Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 4

16 июня 1982 года


В забрызганных краской джинсах и футболке с надписью на груди «Помоги своему местному театру» Карен ходила по сцене, то проверяя, нет ли пыли на мебели, то передвигая стул чуть ближе к зрительному залу.
Она остановила девушку, которая катила на тележке вешалку с платьями в артистические уборные, и быстро просмотрела все костюмы, проверив каждый шов, каждую пуговицу, каждую пряжку на поясе. Затем крикнула Чаку:
– Ты можешь немного повернуть прожектор, чтобы свет падал прямо на дверь? Это подчеркнет эффектный выход Серафины.
Убедившись, что все в порядке, Карен спустилась со сцены и занялась ежедневной проверкой зрительного зала. Если в последнюю минуту не случится никакой катастрофы, то сегодняшнее представление будет еще одним триумфом.
Первая попытка Карен поставить новую, оригинальную пьесу дала потрясающие результаты: заканчивалась четвертая неделя беспрецедентного марафона комедии в двух актах «Нанял самого себя», а заядлые театралы все еще не оставляли в зале ни одного свободного места. Филадельфийская газета в своем воскресном выпуске напечатала короткое обозрение, отмечая великолепную режиссерскую работу и современную постановку. Судя по тому, что Джуди снова вывесила у входа табличку «Все билеты проданы», придется продлить представления еще на неделю.
Два года назад Карен купила старый, полуразрушенный театр «Королевская сцена» на знаменитом Королевском шоссе в Хэддонфилде, и после многих месяцев реконструкции и создания современного проекта они со своей маленькой, но страстно увлеченной группой профессионалов восстановили былой блеск и славу столетней достопримечательности Нью-Джерси.
Это было совсем не просто. В покупку дома пришлось вложить все пятьдесят тысяч долларов, которые оставил ей отец, а ссуда в сто двадцать тысяч, взятая в «Карлейль-банке», почти полностью ушла на реконструкцию, покупку прав на постановки, рекламу и зарплату маленькому штату служащих и актеров. И вот теперь, два года спустя, они все еще не могли вместить в театр всех желающих и готовились осенью пристроить к залу балкон на семьдесят пять мест.
Карен улыбнулась, наслаждаясь редкой минутой покоя и зная, что в любой момент все может обернуться полнейшим хаосом. «И все же, – подумала она, – мне не нужно другой жизни. Театр, со всеми своими ловушками и непредсказуемостью, для меня такая же необходимая часть существования, как воздух».
Ее мать уже была драматической актрисой, когда встретила своего будущего мужа – драматурга. И хотя им не удалось основать собственный театр, они первое время вполне счастливо жили, разъезжая по свету. Когда родился Джим, старший брат Карен, супруги Ванденховель осели в Филадельфии, где Лиза Ванденховель продолжала играть в пьесах, написанных большей частью ее мужем.
В шесть лет Карен знала все пьесы отца и каждый спектакль, в котором играла мать. Пока ее сверстницы гоняли по улице на роликовых коньках, играли в куклы и смотрели после школы мультфильмы, она часами просиживала на репетициях в темном зале, с восторгом наблюдая волшебное перевоплощение людей на сцене – магию театра.
Девочка ни минуты не сомневалась в том, кем станет, когда вырастет.
– Я хочу быть актрисой, как моя мама. И как моя бабушка.
За время учебы в школе Карен успела сыграть в нескольких спектаклях, но счастливое ощущение того, что она звезда, появилось на первом курсе университета в Темпле, где будущая обладательница «Оскара» изучала театральное искусство. При исполнении роли Констанции в пьесе Сомерсета Моэма «Верная жена» ярко раскрылся ее комедийный талант, о котором она и сама не подозревала, и уже на втором курсе Карен была признана наиболее перспективной студенткой, и профессора предсказывали ей блестящее будущее драматической актрисы. Но… она встретила красивого темноволосого студента по имени Брайен Маерсон.
Через неделю молодые люди стали неразлучны. Каждый час, проведенный без Брайена, был для нее мучением. И даже первая пьеса, в которой Карен назначили помощником режиссера, не смогла отвлечь ее внимания от Брайена больше чем на пять минут. Девушка стала легкомысленной, невнимательной и все время пребывала в состоянии такого возбуждения, что находиться рядом с любимым было для нее почти так же мучительно, как и вдали от него.
Их взаимная увлеченность росла с каждым днем, обоюдный голод в любви усиливался, и Карен, уступая желаниям, которых раньше никогда не испытывала, позволяла ему больше, чем когда-либо позволяла другим…


Выехав на оживленное Королевское шоссе, она включила в «понтиаке» кондиционер на полную мощность и улыбнулась при мысли о любовном свидании, запланированном на сегодняшний вечер. Элизабет сейчас у подруги, Брайен заедет за девочкой только в восемь вечера, так что в их распоряжении целый час. Карен взглянула на часы. Уже половина пятого, но если она поторопится, то до прихода Брайена успеет принять душ, надеть черный пеньюар, который так ему нравится, и сервировать журнальный столик в углу гостиной. Конечно, если у мужа сегодня снова не будет сверхурочной работы.
Работа Брайена в «Микроэлектроникс» была очень ответственная, особенно теперь, когда фирма перешла под контроль компании «Прэгер». Карен удивлялась, как он еще выдерживает такой напряженный график и не попросит себе помощника.
«Действительно, мы оба работаем слишком много, – подумала она. – Нам просто необходима короткая передышка – отдых где-нибудь в спокойном и прохладном месте, например в горах». Карен уже несколько недель хотела обсудить этот вопрос, но Брайен в последнее время стал каким-то раздражительным, и она решила подождать более подходящего момента. И вот, похоже, этот момент настал. После напряженности, которая ощущалась последние два года, их отношения могут наконец оживиться.
Карен бросила сумочку в прихожей и бегом поднялась по лестнице. Из спальни, которую они с Брайеном делили последние восемь лет, доносился приглушенный звук телевизора. Неужели муж смотрит днем телевизор? Это на него совершенно не похоже!
Карен открыла дверь и остановилась в изумлении. Брайен, так и не сняв песочного цвета костюм, который надел еще утром, сидел в кресле и смотрел на экран.
– Брайен!
Он не шевельнулся. Карен подошла поближе и поняла, что муж не следит за происходящим на экране, а просто тупо уставился в мелькание разноцветных пятен.
– Милый, ради Бога, что ты здесь делаешь?
Она попыталась заглянуть ему в глаза, но Брайен будто не замечал ее. Карен в недоумении посмотрела на мужа и выключила телевизор. Что-то не так. Что-то произошло. Ледяной ужас сжал ее горло.
– Элизабет? – еле слышно прошептала она. – Что-нибудь случилось с Элизабет?
Он отрицательно покачал головой, и Карен с облегчением вздохнула.
– Меня уволили.
Ошеломленная, Карен с недоверием посмотрела на него.
– Уволили? Ты же входишь в правление, тебя не могут уволить!
Брайен горько усмехнулся:
– Они могут все, что им заблагорассудится.
– Но ты так много работал… Все субботы…
– Я делал это потому, что новое правление уже увольняло работников. – В маленькой комнате его слова, казалось, отскакивали от стен с тупой категоричностью. – Они убедили меня, что я вхожу в их команду, говорили, что у меня отличные показатели, большой стаж работы. – Брайен покачал головой. – Но все это был грязный обман – чтобы я чувствовал себя в безопасности и закончил проект, к которому уже приступил.
Карен попробовала его успокоить:
– Может быть, это временное увольнение? Пока они не войдут в курс дела.
Брайен равнодушно покачал головой:
– Маловероятно. У компании «Прэгер» хватает своих работников, будут ликвидироваться целые наши подразделения. Они говорят, что это входит в план реорганизации, что их потрясающая программа должна якобы привести к увеличению производства и прибылей. Прибыли! Подонки думают только о деньгах. А на сотрудников им наплевать.
– О Боже, Брайен! – Сквозь завесу слез она видела, как муж встал и подошел к окну: руки стиснуты за спиной, плечи устало опущены; Карен подошла и, обняв сзади за талию, уткнулась ему носом в спину, шепча: – Ничего, у нас все будет хорошо, дорогой. Ты скоро найдешь себе что-нибудь еще. А пока будем жить на доходы от театра.
Неожиданно он оторвал ее от себя и оттолкнул.
– Каким образом? – выпалил Брайен, обернувшись. – Как мы будем жить на прибыль от театра, когда ты быстренько пристраиваешь ее всю без остатка?
Потрясенная, Карен широко открыла глаза.
– Брайен, не надо.
– Не надо что! – спросил он, сверкая глазами. – Не надо говорить правду? Не надо называть вещи своими именами? Хватит, Карен! Будто ты никогда не слышала этих слов! Заметь, я ведь не сказал ничего нового. Но нет, ты все время шла напролом со своими сумасшедшими планами, разве не так? Всадила тысячи долларов в бесполезную, безнадежную затею, не дав мне возможности превратить их для нас в источник постоянного дохода.
Его слова прозвучали как пощечина, и она отступила на шаг, прижав руку ко рту.
– Это несправедливо, – сказала Карен, пытаясь увещевать его: она не хотела, чтобы спор перешел в ссору. – Я никогда не брала у тебя ни цента. И пока у меня все идет хорошо.
– Конечно, ведь кормлю-то всех нас я. – На его лице появилась какая-то злобная, не знакомая ей издевательская ухмылка. – Ну так что, мадам директриса? Кто теперь будет содержать семью? Ты думаешь, твоих денег, оставшихся от театра, хватит, чтобы выкупить закладные за дом? Или чтобы оплатить наши счета? А расходы на медицинское обслуживание? Ведь моя компания их уже не оплатит!
Карен закрыла глаза и проглотила слюну, всеми силами сдерживаясь, чтобы не разрыдаться и не выбежать из комнаты. Последние десять лет жизни Брайен отдал фирме «Микроэлектроникс», работая по десять – двенадцать часов в сутки шесть дней в неделю, а теперь его выбросили, как старый, ненужный башмак. Он оскорблен, уничтожен, обозлен. И как никогда нуждается в ее поддержке.
– Я знаю, будет нелегко, но мы справимся. – Карен попыталась ободряюще улыбнуться. – Ты обязательно найдешь работу. Ведь ты один из лучших специалистов в городе по системному анализу. Да с твоими талантами ты только пальцем пошевелишь – и сотни компаний будут отбивать тебя друг у друга.
– Рынок насыщен талантливыми специалистами по системному анализу, – ответил Брайен. – Пройдут месяцы, а может, и годы, пока я найду место, где мне будут платить столько же, сколько в «Микроэлектроникс».
– Хорошо, мы подождем, – сказала Карен, довольная тем, что он начал понемногу успокаиваться. – А пока ты будешь работать консультантом на дому. Ты же говорил, что можешь этим заниматься, помнишь?
– Конечно. Когда уйду на пенсию.
Брайен продолжал упрямо смотреть в сторону: это означало, что схватка закончена. Несмотря на боль, которую он ей причинил, Карен ощущала к мужу только нежность. Сейчас он был похож на бойскаута, который заблудился в густом дремучем лесу.
В свои тридцать два года ее супруг выглядел потрясающе молодо, и женщины постоянно глазели на него, не обращая внимания на присутствие жены. Он был высок и атлетически сложен, хотя никогда особенно не увлекался спортом, а его черные волосы всегда были немного длиннее, чем принято у мужчин его возраста. Карие глаза Брайена, обычно ясные и уверенные, сейчас смотрели затравленно, и от этого он сразу стал казаться старше.
– Я не пойду вечером в театр. Я останусь дома, и мы обсудим наши дальнейшие планы, а может, просто посидим молча. – И хоть ей очень хотелось приласкать и успокоить мужа, Карен не решилась дотронуться до него, опасаясь нового взрыва раздражения. – Вот только позвоню Феликсу, – добавила она, потянувшись к телефону.
– Не утруждай себя. – В голосе Брайена чувствовалась нарастающая ярость. – Вряд ли ради меня ты пожертвуешь своей карьерой.
Несмотря на самое искреннее желание сохранять выдержку и спокойствие, Карен все-таки разозлилась.
– Брайен, побойся Бога, ты же прекрасно знаешь, что вы с Элизабет – самое главное в моей жизни. Так почему же ты такой жестокий? Ради чего сейчас говорить мне все это?
– Если бы, черт возьми, я для тебя так много значил, ты не растранжирила бы наши деньги на свои авантюры, и мы сейчас не оказались бы на мели!
– Черт подери, Брайен, ведь это же были деньги моего отца! Он оставил их мне именно на то, чтобы я могла осуществить свою мечту.
Слезы жгли глаза, но она не обращала внимания, вновь переживая утрату своих родителей. Они ушли один за другим. Сначала мать – четыре года назад, после долгой: мужественной борьбы с безжалостным раком, а потом отец – потеряв волю к жизни, он застрелился спустя восемь месяцев. Но горе Карен усугубил брат, когда отказался присутствовать на похоронах родителей.
Джим потерял во Вьетнаме левую руку и вернулся домой обозленный и совершенно потерянный. Через два года лечения, которое почти никак не повлияло на его отношение к жизни, он уехал на острова Фиджи, обвинив в своих бедах всех, включая родителей, и поклявшись больше никогда в жизни не ступать на американскую землю. И сдержал свое слово.
– Свою мечту? – закричал Брайен. – Нет, свои потребности! Ведь все, как всегда, сводится к этому? И никакого тебе нет дела до Брайена, его желаний и его мечтаний.
Но Карен уже не слушала.
– Я пойду вниз готовить ужин, – сказала она, не желая спорить, и, не говоря больше ни слова, совершенно подавленная, с тяжелым сердцем, спустилась вниз.
Брайен вел себя неоправданно жестоко, но Карен все-таки очень его любила и хотела пройти вместе с ним через все трудности, чего бы это ни стоило. Завтра она займется проверкой семейного бюджета и урежет его, а потом покажет результат Брайену. Сейчас он слишком возбужден, чтобы взглянуть на все трезво и спокойно.
Она думала о Брайене, о его неспособности, нежелании встречаться с трудностями. Конечно, нельзя делать вид, будто ничего не случилось. Увольнение – это страшное бедствие, но почему он сразу так паникует? И почему всегда обвиняет во всем жену? Карен с горечью вспомнила, как Брайен был против ее решения оставить ребенка, когда выяснилось, что она беременна. В конце концов Карен победила, и он согласился пойти в фирму «Микроэлектроникс», вместо того чтобы податься в Калифорнию и поискать какую-нибудь более прибыльную работу. Но это была мнимая, безрадостная победа, и после рождения Элизабет обиды и раздражение Брайена проявлялись во всем – он демонстративно не обращал внимания на ребенка, подолгу дулся и не разговаривал с Карен. К счастью, на смену таким капризам всегда приходили волшебные моменты раскаяния, и они заставляли ее забыть обо всем плохом – в объятиях пылкого, нежного любовника, который умел разбудить страсть.
Когда дочка пошла в детский сад, Карен вернулась в Темплский университет и после его окончания сразу получила место художника в театре имени Маркхама в Филадельфии. Конечно, это не артистическая карьера в Нью-Йорке, о которой она мечтала, но все-таки работа в театре, и, естественно, теперь, когда нужно заботиться о муже и ребенке, приоритеты изменились.
И хотя пятьдесят тысяч долларов, вложенных в театр, достались ей от родителей, Брайен просто взбесился, когда Карен сказала, как собирается ими распорядиться. Он хотел отложить их вместе с теми деньгами, которые подкапливал, чтобы когда-нибудь открыть свою собственную консалтинговую компанию. Потребовалась целая неделя мягких уговоров и поддержка со стороны банкира, чтобы Брайен взглянул на дело более оптимистично.
Через шесть месяцев, когда билеты раскупались с полным аншлагом, Карен позволила себе сравнять свою зарплату с той, что получала в театре имени Маркхама. Но и тогда, несмотря на явные успехи ее спектаклей, Брайен продолжал критиковать это решение, никогда не упуская возможности высказать свое недовольство. И вот сегодня раздражение, подстегнутое страшным провалом в карьере, вылилось в дикую, постыдную сцену – такой ярости и ненависти она не ожидала и была просто в отчаянии.
Глядя в окно, Карен со вздохом вытерла слезу со щеки. Какой прекрасный, теплый июньский день!..
– Обещанный ужин все-таки будет?
Карен оглянулась и чуть не вскрикнула от удивления. Брайен стоял в дверях кухни с мокрыми после душа волосами, узкую талию плотно обхватывало пестрое махровое полотенце. У мужа был такой слегка задумчивый, слегка виноватый вид, что она не смогла не улыбнуться ему, сразу забыв обиды.
– Конечно!
– Отбивные подождут, как ты думаешь? – спросил Брайен мягким, чуть хрипловатым голосом, выдававшим его желание заняться любовью. – Или ты предпочитаешь сначала поесть?
– Это приглашение? – прошептала она, развязывая полотенце на его талии.
У Брайена вырвался короткий довольный смешок.
– Что, прямо здесь?
Ее губы прижались к его влажной груди, и через свои джинсы она почувствовала мгновенную эрекцию мужа. Карен медленно сползла вниз, и ее рот нашел то, что хотел.
– Вы что-нибудь имеете против, мистер Маерсон?
Довольный, Брайен глубоко вздохнул:
– Нет, миссис Маерсон. Абсолютно ничего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100