Читать онлайн , автора - , Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4
Время льда

Следующие дни прошли для Леа словно во сне. Со времени того запутанного разговора на берегу канала они с Адамом избегали бесед на эту тему. Как и прежде, она просыпалась каждую ночь оттого, что ее мозжечок посылал сигналы тревоги, а сердце в приступе паники грозилось вот-вот выпрыгнуть из груди. Но, не успев открыть глаза, она чувствовала, кто сидит там во тьме и борется со своим личным демоном.
Днем молчаливый, до боли далекий Адам появлялся у нее, когда ему заблагорассудится. Возвращаясь домой из магазина, она обнаруживала его стоящим у дверей квартиры; один раз, когда выключили свет, он внезапно оказался за ее спиной в библиотеке. Он ловил ее после лекций перед аудиторией, глядя только на нее, а остальные студенты и их любопытные взгляды для него словно бы и не существовали.
Тем больше внимания обращала на эти взгляды Леа. Она не знала, что думать об этом внимании, которое постоянно привлекал к себе Адам. Казалось, он притягивал большинство людей, но они не решались приблизиться к нему. На чей счет отнести это — на счет его красоты или влияния демона — оставалось для нее загадкой.
Когда однажды днем Адам ждал ее в холле университета, Леа схватила за локоть Язна, и они вместе стали спускаться по лестнице. Поскольку Язна отсутствовала последние несколько дней по семейным обстоятельствам, она не слышала сплетен о Леа и ее таинственной тени.
— Смотри-ка, вон тот таинственный парень, который живет у профессора Каррьера, — прошептала она на ухо Леа, и в голосе ее слышалось возбуждение и недоверие. — Я тащусь от того, как он двигается. Так и хочется… — Язна громко рассмеялась, делая однозначное движение бедрами.
Леа вздрогнула.
Последние дни она постоянно размышляла над тем, чтобы довериться Язне, по крайней мере, рассказать о том, что касалось ее расположения к Адаму. Она чувствовала себя отрезанной от жизни, и даже когда Адам был рядом, ее мучило одиночество, потому что он оставлял ее наедине с ее чувствами. С того утра, когда он доверил ей свою тайну, он сказал ей всего несколько слов. Хотя ранняя смерть матери и требовавшая много времени академическая карьера отца заставили Леа привыкнуть к мысли, что она предоставлена самой себе, теперь все чаще в ней вспыхивала потребность в дружбе и понимании.
Сейчас же она внимательно посмотрела на Язну со стороны и почувствовала, как внутри нее зарождается недоверие.
— Вероятно, он пришел за мной.
Язна резко обернулась, на лице ее отразилось совершеннейшее недоверие.
— За тобой?
При виде ее презрительно скривившегося полного рта Леа отбросила мысль о том, чтобы рассказать ей о своей влюбленности. Похоже, отношения с Адамом во многом чересчур фантастичны.
Когда Адам стал подниматься по лестнице, Язна тихонько спросила:
— Каким же образом ты его заарканила? Твой отец — управляющий какого-нибудь международного концерна? Ты открыла какую-то тайну, при помощи которой можешь контролировать его?
Леа открыла рот, но ничего подходящего в голову ей не пришло. Впервые в жизни она столкнулась с женской ревностью и была шокирована до крайности. Она не принадлежала к числу женщин, придающих большое значение своей внешности, ей никогда бы не пришло в голову кокетничать, чтобы обвести мужчину вокруг пальца. В глазах Язны она внезапно стала маленькой, невзрачной студенткой, которой даже мечтать нельзя о том, чтобы вызвать интерес у такого мужчины, как Адам. Она почувствовала, как внутри у нее все закипает от возмущения и одновременно с этим появляется неуверенность. Она никогда не рассматривала свои отношения с Адамом с такой точки зрения.
Адам кивнул в знак приветствия и пошел рядом с Леа.
— Мы ведь встречались у профессора Каррьера, правда? — быстро спросила Язна, пока Адам не отвернулся от нее. Она протянула руку, касаясь его плеча. — По крайней мере, я хорошо это помню.
— Действительно? — Адам слегка наклонил голову к плечу.
— Да, и особенно хорошо я помню то, что… Как бы это сказать? — Язна приблизилась вплотную к Адаму и улыбнулась. Она медленно провела рукой от плеча к кисти, и Адам не сделал ни малейшей попытки стряхнуть ее руку. Затем она потянулась и прошептала что-то ему на ухо.
Внутри у Леа все сжалось, и словно воцарилась тишина, словно что-то умерло в ней. Хотя оба они стояли от нее на расстоянии всего лишь вытянутой руки, они перестали существовать. Затем она увидела лицо Адама, и от ужаса весь воздух ушел из ее легких. Черты его лица были озарены чуждым светом, легким интересом, словно он взвешивал заманчивое предложение. Затаенное желание в глазах, показавшихся ей внезапно такими чужими, еще больше шокировало Леа.
Вдруг Адам резко отступил на шаг и смущенно заморгал. Что бы там только что ни определяло все его поведение, оно бесследно исчезло. Он нашел взглядом Леа, и она увидела в нем непонятное замешательство.
Прежде чем отвергнутая Язна успела снова протянуть к нему руку, Адам приобнял Леа за бедра.
— Мне очень жаль, но я действительно не помню, — сказал он на удивление твердым голосом. — Вероятно, в тот вечер я глядел только на Леа. Так ведь всегда и бывает.
И они вместе стали спускаться по лестнице.


Леа быстро привыкла к тому, что у нее появилась вторая тень. Хотя ее начинал напрягать постоянный контрастный душ чувств, под который ее бросали безмолвные появление и исчезновение Адама. Часто она ощущала себя оглушенной: когда он уходил, она едва не впадала в истерику от страха, что он может не вернуться. В его присутствии она постоянно опасалась, что он вдруг посмотрит на нее глазами Язны и бросит. Этого она боялась гораздо больше, чем того, что Адам уступит требованию демона и перевоплотит ее.
Зато Адаму было очень уютно в его молчании, он был рад находиться рядом с Леа и наблюдать за ней. Он безмолвно покорялся ее повседневной жизни и не выказывал ни малейших попыток к тому, чтобы привнести в нее свою собственную нотку.
Проведенные вместе дни не приводили к каким-то мечтаниям, потому что они были совершенно неромантичными. Самое большее, что удалось Леа, это вызвать реакцию Адама, когда она изо всех сил вгрызлась в яблоко. Еда внушала ему отвращение. Но он не жалел себя, становясь свидетелем ее неуверенных заказов в овощных магазинах и в конце концов выдерживая ее рассерженный взгляд из-за того, что только полвечности спустя он ощущал, что от него в данный момент требуется взять на себя покупку жесткого мяса. Идя за ней на расстоянии полушага, словно ему всегда нужно было видеть ее, он нес покупки вверх по лестницам, спокойно игнорируя ее растущий гнев.
Пока Леа заледенелыми кончиками пальцев колотила по клавиатуре, Адам вычитывал ее работу, снабжая поля страниц замечаниями своим элегантным почерком. «По крайней мере, я смогу вовремя сдать работу», — раздраженно думала она, вновь прочищая нос, из которого с той ночи у канала не переставая лились сопли. Затем она отстучала заключение, причем резец и камень подошли бы для этого гораздо больше, чем ее старенький ноутбук.
И вот она сдала работу позорного среднего уровня и подцепила мертвенное порождение ночи и жуткую простуду во время рандеву на канале. Разве жизнь не прекрасна?
Позже Адам неподвижно наблюдал за тем, как она торжественно перечеркивала синие чернила его пометок. В этот момент Леа многое отдала бы за то, чтобы он подарил ей такую же презрительную улыбку в день их первой встречи. Насмешку и издевку переносить гораздо легче, чем эту безжизненную маску, которую он никогда не снимал.
Ее снова захлестнула волна разочарования, разбудив обычно крепко спавшее чувство мести: «Интересно, будет ли он сидеть так же неподвижно, если я недолго думая заберусь к нему на колени и попробую, действительно ли колется его легкая щетина на подбородке?» Или ее губы на пути к его рту ощутят только слегка грубую кожу, а тепло и аромат его тела смешаются совершенно неодолимо, заставив забыть о самообладании? Она хотела коснуться слегка вьющихся на затылке волос, попробовать, какие они на ощупь. Густые? Мягкие? Ей очень хотелось выяснить, есть ли светлые веснушки, покрывавшие его нос и щеки, также на его плечах и ниже.
Да что может случиться? Что он оттолкнет ее? Разозлится? С отвращением отвернется? Леа была согласна на любую реакцию, только не на ее отсутствие. Больше она не может переносить стоическое наслаждение Адама шоу под названием «Леа». Если, с учетом его вечно безрадостного выражения лица, вообще можно говорить о наслаждении.
Даже если при ее нападении он будет продолжать притворяться статуей, она, по крайней мере, останется при своем. «Но довольно унизительным способом», — с возмущением напомнила благовоспитанная часть Леа. «Спокойно!» — прикрикнула она на себя, но это получилось не слишком строго, потому что как раз пришло время в очередной раз прочистить нос.
Леа удрученно признала, что чувствует себя слишком слабой для того, чтобы брать Адама штурмом, словно какую-нибудь крепость. Вместо этого она швырнула в него только что использованным носовым платком. «Наказание быть должно!» — сказала она себе. Носовой платок приземлился у его ног, и Адам бросил на нее испытующий взгляд, который она не смогла истолковать. Постепенно она начала терять к этому интерес, чтобы и дальше продолжать ломать над этим голову. Она устала, обессилела, была подавлена и чувствовала себя очень нехорошо.
Адам ненадолго исчез в кухонной нише и вернулся с дымящейся чашкой. Хотя от чая соблазнительно пахло заботой, Леа едва смогла приподняться, чтобы взять чашку в руки. Все ее тело упорно не желало отрываться от матраса, глаза неудержимо закрывались сами собой.
Она вновь отметила, что Адам наблюдает за ней словно за результатом интересного эксперимента. Но она чувствовала себя слишком слабой, чтобы возмущаться. Даже кинуть в него использованным носовым платком казалось уже делом чересчур трудным.
В конце концов Адам завернул ее, словно маленького ребенка, в одеяло и пальто, взял на руки и вышел с ней из квартиры. В качестве выражения протеста она только засопела.
Не успел он положить ее на заднее сиденье своего автомобиля, как она уже спала сном без сновидений.


Этьен пытался успокоить его. Но что может знать Этьен о хрупкости человеческого тела, когда он уже целую вечность занимается только духовными трудами? Адам рассерженно посмотрел на него и, не говоря ни слова, покинул виллу.
Он не мог выносить вида безжизненной Леа, лицезреть ее лишенной всей той энергии, которая так магически притягивала его. Ему не хватало живой мимики, постоянно выдававшей значительно больше чувств, чем хотелось бы самой Леа. Ее чистого голоса, непредсказуемости ее слов. А теперь она просто лежала, и щеки ее пылали неестественным красным цветом на бледном лице, волосы были мокры от пота.
Адама невольно едва не вывернуло наизнанку, и он, задыхаясь, прислонился к стене дома. Пожилая женщина, нагруженная продуктовыми сумками, бросила на него критический взгляд и обошла по широкой дуге. Вероятно, приняла за пьяного. Хотя в данной ситуации больше подошел бы утопающий, потому что именно так он себя и чувствовал: вокруг него шумно плескались волны, а страх неудержимо затягивал в глубину. Страх перед чем? Вместо ответа желудок Адама вновь судорожно сжался.
Пока он хватал воздух ртом, демон напомнил о себе. «К чему вся эта забота? — зашептал многоголосый хор. — Когда Леа наконец станет нашей, ничто и никто не сможет причинить ей вред».
Адам инстинктивно обнажил зубы, словно хотел схватить наглого шептуна. Желание демона наконец завладеть избранным храмом было ему еще более отвратительно, чем собственная потребность находиться рядом с Леа. Леа с ее льющимися через край чувствами и ранимой душой — великолепная жертва для демона и мужчины.
Но подобные мысли не могли отпугнуть демона: он рычал, он льстил, мучил и заманивал. Адам стоял, крепко прижавшись лопатками к стене, надеясь, что голоса и жгучая боль когда-нибудь отступят.
Проходивший мимо молодой человек бросил на его вопросительный взгляд. Демон тут же утих. Мирное предложение. Адаму не понадобилось долго раздумывать, чтобы принять его. Он ответил на взгляд мужчины и оттолкнулся от стены.


Когда Леа проснулась, на стуле рядом с ее постелью сидел профессор Каррьер. Он элегантно закинул ногу на ногу, на колене лежала раскрытая книга. Когда их взгляды встретились, он положил палец на только что прочитанную строку; там он и остался лежать на протяжении всего последовавшего разговора.
Глаза Леа застилала мутная пелена, и ей пришлось проморгаться, чтобы зрение наконец сфокусировалось. Было такое ощущение, словно кто-то насыпал ей под веки мелкого песка. Некоторое время она размышляла над тем, чтобы высунуть руку из-под тяжелого одеяла, но тут же отбросила эту мысль. Моргание и так доставило ей массу усилий.
Снаружи дневной свет, наверное, вяло растягивался по округе, но тяжелые матерчатые шторы, к счастью, не пропускали его. Только какой-то скрытый источник струил мягкое сияние, за что Леа была ему очень благодарна. Очевидно, ее постель находилась в комнате для гостей дома профессора Каррьера — небольшой, квадратной приятной комнате с английскими розовыми обоями на стенах и темной деревянной мебелью.
— Меня радует, что вам уже лучше, — сказал профессор Каррьер, искренне улыбаясь Леа. — Чудесно, что наша Анна поддерживает такие хорошие связи с черным рынком. Иначе как бы мы так быстро достали приличный антибиотик, не правда ли?
Леа попыталась заговорить, но опухшее, пульсирующее болью горло не позволило ей этого сделать. Ей только и удалось прохрипеть: «Великолепно».
Впрочем, профессор Каррьер не производил впечатления человека, которому вынужденная молчаливость Леа была в тягость. Он испытующе посмотрел в ее отмеченное усталостью лицо, и Леа заставила себя располагающе улыбнуться. Ей очень хотелось знать, что происходит в голове у профессора.
— Адам просил меня извиниться за него, — медленно произнес он, — он слишком изнурен событиями последних дней. Он пошел, чтобы… э-э-э… немного набраться сил. Вы понимаете меня, не так ли? — Профессор Каррьер вопросительно и в то же время требовательно посмотрел на Леа. Никакого сочувствия к врагу — эту его сторону Леа уже хорошо успела изучить. Итак, Адам отправился за пропитанием, наверное, именно на это он и намекал.
Она легкомысленно пожала плечами, что стоило невероятных трудов. На самом деле намек Каррьера был ей неприятен, потому что все это время она по возможности игнорировала этот аспект существования Адама. Теперь же фантазия сыграла с ней злую шутку и показала целую серию жутких картинок, созданную из тысячи виденных фильмов ужасов времен юности. Ей не удалось сдержать мышцы лица, внезапно напрягшиеся, и тихий стон, вырвавшийся из горла.
Ничего такого, о чем стоило бы беспокоиться, — успокоил ее профессор. При этом ему не удалось скрыть иронию, мелькнувшую где-то в уголках губ. — Если бы Адам оставлял по городу обескровленные трупы, вы давно бы прочли об этом в местной прессе. — Он натужно откашлялся и, похоже, очень понравился себе в роли актера-любителя. Вместо аплодисментов Леа просто выжидающе уставилась на него, пока он не нахмурился и не принял свой обычный вид.
Это так, шутка. Должен, впрочем, признаться, что общаться с вами, Леа, мне несколько тяжело. Адам рассказал, что объяснил вам все по поводу нас, поэтому мне просто непонятно, почему вы в таком случае до сих пор находитесь в этом состоянии, оно ведь крайне неудобно. Видите ли, я очень люблю людей… Как бы вам это объяснить? Адам говорил вам о двух душах в наших телах? — Профессор Каррьер вопросительно посмотрел на Леа, и та в нерешительности кивнула, не совсем понимая, к чему клонит собеседник. — Ну… интерес нам подобных к людям сам по себе невелик. Похоже, все задумано так, что два этих вида существуют рядом как хищник и дичь. При этом точкой соприкосновения должна быть только кровь. К сожалению, все в этом мире не совершенно, потому что демон — существо очень властное, но ему не всегда удается захватить всю территорию. Поэтому часто остаются следы прежнего хозяина, если вы понимаете, о чем я говорю. Нужно много усилий и, в первую очередь, много времени. Но можно, как хорошему археологу, откопать человеческую составляющую. Для этого следует подавить то, что важно для демона.
Профессор сделал паузу, словно прислушиваясь к себе. Леа была очень благодарна ему за внезапную тишину. В таком ослабленном состоянии ей нужно было как следует сконцентрироваться, чтобы ничего не упустить. В то же время ее удивило то, насколько различны были оба мужчины, несмотря на их близость: в то время как Адама было трудно разговорить даже под угрозой изощренных пыток, слова из профессора Каррьера так и лились, словно пена из открытой бутылки шампанского.
Его руки слегка вздрогнули, выдавая, что он вновь предался воспоминаниям.
— Потребность в питье имеет для нас почти экзистенциальное значение, ей практически невозможно противостоять. Это сравнимо с человеческой сексуальностью: ее можно подавлять, накладывать на себя целибат, пытаться направить ее в определенное русло, но рано или поздно она пробьет себе дорогу. Думаешь, что у тебя все под контролем, и вдруг приходишь в себя запыхавшимся и испачканным рядом с каким-то телом, очень надеясь на то, что это воспоминание никогда не перейдет границы расплывчатого. Жадных демонов и людей никогда нельзя недооценивать, дорогая моя.
Его щеки слегка порозовели, но Леа не могла понять, в чем причина этого — предмет разговора ему неприятен или же он, что более вероятно, волнует его. А с учетом того, что глаза его сверкали, Леа склонялась к последнему предположению. Она незаметно забралась поглубже под одеяло.
— И все же, нам подобные могут откопать человеческое в себе, — продолжал профессор, слишком погруженный в свои мысли, чтобы заметить подавленное состояние Леа. — Впрочем, наш род считает это неправильным, видит в этом только лишь болезненную тягу к саморазрушению. Демон красив и силен, он щедро одаривает нас. Цепляние за остатки человеческого, которое по сравнению с демоническим бессильно и скучно, причиняет только боль. Для большинства из нас предоставлять убежище демону — большая честь. Тот, кто подавляет его, неизбежно считается дураком, если не врагом.
Печальная улыбка и то, как профессор Каррьер пожимал плечами, сказали Леа о желаниях этого мужчины больше, чем его слова. Очевидно, он прочел мысли на ее лице, потому что негромко продолжал:
— Но кто же может устоять против своих страстей, не так ли, Леа? Человек — это мой конек: я культивирую его, как только могу. На этом и основывается наша странная дружба с Адамом. Мы оба тоскуем о том, что отнял у нас демон. Тем не менее я не могу понять решение Адама противиться желанию демона. В конце концов, демон ведь требует не просто превращения. Нет, он выбрал ему спутницу!
Его голос стал более проникновенным, и он посмотрел на Леа таким пристальным взглядом, что та смущенно принялась изучать узор на одеяле. Конечно, она чувствовала, что разговор с профессором откроет ей о демоне гораздо больше, чем она когда- либо выудит из молчаливого Адама, но все это было для нее уже чересчур.
Хотя, похоже, профессор решил не обращать на это внимания.
— Сопротивление Адама просто не может продолжаться долго, — продолжал он. — Познать своего визави означает стать наконец-то единым целым. Потому что, сколь фантастичными бы ни были возможности, которые предлагает нам демон, постоянным нашим спутником остается одиночество. Человеческое общество кажется нам обществом второго сорта, пошлым и нудным. Хотя некоторые из нас окружают себя слугами-людьми, это не выход из положения. А нам подобные подходят друг другу так же хорошо, как два равнозначных полюса. Целевые союзы — большее нам, как правило, не удается.
Он махнул рукой, словно хотел сказать, что от всего этого можно сойти с ума. Такое существование — настоящий балаган!
Мериться силами со своим внутренним господином — как же это похоже на Адама: таким образом он удовлетворяет свой дух противоречия. Хотя он утверждает, что не готов идти на риск, которым сопровождается каждое превращение. Но это промедление — только ненужные мучения, причем для обеих сторон, мне так кажется. Никто не может отвергнуть дар демона. Я бы даже сказал, что это дар судьбы. — Профессор умолк на мгновение, и его губы превратились в узкую полоску. — Если позволите, дам вам совет, Леа: подумайте, каким образом приставить пистолет к груди Адама. Его сопротивление будет сломлено, потому что демон все равно добьется своего, так бывает всегда.
Вы не можете говорить серьезно! — Леа осторожно приподнялась на подушках. Тут же закружилась голова, легкие сжались, чтобы издать лающий кашель. — Вы хотите, чтобы я заставила Адама превратить меня в монстра, в одержимую?
Если Леа собиралась своими словами обидеть профессора Каррьера, то он не подал и виду. Он элегантным жестом захлопнул книгу и встал.
— Дорогая моя Леа, — сказал он, идя к двери, — вы уже одержимы с того момента, как Адам познал вас. Вы — подходящая ему противоположность. Поэтому вам не уйти от своей судьбы. Вы можете только бросить ей вызов и потерять ее. Мне жаль человека в вас, но я рад за Адама. Извините, но это просто ужасно — идти сквозь время в одиночестве. Спутница того же рода, что и ты, может смягчить эту боль. По крайней мере, я на это надеюсь.


Леа пробудилась от бешеного сердцебиения, наполнившего томлением, заставившего распахнуть глаза. Адам стоял к ней спиной, повернувшись к открытому окну, и неподвижно глядел в ночь. Это зрелище уже было в достаточной мере ей знакомо, потому что в последнее время он постоянно так стоял. Со временем ее уже перестало уязвлять то, что он стоит спиной; она выяснила, что он наблюдает за ее отражением в оконном стекле. Итак, шоу под названием «Леа» продолжалось, но она была слишком измучена болезнью и слишком смущена словами профессора Каррьера, чтобы бороться.
Она медленно села в постели, взяла тарелку с манной кашей, стоявшую рядом с чайником, стопкой книг и скляночками с лекарствами на ее ночном столике. Поедая кашу, Леа прислушивалась к своему больному телу: температура спала, теперь о ней напоминала только боль в суставах. Горло по-прежнему царапало, да и кашель останется надолго, но в целом она чувствовала себя гораздо лучше. Еще всего лишь сорок восемь часов назад даже дыхание стоило невероятных усилий, но теперь она могла получать эстетическое наслаждение от вида красивой спины Адама. В мыслях ее пальцы блуждали по тонкой ткани там, где выступали его лопатки. В следующий миг ее пальцы уже касались не ткани, а наэлектризованной кожи. Какая же она на ощупь… м-х-х…
Погруженная в свои мечты, Леа смущенно вздрогнула, когда поняла, что Адам повернулся и сделал пару шагов по направлению к кровати.
Внезапно она с неудовольствием осознала, что пропотевшие волосы липнут к голове, а большая серая футболка, в которую ее переодели, не слишком выгодно подчеркивает ее острые плечи. Бледная кожа, круги под глазами, ярко-красный от насморка нос — что же сделала болезнь с ее внешностью?
Адама, похоже, занимали совершенно иные мысли — это она поняла по напряженным чертам его лица. Внезапно она снова вспомнила слова профессора Каррьера. Как тяжело ему, должно быть, находиться рядом с ней, не поддаваясь настойчивому требованию демона. Как сильно его желание, и насколько больше сопротивление Адама. А она сидит, как влюбленный подросток, и блуждает в плену эротических фантазий.
Хотя она узнала от профессора Каррьера так много страшного о демоне, ей с трудом удалось подавить стремление отключить разум и безусловно отдаться Адаму. Это унизительно! Ощутив внезапный приступ стыдливости, Леа так крепко зажмурилась, что перед глазами замелькали белые круги. Она с трудом удержалась, чтобы не ударить кулаками по одеялу.
— Мне хотелось бы точно знать, что рассказал тебе Этьен, — услышала она на удивление мягкий голос Адама. И все же ей показалось, что в нем были нотки раздражения — как бы Адам ни старался их скрыть. Он встал у нее в ногах и положил руку на спинку кровати.
Леа изучающе поглядела на него. Живое, заинтересованное выражение лица удивило. Она не привыкла к тому, что он смотрел ей прямо в глаза. Она сидела, беспомощная, среди белоснежных подушек, с пустой тарелкой в руке и хватала ртом воздух, а кровь тем временем заливала ее щеки. Нужно вырваться из оцепенения, она обязана сделать это ради своей гордости. Немного внимания не должно позорно превращать ее в кучку пищи для демона.
— Профессор Каррьер намекнул, что ты был на охоте и что питье для вас — нечто вроде человеческого оргазма. Честно говоря, мне было бы интересно узнать, как часто вас так накрывает… Это зависит от либидо демона?
Сначала Адам не отреагировал, затем поднял брови.
«Реакция! — ликовала Леа. — Мне удалось добиться от него реакции!» Она удовлетворенно поправила подушку у себя за спиной.
Но Адам отнесся к этому спокойно, даже выдавил из себя неопределенную улыбку.
Одна из любимых тем Этьена. Наверное, это зависит от того, что он так примерно воздерживается.
— Ты не воздерживаешься, не так ли? Ты по природе самый настоящий бабник, ведь правда? — Едва Леа выговорила последнюю фразу, как ей стало плохо. Этой своей безвкусной формулировкой она однозначно промахнулась. Кроме того, вновь проснулись те жуткие фантазии, доставлявшие ей так много хлопот.
Леа отвела взгляд, потому что ей не очень хотелось видеть следующую реакцию Адама.
К счастью, сегодня Адам был великодушен или достаточно напикировался с другими, чтобы игнорировать ее замечание.
— Вообще-то я могу только догадываться о том, какой доклад прочел тебе Этьен. Мне тоже, в конце концов, приходится каждый раз выслушивать его, если не удается вовремя убраться с его дороги. Наш друг крайне настойчив, когда речь идет о нашем совместном будущем.
Леа кивнула, не отводя взгляда от одеяла.
Его речи о судьбе, слиянии и страхе вечной разорванности могут достать кого угодно.
— Я не знаю, как быть дальше. — Слова Адама поразили Леа словно молния. Хотя он по-прежнему неподвижно стоял у нее в ногах, но утратил какую-то долю своей неприступности. Таким ей еще не доводилось его видеть, даже тогда, когда он, раненый, сидел в ее комнате. Защитная оболочка, всегда, словно вторая кожа, окружавшая его, вдруг лопнула. Блеск демона дал сильную трещину. Перед ней стоял мужчина.
— Последние дни, твоя болезнь… В отличие от меня, ты смертна. Нужно совсем немного — и ты погаснешь. Всего лишь дурацкий случай. — Он крепко сжал губы и на мгновение, показавшееся Леа вечностью, умолк, затем отпустил спинку кровати и встал рядом с ней. — Может быть, речи Этьена тоже постепенно смягчают меня. Нам нужно принять решение…
Он слегка склонился над ней, и Леа почувствовала, как сила воли оставляет ее. Она будет просто сидеть и примет все, на что решится Адам.
Она была совершенно не способна оказывать какое бы то ни было сопротивление.
— …но не сегодня, — сказал Адам и тихо рассмеялся. Смех его был печален, но Леа тем не менее вздохнула с облегчением. При этом она совершенно не осознавала, что задержала дыхание.
Оцепенение прошло, принятие решения было отложено.
Внезапно она почувствовала себя ожившей и полной сил, словно и не лежала последние дни тяжелобольная в постели, а взбиралась к вершинам мира. Адам стоял всего лишь на расстоянии вытянутой руки, обращенный к ней, доступный. Она немного подразнит его, позовет в игру. Кто может сказать, сколько будет продолжаться это идеальное состояние мира?
— Действительно ли только знание об избранной демоном спутнице привлекает тебя ко мне? — завлекая, спросила Леа, не в силах убрать из голоса капризные нотки. Этот вопрос мучил ее еще со времен той ночи на канале. Чтобы задать его, ей потребовалось собрать все свое мужество в кулак. Риск узнать, что Адама привязывает к ней только воля демона, был душераздирающе велик. Поэтому на его веселое выражение лица она отвечала сердитым сверканием глаз. Пытаясь успокоить ее, Адам поднял руки, и их вид тут же погасил в ней всяческое желание атаковать. Похоже, она никогда не сможет смотреть на его руки, не представляя себе, как они скользят по ее коже. Когда он заговорил, она едва могла уследить за его словами — настолько сильно была охвачена внезапным возбуждением, которое жгло кожу.
Не считая того, что узнавание вряд ли можно назвать «только», есть еще некоторые аспекты, которые я нахожу в тебе очень привлекательными.
Это тщательно завуалированное признание было гораздо больше всех ожиданий Леа, и поэтому она не смогла скрыть счастливого выражения лица. На ее восхищение Адам ответил тем, что нахмурился.
— Ну зачем ты делаешь из всего тайну? — вызывающе продолжала она. — О каких аспектах ты говоришь? О моем подкупающем интеллекте или, может быть, о моей внешности?
— Никогда не обращал особого внимания на то, как выглядят люди.
— А на что тогда?.. — не сдавалась Леа, когда мимика Адама сообщила ей, что он предпочел бы оставить эту тему. При этом она совершенно не была уверена в том, что так уж стремится услышать ответ. Хоть бы игра не приняла плохой оборот. Смутное подозрение, что ей предстоит нечто неприятное, расширялось внизу живота, заставив ее громко сглотнуть.
Адам бросил на нее понимающий взгляд. Тем не менее он, похоже, начинал испытывать удовольствие от общения. Он снова склонился над ней. Своим притягательным голосом, от тембра которого у нее по коже бежали мурашки, он спокойно объявил:
— Я больше ведусь на запах. Это объясняется, наверное, моим сильным охотничьим инстинктом.
— Ты имеешь в виду, что можешь брать мой след? — спросила Леа, едва сохраняя здравый смысл — ведь Адам был так близко. «Между нашими телами, наверное, образуется электрическое напряжение, какой-то совершенно из ряда вон выходящий природный феномен», — подумала она, а сердце ее тем временем предательски подбиралось к горлу.
Адам медленно кивнул, затем черты его лица озарились слабой загадочной улыбкой. Было совершенно очевидно, что ситуация забавляет его. «Что-то доставляет ему огромную радость», — удивленно констатировала Леа.
Она неуверенно улыбнулась в ответ.
Мгновение он молчал, словно хотел испить предвкушение радости до конца.
— Дело не только в том, что можно кого-то преследовать, — проникновенно сказал он. — Здесь нечто большее… Запах человека отражает всю его чувственную жизнь. Поэтому я считаю гораздо более чувственным и волнующим обращать внимание на запах человека, чем на его внешность. По твоему запаху я могу понять — запуталась ты, чем-то озадачена или просто радуешься тому, что находишься рядом со мной.
Последние слова он произнес с многозначительной улыбочкой. Но Леа была гораздо сильнее увлечена тем, чтобы сократить расстояние между их телами, чем стремлением осознать смысл его слов.
— Радуюсь ли я… — повторила она механически, постепенно начиная осознавать. — О!
Она тут же откинулась на подушки, чтобы отвести свое предательское тело на безопасное расстояние. При этом ей вспомнилась дюжина ситуаций, когда ее разгоряченная кожа выдавала все желания и фантазии в присутствии Адама.
Она поспешно натянула одеяло до самого носа.
Да это же еще хуже, чем читать мысли! Запах — это нечто настолько физическое, чувственное, что от стыда Леа готова была умереть. Адреналин безжалостно гонял кровь по ее телу, пока шум в ушах не перешел в грохот. «Интересно, как пахнет паника?» — спросила себя Леа, когда Адам подошел к ней настолько близко, что их лица должны были соприкоснуться уже при следующем вдохе.
— А почему, ты думаешь, мне так трудно контролировать себя в твоем присутствии? — тихо спросил он, и, услышав в его голосе агрессивные нотки, она немного сжалась.
— Я совершенно не замечала, что ты с трудом контролируешь себя…
Но Адам, похоже, не услышал ее тихих слов. Он смотрел на нее сверкающими от ярости глазами, и напряжение его лица настолько подстегнуло пульс Леа, что та стала опасаться, что вот-вот потеряет сознание. Ее тело не могло решить, сломаться ли от страха или отважиться на бурное объятие с последующим еще более бурным поцелуем. Крылья носа Адама трепетали, и Леа не успела даже заметить, как так вышло, что она снова осталась в комнате одна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100