Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 27

Последнюю ночь в Калифорнии она почти не спала. И, бесконечно прокручивая разговор с Роном Сантини, задавала себе вопросы, на которые не было ответов. Что, если все это правда? Что, если странное поведение Нейла в последнее время было вызвано совсем не стрессом? Может, были и другие признаки, на которые она просто не обратила внимания?
Карен была слишком поглощена своей страстью, чтобы замечать едва уловимые изменения в их отношениях с Нейлом. Только в последние две недели она поняла, что у мужа отсутствует либидо, но объяснила это закрытием спектакля и его постоянным беспокойством за свое будущее. И даже предположить не могла, что человек, много лет владевший сердцами и душами миллионов женщин, был совсем не тем, кем казался. С тяжелым чувством Карен поняла, что уже считает его виновным.
Самолет остановился, и все ее мысли теперь были только об Элизабет. Девочка уже пережила разрушение одного семейного очага. Неужели придется заставить ее пройти через все это снова? А она так привязалась к Нейлу! Можно ли спасти этот брак? Хотя бы ради дочери!
Со вздохом Карен подняла дорожную сумку и пошла между рядами кресел. Это возвращение должно было бы стать для нее триумфальным. Началом новой, блестящей жизни. Но Карен чувствовала, что ее снова ждет… катастрофа.


Нейл сидел за высоким кухонным столом, вперив взгляд в трещину на стене над раковиной. «Боже мой, – горько думал он, – вот так весь мир рушится от одного удара грома». Меньше всего он ожидал, что Карен узнает в Калифорнии о его связи с Сантини. С этим подонком!
– Нейл! Это правда?
Он не мог поднять глаза и ответил охрипшим голосом:
– Да.
Карен закрыла глаза. Она еще надеялась, что все это ложь – лишь грязные сплетни, без которых Голливуд просто жить не может.
– Почему ты ничего не рассказал мне?
Нейл невесело рассмеялся:
– Как ты думаешь, что я должен был тебе сказать? «Кстати, дорогая, это ничего, если я педераст?»
– Не говори так!
– А что, это ведь правда! Для вас, людей так называемой правильной ориентации, я и мне подобные все равно что прокаженные. О-о, я знаю, вы твердите, что относитесь к этому без предубеждения и с полным пониманием, но в душе вы считаете нас выродками и отверженными.
– Прекрати! – Глаза ее сверкали. – Как ты смеешь ставить меня рядом с такими людьми? Я, черт побери, действительно человек справедливый и без всяких предубеждений. И я не собираюсь притворяться.
– Но ты же не поняла меня!
– А ты хотя бы пытался дать мне такую возможность? Нет! Вместо этого ты позволил мне узнать обо всем от этого… пошлого ничтожества! – Она схватилась за спинку стула. – Сколько времени ты был… – И умолкла, не зная, какое слово употребить.
– Долго. Все началось еще в школе, но никто не знал. Наверное, это был самый долгий секрет во всей истории Голливуда. Даже сейчас, после стольких лет, правду обо мне знают лишь несколько человек.
Он замолчал, чувствуя неловкость.
– Я хочу знать все. Все!
Нейл вздохнул, не зная, с чего начать. Наконец он нашел нужные слова, но так и не смог смотреть Карен в глаза.
– Я старался скрывать эту сторону своей жизни, назначал свидания молоденьким актрисам, партнершам по фильмам, снимался для журналов с самыми шикарными женщинами, даже пару раз обручался. Часто, если становилось совсем невмоготу, потихоньку улетал на выходные в Сан-Франциско. Я научился всяким хитростям, чтобы избегать репортеров, даже переодевался, и менял внешность, нанял себе личную охрану, в общем-то бандитов, которые сразу зверели, если кто-то отваживался подойти слишком близко к кинозвезде, – ведь я платил им за это огромные деньги. Когда все-таки пошли слухи и это стало серьезно угрожать моей карьере, студия, чтобы предупредить скандал, предприняла единственно верный шаг, который успокоил прессу. Они свели меня с Лорной Мартин – эдакой эротичной восходящей кинозвездочкой, которая играла какую-то маленькую роль в моем последнем фильме. После короткого ухаживания, которое широко освещалось в прессе, мы поженились.
– Ты… занимался с ней любовью? – Карен задала этот вопрос, не поднимая головы.
– Два раза. Она была единственной женщиной в моей жизни до тебя. Когда у меня уже не осталось сил разыгрывать этот спектакль, я стал искать удовольствия в другом месте, только теперь я был очень и очень осторожным. Через восемнадцать месяцев мы с Лорной разошлись.
Карен сжала кулаки, боясь задать следующий вопрос. Но она знала, что не успокоится, пока не сделает этого.
– Когда у тебя была последняя связь? Я имею в виду с другим мужчиной.
– Больше двух лет назад, – солгал Нейл. – Я потому и не смог быть с Роном, что уже не чувствовал того, что раньше. Я начал меняться. А потом встретил тебя, и с того вечера, когда мы были впервые вместе, я понял, что теперь у меня все будет по-другому. Моя жизнь полностью перевернулась. Я поверил, что могу преодолеть все. По крайней мере, пока я с тобой.
– А как же те трудности, что были у нас с тобой совсем недавно? Помнишь? Ты тоже сможешь их преодолеть? Или это останется у нас на всю жизнь?
Воодушевленный ее словами, Нейл затряс головой и сказал как можно искреннее:
– Меня съедало чувство вины, что я должен был сказать тебе обо всем и не сделал этого. Теперь все будет по-другому. Я обещаю.
Он смотрел с обезоруживающей искренностью, и хотя отчаянно хотела поверить ему, она вдруг поняла, что не может отделить в Нейле человека от актера.
– А у тебя не было?.. – «Господи, как же это сказать?» – Тебе не хотелось… кого-то еще, с тех пор как мы вместе?
Сердце Нейла отчаянно забилось. Наверное, Карен слышит его удары. Последние тридцать лет своей жизни он прожил, постоянно придумывая одну хитроумную ложь за другой, и вот теперь, когда все его будущее зависит от того, что сейчас сказать и как сказать, Нейл не может выдавить из себя ни слова. Где же его актерский талант, когда он ему так нужен?
– Конечно, нет, – выдохнул Нейл.
Что-то в его интонации, в том, как он едва уловимо отвел глаза, заставило Карен застыть от страшной догадки.
– Что ты делал, пока я была там? – спросила она наконец.
– Это что? – вдруг закричал Нейл и ударил ладонью по столу. – Испанская инквизиция? Ничего не делал! Тебя это устраивает? Я слонялся по городу как потерянный, чувствуя свою вину и проливая горькие слезы.
– Посмотри на меня, Нейл, – потребовала Карен, не отводя взгляда, – скажи мне это еще раз.
В его глазах она прочитала молчаливый ответ и прошептала:
– О Господи! Ты с кем-то встречался…
Он слез с высокого табурета, чувствуя облегчение оттого, что уже ничего не нужно скрывать. Теперь все будет хорошо. Он постарается все объяснить.
Нейл взял ее за плечи и заставил посмотреть себе в глаза. Во взгляде жены он увидел ужас и боль от его нового предательства.
– Это было только один раз, Карен. Клянусь! Я нашел этот проклятый ключ, про который совсем забыл, и пошел отдать. – Он чувствовал, как по спине стекает струйка пота. – Я ничего не хотел… Но это случилось. Я был так одинок, Карен! Я очень страдал. Как ты не понимаешь меня? Вся моя карьера полетела к черту, и все остальное. И я думал… думал, что… наверное, уже ничего не смогу в сексуальном плане.
Он почувствовал, как Карен сразу вся сжалась.
– И ты пошел и переспал с кем попало, дабы убедиться, что ты еще что-то можешь? – Тонкая ниточка ее терпения лопнула. – Убирайся!
– Карен, ты меня совсем не слушаешь! А говорила, что справедливая. Сейчас как раз случай доказать это.
Она окончательно вышла из себя.
– Убирайся отсюда, Нейл. Сейчас же!
– Этого никогда больше не случится, клянусь, – умолял он.
Его голос дрогнул от отчаяния. О Боже, нужно что-то сделать! Он должен заставить Карен простить его, ведь Тони ясно дал понять, что не собирается поддерживать их отношения. Если Нейл потеряет Карен, то снова останется один. Один, и без копейки денег.
Карен в ужасе отшатнулась, будто одно его прикосновение могло осквернить ее.
– Возьми все, что тебе необходимо на сегодня, а завтра заберешь остальное. Я хочу, чтобы к приезду Элизабет ничто не напоминало о твоем коротком пребывании в этой квартире.
– Но ты ведь не можешь вот так просто меня выбросить. Я твой муж.
Карен посмотрела на него ледяным взглядом.
– Завтра я первым делом позвоню адвокату по разводам. Советую тебе сделать то же самое.
По бесстрастному выражению лица он понял, что сейчас бесполезно пытаться переубедить ее в чем-либо. Карен нужно время, чтобы охладить пыл, посмотреть на все более разумно. Она стояла у окна, выходящего на залив: спина прямая, руки воинственно сложены на груди.
– Я завтра позвоню тебе.
Карен не ответила, и он ушел.


– Мне жаль, что женщина так сурово обошлась с тобой. – Тони, развалившись, лежал на своем кожаном диване, глядя, как Нейл беспокойно мерил шагами комнату. – Но, скажи на милость, зачем ты выложил ей всю правду?
Нейл продолжал нервно ходить по комнате.
– Не знаю, не знаю! Так получилось!
Тони поднял обе руки, как бы обороняясь.
– Как ты считаешь, есть вероятность, что твоя жена передумает относительно развода?
– Я надеюсь. Хотя, наверное, я просто обманываю себя. Я слишком сильно ее оскорбил.
– И что ты собираешься делать?
– Вернусь в свою квартиру. Немного приду в себя. – Он сухо засмеялся. – Надеюсь, найду работу, чтобы не умереть с голоду.
Тони помолчал, потом встал и, хлопнув Нейла по плечу, сказал:
– Слушай, а почему бы тебе не переночевать у меня? Ты можешь поехать к себе и утром, когда тебе станет получше.
Нейл с благодарностью посмотрел на него.
– Спасибо, Тони. Я, наверное, приму твое предложение. – И, видя, что молодой человек взял ключи, спросил: – А ты разве уходишь?
– У меня дело.
– В девять часов вечера?
– Это очень важное дело. – И уже в дверях он заговорщически посмотрел на Нейла. – Может так случиться, что ты еще будешь благодарить меня за это.
И прежде чем Нейл успел спросить, что он имеет в виду, Тони ушел.


Теперь ее охватила совсем другая боль. Не было ни чувства утраты, ни безумного отчаяния, ни жалости к самой себе. Слава Богу, ничего такого, что она ощущала, когда ей изменил отец Элизабет. Наверное, потому, что обстоятельства неверности Нейла так отличались от предательства Брайена. А может быть, и потому, что чувство, которое она питала к Нейлу, не было любовью, по крайней мере тем, что Карен считала любовью. Это оказалось просто чудесным увлечением, очередной фантазией, захватившей ее слишком сильно и слишком внезапно. Но любить его она не любила. Наверное, Карен с самого начала чувствовала, что Нейл не будет по-настоящему принадлежать ей; не знала только, почему именно.
Дебби, которая зашла к ней в надежде узнать последние голливудские новости, была просто ошарашена случившимся.
– Может быть, нам пойти куда-нибудь вместе? – предложила она. – Просто прогуляться или зайти в пиццерию «У Эрни»?
– Нет, я хочу собрать его вещи. Чтобы все было готово, когда он завтра придет.
– Тогда я тебе помогу.
Вместе они пошли в магазинчик мистера Ли рядом с домом и, возвратившись с несколькими картонными коробками, быстро сложили туда все вещи Нейла. Потом Карен взяла моющее средство и щетку из кухонного шкафчика под раковиной. Дебби поняла ее без слов. Пока Карен отмывала и отчищала каждый дюйм поверхности в ванной и на кухне, Дебби тщательно прошлась пылесосом по гостиной и спальне, сменила белье на постелях и стерла пыль с мебели. К одиннадцати часам квартира выглядела так, будто Нейл и не переселялся сюда две недели назад, – если, конечно, не считать коробок и стереосистемы, которые стояли наготове у двери.
– Ну, как теперь, лучше? – спросила Дебби, когда они уже отдыхали и пили травяной чай.
– Гораздо. – Карен мягко дотронулась до руки своего верного друга. – Спасибо.


Он вернулся около полуночи.
– Ничего себе дело, – заметил Нейл.
Ни слова не говоря, Тони бросил на кофейный столик конверт из плотной желтой бумаги.
– Вот. Посмотри.
– Что это, черт возьми? – В полной растерянности Нейл переводил взгляд с одного снимка на другой, не веря своим глазам.
На первых двух он увидел Карен, стоящую на сцене… абсолютно голой. За ней виднелись мужчина и женщина – тоже обнаженные. И хотя на ней был парик из длинных вьющихся волос, доходивших до пояса, не было никакого сомнения, что девушка на авансцене – это Карен. На третьей фотографии тоже была Карен, наверное, за сценой. Она стояла, прислонившись спиной к стене, а какой-то молодой человек, явно в состоянии сексуального возбуждения, пытался прижаться, его рука лежала на ее бедре. У их ног Нейл рассмотрел мужчин и женщин – их тела сплелись в любовном экстазе.
– Ну, – спросил Тони, очень довольный произведенным впечатлением, – что ты теперь думаешь о своей целомудренной великой кинозвезде?
– Где ты все это достал? – возмущенно воскликнул Нейл.
Тони подошел к столику и налил себе коньяку.
– Помнишь, ты рассказывал мне о маленьком театре, где Карен играла голая?
– Но там же была такая пьеса. А это откуда? Ты хочешь сказать, снимки оттуда?
– Точно. Первые два были сделаны для рекламы, но никогда не использовались, потому что хозяйка театра попросила не давать их в рекламу.
Нейл не отрываясь смотрел на сцену оргии.
– А… третий? – Он не мог больше выговорить ни слова, тем более произнести имя Карен.
– Этот снимок сделан участником спектакля. Он, наверное, получал удовольствие, подлавливая такие эпизоды.
– Кто дал тебе эти фотографии?
– Дал? – презрительно спросил Тони. – Ты спятил? Эти голые детки стоили мне недешево. Двести долларов, если быть точным. Я сказал владелице театра, что хочу сделать альбом на память своей сестре, которая уходит из шоу-бизнеса. Если бы она знала, зачем мне нужны эти фото на самом деле, то содрала бы с меня в десять раз больше.
Нейл прищурился и внимательно посмотрел на Тони.
– А зачем они на самом деле нужны тебе?
Тони сделал глоток мартини и, очень довольный, усмехнулся:
– Не мне, миленький. Тебе! Завтра, когда я сделаю копии с этих фотографий, ты пойдешь к нашей Саре Бернар и скажешь ей, что если она не согласится платить тебе приличное ежемесячное содержание, то ты пошлешь эти снимочки в газету.
– Ни за что! Ты, похоже, совсем потерял рассудок? Я не вымогатель.
– Как интересно! Кто бы мог подумать? А вот я уверен, что вымогатель в какой-то мере живет в каждом из нас. Ты просто еще неопытный. Тебе нужно немного потренироваться.
– Да ты не знаешь Карен. Она пошлет меня ко всем чертям. А может еще разозлиться и пригрозить, что сама выдаст меня прессе. И что тогда, мой умный друг?
– Ты лучше знаешь, как убедить ее: тебе на такой поворот наплевать. Да и не дойдет до этого дело, потому что твой компромат на нее намного сильнее ее компромата на тебя.
Нейл продолжал качать головой. Сама мысль о том, чтобы шантажировать Карен, вызывала тошноту.
– Даже если я приду с этими фотографиями, она ни за что не поверит, что я смогу отнести их в газету.
Тони сел рядом с Нейлом на диван.
– Поверит, не сомневайся! Ведь ты же артист, не так ли? Заставь ее поверить тебе.
Нейл видел, как любовник открыл маленькую серебряную коробочку на столе, взял оттуда сигарету с марихуаной, закурил и сделал несколько глубоких затяжек.
– Подумай, – продолжал Тони, закрыв глаза, когда дым наполнил его легкие. – Ты мог бы иметь достаточно денег, чтобы не работать больше ни одного дня в своей жизни, пока сам не захочешь. Ты бы имел возможность ждать, пока не появится роль, которой ты заслуживаешь, а не какая-то там второстепенная роль, от которой все отказались. Затем, когда твоя актриса станет знаменитостью, мы отхватим у нее жирный кусок и вручим ей фотографии вместе с негативами.
– Карен будет презирать меня.
– Она тебя уже презирает, дорогой друг. Так какая разница? – И протянул ему сигарету; в глазах у Тони появилось то сонное, призывное выражение, которому Нейл не мог противиться. – А с такими деньгами мы сможем позволить себе любые удовольствия.
Тони в первый раз намекнул о возможности их нового воссоединения надолго. После встречи на прошлой неделе этого было вполне достаточно, чтобы Нейл забыл все свои страхи и опасения.


На следующий день в два часа Нейл нанял автофургон и заехал в особняк на квартиру к Карен забрать свои вещи. Она нисколько не смягчилась и не изменила своего решения развестись. Тогда Нейл огласил свой хорошо отрепетированный ультиматум и вручил фотографии.
Карен стала белой, как льняная блузка на ней.
– Что это? Где ты взял? – Ее голос перешел на шепот.
– Это фотографии, – сказал Нейл. – И очень ценные фотографии. Как ты думаешь, сколько могут стоить такие снимки? – Он сделал вид, что рассматривает свои ногти. – Мне кажется, тысяча долларов в неделю.
После долгого, горячего обсуждения сегодняшней ночью он и Тони остановились именно на этой цифре. До Карен наконец дошел смысл происходящего.
– Ты, жалкий, отвратительный мерзавец! Ты меня шантажируешь? Как ты смеешь?
– Зачем такие слова? Я предпочитаю называть это дружеским убеждением, советом.
Ее глаза гневно сверкали, а голос дрожал от ненависти. Нейл и не подозревал, что она может быть такой разъяренной.
– Ты не ответила на мой вопрос. Эти фотографии стоят тысячи долларов?
– Нет! Не стоят! – Карен подошла к нему, воинственно размахивая фотографией, сделанной за кулисами. – Я ни в чем не замешана. Один из актеров однажды загнал меня в угол, когда я шла в гримерную, а я послала его к черту, вот и все.
– Вот это ты и расскажешь репортерам.
Повисло долгое, тяжелое молчание. Нейл слышал лишь ее тяжелое дыхание.
– Ах ты, подонок! – произнесла она наконец свистящим шепотом. – Но ведь в такую игру можно играть и вдвоем. Как ты будешь себя чувствовать, если я пойду к репортерам и доложу им все о тебе? Расскажу, какой ты выродок?
Он вздрогнул: ее слова попали в самое больное место, но сейчас Карен имела все основания ответить ударом на удар.
– Сомневаюсь, что эта новость вызовет у них большой интерес, – ответил Нейл, вспомнив подробные наставления Тони. – Двадцать, даже десять лет назад ты, возможно, и навредила бы мне. Но сейчас… – Он пожал плечами. – Никого это уже не волнует. Мне нечего бояться. Абсолютно нечего.
– Ты просто блефуешь. И весь твой шантаж – не что иное, как блеф. Ты не сможешь сделать такой подлости.
– Что ж, испытай меня.
В первый раз за все время их столкновения Нейл увидел, как в ее глазах промелькнул страх. «Какая она чистая, простодушная! – подумал он. – Даже не может скрыть свои чувства. И должна противостоять мне – профессиональному актеру с большим жизненным опытом». Преимущество, о котором напомнил ему Тони.
– Видишь ли, – продолжал он, следя за тем, чтобы голос его звучал уверенно и безразлично, – я знаю, что с моей актерской карьерой покончено. И в этом городе, и в Лос-Анджелесе. Если повезет, я еще, наверное, смог бы получить роль где-нибудь в штате Коннектикут или в Нью-Джерси. Но ведь ты-то знаешь, что это не принесет мне никакого удовлетворения! В то время как ты будешь купаться в деньгах.
– Я презираю тебя. – Она сказала это со всей злостью, которая у нее еще осталась.
Нейл сунул руки в карманы и пошел к двери.
– Я даю тебе пару дней, чтобы подумать над моим предложением. Кстати… – И показал на фотографии, которые она все еще держала в руках. – Ты можешь взять их. У меня есть копии.
Карен бросила на него уничтожающий взгляд, полный презрения.
– Убирайся, – сказала она, распахнув дверь, и швырнула фотографии ему в лицо. – Убирайся, пока я с тобой не сделала то, о чем потом придется жалеть.


Сначала Карен хотела позвонить Джеку и посоветоваться. Но она не могла заставить себя рассказать ему и Ширли ни о Нейле, ни о «Небесных видениях». Что же касается советов, то разве она не знает, как поступить? Разве у женщины, загнанной в угол, есть выбор? Если Нейл отнесет снимки в газету, ее карьера окончена. Не в пример многим другим продюсерам Стью Вагнер при всей своей непредубежденности не считает наготу необходимым элементом кинематографии.
– Если уж рассматривать наготу как форму искусства, – сказал Стюарт в одном из интервью, – то, на мой взгляд, она лучше смотрится на холсте, чем на кинопленке.
Он терпеть не мог всякого рода скандалы и отказывался от услуг актеров, снимавшихся в порнографических фильмах или замеченных в гомосексуальных связях.
Но не карьера была тем единственным, что заставило ее пойти у актера на поводу. Элизабет! Потеря Нейла и так для девочки будет сильным потрясением, не хватало дочери еще узнать, что ее мать замешана в скандале.
На следующий день Карен позвонила и сказала, что согласна на его условия, положив трубку прежде, чем Нейл успел что-нибудь ответить. Затем она поехала в аэропорт, ощущая тугой, холодный комок под ложечкой. Элизабет прибывала сегодня четырехчасовым рейсом, и Карен понятия не имела, как сообщить дочери столь печальные новости.


Нейл медленно положил трубку.
– Это Карен.
Тони, подняв брови, выглянул из маленькой кухоньки, где готовил салат с анчоусами.
– Какие новости?
– Согласилась на наши условия.
– Прекрасно! – Тони вскинул вверх кулак, что должно было означать салют в честь победы. – Это нужно отпраздновать, как ты считаешь?
– Что-то у меня совсем не праздничное настроение. – Нейл подошел к окну. – Я бы никогда не причинил никакого зла ни ей, ни Элизабет, – сказал он, глядя на ослепительные блики яркого послеобеденного солнца в окнах стоявшего напротив дома. – Разве Карен этого не знала? Ей достаточно было разоблачить мое притворство, и я бы сдался.
Тони подошел к нему сзади.
– Разве это не доказывает, что леди считает тебя подлецом. А я в отличие от нее считаю тебя просто святым.
Нейл улыбнулся и отпил глоток шампанского. Тони всегда умел убеждать.


Неожиданно в квартире стало очень тихо, и, казалось, даже воздух был тяжел и враждебен. В темных глазах Элизабет читались боль и недоверие.
– Нет! – выкрикнула она. – Нейл не мог уйти! Скажи мне, что это неправда! – Она рывком открыла дверцы стенного шкафа и отодвинула в сторону платья Карен. – Где его вещи? – Элизабет обернулась к матери, и лицо ее было похоже на белую маску. – Где они?
Остановившись в дверях спальни, Карен сказала:
– Доченька, я как раз пытаюсь объяснить это тебе…
– И туфель его тоже нет. И стерео. Все исчезло!
Наступило долгое молчание, нарушаемое лишь тихим жужжанием кондиционера. Наконец раздался голос Элизабет, от которого у Карен по спине побежали мурашки.
– Что ты с ним сделала?
Карен секунду молчала, не в силах произнести ни слова.
– Я с ним ничего не делала.
– Нет, ты что-то сделала. Нейл никогда не ушел бы, если бы ты не сделала с ним что-то ужасное. Он тебя очень любил. – Элизабет вытерла слезы. – И меня любил.
– Он и сейчас тебя любит, сокровище мое. Это никак не связано с тобой. – Карен собрала все свое мужество. – Я сама попросила его уйти, – произнесла она почти шепотом.
Элизабет смотрела с ужасом.
– Я не могу тебе этого объяснить.
– Но почему? В такси ты говорила, что я должна быть сильной и вести себя как взрослая, а сама относишься ко мне, как к ребенку.
– Все очень сложно, деточка, и поверь, ты этого просто не поймешь.
– А ты попробуй объяснить. Скажи мне, что такого ужасного совершил Нейл, за что его выбросили из дома. – Элизабет дерзко взглянула на мать. – Я люблю Нейла. Он мой друг. Мне с ним было весело и казалось, что у нас опять семья. – Ее голос дрожал от сдерживаемых рыданий. – Я думала, ты тоже любишь его.
Глаза Карен заволокло слезами. Ну как можно объяснить жестокость и мошенничество нежной, доверчивой девочке, не убив в ней доброту и любовь?
– Когда-нибудь ты поймешь, – сказала она уставшим голосом.
– Ты только это и говоришь мне всегда. То же самое ты говорила, когда мы уезжали от папы, и тогда я поняла тебя. Я видела, как ты несчастна. Но Нейл… – Она боролась со слезами. – Нейл не сделал ничего!
Карен прижала дочь к себе.
– Малыш…
– Перестань! Я не малыш! – Элизабет вырвалась из ее объятий и бросилась к двери. – Я уже устала от такого обращения!
– Куда ты? – с тревогой крикнула Карен.
– К Петри!
Дочь вылетела из квартиры и с грохотом захлопнула за собой дверь, а Карен без сил упала на диван. Мучительные слезы, в первый раз после того как она ушла от Брайена, хлынули из ее глаз, и Карен уткнулась лицом в подушку, чтобы заглушить рыдания.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100