Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6

Уильям Дж. Хардгров за тысячу миль чуял, где пахнет деньгами. И если подворачивался удобный случай, он тщательно анализировал возможности и сразу ставил перед собой цель с убийственной точностью голодной пантеры. Он был убежден, что так должен действовать любой уважающий себя банкир, – конечно, если собирается выстоять в жестокой конкурентной борьбе. А Билл Хардгров выстоять определенно собирался, и у него были грандиозные планы относительно «Карлейль-банка», планы, которые заставили бы его консервативного отца перевернуться в гробу.
Билл услышал, что Максимилиан Прэгер подумывает купить имение Эпплгарта, и не стал терять времени даром. Как мэр – эта должность отнимала совсем немного времени и была скорее престижной, чем денежной, – он обрабатывал нью-йоркского дельца, занимающегося недвижимостью, водил его по самым дорогим ресторанам в округе, расписывая все преимущества вложения денег и проживания в этом замечательном во всех отношениях городе.
Хардгров не сомневался, что на Прэгера его уговоры произвели нужное впечатление. «Карлейль-банк» в конце концов будет признан влиятельной организацией, и тогда успешные перевыборы Биллу Хардгрову обеспечены. А дальше… кто знает? Скорее всего – свободный землевладелец, а потом можно пытаться пройти и в сенат. Черт, если сейчас повезет с Прэгером и Билл завоюет популярность и получит поддержку в правительстве, то, пожалуй, этап землевладельца можно проскочить!..
Хардгров сжал губы. Это все мечты. Мечты, которые в данный момент висят на волоске – и на очень тонком волоске. И все из-за вчерашнего упрямства Карен Маерсон!
Почему, черт возьми, эта сумасшедшая женщина так категорически отвергла предложение Прэгера? А ведь именно он, мэр и банкир Билл Хардгров, пригласил Макса на спектакль и представил его Карен.
И вот теперь «Карлейль-банк» не получит миллионы долларов.
Нет, необходимо что-то предпринять. Нельзя же вот так сидеть сложа руки и позволить деньгам уйти в другой банк. И все из-за какой-то идиотки! Настало время привести в действие план, который он разработал сегодня ночью. План столь же тонкий, сколь и рискованный.
Хардгров наклонился над столом и нажал кнопку двусторонней оперативной связи.
– Мне нужен инспектор по эксплуатации зданий. Немедленно!


Горячее утреннее солнышко припекало спину Макса, рассекавшего воду плавательного бассейна. Он бросил подсчитывать количество концов после пятнадцати, но постепенно его руки и ноги, отяжелевшие от напряжения, запросили пощады. Макс подплыл к вышке, подождал, пока успокоится дыхание, и снова поплыл, не обращая внимания на усталость, стараясь сильнее и быстрее работать ногами и как можно дальше выбрасывать руки. Казалось, это самоистязание было для него сейчас единственным спасением, его собственным, личным искуплением за то, как он вчера вечером обошелся с Карен Маерсон. Не в состоянии забыть ярость в ее прекрасных глазах, Макс с остервенением бил пятками по воде.
Макс чувствовал себя отвратительно, он прекрасно знал, что добросовестные, скромные, трудолюбивые люди не терпят, когда с ними обращаются как с марионетками, даже если за веревочки будет дергать Максимилиан Прэгер. Да что там, он ведь и сам такой же! Прошел такой же тяжелый путь наверх, просто как-то сумел оторваться от общей массы.
Максимилиан Прэгер, старший из двух братьев в семье, родился и вырос на ферме близ Морристауна в штате Нью-Джерси. Его родители, Хенк и Гертруда Прэгер, потомки немецких иммигрантов, были простыми людьми, которым приходилось много работать, чтобы сводить концы с концами. Макс в отличие от других мальчиков его возраста вел деловую, насыщенную жизнь, разрываясь между школой, домашними делами и любой работой, подвернувшейся на стороне. Но однажды к ним явился крупный предприниматель и предложил Прэгерам за их ферму в пятьдесят акров такие деньги, которых им и за всю свою жизнь было не заработать.
Стало немного легче. Отец Макса, оказавшийся неожиданно очень практичным, умелым предпринимателем, начал искать большие куски земли и тут же продавать их вдвое дороже. За восемнадцать месяцев Хенк Прэгер сумел утроить свой первоначальный капитал.
Зная, как хотелось его родителям дать сыновьям высшее образование, Макс поступил в Нью-Йоркский университет. Впрочем, юноша очень быстро понял, что вся эта академическая премудрость не для него. Он должен немедленно заработать миллионы и завоевать новые земли! Весь мир открыт перед ним.
Макс отказался от предложения отца работать в семейной фирме.
– Если я и войду к тебе в дело, – заявил молодой человек отцу, – то только когда буду знать о недвижимости и о помещении капитала больше, чем ты.
Макс уехал из дома налегке, готовый на любую работу, которая научили бы уму-разуму. Первой его остановкой был металлургический завод в Питтсбурге. После работы он шел в ближайшую таверну, пил пиво и мерился с другими рабочими силой рук, слушая при этом бесконечные разговоры о том, как японцы скоро завоюют рынки сбыта стали и вытеснят продукцию Питтсбурга.
На следующее лето, пока его брат Уолли изучал медицину, Макс без устали мотался между Огайо и Иллинойсом, перевозя все подряд – от салата до бетона, и делал это быстрее, чем другие дальнобойщики. Через год, уже имея в кармане девять тысяч долларов, он пошел работать в компанию по продаже земли в Талсе, чтобы изучить бизнес досконально, с самых азов. Когда ему предложили место руководителя проекта с начальным месячным окладом, которого хватило бы на годовое содержание их старой фермы, Макс отказался и нанялся в инвестиционную компанию в Форт-Уэрте.
Где бы он ни работал, всюду им были довольны и предлагали остаться постоянно. Но каждый раз молодой человек благодарил хозяина, забирал свои деньги и двигался дальше. Через пять лет Максимилиан выполнил обещание, данное отцу: вернулся в Морристаун и стал работать в семейной фирме по застройке и продаже земли.
Но несмотря на очевидные успехи, Макс никак не мог удовлетвориться строительством и продажей низко– и среднедоходных домов на севере Нью-Джерси. С помощью брокера, которому доверял, он начал охотиться за лучшими домами в Манхэттене. Сначала сосредоточился на южной его части, постепенно подкапливал капитал и приобретал репутацию, пока их компания не вошла в силу, чтобы действовать уже на более высоком уровне.
Когда Хенк Прэгер безвременно погиб в автомобильной катастрофе на скоростной автомагистрали Лонг-Айленда, его сын стал исполняющим обязанности главы фирмы. Очень скоро он превратил фирму отца в один из крупнейших разветвленных конгломератов с холдинговыми и дочерними компаниями в двадцати двух странах.
Работа была его жизнью. Макс Прэгер благополучно достиг той вершины, когда большинство людей его достатка и энергии подводят определенную черту. Он знал по имени каждого из восьмидесяти пяти руководителей, стоявших во главе его компаний, и считал для себя обязательным поздравлять лично каждого по телефону с рождением ребенка и другими важными событиями. Бизнесмен сразу видел хорошую работу и преданность делу и отмечал это уважением, признательностью и такими окладами, которых не было ни в одной другой подобной фирме.
Макс сам управлял своей империей с высочайшей производительностью хорошо смазанной, отлаженной машины. И многие могли бы поклясться, что Прэгер и есть машина. Пока не видели Макса с маленькой дочкой, с рождением которой жизнь его полностью изменилась. Джеми завладела сердцем отца настолько, что ему казалось, там уже нет места ни для кого другого. Она была его самой главной любовью, его душой и его обожаемой принцессой.
С первого момента Макс сразу понял, что Луиза не похожа ни на одну девушку, что он видел раньше. Она была спокойна, утонченна и прекрасна скромной, ненавязчивой красотой. И под напускной надменностью, которую Луиза носила как доспехи, чтобы спрятать робость, скрывалась мягкая и уязвимая молодая женщина с высоким интеллектом и восхитительным чувством юмора. Ее эрудиция в изобразительном искусстве и музыке была поразительна. Она – единственная из всех, кого Макс знал, – могла войти в зал с дорогими старинными и редкими полотнами и оценить их с первого взгляда.
Их свадьба была, пожалуй, одним из самых тщательно подготовленных и шумных празднеств, которые видел Нью-Йорк: с пятью сотнями гостей и целой армией газетных и телевизионных репортеров, преследовавших счастливую пару.
И только когда они оказались в уединенном домике на острове Молокаи, где проводили медовый месяц, Макс узнал об отвращении Луизы к сексу. Сначала он приписал отсутствие страсти просто ее робости. Но проходили дни, недели, а потом месяцы, и все менялось только в худшую сторону. Макс предложил ей проконсультироваться у врача, но эмоциональный всплеск Луизы был столь ужасающим, что он больше никогда об этом не заикался.
Поскольку Максимилиан любил ее, само по себе отсутствие физической близости, наверное, и не было бы для него так важно, но уж слишком многого не хватало ему в отношениях с женой, чтобы союз мог стать прочным…
Наконец, совершенно обессиленный, Макс остановился и, подтянувшись на руках, сел на горячий бортик бассейна. Его широкая волосатая грудь тяжело вздымалась при каждом вздохе. Немного отдышавшись, он взял полотенце и направился к телефону на белом металлическом столике. Интересно, не рано ли еще звонить в театр? Захочет ли Карен Маерсон с ним разговаривать?


Пятидесятилетний Галлиано был близорук, имел сорок фунтов лишнего веса и очень быстро терял последние клочки седых волос. Постоянная приверженность к пиву, толстым бутербродам с копченой говядиной на завтрак и чрезмерное увлечение девочками-танцовщицами из бара наградили его хронической болезнью желудка и отвратительным запахом изо рта. Гарри уже все больше и больше склонялся к грустной мысли, что жизнь не слишком его жалует. Но вот два года назад он вдруг познакомился с добрым мэром.
В качестве нового хэддонфилдского инспектора по эксплуатации зданий, или начальника службы безопасности строений, как это теперь называлось, одним из первых его пришел поздравить глава города. В гладких выражениях опытного политика Хардгров дал понять, что будущее Галлиано во многом зависит от того, захочет ли он выполнять определенные требования, не задавая слишком много вопросов. Требования, выполнение которых, конечно же, будет соответствующим образом вознаграждаться. Галлиано выразил полную готовность.
Подобное сотрудничество давало ему достаточную прибавку к зарплате и сводило до минимума жалобы жены на вечную нехватку денег. А кроме того, он теперь мог поддержать свою незамужнюю дочь, которую дружок-бездельник бросил, оставив несчастную без денег и беременную.
Гарри прекрасно справлялся со своей работой. И никогда не отказывался выполнять не слишком чистоплотные задания главы города. До сегодняшнего дня. Карен Маерсон была порядочной и трудолюбивой женщиной и не заслуживала того, что ей уготовил мэр Хардгров.
Галлиано вздохнул. Он явился сюда, чтобы выполнить свою работу, – какой бы неприятной та ни была.
Прищурившись от яркого солнца, Гарри стал тщательно осматривать здание театра, пока глаза не наткнулись на то, что ему было нужно. Он захлопнул ногой дверцу машины и направился к правой каменной колонне у входа. Есть! Небольшая трещина – шириной в полдюйма – между белой колонной и старинной кирпичной стеной. Она здесь уже несколько лет и, конечно же, не представляет никакой опасности до тех пор, пока не начнет увеличиваться, но большинство зданий такого возраста были построены столь добротно, что могли простоять еще многие десятилетия, прежде чем потребуется серьезный ремонт.
Галлиано сделал несколько пометок в своей записной книжке, покачивая при этом головой. «Стыдно, чертовски стыдно!..» Он постарался прогнать эту мысль. В его планы не входило чувствовать себя виноватым перед Карен Маерсон. Ему нужно сделать то, что велено. А мэр выразился совершенно ясно: «Заставь ее закрыть театр, Гарри. Мне не важно, как ты это сделаешь, любой ценой».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100