Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

Она сидела в первом ряду с текстом в руках и следила, как Джимми Прескот и Хелен Шумахер последний раз прогоняют сцены из спектакля «Босиком по парку», премьера которого должна была состояться сегодня вечером.
На этот раз получилось гораздо выразительнее. Карен с облегчением вздохнула. С утра все казалось ей ужасным – вчерашний любовный настрой Брайена полностью испарился, и на ее веселое приветствие муж ледяным тоном бросил «доброе утро», отчего она сразу ощутила неловкость и даже почувствовала некоторую вину за свое счастье.
В надежде развеселить его и подбодрить она спустилась вниз и, на ходу помогая Элизабет повторить уроки, приготовила любимый завтрак Брайена – гренки по-французски, сок из грейпфрута и крепкий черный кофе. Но когда она с подносом в руках вернулась в спальню, Брайен уже снова спал. Или притворялся спящим.
– Миссис Маерсон!
– Да? – Она увидела высокого полного человека, идущего по левому проходу между рядами, и улыбнулась. – А, мистер Галлиано!.. Простите, не сразу признала вас в темноте. Чем могу быть полезной?
– Я делал сейчас ежегодную проверку вашего здания, миссис Маерсон.
Карен встала и ждала, когда инспектор подойдет к ней.
– Что-нибудь не так, мистер Галлиано?
– Боюсь, что да. Я обнаружил щель между правой колонной и прилегающей стеной, – сказал инспектор.
– Щель?
– Трещину, мэм. – Он заглянул в свои записи. – Чуть больше полудюйма, если точно. Похоже, здание оседает.
– Это плохо?
– Боюсь, что да.
Карен внимательно посмотрела на Галлиано.
– Но ведь можно отремонтировать?
– О-о, конечно.
Карен взглянула на часы.
– Ну и хорошо. Тогда, если вы скажете мне, что делать, я распоряжусь, и все будет исправлено.
– Боюсь, все не так просто, миссис Маерсон. Я хочу сказать, что это серьезный дефект. И для его устранения потребуется большая работа.
Карен не на шутку забеспокоилась.
– Насколько большая?
– Ну, сначала потребуется провести исследование почвы и фундамента, чтобы узнать, где происходит оседание. Когда это будет установлено, инженер оценит повреждение и решит, какие потребуются меры для укрепления фундамента.
– И сколько будет стоить такая работа?
Инспектор печально покачал головой.
– Трудно сказать. Если не возникнет особых осложнений, то где-то около двадцати – двадцати пяти тысяч долларов. Если же найдут сложные места, где усадка продолжается…
У Карен ноги стали ватными. Двадцать тысяч долларов! У нее нет таких денег. Если, конечно, не взять еще один заем. Но это означает, что план расширения театра придется отложить. Или вообще поставить на нем крест.
– Сколько… Сколько времени это займет?
– Наверное, от четырех до шести месяцев.
Карен чуть не задохнулась.
– Но почему так вдруг, мистер Галлиано? Разве вы не видели этой щели, когда делали проверку в прошлый раз?
– Тогда это еще не представляло никакой опасности, – сказал он, пожимая плечами. – Я просто сделал себе пометку, чтобы следить за ней, а теперь произошло то, чего я боялся: трещина стала шире.
Галлиано увидел, как зеленые глаза Карен чуть сузились, и в первый раз с того момента, как согласился работать на Хардгрова, почувствовал неприятное беспокойство. Что, если она не поверит?
– Я понимаю, это для вас большое потрясение, миссис Маерсон, – сказал Гарри, пытаясь разглядеть на ее лице признаки недоверия. – И этого не должно было случиться, по крайней мере, с таким крепким зданием, как ваше. Нужно радоваться, что мы вовремя обнаружили дефект, пока не произошло ничего страшного и непоправимого. Если угодно, я буду счастлив порекомендовать вам инженера для производства земляных работ. И у меня есть целый список надежных подрядчиков. Я могу поговорить, и они выполнят все восстановительные работы в самые сжатые сроки.
Карен машинально кивнула, а в голове у нее уже зарождался план. Она могла бы закрыть билетный киоск и открыть другой, временный, на противоположной стороне улицы, чтобы не мешать ремонтным работам. Что же касается внешнего вида… с этим ничего не поделаешь, но публика поймет.
– Если вы зайдете в мой офис завтра утром, я сведу вас с инженером и дам список подрядчиков.
Галлиано протянул ей листок.
– Уведомление об опасном состоянии здания, мэм.
Карен посмотрела на документ, затем на инспектора, и вся похолодела.
– Здание в опасном состоянии, миссис Маерсон. У меня только один выход: закрыть его, пока не будут произведены необходимые ремонтные работы.


Первый шок прошел, и Карен заставила себя трезво взглянуть на вещи. Она была уверена, что это дело непомерно раздуто.
Она сложила бумагу, которую ей дал инспектор, и направилась в свой кабинет. Да, необходимо немедленно поговорить с Биллом Хардгровом. Мэр не позволит, чтобы предприятие, на которое его банк держит хорошие закладные, закрылось, как какая-нибудь обанкротившаяся лавочка. Но пока все не утрясется, надо выполнять приказ: здание должно быть освобождено и закрыто.
Из своего маленького загроможденного кабинета, расположенного несколькими ступенями выше уровня первого этажа, она позвонила в муниципалитет.
– Доброе утро, Дороти, – сказала она, услышав в трубке голос секретарши Билла. – Мистер Хардгров у себя?
– Он сейчас на заседании городского совета, миссис Маерсон. Я жду его после обеда.


– Ну как? – спросил мэр.
Гарри с трудом уместил громоздкое тело в роскошное оранжевое кресло, стоявшее напротив письменного стола.
– Еще не знаю. Я ожидал, она расстроится гораздо больше. Возможно, еще не совсем поняла, что это значит.
– Возможно. Она приняла твои рекомендации относительно инженера?
Гарри кивнул утвердительно:
– Карен встретится с Бромли в моей конторе завтра утром.
«Если, конечно, в этом еще будет необходимость», – подумал Хардгров.
Галлиано вынул из заднего кармана брюк грязный носовой платок и вытер со лба пот.
– А что, если она захочет узнать мнение другого специалиста? Уж очень она умная и наблюдательная.
– Это я беру на себя. – Хардгров вынул из ящика письменного стола толстый конверт и протянул его инспектору. – Вот, возьми. Здесь тысяча, как и договаривались. Хорошо сработано.
– Мой отчет будет у вас на столе через час. – Галлиано взял деньги и спрятал их в карман, не пересчитывая.
В планы мэра входило не только добиться того, чтобы Макс получил «Королевскую сцену», но и продемонстрировать ему, как сильные политические деятели – даже в маленьком городе – расправляются с упрямцами, подобными Карен Маерсон. Бизнесмен будет очень доволен. И, можно надеяться, отблагодарит его соответствующим образом.


Через четыре часа, после великолепного завтрака с землевладельцем Оскаром Лиманом, мэр снова сидел за своим письменным столом и выслушивал рассказ Карен о беседе с инспектором по эксплуатации зданий. Хардгров смотрел на нее со скучающим видом, вертя в руках желтый карандаш.
– Вы можете поговорить с Гарри Галлиано? – спросила она, более обеспокоенная выражением лица Билла, чем произошедшими событиями. – Можете ли вы сказать ему, что он не имеет права вот так запросто закрывать театр?
– О чем вы говорите? Хотите, чтобы я использовал свое влияние?
– Нет… конечно, нет. – Карен откинулась на спинку кресла и устало провела рукой по волосам. – Наверное, для подобных случаев должны существовать и не такие крутые меры. Ведь… ведь инспектор мог ошибиться. Вдруг он просто преувеличивает опасность?
– Только не Гарри. Это один из лучших наших инспекторов по надзору, да и сказать честно, я сам провел небольшое исследование.
Карен удивленно посмотрела на мэра.
– Как уже говорил вам, я услышал обо всем еще утром и взял на себя смелость послать другого инспектора к театру проверить эту стену. Гарри – прекрасный специалист, но в таких случаях два мнения всегда лучше одного. Плохи дела, Карен. Стена может обрушиться в любой момент.
– О Господи!
– Конечно же, я вынужден был собрать экстренное заседание правления. У вас очень большая закладная. И мне необходимо выяснить, как вы собираетесь выполнять свои финансовые обязательства, когда театр будет закрыт.
Карен не ответила. Как же так, ведь он хотел дать ей новый кредит для поддержки театра, а уже беспокоится о старом?
Билл поднялся и начал расхаживать по комнате.
– Я слышал, что фирма «Микроэлектроникс» уволила вчера сорок пять сотрудников, в том числе и Брайена. Значит, тогда вы не сможете выплачивать кредит?
Впервые с того момента, как увидела Гарри Галлиано, идущего к ней из темноты зрительного зала, Карен почувствовала настоящий ужас.
– Но, Билл, ведь речь идет всего о четырех месяцах!
– Или о шести – судя по докладу, с которым я ознакомился, если не больше.
– Ну, хорошо, даже если это займет полгода, вы можете мне доверять. – Карен попыталась изобразить улыбку. – Вы ведь знаете, я всегда плачу аккуратно.
– Дело не в доверии. Это бизнес. Я бы очень хотел помочь вам выпутаться из беды, поверьте…
Улыбка сползла с лица Карен.
– Что вы такое говорите?
– Правление решило потребовать возвращения кредита. Конечно, мы собираемся дать вам достаточно времени, чтобы привести дела в порядок, но если вы не сможете производить платежи, то у нас не будет другого выхода, как лишить вас права на выкуп заложенного имущества.
Карен сидела в оцепенении, и смысл страшных слов медленно доходил до ее сознания.
– Вы не сделаете этого, – прошептала она.
Билл развел руки, жестом изображая полнейшую беспомощность.
– Я сделал все, что мог, поверьте. Если бы правление не возражало, я дал бы вам шесть месяцев отсрочки, а то и больше. Но…
– О чем вы говорите?! Как могли члены правления так быстро настроиться против меня? Всего двадцать четыре часа назад они все боготворили меня. А теперь из-за какого-то малейшего невезения готовы сжечь на костре? Почему вдруг?
Билл отошел к окну, а Карен устало опустилась в кресло.
– Я должен защищать своих акционеров, – сказал он, стоя спиной к посетительнице. – Я не вправе…
– Бред собачий! Вы же главный акционер! Вы владеете этим чертовым банком, так что имеете право крикнуть погромче. Вы можете делать все что захотите!
От выражения его лица у Карен по всему телу побежали ледяные мурашки. Его хорошо натренированный голос умелого политика выражал такое сожаление, что зарыдал бы и камень, но глаза при этом оставались пустыми, черты лица выражали безразличие и спокойствие. Ему, кажется, было даже… скучно!
С трудом уняв дрожь, Карен поняла, что, несмотря на все высказанные сожаления, Билл не хочет помогать ей. И внезапно ей стала ясна причина.
– А-а, так это из-за вчерашнего вечера? Все из-за того, что у меня произошло с вашим самовлюбленным приятелем?
– Ничего подобного. Макс Прэгер тут совершенно ни при чем.
– Черта с два! Я же видела вашу досаду, когда отклонила его предложение продать «Королевскую сцену». И я видела, как на меня смотрели члены вашего правления, когда уходили. Так вот оно в чем дело! Богач пронес свои денежки мимо вас, и вы теперь хотите свести счеты со мной? А может, вся эта мерзкая затея с лишением меня права выкупа – просто способ приобрести театр, а потом продать его этому самому Максу Прэгеру!
Страх обуял Хардгрова мгновенно, он даже почувствовал, как кровь отлила от лица. Она была слишком близка к правде. Чертовски близка!
– О Господи, Карен! – воскликнул он. – За кого вы меня принимаете? Согласен, со мной не всегда легко иметь дело, но я стараюсь быть справедливым и скрупулезно честным.
Билл постарался придать своему голосу оскорбленный тон и пафос.
– Я пытался вчера охладить пыл Макса. Я даже предложил ему выступить посредником. Но он сказал, что в Хэддонфилде его уже больше ничто не интересует. Я еще потерял и сделку с Эпплгартом!
Карен все еще дрожала от гнева, но смотрела на банкира уже не так подозрительно, как минуту назад.
– И вы обвиняете в этом меня? И поэтому отказываетесь помочь театру?
– Я никого не обвиняю. Хотя считаю, что вы могли бы вести себя более дипломатично.
– Дипломатично!.. Этот человек выгнал моего мужа после десяти лет безупречной работы, а потом приходит в мой театр и пытается купить с потрохами меня. Как вы думаете, Билл, что я должна была делать? – Она истерически захохотала. – Упасть на колени и благодарить?
– С ума можно сойти, Карен! Ведь он и не знает, что ваш муж работал в «Микроэлектроникс». Я уверен, если бы Прэгер знал, то с удовольствием восстановил бы его на прежнем месте.
– При условии, что я продам ему театр.
Билл тяжело вздохнул:
– Послушайте, если бы я сразу узнал о Брайене, я бы постарался что-нибудь для него сделать. Но теперь…
– Вы и сейчас можете многое сделать. Например, отсрочить платежи по займу на время ремонта театра.
– Совершенно исключено. Правление согласилось дать вам три месяца. Если после этого срока вы не сможете заплатить, мы будем вынуждены…
Карен выскочила из кабинета прежде, чем он закончил фразу.


В четыре часа пополудни того же дня Макс сидел на бортике бассейна, глядя, как по широким ступеням спускается Джад Гринфилд. Сейчас, в сорок два года, адвокат выглядел лучше, чем двадцать лет назад.
Они познакомились в колледже. Но Макс никогда не забывал веселого и искреннего парня, который научил его руководствоваться в жизни своей собственной природной интуицией, а не желаниями других людей. Возглавив компанию отца, он связался с университетом, узнал адрес Джада и сделал молодому юристу весьма выгодное предложение.
Джад просто великолепно справлялся как с личными делами своего босса, так и с делами его мощной компании. В качестве же друга ему удавалось то, на что отваживались немногие. Он учил Макса сдержанности, умеренности, искусству вести спокойно светскую или деловую беседу. Ненавязчиво он отвлек Макса от ежедневной привычки пить мартини с водкой и давал ему советы, которые Макс только, казалось, пропускал мимо ушей. Кроме того, адвокат терпеливо выслушивал его подробные рассказы о бесконечных достоинствах Джеми: от первого зубика, появившегося в четыре месяца, до синяка под глазом, полученного ею три недели назад.
– Не могу ее найти.
– Как это не можешь найти? – завопил Макс.
– Вот так и не могу! Ее нигде нет. Она ушла из театра сегодня после одиннадцати и до сих пор не возвращалась.
– Ты звонил ей домой?
– Ее там нет.
Макс уставился в пустоту. Он пытался дозвониться до Карен Маерсон с десяти часов утра.
– Ты застал кого-нибудь?
– Да, ее мужа. Заявил, что она в театре. Но я не стал говорить, что его жены там нет.
– Почему? Он бы мог сказать, где еще ее можно попытаться разыскать.
– Сомневаюсь. Этот парень сразу же повесил трубку, я просто не успел больше ничего произнести.
– Почему?
– Откуда мне знать, черт возьми! Может, ему не нравится, когда незнакомые мужчины звонят жене домой. – Джад взял стакан с лимонадом. – А я не люблю разговаривать с раздраженными мужьями. Так что теперь, если хочешь добраться до миссис Маерсон, звони ей сам. И если тебе интересно знать мое мнение, то лучше оставить все как есть. Ты сделал ей предложение, она отказалась. И все. Конец.
– Для меня это не конец, Джад. И я не успокоюсь, пока не извинюсь перед ней. Неужели ты не можешь этого понять?
– Почему же, могу. Сначала ты бесцеремонно затыкаешь даме рот, и, насколько я припоминаю, тебя это нисколько не смущает. А теперь ты почему-то вдруг печешься о последствиях.
– Не знаю, Джад… Честно… не знаю.
Адвокат задумчиво посмотрел на своего старого друга. За двадцать с лишним лет знакомства с Максом он никогда не видел его таким расстроенным, тем более из-за женщины. До того, как появилась Ники, женщины были для магната просто необходимым, очаровательным, дорогим развлечением.


Ей казалось, что все вдруг неожиданно замерло, застыло в мрачном молчании, а она смотрит на этот мир со стороны совершенно безучастно. И только когда почувствовала, как с лица капает пот, поняла, что сидит в машине с плотно закрытыми окнами.
Два года нечеловеческих усилий, бесконечных жертв – и все разрушено одним взмахом, единогласным решением группы алчных, узколобых и недальновидных идиотов. И только из-за человека по имени Макс Прэгер. Интересно, что он сейчас делает? Сидит, наверное, где-нибудь в баре, заключает многомиллионные сделки за бокалом виски и не подозревает, что из-за его невероятного эгоизма погибают три человека. Что бы он сказал, если бы она сейчас неожиданно появилась на пороге его дома и нарушила его безмятежную жизнь? Отделался бы шуткой? Или начал бы извиняться? Да и вообще – вспомнил бы он ее?
Закладная на театр огромная – девяносто тысяч долларов. У них с Брайеном двенадцать тысяч долларов на счету в банке и долг в пятьдесят тысяч за дом, который стоит по меньшей мере сто двадцать пять. Если сумеют продать дом в течение трех месяцев – раньше конечного срока по закладной, – то у них останется чистыми семьдесят пять тысяч. Более чем достаточно, чтобы восстановить театр и выполнить обязательства перед банком. А на жизнь в эти три месяца им должно хватить тех двенадцати тысяч на счету. Конечно, если экономить. И ей, и мужу надо немедленно найти работу.
Карен закрыла глаза. Брайен. Боже мой! Как она ему обо всем расскажет? Как признается, что ее постигла неудача, что сбылись самые худшие его предсказания и придется продать дом, чтобы не оказаться перед угрозой банкротства?
Дрожащей рукой Карен повернула ключ зажигания и включила кондиционер. Ничего, все наладится. Она и Брайен поддержат друг друга.


Вот уже десять лет Макс не устает любоваться длинными локонами каштановых волос, широко раскрытыми невинными глазами, то темными и серьезными, то искрящимися и полными озорства. Джеми выглядела сейчас так же, как когда-то ее мать; тогда лицо Луизы было круглее, черты его – мягче, а глаза выражали ту же любовь, какую он видел сейчас в глазах дочери.
– Ты уже поел, папа? – спросила девочка, когда Макс чуть отодвинул тарелку. – Тогда почему бы нам не сыграть партию в шашки? – предложила она, соскальзывая со стула. – Я тоже уже закончила.
– Нет, барышня, ты еще не закончила. – Луиза взяла дочь за руку и усадила за стол. – До тех пор пока не съешь все на своей тарелке.
Макс подмигнул девочке, когда та умоляюще посмотрела на него.
– Принцесса, твоя мама права, – сказал он и взялся за вилку. – Давай соревноваться – кто доест последним, тот слабак.
Луиза поморщилась. Она считала постоянное шутовство Макса и Джеми за столом достойным всякого сожаления. Как воспитать из дочери леди, если ее отец поощряет такое отвратительное поведение?
Чувствуя на себе взгляд супруги, он поднял глаза, но Луиза быстро опустила голову; ее лицо выражало обычное усталое неодобрение. Макс видел, как она откусывает от ломтика хлеба маленькие кусочки, но сомневался, ощущает ли жена вкус того, что ест. Она относилась к еде примерно так же, как и к сексу, – с чувством скуки и неизбежности; подобное отношение – «это неприятно, однако надо смириться» – замораживало самые горячие усилия Макса.
У Луизы были две страсти: дочь, для которой она не жалела никаких сил, и дом – единственное место, где она чувствовала себя в безопасности.
Сейчас Макс изучал ее черты, пытаясь увидеть ту юную, застенчивую и порой веселую девушку, на которой женился одиннадцать лет назад… но видел лишь бесстрастное лицо и усталые глаза, старательно избегающие его взгляда.
Луиза быстро обняла дочь и велела идти заниматься на фортепиано.
– Я бы не хотела, чтобы ты превращал обед в цирк. Джеми не имеет никакого понятия о том, когда нужно быть серьезной, а когда можно повеселиться.
Макс подождал, пока Чарлз нальет кофе, выйдет, и ответил:
– Я всегда был уверен, что обед – как раз то время, когда можно повеселиться. По крайней мере, у меня такие воспоминания об обедах в моей семье.
Луиза поджала губы. Да, ей следовало бы знать, что на понимание мужа рассчитывать бесполезно.
– И я была бы крайне признательна, если бы в присутствии Джеми ты следил за своим языком, – добавила она, помешивая ромашковый чай. – Твои выражения иногда слишком вульгарны и грубы для…
Макс бросил салфетку на стол.
– О Боже, Луиза, это невыносимо! С ума можно сойти! Ты хочешь превратить ребенка в какую-то жеманную кривляку!
Он встал и широкими шагами вышел из комнаты, оставив жену одну за огромным столом.


…В глазах Джеми появились веселые искорки.
– Давай покатаемся верхом! Я так давно не выводила Веласкеса.
– Ты же знаешь, тебе не разрешается кататься верхом по вечерам.
– Но я ведь буду с тобой…
– Шашки, – твердо сказал Макс. – Или продолжай издеваться над Шопеном.
– Ладно – в покер, и по рукам, – засмеялась Джеми. – По два доллара?
Макс закинул голову и расхохотался. У нее все получалось так легко и замечательно.
– Хорошо, принцесса! Покер так покер. Только сначала я хочу увидеть твои деньги. Ты же как пить дать проиграешься!


Через час, когда Джеми уже лежала в постели, а Луиза удалилась в гостиную с последним номером «Архитектурных новостей», Макс все еще сидел за столом в библиотеке. Боже мой, куда подевалась эта женщина? Даже если она отключила телефон в своем кабинете на время спектакля, хоть один-то аппарат в вестибюле должен работать!
Макс откинулся в кресле. Ему стало немного легче, хотя он все еще чувствовал себя на взводе – ощущал потребность активной физической нагрузки, которая помогла бы успокоиться. Может, прокатиться верхом? Девять пятьдесят. Да, короткая прогулка на арабской кобыле Сантане как раз то, что ему нужно. А утром он первым делом поедет в театр и извинится.
Макс поднял телефонную трубку, набрал внутренний номер и попросил Дасти оседлать лошадь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100