскать меня, отец прекратил поиски. Если бы не Люсинда, я пропустил бы похороны собственной матери.
– И ты был рассержен.
– Не то слово – в ярости. Я появился посреди службы. Пришлось буквально расталкивать агентов безопасности, чтобы добраться до места, где сидела моя семья. А когда я добрался, отец даже не взглянул в мою сторону. Как я узнал позднее, полиция подозревала, что дело нечисто, но, так как не смогла найти никаких улик, объявили, что имело место самоубийство.
– Джей Би говорил мне, что ты никогда не верил в самоубийство.
– Поначалу не верил. Вряд ли мать была способна на такое. Она казалась такой жизнерадостной, заводной, да и матерью она была отличной. – Он печально и трогательно улыбнулся. – Ее все обожали.
Они посторонились, уступая путь матери, толкавшей детскую коляску.
– Меня не пригласили в дом после церемонии на кладбище, – продолжал он ровным тоном, – но все равно я пошел. Оглядываясь назад, я понимаю, что мог бы поладить с отцом, если бы попытался. Впервые за многие годы у нас появилось нечто общее – наша скорбь. Вместо этого обвинил его, мол, это он виноват в смерти матери и будь он лучшим, более внимательным мужем, она бы не убила себя.
– Но теперь ты так не считаешь?
Он покачал головой:
– Это не его вина. Она наслаждалась той жизнью, которую он ей обеспечил, ну и, конечно, привилегиями. Почему она решила со всем этим покончить, навсегда останется для меня загадкой.
Лаура знала эту историю давно, но она никогда не слышала, чтобы ее рассказывали с такой горечью. На лице его не отражались эмоции, в голосе не чувствовалось волнения, но боль, которую она ощущала, пронзала и ее.
– И отец так никогда и не простил тебя за тот день?
– Нет. Даже на прошлой неделе, когда я приехал повидаться с ним.
Она положила руку ему на плечо:
– Мне так жаль, Тед.
Не замедляя шага, он похлопал ее по руке.
– Я знаю. Спасибо. – Затем взглянул на нее, и впервые за все время их прогулки на лице его появилось некоторое подобие улыбки. – Правильно говорят: у тебя это хорошо получается.
Маленькая девочка рядом с ними вдруг взволнованно показала пальцем в сторону моста. На землю опустились сумерки, и бесконечной темной лентой из ферм моста потянулась колония мексиканских длиннохвостых летучих мышей. От этого зрелища остинцы никогда не уставали. Каждый вечер на закате десятки людей собирались на мосту или садились по берегам реки в ожидании того момента, когда летучие мыши станут вылетать на ночную охоту.
– Это все еще самое великолепное шоу в Остине, правда? – прошептала Лаура.
– Да уж. – Тед следил за длинной лентой, растягивающейся над рекой. – Однажды меня привел сюда отец. Мне было лет пять или шесть. Здесь было столько народу, что ему пришлось посадить меня к себе на плечи.


Позднее, ночью, Лаура долго ворочалась без сна Она снова и снова вспоминала выражение глаз Теда, когда он рассказывал о своих фотографиях, о том, что они значат для него и будут значить для увидевших их. И еще в памяти всплыло, как он говорил об отце – без гнева, но так страстно, что сразу же захотелось ему помочь.
Ее беспокоило, что она никогда не чувствовала подобного сострадания к Стюарту. Да и с чего бы? У Стюарта прекрасные отношения с родителями. Конечно, он прилагал к этому немало усилий. Пусть даже он бы и мечтал стать кем-либо другим, а не юристом, сын похоронил бы эту мечту глубоко в сердце, лишь бы не расстраивать родителей. Да, именно так оно и было.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не говори мне “никогда” - Хегган Кристина



Захватывающий детектив. Ну и любовь есть.rnСоветую
Не говори мне “никогда” - Хегган Кристинаинна
20.02.2016, 14.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100