Читать онлайн На Лазурном берегу, автора - Хегган Кристина, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - На Лазурном берегу - Хегган Кристина бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
На Лазурном берегу - Хегган Кристина - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хегган Кристина

На Лазурном берегу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Нейл, вызвавшийся побыть с девочкой, пока Карен и Дебби пройдутся по магазинам, сидел у окна, читая журнал «Вэрайети», и наслаждался свежим, легким ветерком. Рядом с ним Элизабет усердно рисовала уже не меньше часа. Наконец она отстранила от себя лист и стала критически его рассматривать.
– Ну как, тебе нравится? – спросила она Нейла, сунув ему под нос свое произведение.
Нейл отложил журнал и окинул взглядом ее абстрактное произведение.
– Что ж, давай посмотрим. Линии уверенные, цвета живые – полный порядок. И смысл довольно ясен.
– Ну и какой здесь смысл? – спросила Элизабет, разглядывая рисунок и явно надеясь обнаружить там что-нибудь новенькое.
– Смысл такой: ничто не кончается раньше, чем тому приходит конец!
Элизабет залилась смехом.
– Ты это просто выдумал!
– Что ты, вовсе нет.
– Выдумал, выдумал. Ты просто смеешься надо мной. – Она вырвала рисунок и принялась щекотать Нейла. – Признавайся!
Нейл скатился на пол, задыхаясь от смеха.
– Все, все! Признаюсь. Перестань, пожалуйста! Помогите! Кто-нибудь!
Но безжалостные руки Элизабет не давали ему пощады.
– В чем дело? Такая большая голливудская звезда не может сладить с маленькой безобидной девочкой?
– Безобидной? Да в этих двух ручках больше силы, чем у Мохаммеда Али. – Нейлу наконец удалось положить девочку на обе лопатки. – Ага! Ну, кто теперь попался?
– Сдаюсь, хватит! – завопила Элизабет.
Он звонко чмокнул ее в лоб и отпустил. Отдышавшись, Элизабет села на пол и, скрестив ноги, изобразила позу лотоса.
– Я так рада, что ты приходишь сидеть со мной. – Затем склонила голову набок и сказала с оттенком превосходства: – Хотя я не понимаю, почему мне не разрешают оставаться одной. Мне ведь уже исполнилось девять, как ты, надеюсь, знаешь?
Нейл улыбнулся.
– Знаю, моя дряхлая, древняя маленькая женщина! Но ведь это Нью-Йорк, а ты еще не всегда бываешь осторожна и внимательна. – Он легонько щелкнул ее по изящному носику. – Да и вообще, почему мы с тобой должны сидеть по разным квартирам, если вместе можем так прекрасно веселиться?
Элизабет улыбнулась во весь рот, отчего стала еще больше похожа на мать.
– А ведь нам правда весело вместе? Да, Нейл?
– Еще как!
Девочка наморщила лоб и сделала сосредоточенное лицо.
– Нейл, тебе когда-нибудь бывает одиноко?
– Иногда.
Интересно, куда она клонит? С Элизабет ничего нельзя знать наперед.
– Вот так и маме, иногда. – Девочка посмотрела на него. – Если бы ты и моя мама поженились, никому из вас не было бы одиноко.
Нейл засмеялся:
– Я, кажется, попал в ловушку?
– У нас была бы настоящая семья, – продолжала Элизабет. – Как у моей подруги Клэрис. И тебе не нужно было бы бежать сюда в любую погоду, потому что ты жил бы здесь, с нами.
– Постой, постой, – возразил Нейл. – Что за ерунда такая: «ты жил бы здесь с нами»? Где это ты слышала, чтобы мужчина переселялся к женщине?
– Какая разница, Нейл? Ведь сейчас одна тысяча девятьсот восемьдесят третий год, – продолжала убеждать его Элизабет. – Не все ли равно, кто к кому переедет? Ты сам подумай, как могут три человека уместиться в твоей маленькой коробочке, которую ты называешь квартирой. А как быть с моими друзьями? А с Петри?
Нейл посмотрел на нее долгим, задумчивым, взглядом.
– Ты уже, кажется, все обдумала? А мама знает о твоих планах?
Элизабет закатила глаза к потолку.
– Она сказала мне, что я сую нос не в свое дело. Ты любишь мою маму?
– Ты же знаешь, люблю.
Элизабет посмотрела на него взглядом умудренной женщины.
– Я имею в виду, любишь ли по-настоящему. Ну, ты понимаешь?
– Мы с твоей мамой очень любим друг друга, – ответил Нейл и почувствовал себя неловко под ее пристальным взглядом. – Но я не уверен, что этого достаточно…
– Для большинства людей вполне достаточно. У некоторых супругов и этого нет.
Нейл смотрел на нее с изумлением.
– И давно ты стала таким философом?
Элизабет пожала плечами:
– Просто я умею наблюдать, вот и все.
Нейл запрокинул голову и расхохотался. Этот ребенок полон дерзости и настойчивости. Совсем как его мать.


В субботу Дебби увезла Элизабет загорать, а Карен и Нейл остались дома – потягивали чай со льдом из высоких стаканов и наслаждались обществом друг друга. Нейл взглянул на нее и заметил, как Карен внезапно побледнела.
– Что случилось? – спросил он, ставя стакан. – Ты выглядишь так, будто только что увидела привидение.
Карен, не говоря ни слова, протянула ему последний номер журнала «Филадельфия», который Ширли присылала ей каждый месяц. На четырнадцатой странице Нейл увидел фотографии двух мужчин и коротенькую заметку.
Великолепный дом с шестью акрами земли мистера и миссис Уильям Дж. Хардгров в Хэддонфилде штата Нью-Джерси был продан в прошлом месяце за семьсот тысяч долларов. Особняк станет американской резиденцией мистера и миссис Вольфганг Кландштеддер из Германии. Немецкий автопромышленник сейчас строит завод в северной части Филадельфии и, как ожидается, сможет предоставить городу свыше восьмисот рабочих мест. Бывший мэр Хэддонфилда и его жена Барбара теперь живут в Балтиморе, штат Мэриленд, где мистер Хардгров восстанавливает силы после неизвестной болезни, вынудившей его оставить пост и продать свои акции в «Карлейль-банке» компании «Прэгер».


– Тебе неприятно вспоминать обо всем этом?
Карен задумалась.
– Было неприятно, когда дела мои шли плохо. Мне даже снились всякие страшные сны. А сейчас я почти не думаю об этом.
– Но если Хардгров так сильно заболел, что вынужден был продать свой прекрасный банк и уйти с поста мэра, значит, на свете действительно есть справедливость.
– Получается, что так.
Нейл поднял стакан с холодным чаем:
– За справедливость! И чтобы этому проходимцу никогда не поправиться.


Одиннадцатого июля, через три недели после премьеры «Ундины», прошедшей при переполненном зале, Арчи Войноски, с холодным, хмурым лицом, поставил стул в центре сцены и оседлал его, как коня.
– Я должен сообщить вам неприятную новость. Мы закрываем спектакль через неделю.
Приглушенный ропот прокатился по сцене. Нейл и Карен, узнавшие о решении режиссера еще вчера, молча стояли в стороне. Убежденный в том, что спектакль снимается по его вине, Нейл снова нашел утешение в бутылке. Но на этот раз отключил телефон и отказался открыть дверь, так что вчерашний спектакль прошел без его участия.
Карен посмотрела на Нейла – бледен, похоже, едва держался на ногах, но по крайней мере в театр явился. И до спектакля еще было время. Если ему повезет, да еще Арчи поможет, он будет играть сегодня, как и было запланировано. Но что будет завтра вечером? И как быть с остальными одиннадцатью представлениями?
– Продажа билетов за последние две недели резко упала, – продолжал Арчи. – Владелец театра счел за лучшее закрыть спектакль, пока он совсем не провалился.
Карен наблюдала, как актеры разбредаются, образуя несколько небольших группок. Нейл что-то пробормотал.
– С тобой все в порядке? – спросила Карен. Нейл отвернулся и ногой отшвырнул фанерную перегородку со своего пути.
– Конечно! Все в порядке. Все просто великолепно!


Накануне последнего представления Джек Витадини сидел в первом ряду театра «Мирэмар» со Стюартом Вагнером, владельцем киностудии «Карнеги пикчерс» в Голливуде. Затащить сюда Стью было совсем не легко: обычно продюсер перекладывал заботы по поиску новых талантов на своих подчиненных. Но когда Джек попросил поехать с ним в Нью-Йорк, Стюарт не смог отказать другу.
– Тебе нужно посмотреть Карен Ричардс в этой пьесе, – убеждал его Джек. – Клянусь, Стью, она просто живая Джоанна из твоей «Райской бухты».
И, глядя сейчас на Стюарта, как он сидит, наклонившись вперед всем телом и прищурив глаза, Джек мог с уверенностью сказать, что интуиция его не подвела.
Когда после второго акта закрылся занавес и раздались жидкие аплодисменты, Джек, взглянув на полупустой зал, повернулся к Стюарту.
– Что случилось со зрителями в этом городе? – спросил он. – Неужели не понимают, что перед ними блестящий спектакль?
– Выйдем покурить. – Стюарт встал.
Это был высокий интересный мужчина с вьющимися, тронутыми сединой волосами и калифорнийским загаром, а густые брови, сросшиеся в прямую линию над носом с горбинкой придавали ему сходство с орлом.
Владелец киностудии вынул из нагрудного кармана тяжелый золотой портсигар и открыл его.
– Ты был прав. Она хороша. Очень свежая, необычная и в то же время очень чувственная.
– Я же сказал тебе, что ты не разочаруешься.
Стюарт стоял, уставившись взглядом в сырое пятно на потолке.
– Однако я не уверен, что она справится. Переход от сцены к экрану всегда проходит трудно. Многие актрисы, хорошие актрисы, пробовали, и не получилось.
– Но это потому, что они уже по многу лет проработали в театре. Карен совсем не тот случай. Она играет недавно и может легко приспособиться к другой среде. Особенно с таким директором, как Майкл Харрис.
– Но ведь твоя Карен совершенно никому не известна. А Джоанна – главная роль. Кроме Чада Бреннера, в фильме не будет «кассовых» актеров, понимаешь?
– Ну и что с того? Разве до нее не было актрис, которые прославились совершенно внезапно и стали звездами?
– А ты что, предрекаешь ей такую судьбу?
– Да, и ни минуты не сомневаюсь. Давай, пригласи ее попробоваться на эту роль. Ты ведь ничего не теряешь.
В фойе замигал свет, приглашая зрителей к началу третьего акта.
– Я поговорю с ней, – сказал Стью, загасив сигарету в высокой напольной пепельнице. – Это все, что я могу обещать.


– Так вы хотите сказать, – спросил Стюарт Вагнер, когда они сидели после спектакля в баре «Четыре сезона», – что пришли в этот театр, надеясь получить работу помощника режиссера, а вышли, держа в руках главную роль?
– Да, что-то вроде этого, – сказала Карен, улыбнувшись его недоверию. – Но не забывайте, что к этому времени Арчи уже отчаялся найти подходящую Ундину.
– Отчаялся или нет, но он сделал правильный выбор. Вы были великолепны.
– Спасибо.
Карен потягивала шампанское с ликером, еще не совсем понимая, зачем она оказалась здесь. Витадини и Вагнер прилетели из Лос-Анджелеса днем, и Джек, подождав, когда Карен уйдет в театр, зашел к ней домой поздороваться с Элизабет и Петри.
– Я не хотел, чтобы ты знала, – сказал он ей за сценой после представления. – Не хотел мешать тебе и смущать нашим неожиданным появлением.
– Каковы сейчас ваши планы? – спросил Стюарт.
Она постаралась не показывать беспокойства, которое испытывала с тех пор, как было решено закрыть «Ундину».
– Ну, что обычно делают в таких случаях? Буду искать другую роль.
– В театре?
– Или на телевидении. Сейчас снимается много сериалов. Может, мне и повезет.
– А вы сумеете это осилить? Я имею в виду работать на телевидении.
Карен удивленно посмотрела на него:
– Конечно.
– Вы не считаете такой переход слишком трудным? – улыбнулся Стюарт.
– Нет, не считаю. Театр – не только прекрасная школа мастерства, он, кроме того, более требователен к актеру, чем телевидение.
– Как это? – Стью нравилась ее уверенность.
– На телевидении есть преимущество – там можно сделать столько дублей, сколько нужно. В живом театре ты должен сразу сыграть точно. А это, – сказала она и слегка приподняла подбородок, – требует гораздо больше усилий.
– И таланта?
Теперь улыбнулась она.
– Я не хотела этого говорить, но раз вы спрашиваете… Да, талант здесь тоже играет большую роль.
Стью рассмеялся и, когда официант ставил перед ним тарелку с копченой семгой, украшенной луком и каперсами, спросил:
– А что вы думаете насчет большого экрана?
Ее взгляд вдруг сразу стал серьезным.
– Вы имеете в виду кино? Голливуд?
И по довольному виду своего старого друга Карен поняла, что наступил решающий момент и что именно ради этого они сейчас находятся здесь.
– Совсем не обязательно Голливуд, – ответил Стью. – В прошлом я очень многие свои фильмы снимал именно здесь, в Нью-Йорке.
– Это что – предложение? – спросила она, переводя взгляд с одного на другого. – Вы предлагаете мне роль в одном из ваших фильмов, мистер Вагнер?
– Пожалуйста, называйте меня Стью. И… я действительно… думаю предложить вам роль и решил пригласить вас приехать в Лос-Анджелес на кинопробу.
Карен боролась с искушением ущипнуть себя. Еще минуту назад она боялась и думать о своем будущем, а теперь сидит и слушает, как этот преуспевающий продюсер четко и ясно просит ее сделать пробу на роль в своем следующем фильме.
– Фильм, о котором говорит Стью, называется «Райская бухта», – сказал Джек. – Он будет сниматься полностью в Нью-Йорке, что как раз совпадает с твоим намерением остаться там.
– Что же это делается? – растерянно воскликнула Карен.
– Вот. – Стью положил рядом с тарелкой Карен толстый желто-оранжевый пакет. – Сценарий «Райской бухты». Джек предусмотрительно захватил с собой. Прочтите его. Потом скажете, как он вам понравился и что вы думаете о роли Джоанны – главной роли.
Сердце Карен подпрыгнуло. Конечно, еще рано говорить о деньгах, но главная роль в полнометражном художественном фильме – даже для неизвестной актрисы – это жалованье не меньше нескольких сотен тысяч долларов в год. И не нужно больше считать каждое пенни! И никаких уцененных товаров! Она сможет наконец отдать Элизабет в хорошую частную школу, а потом – в один из лучших университетов в стране.
– Когда вы хотите сделать пробу?
– Как только у меня будет подходящий момент. Сейчас Чад Бреннер находится в Мексике, но вернется в Лос-Анджелес в ближайшие две недели.
– Вы хотите, чтобы я делала пробу с Чадом Бреннером?
Стью улыбнулся:
– Да не бойтесь вы этого имени! Чад – простой парень. Я думаю, он вам понравится. Очень важно проверить вас именно с ним – ведь необходимо определить вашу эмоциональную совместимость. Вот что я вам скажу, – продолжал он, взглянув на часы. – Уже поздно. Почему бы Джеку не отвезти вас домой на лимузине? Я уверен, вам есть о чем поговорить. А утром скажете свое окончательное решение.
Карен едва не рассмеялась. Она могла дать ответ прямо сейчас. Однако лишь сдержанно пожала ему руку, поблагодарила и спросила:
– Где вы остановились?
– В «Плазе». В двенадцать часов мы вылетаем в Лос-Анджелес.
Карен кивнула. Никогда не нужно показывать свое нетерпение.
– Я позвоню вам в девять.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману На Лазурном берегу - Хегган Кристина



Прекрасный красивый роман прочитала с огромным удовольствием!
На Лазурном берегу - Хегган КристинаВселенная
21.06.2013, 18.37





Дерьмо
На Лазурном берегу - Хегган КристинаБелла
21.06.2013, 19.21





Не согласна с Беллой книга замечательная 9/10.
На Лазурном берегу - Хегган КристинаАнжела
21.06.2013, 19.27





Так себе на любовный роман не тянет как обычный рассказ о жизни людей
На Лазурном берегу - Хегган КристинаТина
2.07.2013, 9.28





Очень очень понравился
На Лазурном берегу - Хегган Кристинаоля
13.04.2015, 14.34





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28





Понравилось! Только концовка скомкана
На Лазурном берегу - Хегган КристинаСвета
15.04.2015, 18.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100