Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 44 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 44

В шесть часов утра глубокий сон Карен прервала пронзительная телефонная трель.
– Доброе утро, – приветствовал ее Макс.
– Не рановато ли вы начинаете общаться? – пробормотала Карен.
– Я вас разбудил?
– Нет.
– Лжете.
Она засмеялась, как будто болтала со старым другом.
– А вы сами-то когда-нибудь спите?
– Я, сударыня, ложусь спать когда положено, а не танцую, как некоторые, ночь напролет со всеми министрами, которые только есть во Франции.
– Министров было всего двое. И, к вашему сведению, в час я уже лежала в постели.
Макс неодобрительно хмыкнул.
– Все равно ужасно поздно. И поскольку перед отъездом Джек просил меня за вами присматривать, то, как официальный опекун, я вынужден настаивать на том, чтобы вы получили заслуженный отдых. Начиная прямо с этой минуты.
– Так вы разбудили меня только для того, чтобы отправить обратно в постель?
– Я разбудил вас, чтобы забрать из этого сумасшедшего дома.
– Интересно, куда?
– В прованскую деревушку под Любероном, но сначала позавтракаем. Мы могли бы провести день, собирая полевые цветы, изучая древние руины или просто ничего не делая. Это ваш день. Вам понадобятся лишь джинсы, свитер, удобные туфли и зверский аппетит. У моих друзей, к которым мы поедем, один из лучших в стране ресторанов.
Карен вздохнула. После безумных приключений последних дней короткое путешествие в Прованс казалось прогулкой в рай. Но как же интервью с «Нью-Йорк пост»? И завтрак в Британском павильоне?
– Боюсь, что я не смогу, – вздохнула она.
– Сможете. Я уже поговорил с Мишелем, который считает, что это идеальный способ на несколько часов ускользнуть от папарацци.
– А мой график?
– Мишель все отменил.
– Ничего себе. Как вам это удалось?
– Профессиональная тайна. Ну что, согласны? Обещаю вернуть вас к семи вечера отдохнувшей и еще более красивой.
«Безумство, – подумала Карен. – Как я могу с ним поехать? Ведь я только что заявила перед двумя сотнями репортеров, что в моих отношениях с Максом нет ничего романтического».
Черт бы тебя побрал, Карен, это всего лишь маленькая прогулка, а не предложение руки и сердца!
– Разве вы не принимаете сегодня вечером гостей? – спросила она.
– До девяти я спокойно могу там не появляться.
Его бодрое настроение передалось Карен.
– Так что вы там говорили насчет еды? – весело спросила она.
– Я обещал королевский завтрак. Значит, «да»?
Карен рассмеялась.
– Похоже на то.
– Вот и отлично. Сколько времени вам нужно на сборы?
– Полчаса.
– Тогда жду вас в вестибюле.
Положив трубку, Карен села в постели. «Что обо мне скажут? – думала она. – Как Стью отнесется к тому, что его главная звезда бездельничает на пару с его главным спонсором?»
– Карен Ричардс, – громко произнесла она, – с каких это пор тебе не наплевать на то, что говорят или думают другие? – И, рассмеявшись, она спрыгнула с кровати и побежала под душ.


К тому времени как Макс и Карен, позавтракав кофе с теплыми круассанами и сдобными булочками, покинули маленькую пивную, солнце над морем уже прошло половину своего пути к зениту, купая сонный пригород в мягких золотых лучах света.
Пока взятый напрокат голубой «мерседес» мчался по автостраде на запад, Карен старалась не думать о Хардгрове и, откинувшись на спинку сиденья, наконец решила просто наслаждаться этим незапланированным путешествием. Они поднимались на раскинувшиеся над Канном холмы, а перед их взором разворачивались великолепные картины: холмы, увековеченные Сезанном, необычные, похожие на зонтики, очертания сосен, густой лес мимоз, которые, по словам Макса, расцветают зимой.
Время от времени Карен отводила глаза от дороги, искоса поглядывая на то, как непринужденно Макс вел машину, одной рукой держа руль, а другой облокотившись на открытое окно. В выцветших джинсах и свободном джемпере он совсем не был похож на того строгого элегантного дельца, чьи фотографии регулярно появлялись в газетах всего мира.
Бросив удивленный взгляд на его старую бейсбольную кепку, сдвинутую на затылок, Карен спросила:
– Эта кепка входит в новый имидж Макса Прэгера, или он просто не может без нее обойтись?
Макс усмехнулся.
– Вам нравится?
– Она делает вас… обманчиво обыкновенным.
– Спасибо. Пожалуй, я приму это за комплимент. Кстати, эта бейсбольная кепка не простая. Когда-то она принадлежала Гилу Макдугалу.
– Что вы говорите?! – разыграла удивление Карен, хотя понятия не имела, кто такой Гил Макдугал. – И как же она оказалась на вашей голове?
– Я выиграл ее на соревнованиях в Малой лиге. Когда выяснилось, что Макдугал лично явился, чтобы вручить ее, мы так разволновались, что не смогли сделать ни одного приличного удара. Потребовалось целых две минуты, чтобы до меня наконец дошло, что выкрикивают мое имя, а потом еще две – чтобы собраться с силами и взойти на помост. – Улыбаясь воспоминаниям, Макс покачал головой. – Когда я все-таки там оказался, то так онемел, что не мог даже назвать свою школу.
Карен улыбнулась, пытаясь представить его мальчиком. Интересно, обладал ли он уже тогда такой энергией и решительностью? Этим страстным желанием быть первым? Или в то время был обычным парнем с обычными мечтами?
– Теперь ваша очередь, – сказал Макс. – Расскажите мне о себе.
– Вы и так уже очень много знаете.
– Мне хочется знать мелочи. То, о чем не знает никто.
Карен усмехнулась.
– Что ж, ладно. Дайте подумать. Я жаворонок, обожаю жареную картошку из «Макдоналдса», фальшиво пою и сплю в ночнушке от Блумингдейла.
Кровь быстрее побежала у Макса в жилах, когда он представил Карен в легкой ночнушке… и без нее. Остынь, парень.
– Расскажите о своих родителях. Где вы росли?
Карен бросила на него удивленный взгляд.
– Зачем вам это?
Макс пожал плечами:
– Не знаю. Наверное, мне хочется вас понять.
Она с удивлением обнаружила, как легко ей оказалось рассказывать Максу о брате, который одиноко умер на островах Фиджи, о боли утраты родителей и отчаянии, которое испытала после того, как отец оставил ее. Этими чувствами Карен не делилась еще ни с кем – даже с Брайеном.
– На двадцать восьмую годовщину свадьбы они планировали поехать в Египет. Они много лет мечтали об этом. Но потом неожиданно маме стало хуже, и поездку пришлось отложить. – У Карен перехватило дыхание. – Навсегда.
– Мне очень жаль. – Сильная и теплая ладонь Макса легла на ее руку.
– Уезжая в больницу, мама сказала мне одну вещь, которую я никогда не забуду.
– Что именно?
– Никогда не откладывать то, что тебе действительно хочется сделать. Жить настоящим.
– И вам это удалось?
Они взглянули друг на друга – ее сердце забилось чаще.
– Более или менее.
– Ну, тогда, – сказал Макс, – выше голову, потому что сейчас вам предстоит пережить один из прекраснейших моментов вашей жизни!
Его воодушевление передалось и Карен.
– Расскажите мне о людях, к которым мы едем.
Губы Макса тронула хитрая улыбка.
– О Рауле и Мадо? Вы их полюбите. Им уже за семьдесят, но по ним этого не скажешь. Мы познакомились десять лет назад, когда вместе с двумя моими менеджерами из Европы зашли в их гостиницу перекусить. Мы ехали тогда немного отдохнуть в Сен-Тропез, но так туда и не добрались. Нас всех так тронуло гостеприимство Шапленов и так понравились окрестности Люберона, что мы решили остаться там до конца отпуска.
– И часто вы теперь к ним приезжаете?
– При каждом удобном случае – даже если выпадает всего один день.
– Надеюсь, они говорят по-английски. Элизабет считает, что от моего французского Мольер перевернулся бы в гробу.
Макс захохотал.
– Мольер был бы так ослеплен вашей красотой, что не обратил бы внимания на ваш французский. Но можете не беспокоиться. Шаплены безукоризненно говорят на английском – как и на нескольких других языках. Что же касается вашего французского, я обещаю, что к тому времени когда вы вернетесь в Штаты, вы у меня заговорите, как настоящая француженка.
Карен быстро взглянула на него. Последнюю фразу Макс сказал так, будто с этой минуты они не собирались расставаться. Как ни странно, но эта мысль, которая каких-нибудь пять дней назад показалась бы ей нелепой, теперь приятно поразила. «Что ж, почему бы и нет», – подумала Карен, заставляя себя снова посмотреть в окно. Разве плохо, если она проведет время в обществе красивого и сильного мужчины? Ведь она совсем им не увлечена. И вряд ли после фестиваля их отношения продолжатся.
Возле Кавийона они съехали с автострады на маленькую дорогу, прорезавшую живописную Люберонскую долину – сердце Прованса, где пейзажи и даже запахи казались совсем другими. Воздух Ривьеры был свеж и солен, здесь же он отличался какой-то особенной сладостью и целой гаммой самых разных ароматов, особенно лаванды, которая росла повсюду. Краски тоже были богаче и сочнее – золотистые, ярко-розовые, огненно-красные…
– Ну вот мы и приехали.
Карен проследила за его взглядом, и у нее захватило дыхание. На вершине холма возвышалась старинная деревушка Жорде, которая казалась высеченной прямо из горы. Высокий и тонкий церковный шпиль венчал эту поразительную картину, четко вырисовываясь на фоне ярко-синего неба.
– О-о Господи, какая красота!
Снизив скорость, Макс направил мощную машину вверх по узкой петлявшей дороге, и через пару минут они уже подъезжали к простому деревенскому дому. Отштукатуренный фасад прятался за густой стеной цветущего кустарника. За каждым окном снаружи висел ящик с алой и розовой геранью. А под красной черепичной крышей красовалась табличка с надписью, сделанной от руки: «Хутор Провансаль».
Из-за высокого кипариса показался огромный пес – помесь немецкой сторожевой с дворнягой – и со скучающим видом уставился на посетителей. Затем, узнав Макса, пес радостно гавкнул и, виляя лохматым хвостом, бросился к нему по усыпанному гравием двору.
– Эй, Пату, ну как ты, мальчик мой? – приговаривал Макс, ласково гладя собаку.
Откуда-то из дома Карен услышала изумленное «Oh, mon Dieu.
type="note" l:href="#n_9">[9]
Затем, раскинув руки, во двор выбежала сияющая от радости полная женщина с короткими черными волосами и в очках.
Макс побежал к ней и подхватил, словно пушинку.
– Как поживает моя любимая горянка? – спросил он, закружив женщину на руках.
– Поставь меня на место, сумасшедший, – смеясь сказала женщина, хотя и с акцентом, но на хорошем английском. – И дай мне взглянуть на эту прекрасную девушку.
Макс опустил хозяйку на землю и представил ей Карен. Не спеша опустив двухфокусные очки на кончик носа, женщина внимательно рассмотрела Карен.
– Нет-нет, – наконец произнесла пожилая француженка. – Ты нисколько не преувеличил, Максимилиан. Она действительно красива, как закат в Провансе.
Карен почувствовала некоторую неловкость.
– Благодарю вас, мадам Шаплен.
Та нетерпеливо замахала рукой.
– Нет, нет, нет. Никаких формальностей. Мы в деревне, так что зовите меня Мадо, договорились? Меня здесь все так зовут. Это сокращенно от Мадлен.
И, взяв Карен под руку, она повела ее по тенистому двору. А пес отправился обратно на солнцепек.
– Ответь мне, – продолжала Мадо, наклоняясь к Карен и понижая голос, – у вас с Максимилианом… серьезно, правда? – Хозяйка бросила на Карен красноречивый взгляд, полный истинно французского очарования.
Прямота вопроса заставила Карен улыбнуться. Ее мать точно так же пытливо и вопросительно смотрела на нее, когда хотела убедиться в какой-нибудь своей догадке.
– Нет, – столь же откровенно сказала Карен. – Мы с Максом друзья. – И сама удивилась, как просто сорвалось с ее языка последнее слово.
Мадо ехидно усмехнулась.
– Наверное, ты считаешь меня любопытной старушенцией. Нет-нет, – быстро добавила она, когда Карен принялась было возражать. – Не отпирайся. Я сама знаю, что так оно и есть. Это у нас в роду. Но, понимаешь, мы любим Макса, как сына, и я подумала, раз он говорит о тебе с такой… с таким огнем и раз ты первая женщина, которую он сюда привез… – Фраза осталась незаконченной, словно и не нуждалась в завершении.
– Я понимаю.
Почувствовав, что больше ничего не выведает, Мадо пожала плечами:
– Что ж, ладно, как бы то ни было, все равно хорошо. Я еще никогда не видела Макса таким счастливым. Ну вот мы и пришли. – И отступила в сторону, пропуская Карен в гостиницу.
– Макс, проказник! Давно пора было явиться!
Карен обернулась и увидела маленького человечка с редеющими седыми волосами и часто мигающими карими глазами. Хотя лицо его избороздили морщины, а плечи ссутулились от старости, двигался он легко и быстро – как человек, не привыкший сидеть без дела. Вокруг его пояса был повязан большой синий фартук с изображенным на нем пьяным поваром. В два огромных прыжка оказавшись возле старика, Макс по-медвежьи стиснул его в объятиях, тараторя по-французски что-то, видимо, очень приятное.
Наконец, выпустив старика, он представил ему Карен. Француз бросил на нее одобрительный взгляд.
– Рад вас видеть, мадам, – произнес он, взяв ее за руку и поклонившись. – И добро пожаловать.
– Спасибо. Но если уж я должна обращаться к вам по имени, так и вы зовите меня просто Карен.
– Ага! – отозвался Рауль. – Женщина с характером. Мне это нравится.
– Еще бы, – заметил Макс, подмигнув его жене. – Ты пятьдесят лет женат на такой. – И, потянув носом, спросил: – Похоже, пахнет петухом в вине?
– Разумеется. Неужели я дерзну готовить что-то другое к твоему приезду?
Следующие полчаса все четверо сидели на выстеленной плитами террасе под увитыми виноградом шпалерами и пили кофе со сливками, болтая обо всем на свете. Макс рассказывал о последнем бойкоте в двух его французских компаниях, а Рауль рассуждал об изменениях, произошедших в Любероне с тех пор, как к ним стало перебираться все больше парижан. Мадо, обожавшая кино, желала знать только о карьере Карен, о том, с кем она снимается и встречалась ли когда-нибудь с Джорджем Рафтом.
Вскоре хозяева вернулись к своим ежедневным заботам, а Макс и Карен отправились на прогулку. Следующие три часа они бродили по Жорде и ее окрестностям: плутали по тропинкам среди полевых цветов, взбирались на высокие холмы, любовались старинными каменными домиками пастухов. Куда бы Карен ни бросала взгляд, повсюду видела необъятные поля золотой пшеницы, темные оливковые рощи и виноградники, казалось, простиравшиеся до горизонта.
На обратном пути она затащила Макса в крошечную лавчонку, едва вместившую их обоих. Там Карен купила несколько мешочков прованских трав для Петри и Дебби, три флакончика лавандового масла для Элизабет и десять ярдов яркой прованской ткани для Ширли.
Отказавшись от помощи Макса, она достала франки, отсчитала ровно столько, сколько выбил древний кассовый аппарат, и вручила деньги женщине за прилавком.
– Merci, madame, – поблагодарила ее та, дружелюбно улыбаясь. – C'est parfait.
type="note" l:href="#n_10">[10]
– Это значит, что я нисколько не ошиблась, – с гордостью сказала Карен Максу.
Он взял ее покупки.
– Значит ли это, что я вам больше не нужен?
– А я уже говорю, как настоящая француженка?
Он задумался.
– Пожалуй, еще нет.
– Ну, тогда вам придется немного задержаться возле меня.
Карен попыталась протиснуться мимо него к двери, но в лавочке было так тесно, что ничего не вышло. Оказавшись вплотную к Максу, Карен застыла на месте, ощутив то же чувство невесомости, которое уже испытывала, оказываясь рядом с ним. Карен подняла голову, и от его пристального взгляда ее сердце забилось чаще, а лицо залил яркий румянец.
– Прошу вас. – Макс распахнул дверь, все еще не сводя с Карен глаз.


– Ну как, – спросил Макс, когда роскошный пир, который устроил им Рауль, подходил к концу, – надеюсь, вас не разочаровало наше маленькое путешествие?
Мадо усадила их на то же место, где они завтракали, – с великолепным видом на Люберонскую долину. Почти все столики были заняты, слышался смех и звон приборов. Хотя некоторые из обедавших узнали Карен, ни у кого не хватило дерзости помешать ее трапезе просьбами об автографе.
– Словами не описать то, что я чувствую, – сказала Карен, поднеся к губам последний кусочек сыра из козьего молока и закрывая глаза, будто теряет сознание от удовольствия.
Макс смотрел и улыбался. Приезжая на хутор уже десять лет, еще никогда он не чувствовал себя здесь таким счастливым и умиротворенным. Казалось, будто приподнялся некий занавес, открывая доселе неведомый мир или мир, на который ему было просто некогда обратить внимание. И в этом чудесном мире царила чудесная женщина – невероятно красивая, добрая и, несмотря на свою славу, очень искренняя и непосредственная.
И все же за беззаботными улыбками и остроумными ответами Макс ощущал в ней скрытую внутреннюю борьбу, которая время от времени отражалась в глазах Карен: она смотрела на Макса так, будто этот мужчина был загадкой, которую ей никак не разгадать. Максимилиан старался быть с ней честным, рассказывая о своих отношениях с Луизой, прошлых и настоящих, а также о недавнем разрыве с Ники Уэлш. Тем не менее, Карен что-то беспокоило. И Макс почти не сомневался в том, что именно.
– Я рад, что вам здесь нравится. Но я был бы еще счастливее, если бы вы рассказали, что вас беспокоит.
Карен откинулась на спинку стула.
– Почему вы решили, будто меня что-то беспокоит?
Ее голос остался беззаботным, но в глазах, удивленно на него взглянувших, Макс уловил какую-то неуверенность.
– Интуиция подсказывает.
– Понятно. – И подумала: «А он уже неплохо меня изучил».
– Надеюсь, вы мне скажете?
Карен кивнула.
– Что у вас произошло с мэром Хардгровом? – спросила она, выдерживая взгляд Макса.
– То есть вы хотите узнать, почему мерзавец пытался меня убить?
– Да, и о ваших сделках с ним. Я где-то читала, что вы купили его банк.
Макс согласно кивнул. Глупо воображать, будто она могла этого не знать.
– Да, купил. Но не потому, о чем вы думаете. Мы никогда не были с Хардгровом друзьями. Я его презираю.
– Тогда зачем вы купили его банк, когда он был тяжело болен?
Макс уставился на пустую кофейную чашечку, уповая на то, что их беседе кто-нибудь помешает и ему не придется продолжать. Но Рауль и Мадо, вероятно, догадавшись о важности разговора, шепнули официантам, чтобы те не беспокоили эту эффектную пару.
– Макс, я хочу знать, – настаивала Карен. – Я должна знать.
В его голове мелькнула и тут же исчезла мысль быстренько придумать какую-нибудь незамысловатую историю. Но так же, как он не хотел причинять ей горе, Макс не хотел ей и лгать.
– Когда-то давно я узнал о том, что сделал вам Хардгров.
– Я знаю. Джек сказал мне.
Макс покачал головой:
– Сначала я услышал это от другого человека. От того, кто знает об этой истории гораздо больше Джека.
– Не понимаю. Что еще может быть, кроме того, что произошло?
– Многое.
И, осторожно подбирая слова, он рассказал о том, как его адвокат узнал о махинации мэра Хардгрова и инспектора Галлиано. Увидев, как Карен побледнела, Макс взял ее за руку, которая стала холодной и безжизненной. И лишь когда он заговорил о том, как накануне Нового года вызвал Хардгрова к себе домой, плотно сжатые губы Карен тронула едва заметная улыбка.
– Вы правда так поступили? – спросила она, снова заглядывая Максу в глаза.
– Да.
– И он согласился?
– Я не оставил ему выбора.
Кивнув, Карен устремила взор куда-то вдаль.
– За что он меня так возненавидел?
– Не вас, – поправил ее Макс. – Хардгров поступил бы точно так же с каждым, кто встал на его пути. Ведь это всего лишь алчный провинциальный аферист!
– Мстительность которого вы недооценили.
– Он пытался убить меня не из мести, слишком труслив для этого. Хардгров признался, что сделал так, потому что недавно ему предложили политический пост, а он не мог его занять, не убрав меня с дороги – навсегда.
– Значит, «Карлейль-банк» теперь ваш?
Макс покачал головой:
– Мне не нужен был этот паршивый банк. Через три месяца я перепродал его пайщикам.
Карен отвела взгляд, давая себе время осмыслить услышанное. Любой другой на месте Макса передал бы мэра властям и заставил бы его самого расхлебывать все последствия. Но политик и банкир с таким обаянием и связями, как Хардгров, сумел бы выпутаться и уже через пару месяцев снова вернулся бы в бизнес. Мистер Прэгер придумал способ, который смог оценить по достоинству лишь такой человек, как Хардгров.
Поднявшись, Макс протянул руку.
– Пойдемте и забудем о Хардгрове. Позаботьтесь о счастливом выражении лица, потому что сейчас мы с вами посетим Авиньон.


Они прощались с Шапленами. Со слезами на глазах Мадо обняла Карен.
– Ты ведь обещаешь приехать еще?
– Обещаю, – сказала Карен, обнимая хозяйку.
Высунувшись из окна машины, Карен махала рукой, пока «Хутор Провансаль» не скрылся за поворотом.
– Я провела чудесный день, – призналась она, разглядывая моментальный фотоснимок, на котором была запечатлена вместе с Максом юным почитателем ее таланта. – Спасибо. Макс взял ее руку.
– Мы можем повторить это путешествие, стоит вам только захотеть.
В начале восьмого Макс высадил Карен из машины перед отелем «Карлтон».
– Увидимся вечером? – спросил он.
– Я могу задержаться.
– Постараюсь дождаться.
Он проследил взглядом за тем, как Карен легко взбежала по ступенькам в вестибюль отеля и помахала фанатам, которые ее тут же узнали. Когда поклонники поспешили за актрисой, она остановилась и две-три минуты любезно позировала для нескольких фотоснимков, улыбаясь так, словно встреча с этими людьми – самое интересное и важное, что ей выпало за день.
Макс вернулся в «Маджестик» и, поднимаясь на лифте в свой номер, вдруг понял, что уже скучает по Карен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100