Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 30

Поставив ноги на пустой ящик из-под кока-колы, Элизабет сидела в кресле режиссера и следила, как яхты мягко скользят по широкой водной глади залива, как их белые паруса слегка надуваются под горячим июньским ветерком. Вдруг мимо с шумом пронеслась моторная лодка, оставив за собой широкий пенящийся след.
Сейчас этот обычно тихий берег Лонг-Айленда превратился в шумную, кипящую страстями съемочную площадку, где безраздельно властвовало вдохновение и безумие, вспыхивая, менялись настроения и характеры, а хаос был нормой жизни. Элизабет с восторгом переживала каждую минуту этой жизни. Ей нравились яркие огни, беспорядочное нагромождение камер и электрических кабелей. Ей нравились крики, громкие споры режиссера и актеров. Ее восхищала мгновенная и абсолютная тишина на съемочной площадке, как только звучало слово «Мотор!».
Но больше всего Элизабет нравилось смотреть, как играет ее мама, которая поразительно менялась при этом. Не внешне, конечно. Девочке тогда казалось, что она открывает для себя совершенно нового человека.
Вся съемочная группа обожала ее, а Элизабет знала каждого по имени. Иногда, когда обстановка на площадке накалялась, она легко могла снять напряжение единственным замечанием или своим невыносимо комическим подражанием Мэй Уэст.
Услышав голос режиссера, Элизабет тут же переключила внимание на съемочную площадку.
– Мотор!
Ее мама и Мэгги Дрейфус, которые, казалось, уже целую вечность стояли на своих местах, вдруг ожили. Элизабет не переставала удивляться тому, что ее мама, всегда выдержанная и спокойная, может так выйти из себя и превратиться в незнакомую горячую, страстную женщину.
Сцена была отснята, и Майкл Харрис торжествующе выбросил вверх кулак.
– Отрезать и отпечатать! – заорал он.
Элизабет в изнеможении откинулась на спинку кресла; Боже, как бы ей хотелось вот так же играть на сцене! Раньше она думала, что станет художником по рекламе, как Дебби, но за последние несколько месяцев поставила себе другую цель. И теперь больше всего на свете мечтала стать актрисой. Как ее мама.
– Эй, ребенок, хочешь соку?
Она повернулась и отрицательно помотала головой, все еще не в состоянии произнести ни звука, как ни старался Чад Бреннер ее разговорить. Элизабет рассказала своей подруге Клэрис, какой он красивый и симпатичный, даже без грима, и та чуть в обморок не упала только при упоминании его имени.
– Чад Бреннер разговаривает с тобой? По-настоящему разговаривает?
– Постоянно. Он даже разрешает мне сидеть в его кресле.
Клэрис закатила под лоб огромные глаза – как у собак породы бассет.
– Лучше молчи, а то я умру!
– А иногда он ерошит мне волосы.
– Боже!
Элизабет смотрела, как Чад взял пластиковый стаканчик с длинного стола со всякими закусками и напитками и налил себе апельсинового сока, который поглощал галлонами.
Клэрис было отчего падать в обморок, как только имя Чада Бреннера всплывало в разговоре. Для человека, только что отметившего в сорок второй раз свой день рождения, он был, как говорят школьники, «в полном порядке». Высокий, с густыми светло-каштановыми волосами, отливавшими на солнце золотом, Чад двигался той ленивой, слегка развинченной походкой, которую много лет назад прославил Джон Уэйн. Только Джон Уэйн никогда не выглядел таким сексуальным.
Элизабет подозревала, что все женщины на съемочной площадке, за исключением ее матери, влюблены в Чада Бреннера. Но как бы красив и мил он ни был, ему далеко до Нейла. Он не умел так веселиться и не умел так шутить. И не важно, что говорят вокруг, но, на ее взгляд, Чад даже близко не был так талантлив, как Нейл. Отшвырнув ногой коробку из-под содовой, она встала и, сунув руки в карманы шорт лимонного цвета, пошла к строению, которое служило здесь комнатой отдыха. Ей не хватало Нейла. Прошел почти год, как он ушел, а Элизабет все еще хотелось, чтобы случилось чудо, чтобы Нейл и ее мать помирились и рассказали ей правду о своем разрыве. Неужели они думают, что Элизабет не поймет? Неужели взрослые считают, что она не знает о таких вещах, как супружеская измена и гомосексуализм?
Она узнала все совершенно случайно. Нейл как-то зашел, чтобы отдать ей новую детективную повесть, которую давно обещал. А потом Элизабет увидела на журнальном столике его солнцезащитные очки. Бросившись вдогонку, она выбежала на тротуар как раз в тот момент, когда Нейл открывал дверцу ожидавшего его такси, и увидела на заднем сиденье очень красивого молодого человека. Элизабет тогда сразу подумала, а не тот ли это мужчина, который последнее время так часто берет трубку в квартире Нейла и чей голос немного похож на женский. Заметив ее взгляд, молодой человек что-то сказал актеру, и тот обернулся. Она не могла не заметить, как Нейл покраснел, когда забирал протянутые в окно очки.
О гомосексуалистах Элизабет рассказала Клэрис, которая заявляла, что знает о них все, а также слышала пару раз, как Петри с мамой разговаривали на эту тему, но при ее появлении тут же замолкали. Она все хотела поговорить с кем-нибудь о своих догадках, но точно не знала, как это выразить словами. Несмотря на то, что девочка считала себя достаточно взрослым человеком, она прекрасно сознавала, что почти ничего не понимает в данном вопросе. И пока Элизабет не знает, она будет относиться к этому, как любой взрослый, то есть делая вид, что проблемы вообще не существует.


– Я должна съехать с квартиры? Что ты имеешь в виду? – весело спросила Карен, вращаясь на высоком табурете в кухне Петри. – Ты хочешь от меня избавиться?
Было воскресенье, неделю спустя после; дня рождения Элизабет, и она наслаждалась отдыхом, в обществе верной подруги.
Петри бросила на Карен любящий взгляд. За время, проведенное на съемках, Карен загорела, легкие, едва заметные: веснушки проступили на носу и более яркие – на груди.
– Конечно, нет. Я имею в виду, что для тебя пришло время переехать в более комфортабельную квартиру.
Карен взяла из вазы с фруктами яркое, красное яблоко и впилась в него зубами. И игриво спросила с полным ртом:
– Ты меня уже считаешь таким снобом?
– Дорогая, тут дело не в снобизме, на это нужно смотреть с практической точки зрения. Это касается, во-первых, налоговых выгод, а также твоей уединенности и безопасности.
– Ты думаешь, что папарацци собираются преследовать меня уже сейчас, когда я еще только почти знаменита? – рассмеялась Карен, не в состоянии поверить, что немедленно после выхода «Райской бухты» на экран она тут же станет знаменитостью.
– Да, и совершенно безжалостно. Пока ты еще мало встречалась с репортерами, но как только выйдет фильм, они будут сутками караулить тебя у дверей квартиры. Ты ведь не хочешь, чтобы и Элизабет от них тоже досталось?
Карен сразу стала серьезной.
– Нет. И поверь мне, я все время думаю об этом.
– Тогда почему ты не слушаешь меня?
– Потому что меня беспокоит, как она отнесется еще к одной перемене в ее жизни. Сначала отец, потом Нейл. Что она мне скажет, если теперь лишится и тебя? – Карен мягко положила ладонь на руку Петри. – Ты ведь стала частью нашей жизни. Как же я уеду, если половина меня останется здесь?
Петри облокотилась на стол и положила подбородок на руки.
– Мне кажется, ты недооцениваешь Элизабет. Я все время наблюдаю за ней. Девочка очень быстро привыкла к своей новой, обеспеченной жизни. И новый дом, особенно если ты сделаешь ее помощницей в его поисках, доставит ребенку много радости. Что же касается меня, то… – Она лукаво посмотрела на Карен. – А что, если я тоже перееду? Что, если мы купим два дома рядом? Это тебе больше понравится?
– О-о, Петри, это было бы чудесно! Но я не могу допустить, чтобы ты сделала это. Как же ты покинешь насиженное место, ведь ты столько лет прожила здесь?
– Ты представляешь меня эдакой старой, беспомощной простофилей, которая шагу не может ступить, чтобы не наделать глупостей. Конечно же, я люблю свой дом, но люблю его в основном потому, что в нем живете вы с Элизабет. – И подняла руку, когда Карен попыталась что-то возразить. – Дай мне закончить. Я уже давно подумываю купить еще один дом. И для меня это прекрасная возможность осуществить свою мечту. А кроме того, я люблю перемены в жизни.
– А что ты будешь делать с этим домом?
– Эта проблема меня меньше всего волнует. Сейчас с жильем в Манхэттене так сложно, что просто отбоя не будет от желающих взять его в аренду.
В конце июля они уже переселились в новые дома. Карен нашла отремонтированный довоенный особняк на Пятой авеню. В доме были потолки высотой тринадцать футов, мраморная галерея с верхними световыми люками из освинцованного стекла и просторные комнаты, выходящие на Центральный парк.
Свой особняк, располагавшийся по соседству, Петри обставила старой, дорогой ее сердцу мебелью и помогла Карен купить все, что было необходимо: в считанные дни появились бархатные диваны и кресла нежного кораллового цвета, столы черного дерева, бледно-палевые занавеси на окнах и огромный шикарный ковер в столовой. Результаты оказались потрясающими. Элизабет носилась по всем комнатам, громко выражая свой восторг.
– Мамочка, я не верю, что это все наше! Все так красиво, так… классно! – Она взбежала по великолепной, изящной лестнице и встала на верхней площадке, приняв аристократическую позу и важно задрав нос. – Ну, как я выгляжу? – спросила она, прижав руку к груди.
– Как герцогиня. А теперь не будешь ли ты так любезна спуститься и помочь мне разложить вещи? То есть, конечно, если это не доставит вам слишком много хлопот, ваша светлость!


– Да почему ты так уверен, что не сможешь этого сделать? – вышел из себя Тони и швырнул салфетку на стол. – С ума можно сойти! Будто я прошу тебя забраться на Эверест!
Они сидели за столом друг против друга на кухне у Тони. Нежнейшая рыба, тушенная в белом вине, которую Нейл собственноручно приготовил, вернувшись с Фултонского рыбного базара, остывала на блюде – ни один даже не притронулся к еде.
– Я не могу больше просить у Карен денег, – сказал Нейл, стараясь не встречаться со свирепым взглядом Тони. – Мы так не договаривались, когда начинали это дело.
– Мы договаривались, мой друг, что ты получишь то, что тебе положено.
– Так в том-то и дело. Мне ведь ничего не положено. И нам больше не нужно, Тони. Мы и так получаем тысячу в неделю. Это пятьдесят две тысячи долларов в год, без всяких налогов! А если взять еще сорок тысяч или около того, которые ты выручаешь в своем цветочном магазине, то мы просто купаемся в деньгах.
Не говоря ни слова, Тони встал и принес номер «Нью-Йорк Таймс» за последний вторник.
– Она купается в деньгах, дорогой, а не мы.
И в доказательство бросил на стол страницу с информацией о купле-продаже домов. Нейл увидел фотографию и статью, которые и явились причиной этого разговора:
«Дом Армстронга на Пятой авеню, изображенный на фото, был недавно куплен актрисой Карен Ричардс за миллион четыреста долларов. Шикарная восьмикомнатная резиденция, построенная отцом Джоша Армстронга более ста лет назад, была выставлена на продажу в прошлом месяце после смерти Лилли Армстронг, вдовы банковского магната».
– Одна целая четыре десятые миллиона долларов, – холодно сказал Тони. – Это, конечно, весьма уважительная причина для жалости, не так ли?
– Она работает день и ночь за эти деньги, Тони. Ты уж мне поверь, я-то знаю.
– А я, значит, не работаю? – И окинул актера ледяным взглядом.
Нейл вздохнул. Они целыми днями спорили о деньгах, а сегодняшняя заметка в «Таймс» снова подлила масла в огонь. Из-за этого даже не состоялась их воскресная поездка на побережье.
– Я этого не говорил. Сядь, пожалуйста. Я столько возился, готовил рыбу. Это ведь твое любимое блюдо.
– Ты пойдешь и попросишь у нее двадцать тысяч?
Нейл поднял на него глаза.
– Нет. На этот раз удовлетворяй свои голодные инстинкты за собственный счет.
Облокотившись на кухонную стойку, Тони несколько секунд пристально изучал его. Потом, самодовольно улыбнувшись, знаком показал Нейлу следовать за ним в гостиную.
Озадаченный, Нейл повиновался и увидел, что Тони подошел к полке, где хранилась прекрасная коллекция старых фильмов – от детективных сериалов до психологических драм. Не задумываясь, он взял одну из кассет и вставил ее в видеомагнитофон.
– Ты можешь сесть, – небрежно разрешил Тони.
Нейлу не понравилось холодное и сытое выражение его лица. Появилось изображение без звука, во рту у Нейла пересохло, и он без сил опустился на диван. На телевизионном экране он и Тони тесно сплелись в страстном объятии. Лицо Тони было полностью скрыто, а его, Нейла, было вполне узнаваемо.
Если бы ситуация не была столь жалкой, он бы расхохотался. Его использовали! И, надо сказать, здорово использовали. Он не знал наверняка, сколько этой пленке месяцев, но она явно была сделана в этом году. Возможно, сразу же после того, как Тони узнал, что Карен скоро станет кинозвездой – и очень богатой кинозвездой.
– Зачем ты это сделал?
Тони был явно удивлен.
– Ответ напрашивается сам собой, тебе не кажется? Особенно после нашего сегодняшнего разговора о том, что мы должны или не должны делать.
– Ты хочешь использовать эту запись против меня?
– Если будет необходимость, – сказал Тони, нажав кнопку выброса кассеты.
Нейл откинулся на спинку дивана. После многих месяцев проб и прослушиваний удалось-таки получить второстепенную роль в пьесе «Уик-энд в Мауи». Если эта запись или слух о его гомосексуальных наклонностях станут достоянием гласности, то он пропал.
– Сколько копий ты сделал? – спросил Нейл таким слабым голосом, что сам едва услышал себя.
– Три… или четыре. Я забыл. Кстати, на мой взгляд, совсем не плохая работа. – Глаза его смотрели насмешливо, почти с издевкой. – Что же ты молчишь? Я хочу услышать твое мнение. В конце концов, кино – твоя специальность.
– Замолчи.
Нейл посмотрел на своего молодого любовника, и ему показалось, что он впервые видит Тони. Слегка порочный, очаровательный мальчик, которого Нейл знал и любил, теперь показал себя с такой стороны, что ему захотелось убежать от него куда глаза глядят.
Тони сел рядом.
– Ладно. Давай поговорим серьезно. Все, чего я прошу, чтобы ты посмотрел на это дело здраво. Что для тебя сделала Карен? Ничего! Она оставила тебя и уехала в Лос-Анджелес, когда ты переживал худшую полосу в своей жизни, а потом вернулась лишь для того, чтобы вышвырнуть из дома, как какого-нибудь воришку. И не забывай, что она сделала с «Ундиной»: просто украла у тебя спектакль! Ты был там главной притягательной силой, пока не появилась Карен. Это тебя должен был заметить продюсер из Голливуда, а не ее. И это ты покупал бы сейчас дом за полтора миллиона долларов в фешенебельном районе Нью-Йорка и играл бы заглавную роль в дорогом голливудском фильме.
– У меня была такая возможность, – проронил Нейл.
Он промолчал о том, что такие мысли уже давно посещали его. Да, в глубине души Нейл завидовал Карен с самого начала – ее таланту, молодости, силе, ее особому магнетизму, которые он, увы, так быстро растерял.
– А теперь у тебя снова есть возможность все это получить, – продолжал Тони. – Немного удачи плюс твой большой талант – и «Уик-энд в Мауи» станет вторым рождением Нейла Хаммонда. Я верю в тебя, Нейл. Но и ты должен мне верить, ведь я хочу, чтобы нам обоим было хорошо.
Нейл молчал. Ему бы следовало сейчас встать и послать Тони ко всем чертям, но его физическая и эмоциональная связь с этим наглым смазливым мальчиком была слишком сильна. Даже теперь. А кроме того, Тони прав: двадцать тысяч долларов – не такая уж большая сумма для женщины, которая только что купила дом на Пятой авеню.
– Ладно, я сделаю это, – сказал он наконец. – Но дай мне несколько дней, я обдумаю, как ей это все преподнести.


Карен наотрез отказалась нанимать прислугу на полный день и дворецкого, как предлагала Петри, но согласилась, что ей нужна помощь по дому. После нескольких собеседований она наконец остановилась на доброй круглолицей итальянке по имени Кончитта, которая любила детей, весь день распевала арии из «Риголетто» и наполняла дом потрясающими ароматами итальянской кухни.
Через несколько дней после переселения Нейл разыскал их. Без всякого приглашения он явился однажды в дом, когда Элизабет была в лагере.
– Я переезжаю обратно в Лос-Анджелес, – объявил он, одобрительно поглядывая вокруг.
Карен должна была бы, кажется, почувствовать облегчение, но не верила, что он пришел только попрощаться.
– Насовсем? – спросила она.
Нейл метнул на нее свой знаменитый лукавый взгляд.
– Боишься, Рыжая, что будешь скучать по мне?
Карен сделала вид, будто не слышит.
– Если ты уезжаешь насовсем, то я хочу уладить дело с теми фотографиями, пока ты здесь. Я не желаю, чтобы ты разъезжал с ними по всей стране.
Карен старалась говорить небрежно, но ей с трудом удавалось скрыть свое беспокойство. Почти год Нейл не делал больше попыток вымогать дополнительные суммы, но по-прежнему отказывался обсуждать условия их окончательного соглашения. Ей иногда казалось, что она никогда не избавится от Нейла.
– Не беспокойся. Когда придет время серьезно поговорить об этом, я сообщу тебе. А пока мне нужны деньги на переезд. Двести тысяч долларов.
Услышав, как Карен громко ахнула, он обернулся и добавил:
– Я знаю, это большие деньги. Но ведь Лос-Анджелес – дорогой город. И это уж точно в последний раз – аванс в счет окончательного соглашения. Клянусь!
– Ты говорил мне то же самое, когда просил десять тысяч долларов, – напомнила она с сарказмом.
Взгляд его стал жестким.
– Я очень тороплюсь, Карен. Так что, да или нет?
«Не соглашайся, – говорил ей внутренний голос. – Скажи, мол, тебе наплевать на то, что он собирается делать со своими омерзительными, грязными секретами. Пусть катится к черту».
– Карен?
Словно под гипнозом она подошла к секретеру и вынула чековую книжку.


Нейл стоял на углу Бродвея, сжимая в руке полученный чек. Он целую неделю готовился пойти к Карен, а потом, три дня назад, когда выяснилось, что постановка «Уик-энд в Мауи» окончательно развалилась из-за трений между продюсером и режиссером, решил, что они с Тони соберут вещи и переедут в Лос-Анджелес. В Нью-Йорке больше ждать нечего, а частые и очень дорогие отлучки молодого человека в Атлантик-Сити были постоянной причиной их ссор. Конечно, продав свою квартиру, Нейл смог бы оплачивать карточные долги любовника, не обращаясь к Карен. Но Тони становился все более ненасытным, и компания, с которой он связался, начинала серьезно беспокоить Нейла.
– А что, если мы переедем в Лос-Анджелес? – Они лежали, покуривая превосходные сигареты с марихуаной, – Давай я попрошу у Карен аванс гораздо больше, чем эти жалкие двадцать тысяч, и сам: все. приготовлю к отъезду.
Тони обиженно надул губы, обдумывая неожиданное предложение.
– У меня здесь столько друзей, – капризно протянул он.
– Заведешь новых.
– А как же мой магазин?
– Продадим его и купим другой в Лос-Анджелесе. Даже приобретем что-нибудь на Родео-драйв. Ты не отказался бы?
Тони начал проявлять интерес к предложению.
– Да, на Родео-драйв – это неплохо.
Помолчав, Нейл добавил:
– Конечно, я надеюсь получить кое-что взамен.
– И что же это?
– Видеокассеты. Когда я думаю, что ты все время держишь меня на крючке, то чувствую себя, как рыба на песке, и это портит наши отношения.
Тони сделал глубокую затяжку.
– Я должен подумать. Но конечно, если ты достанешь деньги.
Светофор переключился на зеленый, и Нейл направился к Центру имени Линкольна, чтобы взять такси. Он старался не вспоминать о презрении, которое увидел во взгляде Карен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100