Читать онлайн Опасные хитрости, автора - Хазард Барбара, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасные хитрости - Хазард Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.08 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасные хитрости - Хазард Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасные хитрости - Хазард Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хазард Барбара

Опасные хитрости

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Диана очень долго каталась верхом, но она с таким же успехом могла и оставаться дома, потому что герцог не появился. Его вызвала к себе мать, чтобы развлекать леди Корнелию, и от этой леди он узнал, что Дианы нет сейчас дома и она совершает длительную прогулку верхом на коне. Герцог очень хотел спросить, не катается ли она вместе с Роджером Мэйтлэндом, но что-то в лице Корнелии заставило его воздержаться от вопроса.
Когда леди наконец ушла, он уединился снова в своей библиотеке, совершенно растерянный. Он лениво просматривал почту, когда, постучав в дверь, в комнату вошла его сестра и села у камина.
– Я очень беспокоюсь, Уильям, – сказала она, нахмурившись. Герцог удивленно поднял брови, а она продолжала: – Мама что-то замышляет, я не знаю, что. И эта Корнелия Понсонби тоже с ней заодно. Когда она приехала сегодня утром, мама попросила меня выйти, и они разговаривали почти целый час. Ты не знаешь, в чем дело?
Клэр покачал головой.
– Тут нет никакого секрета. После вчерашнего вечера Корнелия решила пустить в ход тяжелую артиллерию, Эм. Я более чем уверен в том, что они с матерью обсуждали план предстоящей кампании, после которой я должен наконец сдаться и угодить в ту матримониальную ловушку, что мне уготована. Ха!
Леди Эмили встала и зашагала по комнате.
– Ты можешь говорить «ха», Уильям, это как ты хочешь, но я не верю этой женщине.
– Как и я – моей любезной мамаше, – сказал Герцог, и его глаза лучились от смеха. – В наших рядах измена, Эм. Но я не могу покинуть Клэр-Корт, по крайней мере, сейчас.
– Я понимаю, – кивнула сестра. – Ты считаешь, что их хитрости тебе не грозят, но должна предупредить тебя, что у леди Корнелии всегда остается возможность укусить тебя побольнее. Берегись ее.
Герцог с серьезным видом кивнул и налил два бокала вина. Отпив глоток, леди Эмили задумалась и наконец сказала:
– Уильям, мисс Трэвис была очаровательна прошлым вечером, не правда ли?
– Мисс Трэвис очень красивая.
– Она тебе нравится? – спросила она, внимательно глядя на него. – Я считаю ее очень умной, приятной девушкой. Не понимаю, почему мама ее так невзлюбила.
– Антипатия и даже грубость моей матери не помешают мне любить Диану. И могу сказать тебе больше, Эм. Заявляю, что мисс Трэвис будет следующей герцогиней Клэр.
Сестра тут же подошла к нему и поцеловала.
– Я так рада! Я не могу передать тебе, как она мне нравится и как эти твои слова приятны для меня! Но… Если все обстоит таким образом, то почему ты флиртовал с леди Корнелией на балу? Так много внимания, и первый танец тоже с ней, и сидели вы за ужином вместе, ты что-то шептал ей на ухо и смеялся. Должна сказать тебе, что мисс Трэвис, конечно, все заметила. Может быть, ты специально все это делал?
Герцог налил себе еще немного вина и посмотрел в огонь, покрутив бокал рассеянно в пальцах, прежде чем ответить:
– Признаться, очень трудно не флиртовать с Корнелией, когда она с таким нетерпением ждет, чтобы с ней флиртовали. Огорчить ее было бы очень грубо с моей стороны. Кроме того, Диана еще очень молода. Она не понимает, что флирт со светской женщиной, знающей правила игры, не имеет ничего общего с тем, как я буду относиться к своей будущей супруге. И она не верит мне, Эм. Она считает меня самым распутным соблазнителем. Я обещал ей, что не буду торопить ее с решением и дал ей время на размышление…
Тихим усталым голосом он рассказал своей сестре о той сцене, которую он застал в библиотеке. Эмили поразилась.
– Диана знает о твоих чувствах? И она отвергла тебя после первых слов? Да она просто молодец! – Брат невесело усмехнулся, а она продолжала: – Да-да! Ты всегда пользовался бешеным успехом у женщин. Наконец это тебя хоть немного освежит. Хорошо, что она не упала в твои руки, как созревшая слива.
Она рассмеялась, и герцог был вынужден согласиться, что действительно Диана дала ему неплохой урок.
– Но, Уильям, я уверена, что она не понимает твоего поведения и особенно твоих отношений с леди Корнелией. Наверное, она считает, что ты передумал.
– Не может быть, – ответил герцог. – Я говорю ей при каждой встрече, что хочу, чтобы она стала моей женой. Что еще неясного? И все же, Эм, кое-что произошло вчера…
Так леди Эмили потихоньку узнала всю историю и, покачав головой, сказала:
– Для столь опытного человека, как вы, сэр, вы вели себя очень глупо! Не думаю, что мисс Трэвис солгала тебе. Конечно, она споткнулась о стул. Я ей верю. Ты посмотри в её глаза! Такие чистые глаза не могут лгать. И затем – накричать на нее… Это просто безумие!
Она снова покачала головой. Герцог немного покраснел и спросил, что же ему теперь делать.
– Напиши ей письмо или пошли цветы… Нет, нет, не это! Мама точно узнает! – Она вздрогнула. – Диана прекрасная девушка, но не забывай, что мама может помешать вам. Наколдует еще! Поезжай немедленно к Диане, ты должен встретиться с ней. Проси у нее прощенья, умоляй ее… о Боже! Да что же это, Уильям, ты и сам все знаешь. Но не веди себя как важный вельможа. И не требуй от нее ничего. Не надо приказывать ей…
– Конечно, не буду ничего требовать, – неожиданно рассердился герцог. – Чего ты, собственно, меня учишь?
Леди Эмили рассмеялась и пошла к двери.
– У тебя и так все отлично до сих пор получалось, не так ли, мой красавчик?
Смутив его окончательно этими словами, она вышла из библиотеки.
Герцог походил туда-сюда по комнате и только собрался с мыслями, когда дворецкий принес срочное письмо из Лондона. Клэр разорвал конверт, прочитал письмо и выругался.
– Что вы сказали, Ваша Светлость? – сказал дворецкий, ставя на поднос бокалы.
– Пришли моего слугу, Гилберт, и попроси мистера Кэнфилда, чтобы он был так добр прийти немедленно в библиотеку. Мне надо срочно ехать в город. Лорд Барретт снова попал в переделку.
– Будет исполнено, сэр, – ответил дворецкий и был не очень удивлен, так как изучил за многие годы все эскапады лорда Барретта.
Дворецкий ушел, чтобы позвать слугу герцога и его секретаря и передать им эти новости.
Вечером все было готово к завтрашнему отъезду герцога. Закрывшись в библиотеке, Клэр писал письмо Диане. Это заняло у него много времени, но когда он закончил, то был доволен тем, что смог передать свои чувства.
Он писал ей, что любит ее, любит так сильно, что поэтому вел себя грубо на балу. Он просил у нее прощенья. Затем он умолял ее написать ему в город и обещал вернуться, как только ему позволят его дела. Клэр писал, что уже соскучился без нее.
Ну вот, думал он, запечатывая своим перстнем и отдавая Гилберту письмо, это все объяснит!
И это было странно. То, что начиналось как увлекательное любовное приключение, обернулось совсем по-другому. Слова любви, положенные на бумагу, будто ожили, наполненные значением и преданностью. Он не говорил, что солнце вращается вокруг нее, и не обещал ей достать луну с неба, если она того захочет, потому что считал такие вещи глупой сентиментальностью. Но он надеялся, что ту настоящую любовь, которую он питал к ней, она увидит, прочитав его слова, и будет с любовью думать о нем в его отсутствие.
Он был на пути в Лондон, когда это письмо доставили в Стаффорд-Холл. Дворецкий уже собирался отнести письмо мисс Диане. Но тут в дом ворвался плачущий окровавленный Грегори. Он и его брат ходили охотиться на кроликов, взяв ружье, которое подарил ему Реджи.
На охоте произошел несчастный случай. Гарри строго приказал своему брату держаться позади него (хотя трудно было ждать послушания от такого сорванца), выстрелил по кустам, когда там что-то зашевелилось, и попал в руку брату. Хорошо, что пуля не задела кость.
Но в поднявшейся суматохе дворецкий совсем забыл про письмо герцога.
Однако письмо увидела Корнелия, когда вышла в холл, отправляясь проведать своих друзей. Она, разумеется, сразу узнала крупный почерк герцога и немедленно спрятала письмо в свою сумочку.
Ленч с леди Барклай был очень долгим и скучным, но Корнелия не открыла письмо, пока не вернулась домой и не закрыла плотно за собой дверь своей комнаты.
Если Корнелия и испытала шок, когда читала эти нежные строчки, то совсем легкий. Она не очень переживала. Конечно, жаль, что Клэр не горит такими чувствами по отношению к ней. Но ее это мало беспокоило. Она считала, что брак и любовь – это разные вещи. Главным для нее было обладание и богатство, титул и несколько великолепных поместий. Она выйдет замуж за герцога без всякой любви и другой подобной ерунды, совершенно спокойно. Возможно, так даже лучше, подумала, нахмурившись и смяв письмо в руке. Когда она родит герцогу наследника, чего он от нее наверняка потребует, они будут жить отдельно. Она будет самой красивой герцогиней, и его друзья умрут от зависти. Нужно только заставить его, чтобы он сделал ей предложение.
Она сообщила тете, что чувствует себя неважно, и не появилась к обеду. Затем она бросила письмо любви в камин и не отрываясь смотрела, пока бумага не превратилась в пепел, а пепел рассыпался.
За обедом Диана узнала, что герцог срочно уехал по делам в город. Он уехал внезапно, не предупредив ее ни словом. Это доказывало, что Корнелия была права.
Медленно тянулись дни. Закончился январь и начался февраль. Рука у Грегори зажила. Диане исполнилось восемнадцать лет. Роджер Мэйтлэнд собирался уезжать домой, потому что его вызвал отец, который наконец выздоровел.
Энн призналась сестре, что она, как ей кажется, беременна. Диана нежно обняла ее, но была рада, когда пришло письмо от матери, в котором она просила ее побыстрее вернуться в Кромптон-Эбби. Энн говорила с восторгом только о том, что в сентябре, в ее следующий приезд, будет держать на руках маленькую копию ее любимого Реджи.
Миссис Трэвис сообщала, что хотя отец Дианы чувствует себя хорошо, однако его продолжает донимать боль в ноге и надо показать его специалисту в Лондоне. Она договорилась с леди Майклс, что они остановятся в ее доме. И говорила, что будет благодарна, если Диана поможет ей отвезти отца в Лондон.
«И, конечно, дорогая Ди, поскольку мы будем в городе, ты можешь остаться там на весь сезон. Тетя Эмма почему-то настаивает на этом, и я ее совершенно не понимаю. Она написала мне письмо, в котором говорит, что боится пропустить какой-то фейерверк. Фейерверк? В феврале? Ты не считаешь, что она немного не в себе?»
В конце письма миссис Трэвис передавала приветы Энн и друзьям и говорила, что ждет Диану домой на этой неделе.
Диана была занята сборами, и это отвлекало ее от мыслей о герцоге.
Роджер попросил ее прогуляться с ним. Когда он неожиданно остановился и взял ее за руку, Диана поняла сразу, что он хочет сказать. Она не знала, как заставить его замолчать. Роджер нравился ей, но она его не любила. Она сказала ему об этом нежно, как могла, и добавила, что видит в нем брата, а не мужа. Он попытался улыбнуться и похлопал ее по руке.
– Хорошо, моя милая Диана, я все понял. Но не думайте, что я оставлю свои попытки добиться вашей руки, когда мы встретимся в Лондоне. Может быть, я тороплю вас? Может быть, вам требуется время?
Горький комок застрял у нее в горле, потому что она вспомнила, как примерно те же слова говорил ей герцог.
Она просто кивнула в ответ. Да, он действительно дал ей слишком много времени. Уехал, будто сбежал. И это подтверждало ее мысль, что он лишь играл с ней. Наверное, он смеялся над ее наивностью, рассказывая о ней Корнелии.
Корнелия говорила, что часто получает письма от герцога. Диана подозревала, что она лжет, но не могла этого проверить, и потому страдала еще больше.
Как хорошо очутиться сейчас дома, думала она. Что касается герцога… Обманщик! Соблазнитель! Отец был прав.
В Кромптоне Диана находилась совсем не долго, от силы несколько дней, а затем они уехали в Лондон. Еще ребенком она была здесь последний раз. Ее водили тогда по музеям и на концерты. Но теперь все должно быть по-другому. По крайней мере, так ей обещала тетя Эмма в первый же вечер за обедом. Они были одни за столом, если не считать подругу леди Майклс, потому что мистер Трэвис неважно себя чувствовал после путешествия, а его жена обедала в его комнате вместе с ним.
– Это твой первый сезон, да? – улыбнулась леди Майклс, показывая вилкой на Диану. – И я уверена, что последний. Как ты провела время в Стаффорд-Холле? Было весело?
Диана кивнула, рассеянно глядя на тарелку с цыпленком в грибном соусе, которую подал ей старый лакей.
– Сколько предложений тебе сделали? – продолжала тетя.
– Два, – ответила Диана, не задумываясь, так как в ее семье было не принято обсуждать личные дела в присутствии прислуги.
Она тут же опомнилась, но леди Майклс только рассмеялась.
– Не обращай на него внимания, Ди, он глухой, как столб. Да и вообще это не имеет никакого значения, потому что слуги и так все знают. Это их единственное развлечение. Полли, выпей воды и перестань кашлять!
Ее подруга взглядом умоляла Диану простить эксцентричность поведения леди Майклс.
– Два, говоришь? Обещающее начало. Думаю, что ты не скажешь мне, конечно, кто они такие. Ну и правильно, сама узнаю. Я очень мудро сделала, что пригласила тебя сюда на открытие сезона. Фейерверк тут точно будет, а я обожаю фейерверки!
– Почему ты так говоришь, тетя? – спросила Диана, обрадовавшись, что можно сменить тему и обсудить домашние дела.
– Это я сказала так Полли на свадьбе твоей сестры. Энн похожа на молоко со сметаной, но ты, Диана, совсем другая. Я хорошо помню твой темперамент!
Она кашлянула, а Диана попыталась проанализировать свой характер.
– Мы позаботимся о вечерах, приемах и разном прочем, чтобы тебя заметили, – продолжала леди Майклс, махнув рукой и приказывая убрать кроличий паштет, но постучав пальцем по бокалу, чтобы его наполнили снова.
Диана находила ее манеру вести себя за столом ужасной. Она начала уже симпатизировать бедной Полли. Своей подруге леди Майклс, не дожидаясь конца обеда, велела быть готовой приступить к составлению, как она выразилась, «плана кампании».
У Дианы сразу возникло чувство, что ею манипулируют. Она хотела, чтобы ее мать поскорее остановила эту леди и чтобы только она отвечала за успех первого сезона Дианы.
– Конечно, сейчас в Лондон еще съехались не все, – сказала леди Майклс, когда они перешли в гостиную. – Главное начнется в мае. Но это даже хорошо. У тебя есть время попривыкнуть и пообтереться. – Она похлопала Диану по ладошке. – Не бойся, Ди! Твоя тетя Эмма знает, что к чему. С моей помощью ты придешь к финишу первая. И сама не заметишь!
Диана прыснула со смеху, думая, что, может, правильнее потупить стыдливо глаза. Когда она на следующее утро рассказала об этом разговоре своей матери, миссис Трэвис покачала головой.
– Тетю Эмму нужно постоянно сдерживать, Диана. Я за ней присмотрю. Надо же так – сравнить тебя со скаковой лошадью! – Она посмотрела внимательно в глаза дочери и нежно добавила: – Тебя никто не торопит, моя дорогая. Единственное мое желание, это чтобы твой брак был счастливым – как и мой. Если ты не встретишь джентльмена, которого полюбишь всем сердцем, то нечего и думать о каком-нибудь просто подходящем. В таком случае тебе нужно вернуться домой в Кромптон, что бы там ни говорила тебе тетя Эмма.
Действительно, мать имела серьезную беседу с тетей, и леди Майклс немного утихомирилась, хотя часто бормотала себе под нос, что нечего ждать рыцаря в сияющих доспехах или верить, что из лягушки выпрыгнет молодой красавец, мол, это только сказки, а в жизни так не бывает, если человеку немного не помочь. Или посреди какого-нибудь разговора она могла вдруг сказать:
– А я вот думаю… лорд Графтон, а? Из хорошей семьи… Правда, вдовец. Может, граф Уэйн? Но ему всего девятнадцать лет… Фи!
Диана постепенно привыкла к этому. Леди Майклс кивала и подмигивала всякий раз, когда Диану представляли тому или другому симпатичному молодому человеку. Миссис Трэвис иногда сопровождала их на приемы, но чаще оставалась с мужем. Лондонский врач, который осматривал его, заявил, что он удовлетворен состоянием пациента и что лечение, которое было прописано ему в Истхеме, совершенно правильно. Он сказал мистеру Трэвису, что боль пройдет со временем, и рекомендовал съездить на водный курорт в Танбридж-Уэли.
Диана и ее мать вздохнули с облегчением. Но по-прежнему миссис Трэвис оставалась дома с мужем, а Диана ездила на вечера со своей тетей. Диана сомневалась, будет ли ее брак таким же счастливым, как у матери, и не могла не завидовать ей.
Временами она думала о герцоге. Интересно, он еще в Лондоне или уже вернулся в Клэр-Корт? Не то чтобы это имело для нее какое-то значение, но она всегда, войдя в гостиную или в театр, оглядывалась, зная, что обязательно заметит высокую фигуру герцога. Обнаружив за собой такую привычку, она подумала, что желает подобным способом избежать его.
Герцога не было в городе. Прибыв сюда, Клэр в первую очередь постарался уладить дело лорда Барретта. Оказалось, что тот действительно соблазнил невинную девушку, пообещав жениться на ней.
Чонси уверял герцога, что мисс Бэгли и так хорошо знала, на что он ей намекал. Он клялся, что скандал раздула ее мать.
– Ты же знаешь меня, Уильям! Слово Барретта! Кому, как не тебе, известно, что я не мог произнести слова «брак». И Батшеба прекрасно понимала…
– Батшеба? – перебил его герцог, слегка удивленный. – Батшеба Бэгли?
– Батшеба Наоми, – произнес лорд Барретт. – Ее мать обожает библейские имена.
Герцог рассмеялся, и Барретт обиженно проговорил:
– Могло быть и хуже! Одну из ее сестер зовут Саломея.
Немного успокоившись, Клэр сказал:
– И сколько раз я должен повторять тебе, Чонси, чтобы ты не лез куда не следует? В твоем кругу, где тебя все знают, этого бы не случилось, потому что к твоим слабостям относятся с пониманием. Я почти ясно вижу всю семью этой девушки из среднего класса, всех ее братьев и сестер, ее добропорядочную мамашу и послушного прихожанина отца. Все очень гордые и честные. Как ты мог забыться, Чонси?
Лорд Барретт повесил голову и грустно жевал свой ус цвета спелой пшеницы.
Лорду Барретту было двадцать пять лет. Он был среднего роста и очень худой. С его слегка выпуклыми голубыми глазами, бледным лицом и светлыми волосами, которые уже начинали редеть, он напоминал скорее торговца рыбой, чем известного соблазнителя. И это несмотря на то, что на нем был дорогой и модный костюм.
Но Чонси Барретт тем и отличался, что у него была только одна страсть – женщины. Он перелетал с одного прекрасного цветка на другой, стараясь выпить как можно больше сладкого нектара. Пока позволяет возраст и хватает страсти. Всю свою жизнь он посвятил этой цели и, надо быть справедливым по отношению к этому джентльмену, осуществлял ее весьма успешно. Молодые вдовы, дебютантки и дамы полусвета, все они, стоило им только увидеть его, бросались за ним в погоню, а он с удовольствием становился их легкой добычей. Даже маленькие девочки в парке тянули к нему из колясочек свои пухлые ручки. Герцога часто удивлял этот феноменальный успех, которым пользовался Чонси у прекрасного пола, и однажды Клэр спросил своего друга лорда Эванса, что он думает о причине такой притягательности.
– Не имею ни малейшего понятия, дорогой мой, – признался лорд Эванс, нахмурив в задумчивости брови. – Должно быть, какой-нибудь запах. Как у жуков, ты знаешь. Ха, если бы я мог закупорить этот запах в бутылку, я нажил бы себе состояние!
После долгих переговоров с адвокатами, после многих писем оказалось, что надо ехать в Глазго. Там Клэр должен встретиться с матерью красавицы Батшебы и обсудить последние условия освобождения Чонси.
Герцог вздохнул. Все это было очень неприятно и оборачивалось громадными тратами. Впрочем, это ничего не значило для Чонси, который был одним из богатейших людей в Англии.
Но герцога раздражало совсем другое, а именно то, что вся эта процедура могла затянуться неизвестно на сколько времени, тогда как он не хотел терять сейчас ни минуты. Он страстно желал вернуться домой и поскорее увидеть Диану Трэвис.
Он уже давно находился в городе, однако до сих пор не получил от нее ни одного письма. Он переживал и страшно волновался. И ему была ненавистна сама мысль покидать сейчас Лондон, когда вот-вот, может быть, на следующее утро, мог прийти ответ от нее на его любовное послание, в котором он молил ее о прощении. Но он был главой семьи, и у него не было выбора. Сделав распоряжение насчет того, чтобы корреспонденцию ему пересылали по другому адресу, герцог, опечаленный и мрачный, отбыл в Шотландию.
Как только он здесь очутился, он сразу же твердо себе пообещал, что больше никогда его ноги тут не будет. Мать мисс Бэгли оказалась именно той особой, которую он себе представлял, и даже много, много хуже. Прямая и непоколебимая, она знала отлично, чего добивается. И она была так сурова, что сразу стало ясно – дело может еще и осложниться.
Герцог также имел честь познакомиться и с самой прекрасной Батшебой. Он услышал из ее бесподобных уст версию этой истории. Она говорила, раскрывая свои губки, похожие на лепестки розы, а из ее фиалковых глаз капали слезы, как утренние росинки… Она лепетала, что никогда бы не позволила себе… она, конечно, слышала, как он говорил ей… она смела надеяться… да, она уверена, что он произносил такие обещания… И еще другие сантименты, от которых герцог крепче сжимал челюсти, сдерживая растущую в нем злость. А миссис Бэгли, наоборот, сверкала глазами от злобного удовлетворения.
Наконец дело было улажено, и Клэр возвращался домой. Он удивлялся, почему нет никаких известий от Дианы. Теперь он был совершенно свободен и хотел выяснить раз и навсегда, что за проблема мешает им все это время.
Когда он в конце концов приехал в Клэр-Корт поздно вечером, его ждали невеселые новости: мать только что поправилась после тяжелой болезни, сестра на грани полного истощения слегла в постель, а мисс Диана Трэвис упорхнула из Стаффорд-Холла.
Он попытался расспросить свою сестру, но Эмили ничем не смогла ему помочь.
– Все сообщение со Стаффорд-Холлом прервано, Уильям, – сказала она. – Мама так болела, что не хотела никого принимать. Я каждый день собиралась написать тебе письмо, чтобы ты знал, но у меня не было ни секунды свободного времени. К нам никто не приезжал. Даже Корнелия. Но что касается этой леди, то я бы даже рада ее не видеть. Конечно, до нас доходили кое-какие новости. Одна из них – что мисс Трэвис уехала домой. Кажется, что-то случилось с ее отцом. Извини, Уильям. Мне просто не хватило сил за всем уследить.
Клэр поцеловал сестру и приказал ей отдыхать. За ужином у него с матерью состоялся короткий и неприятный разговор. Клэр попросил герцогиню не использовать больше Эмили и не беспокоить ее, пока она как следует не отдохнет. Герцог решил отослать леди Эмили к друзьям, где она будет вне досягаемости для бесконечных и неуемных требований ее матери.
Нетрудно было предположить, какое впечатление произведут на вдову его слова. Она немедленно снова слегла в постель.
Так что герцог смог покинуть Клэр-Корт лишь неделю спустя, слегка залечив раненое самолюбие матери и устроив за это время поездку Эмили. Сестру согласилась принять тетя Барретт. У него также состоялась очень интересная беседа с Корнелией, которую мать успела пригласить в последний день его пребывания в Клэр-Корте.
Не моргнув глазом и без запинки Корнелия ответила на все его вопросы о судьбе Дианы.
– Да, она вернулась в Истхем, – сказала Корнелия. – Я подозреваю, дорогой Клэр, что она решила принять предложение Роджера и выйти за него замуж. Мы все очень рады за нее. Мне кажется, что они друг другу очень подходят. Прекрасная пара! Диана вряд ли могла бы рассчитывать на лучшее, я совершенно уверена.
Именно в этот момент Корнелия вспомнила, как Энн рассказала ей о том, что Роджер сделал предложение Диане. Корнелия была тогда просто в ярости. Они все сговорились, что ли? И Роджер тоже! Это было уже слишком. Какая-то маленькая провинциалка увела ее обоих кавалеров!
Корнелия считала несомненной удачей, что ей удалось перехватить любовное письмо и сжечь его, и она радовалась, что это сделала! Она думала, что вряд ли кто-нибудь сможет уличить ее во лжи. Члены семьи Трэвисов были редкими гостями в Лондоне. И если когда-то выяснится, что Диана не собиралась выходить замуж за Роджера Мэйтлэнда, это уже не будет иметь никакого значения. Потому что к тому времени Корнелия станет герцогиней и хозяйкой Клэр-Корта.
Лицо герцога потемнело. А старая вдова только поддакнула Корнелии:
– Вполне подходящая пара. Я и не представляла, что эта мисс… мисс?.. так удачно выйдет замуж.
– Роджер Мэйтлэнд? – переспросил герцог, очень аккуратно поставив свою чашку.
– Он самый! – заверила его Корнелия. – И наша Диана, оказывается, была хитрой кошечкой! Никто даже и не догадывался, что она охотилась за Роджером.
Она весело засмеялась и тут же мудро переменила тему, заговорив о предстоящем сезоне в Лондоне и о том, что она сама собиралась поехать в город не далее как через месяц. Герцог рассеянно сказал, что будет рад увидеть ее там, затем извинился и вышел, а женщины имели все причины, чтобы улыбаться и заговорщицки подмигивать друг другу.
Смущенный, злой и расстроенный Уильям Роулингс вернулся в Лондон. Значит, Эмили все-таки ошибалась, а он был прав. Конечно, Диана и Роджер обнимались тем вечером в библиотеке! Но почему Диана соврала – зачем она это отрицала?
Ему не верилось, что Диана могла показать его письмо Мэйтлэнду, даже если она не собиралась выходить за него замуж. По крайней мере, он надеялся на это. В последнее время он что-то часто стал ошибаться во всем.
Теперь стало понятно, почему от нее не было писем. И он не знал, что же ему теперь делать. Если Диана предпочитает Роджера Мэйтлэнда, он не сможет силой заставить ее выйти за него замуж.
Он чувствовал какую-то непонятную пустоту… Найти любимую и затем совершенно неожиданно ее потерять! Конечно, он вспомнил, как Диана говорила ему, что не любит его и никогда не станет герцогиней Клэр. Но он, гордый и уверенный в своем успехе, отказывался поверить в свое поражение. Что ж, теперь он не только унижен, но и поражен.
Он винил во всем Чонси и его приключения. Если бы он не потратил столько времени, вытаскивая своего кузена из любовной переделки, он смог бы увидеться с Дианой и убедить, чтобы она переменила свое решение. Теперь было слишком поздно.
Вечером герцог был очень резок и груб с прислугой. Только отличный ужин слегка улучшил его настроение. Клэр послал письмо лорду Эвансу, в котором извинялся и говорил, что не сможет к нему приехать, а затем удалился в библиотеку, прихватив с собой бутылку бренди как средство от грустных мыслей.
А в это время всего в полумиле от него мисс Диана Трэвис делала реверанс лорду Эвансу, который, получив отказ герцога, все-таки решил устроить прием без него. Диана сомневалась, должна ли она, хотя бы просто из вежливости, спросить про герцога, так как знала, что лорд Эванс один из его ближайших друзей.
Прежде чем она успела это сделать, ее поспешила увести за собой леди Майклс. Она зашептала ей на ухо, что хотя Пьерпонт Эванс имеет отличную родословную, но всем известно, что он настолько умен, что предпочитает жениться на деньгах, а поэтому нет никакого смысла ее племяннице расточать на него свои улыбки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Опасные хитрости - Хазард Барбара

Разделы:
123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Опасные хитрости - Хазард Барбара



мне роман понравился.легкий.отдыхающий.
Опасные хитрости - Хазард Барбаралилия
5.01.2014, 22.05





Не понравился стиль написания
Опасные хитрости - Хазард Барбараелена:-)
25.07.2015, 7.20





Роман не впечатлил: 5/10.
Опасные хитрости - Хазард БарбараЯзвочка
27.07.2015, 21.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100