Читать онлайн , автора - , Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19
Кровавая жертва

Первыми к жизни вернулись вкусовые ощущения Леа: что бы там ни насобиралось у нее во рту, на вкус оно было как мягкая почва. С металлическим привкусом. Оно медленно заполняло рот, отодвигая язык. Язык, который казался чересчур толстым. Раздутое инородное тело. Затем жидкость потекла вниз по глотке, и когда она уже решила, что сейчас задохнется, мускулатура вспомнила о своих обязанностях и заставила ее сглотнуть. Тут же образовалась новая горькая лужа. Очевидно, она сильно укусила себя за язык.
Леа с трудом подавила подступающую к горлу рвоту и сделала попытку ощутить остальные части тела. Но все, что было ниже горла, словно умерло. «Ну ладно, — подумала она, и мысли двигались в голове на удивление медленно. — Тогда я немного отдохну. Почему бы и нет?»
Сквозь беспамятство ее сознания достигло монотонное гудение, оставляя след из огней, манивших ее вновь подняться из тьмы. Пока она нашептывала сама себе, что это все не важно, что она слишком устала и измотана, что ей срочно необходимо отдохнуть, а то, что находится вне ее тела, наверняка не вызовет никаких радостных эмоций, Леа отправилась в путешествие в «Здесь и Сейчас».
По мере того как отступало беспамятство, гудение быстро теряло свою равномерность и зазвучало как чужой голос, произносивший какую-то тарабарщину. До ушей Леа доносились обрывки разговора. Хотя отдельные места были абсолютно неразборчивы, так как были слишком разрознены, ей стало ясно, что пришла в себя она явно не в уединении.
Сознание постепенно приходило в норму, и вновь ощущаемое тело приветствовало ее неконтролируемой дрожью. Все в ней тряслось и вибрировало, как будто она лежала в луже воды под напряжением. Даже зубы постоянно стучали друг о друга. Такая малость, но тем не менее Леа не удавалось взять их под контроль. Можно было утверждать, что у не вообще ничего не получалось: хотя веки сильно дрожали, открыть их она не могла. Губы тоже не открывались. Не двигались даже челюсти, чтобы освободить немного места для раненого языка.
Спустя несколько минут железного напряжения Леа сдалась, решив, что пускай тело продолжает дрожать, и вместо этого сосредоточилась на голосах. Она определила, что они находятся где-то в стороне, и решила, что говорящих по меньшей мере двое, а то и трое.
— Где же еще мог происходить обмен?
Слова растягивались, образуя эхо. Леа потребовалось мгновение, чтобы из звуков составить нормальное предложение, поэтому ответа она не услышала. Говорящие, должно быть, стояли вплотную друг к другу, что не особенно помогало ей понять, о чем они говорят.
Послышалось странное кудахтанье, которое она в конце концов идентифицировала как смех.
— А потом я засунул бы ее в багажник и в одиночку принес сюда? Что за абсурдная идея: пока я в уединении жду результатов, ненормальный друг этой женщины уже, возможно, идет по моему следу. Ему достаточно дождаться подходящего момента, а потом наброситься сзади. Нет, думаю, лучше будет, если мы станем ждать результатов вместе. Ваше присутствие, дорогой мой, гарантирует тот факт, что ваши люди проявят достаточно усердия, чтобы защитить меня.
Повисло молчание, позволившее Леа осознать услышанное. Только она собралась было объявить, что у задачи нет решения, как к ней вернулась память. Внезапно ей стало легче оттого, что она дрожит всем телом. Не нужно было долго думать, чтобы догадаться, к кому ее отволок Макавити: генетик Кицу Акинора получил свои тридцать сребреников, и Пи наконец решит задачу, которая так долго не давала ему покоя. Она лежала — совершенно беспомощная — всего лишь в нескольких шагах от него, не будучи в силах дать какой-либо отпор.
От ужаса она почти сумела открыть глаза, но они тем не менее ни на что не реагировали. Определенно, пока что лучше разыгрывать из себя бессознательную добычу. Потому что какой прок сейчас от оглушенного тела? Протестовать или бежать в таком состоянии — исключено. Поэтому она будет слушать дальше и составит картину текущей ситуации. «Может быть, Акинора удовлетворится одним забором крови?» — пыталась она подбодрить сама себя. В конце концов, он ведь собирался получить из ее крови информацию для изысканий на высоком научном уровне. Наверняка ее потом одурманят и бросят где-нибудь в парке на скамье. Конечно же, ей ничего не сделают, чтобы Акинора при необходимости мог повторить процедуру. «Ну еще бы, — услышала Леа циничный внутренний голос. — Конечно, Акинора, после того как возьмет кровь, еще и предложит тебе горохового супа, чтобы ты побыстрее встала на ноги».
Ситуация была безнадежной. Леа уже почти приготовилась к тому, что придется гипервентилировать легкие, чтобы «отключить» панику, но грудь ее продолжала подниматься и опускаться так же равномерно, как если бы она лежала у себя дома в своей постели, а рядом мурлыкала Миноу. Она с удивлением обнаружила, что, похоже, чувства отделились от тела. Оно дышало, сглатывало и дрожало с неестественным упорством, не обращая внимания на состояние ее души.
— Я по-прежнему не совсем понимаю, почему вы так сильно интересуетесь моим спонсором. Ведь вам не угрожает никак опасность с его стороны, — продолжал Акинора. — Если возник интерес, он наверняка уже обратился бы к вам — в конце концов, среди вам подобных вас каждая собака знает, извините меня за такое сравнение.
— Чисто в превентивных целях. Когда кто-то в нашем м поднимает такой шум, стоит быть информированным к можно лучше.
Хотя голоса по-прежнему доносились до ушей Леа искаженными, она сразу же узнала, кому принадлежит этот. Мягкий и в то же время холодный. Итак, Пи решил собственноручно добить жертву, отказавшись от услуг Адама.
Как чудесно теперь все обернулось для старой паучихи: Надин после ночки с Макавити как следует подумает, стоит ли эго опасности повторной встречи с этим садистом. Леа находилась там, где и предполагалось согласно первоначальному плану — в исследовательских лапах Акиноры. Пи получил информацию о таинственном незнакомце, а Адам подумает, что она опять отвернулась от него — после того как исчезла, не остав даже записки. Стоило также опасаться, что он тяжело ранен и ему даже в голову не приходит искать ее.
Вновь раздался клокочущий смех Акиноры.
— Поднимает шум? Я вас умоляю! Если бы этот легавый не шел так упорно по его следу, вы никогда не обратили бы внимания на моего спонсора. Парочка слухов то тут, то там — кто заметил бы узор, когда вам подобные так сильно заняты каждый сам собой. Весь размах достиг бы вас только тогда, когда вы сами стали бы объектом его интересов. А тогда уже было бы слишком поздно. Если хотите, чтобы у вас в палисаднике было чисто, просто избавьтесь от этого Адама. Похоже, он слегка вышел из-под контроля, хороший песик.
— Очень мило с вашей стороны, что вы ломаете голову над моими проблемами. — Голос Пи постепенно приобретал контуры, и Леа даже показалось, что в нем появились стальные нотки. Предупредительный выстрел. — Но, как вы уже говорили, Адам — легавый пес. В поисках этой женщины он сначала обыщет самые вероятные места — например, ваш институт. Поэтому на данный момент не так уж и плохо, что мы с вами находимся в месте, куда он направится только кружным путем. А к тому времени мои люди его поймают, и у нас с вами станет одной проблемой меньше.
— Вы должны поймать его прежде, чем он поднимет переполох среди моих. Это в ваших собственных интересах! — Акинора не мог дальше сдерживать волнение, Пи постепенно загонял его в угол. — Мой спонсор не любит, когда кто-то подглядывает к нему в карты. Если кому-либо придет в голову задавать слишком много вопросов, его реакции хватит на то, чтобы прийти к решению «табула раса». А свою связь с этим Адамом вы по простоте душевной сами выставили напоказ.
Возникла пауза, во время которой Леа предприняла очередную попытку открыть глаза. Ей становилось жутко от возникшего напряжения.
— Господин Акинора, то, что вы постоянно упоминаете о всесилии своего спонсора, заставляет меня усомниться в его истинном влиянии. Так что прекращайте важничать! Лучше подумайте о том, что этому ящичку давно пора было выдать результат, чтобы вы могли выполнить свою долю соглашения. У меня нет желания и дальше находиться в этом пыльном местечке.
— Если бы у нас на хвосте не висел этот взбесившийся пес, мы могли бы воспользоваться компьютером в моей лаборатории. Думаете, мне доставляет удовольствие работать на этой допотопной аппаратуре?
Вновь повисло молчание. До слуха Леа доносились только монотонное жужжание процессоров и пощелкивание неоновых ламп.
Итак, оба заговорщика исходят из того, что Адам бросится ее искать. Вероятно, охота уже началась, и теперь Адам найдет ее, это только вопрос времени. Леа слегка расслабилась. Если Адам действительно так хорош, как опасаются эти двое, он найдет ее, вероятно, прежде, чем Акинора избавится от нее во имя науки.
Зажужжал принтер, послышались шаги нескольких пар ног. Леа воспользовалась возможностью и с усилием приоткрыла глаза. Но единственное, что она увидела, это яркий свет. Глаза невольно закрылись снова, и ей понадобилось немало усилий, чтобы вновь открыть их. Постепенно она привыкла к свету и различила очертания нависающего над ней потолка, по которому тянулись провода и разнообразные трубки.
— Ну что, — спросил Пи гораздо более внятным голосом. — Есть у вас теперь доказательства, чтобы мы могли перейти к сути нашего соглашения?
Акинора издал только обнадеживающее сопение.
Леа удалось повернуть голову и краем глаза увидеть свои дрожащие руки. Она с облегчением обнаружила, что ее не привязали к носилкам. Но рукава свитера были сильно закатаны, а из вены торчала полая игла. Кто-то поставил ей катетер, чтобы в любое время взять кровь или впрыснуть что-то в вену. От вида иглы ее затошнило, и она заставила себя перевести взгляд немного вверх. Угол комнаты, оказавшийся в поле ее зрения, был заставлен дешевыми рабочими столами на колесиках, загруженными разнообразными приборами. Все было какое-то пожелтевшее и несколько запущенное, точно так же, как и покрытый линолеумом пол и стул-вертушка, стоявший перед столом, на который ее и положили.
— Я не совсем уверен — вот это действительно могло бы быть свидетельством отклонения от нормы. Но мне нужно намного больше данных, чтобы их классифицировать. — Хотя голос Акиноры звучал очень сосредоточенно, в нем были слышны нотки восхищения, наводившего на мысли о мальчике, который обнаружил под камнем блестящего жука.
— Так вот вам долгожданное отклонение от нормы и материал для доказательств в достаточном количестве, чтобы как следует подойти к вопросу. А мне наконец-то хотелось бы в свою очередь узнать о том отклонении от нормы, благодаря которому возникла вся эта суматоха. — Слова Пи сопровождались ритмичным постукиванием. Леа без труда представила себе, как покрытые черным лаком ногти стучат по фанере, потому что Акинора углубился в дебри данных, вместо того чтобы отвечать на поставленный вопрос.
Леа изо всех сил напрягла шейные сухожилия, чтобы наклонить голову. Несмотря на то, что она сильно ударилась при этом бровью о стол, боли она не ощутила. Только давление, которое тут же унесла теплая волна. Что бы там они ей ни вкололи, действовало оно просто великолепно.
Ей потребовалось мгновение на то, чтобы сфокусировать зрение. Акинора стоял, склонившись над грудой листков, а Пи — рядом с ним, скрестив на груди руки. Ни один, ни другой не обращали на нее ни малейшего внимания. Миновав груду устаревшей техники, взгляд ее упал на Макавити, который стоял, прислонившись спиной к шкафу, и смотрел прямо на нее. Взгляд Леа тут же застыл от ужаса, и ей даже не удалось опустить веки, чтобы не видеть это ненавистное лицо.
Макавити продолжал пялиться, нимало не смутившись. Под левой скулой еще виднелось красное пятно — как раз в том месте, куда попала пуля Леа. В остальном он выглядел совершеннейшим живчиком в своем темном, сшитом на заказ костюме. Даже волосы еще были мокрыми. Итак, у него было достаточно времени, чтобы зализать раны и принять душ. А значит, она пролежала без сознания по меньшей мере пару часов. Достаточно ли времени для Адама, чтобы взять след и обнаружить ее?
Пока Леа и Макавити безмолвно смотрели друг на друга, Пи, обращаясь к Акиноре, начинал проявлять все больше нетерпения, поскольку тот, очевидно, отказывался отложить пачку бумаг и наконец выдать Пи обещанную информацию.
— У нее глаза открыты, — произнес наконец Макавити своим необычным голосом, безо всяких усилий перекрывавшим шипение Пи.
Эти слова даже Акинору заставили оторваться от бумаг. Он торопливыми шагами устремился к столу, на котором лежала
Леа. Но внезапно остановился: очевидно, ему не хотелось находиться там, где до него мог дотянуться Макавити.
— Это наверняка всего лишь рефлекс. Вообще-то она должна еще быть без сознания… Была ли еще какая-нибудь реакция, кроме подрагивания век? В данный момент мне не хотелось бы вводить повторную дозу.
По лицу Макавити промелькнула улыбка.
— Я сейчас посмотрю внимательнее.
Несколько быстрых шагов — и вот он уже рядом с Леа, закрывая обзор топчущемуся в нерешительности Акиноре. Послышался скрип подошв, когда Акинора обернулся, чтобы, прошипев: «Уберите от этого свои руки», устремиться к своим распечаткам, которыми уже занялся Пи.
Макавити небрежно опустился на корточки, и его антрацитового цвета глаза оказались на одном уровне с глазами Леа. Лицо находилось на расстоянии всего лишь нескольких сантиметров, и она могла хорошо видеть его мимику. Вокруг губ образовалась похотливая складка, а сверкание глаз выдавало, что он не собирается ограничиваться одним только осмотром. Его запах проник ей в нос и укрепился там. К сожалению, аромат мыла не смог подавить подспудную агрессивную ноту, так хорошо подходившую к самому существу Макавити.
Леа чувствовала себя в буквальном смысле слова запачканной вынужденной близостью к нему, но страх пересилил отвращение. Она видела, на что способен Макавити. Уголки его губ снова приподнялись, но выражение лица больше походило на оскал зверя, обнажающего клыки, чем на улыбку.
— Похоже, это действительно был всего лишь рефлекс, — бесцветным голосом произнес он, но радость, написанная на его лице, уличала его во лжи.
После того как Макавити дал отбой, Пи немедленно принялся снова уговаривать Акинору. Макавити выждал немного, чтобы удостовериться, что оба полностью поглощены своими собственными делами. Затем медленно вытянул указательный палец и коснулся переносицы Леа.
Если бы это было возможно, девушка открыла бы рот и закричала: «Я уже проснулась!», чтобы Акинора ввел ей снотворное и она не видела больше ничего из того, что происходит вокруг. Но эта область возможностей ее тела по-прежнему не поддавалась влиянию. Зато наконец участились сердцебиение и дыхание.
Кончик пальца Макавити спустился по щеке к губам Леа, ненадолго задержавшись в уголке. Затем его большой палец с наслаждением прошелся по ее нижней губе, и она вспомнила о ранке, которую оставил там грубый поцелуй Макавити. С ее губ сорвался стон отвращения.
На миг Макавити остановился, но поскольку ничто не указывало на то, что кто-то услышал изданный ею звук, а Леа была не в состоянии позвать на помощь, он пожал плечами.
— Не повезло, красавица моя, — тихо произнес он.
Макавити сжал руку в кулак и слегка надавил ей на подбородок, так что ее рот немного приоткрылся. Когда он снова попытался провести большим пальцем по ее губам, Леа предприняла попытку отвернуться. Но Макавити схватил ее свободной рукой за шею и повернул лицом к себе. Он обиженно надул губы и покачал головой, словно имел дело с невоспитанным ребенком. Затем склонился вперед, и Леа ощутила его язык на своей незащищенной шее. В нос попали несколько темных волосинок.
Макавити укусил. От ужаса Леа удалось даже подтянуть ноги и немного приподнять бедра, но она тут же снова бессильно опустилась на стол.
— Тише, ягненочек, — прошептал Макавити. Его рот находился всего лишь в нескольких миллиметрах от ее кожи. Рана, нанесенная им, пульсировала, и Леа чувствовала сердцебиение прямо в мозгу. — Это всего лишь маленькая компенсацию за ту кровь, которую я из-за тебя потерял. — Он нежно коснулся окровавленными губами краешка мочки уха, затем снова вернулся к шее.
Леа наконец удалось открыть рот, но из него вырвался только приглушенный крик. Горло дрожало. Рот Макавити опустился немного ниже и наметил следующий укус. Девушку охватила паника. Слизнув еще немного крови с раны, Макавити слегка отстранился и заставил ее взглянуть ему в глаза.
— Это всего лишь компенсация, — произнес он таким тоном, словно собираясь торговаться за ее кровь. Но Леа слишком хорошо понимала, что ее страх возбуждает его.
Она с удовольствием испортила бы ему всю игру и холодно глядела на него. Но девушка и в самом деле была до смерти напугана и не могла сдержать тихого повизгивания. Не может быть, чтобы это когда-то тоже было человеком, это существо, закрывшее ей обзор своими голодными глазами. Эта жадность, радость мучения, удовлетворение от сознания собственного превосходства — все это выдавало полнейшее бездушие. Макавити испачкал Леа знанием, что существует нечто столь ненормальное, как он. Не порождение кошмарных снов, а живая, дышащая реальность. Леа закрыла глаза, будучи не в состоянии выдержать еще хотя бы миг зрелища этого создания.
Макавити вновь склонился над ее шеей, тем временем опустив руку в вырез рубашки и нежно, словно любовник, провел кончиками пальцев по груди. Это прикосновение окончательно вернуло тело Леа к жизни: ее конечности задрожали, как будто кто-то пропустил сквозь нее ток. Она напрягла мышцы и сухожилия рук. Но прежде чем она успела оттолкнуть от себя Макавити, рука из ее декольте убралась.


Адам не мог сказать, сколько он простоял в проеме двери, наблюдая, как Макавити склоняется к Леа и кончиком языка облизывает темные следы укусов на ее шее. Разум подсказывал, что речь может идти только о мгновении, но картина пере его глазами была настолько четкой, как будто он смотрел на нее всю свою жизнь. Страх за ее благополучие, который едва не свел его сума, пока он носился по городу, был забыт.
Леа лежала неподвижно, и хотя Адам чуял ее страх и отвращение, он ощутил, как в нем поднимается всепоглощающая ярость, еще более усиливающаяся возбуждением Макавити. Он видел отпечаток каждого зуба на ее коже, светящийся красным узор. А посередине… темное бордо, пронизанное струйкой выплескивающейся крови. То, что не попадало на губы и язык Макавити, сверкающими потоками сбегало вниз по шее.
Эта расточительность окончательно привела демона в бешенство. «Она принадлежит мне, — возмущенно думал он. — Только мне». Но на этот раз собственная ярость Адама и с трудом сдерживаемая ревность оттеснили желание демона на задний план. Он хотел броситься вперед и потратить свой жгучий гнев на то, чтобы разорвать Макавити прямо в воздухе. Но еще сильнее было желание наказать Леа за то, что она так безропотно ведет себя, и тут же взять ее на руки, заговорить с ней, успокоить.


И было еще кое-что, что не хотел осознавать Адам и что заставляло его остановиться, хотя рука Макавити уже собиралась скользнуть под рубашку Леа. Темное желание, вызванное ее лежащим телом и кровоточащей раной на ее шее. Стало просто невозможно различить желание демона и собственное.
И тут же он осознал, как Леа изо всех сил, несмотря на то, что тело ее не может двигаться, пытается оказать отпор, и неописуемое влечение, только что мучившее и вызывавшее чувство стыда было забыто. Разум вновь вступил в свои права.
Краем глаза он заметил Пи и Акинору, поглощенных спором. Срываясь с места, чтобы осадить Макавити, он проигрывал в уме возможности, как унести Леа неповрежденной из этой полной чудовищ комнаты. Даже желание погрузиться в ее тело, словно в озеро крови, испарилось.


Леа открыла глаза и несколько секунд смотрела на удивленное лицо Макавити. Затем его отбросило в сторону, и уже в следующий миг послышался хруст костей.
Леа рывком подняла голову и увидела, что Адам отпустил руку Макавити, которой он только что, видимо, изо всех сил ударил по краю стола. От ярости глаза Адама превратились в узкие щелочки, но даже в них виднелись неземные зеленые искры. Он схватил Макавити за шею и несколько раз ударил лбом об стол.
Сила, с которой действовал Адам, казалась почти механической, но за ней стояла сосредоточенная ярость. Лицо его посерело, на щеках выступили ярко-красные пятна. Казалось, он взорвется, если немедленно не отомстит Макавити.
Когда Адам ослабил хватку, крупный мужчина рухнул на пол. Не моргнув глазом он шагнул к лежащему на полу Макавити. Но в тот миг, когда Адам хотел наступить на него, выстрел в плечо заставил его опомниться.
Адам застонал и обернулся. При этом он задел бедром стол и немного качнулся вперед. Леа видела, что он сжал зубы от боли. Обхватив рукой рану чуть выше локтя, он пытался сохранить ровное дыхание.
Леа осторожно коснулась кончиками пальцев свисавшей плетью руки. Адам тяжело сглотнул и посмотрел на нее. Многообразие чувств, отражавшихся в его глазах, захлестнуло ее: облегчение и ревность, ярость и боль, беспокойство и готовность к борьбе. И искорка желания — когда взгляд упал на ее окровавленную шею.
— Какая неприятная ситуация, — раздался из глубины комнаты голос Пи. В нем явно прозвучало недовольство — как будто какой-то незваный гость нарушил уютные посиделки. — Почему ты просто не занимаешься тем, чего от тебя ожидают, Адам? Мы ведь вчера вечером так мило договорились насчет того, что ты попытаешься вычислить нашего незнакомого друга по притоку денежной массы в институт. Вместо этого ты устроил тут весьма неаппетитную сцену.
Адам отнял руку от раны и приложил поблескивающий от крови указательный палец к губам. Затем подмигнул Леа, и ей показалось, что на его лице промелькнуло довольное выражение.
В принципе, она совершенно не собиралась вмешиваться в это безумие. Потому что тогда, в доме Этьена Каррьера, она научилась, по крайней мере, одной вещи: когда сходятся бессмертные, лучше убрать свое бренное тело подальше с линии огня. Особенно когда в Адаме проявляется демон и потирает руки в предвкушении битвы.
— Очень хорошо, что мы оба, очевидно, не торопимся сдерживать свои обещания. — Адам обернулся к Пи и встал, элегантно облокотившись на стол. В его голосе сквозило неприкрытое веселье, как будто он считал Пи конченым слабоумным — только потому, что указал ему на этот факт. — Но было просто невозможно не обращать внимания на вой сирены, когда этот наш безумный друг мучил женщин, будто ему не терпится попасть в эксклюзивную статью в бульварной газетке. Как думаешь, как быстро распространится новость о том, что обнаружена женщина, вся искусанная, со множеством ран, в комнате, полной пуль и кровавых луж, которая ругается на чем свет стоит и шарахается от всех санитаров и полицейских мужского пола? Этот след было просто невозможно не взять.
Леа не устояла перед искушением взглянуть краешком глаза на Пи. Как обычно, он стоял, прямой, словно свеча, скрестив руки на груди, небрежно помахивая пистолетом. Очевидно, Пи мало беспокоило то, что Адам может совершить внезапный прыжок.
Зато Акинора казался не таким уверенным в себе и спрятался вместе со своими драгоценными распечатками за канцелярским шкафом. Впрочем, тем самым он загнал себя в ловушку, потому что между ним и выходом теперь стоял Адам, который как раз проверял раненую руку на работоспособность.
— Леа внезапно исчезла, а Надин пережила нападение а-ля Макавити. Совсем нетрудно было сделать соответствующие выводы. Да еще и перед институтом Акиноры стоит парочка твоих людей. Идея предпринять вылазку в старую лабораторию Акиноры лежала, таким образом, прямо на поверхности. Так к чему все эти глупости? Нужно было просто сказать мне, что Леа у тебя. Мы могли бы договориться, Пи.
Пи пожал плечами.
— Могли бы, конечно. Но Акинора может непосредственно дать мне то, что нужно. Я просто предположил, что все устроится ко всеобщему удовольствию. Прежде чем ты понял бы: в чем дело, Акинора уже получил бы кровь, я — нужную мне информацию, а ты — назад свою Леа. Так думал я. К сожалению, ты оказался проворнее, чем я рассчитывал.
— Ты имеешь в виду, что я умнее, чем ты до сих пор думал. Так что лучше не трать усилия, чтобы уверить меня в том, будто бы я получил бы Леа обратно. Для этого ты слишком любишь преподавать другим наглядные уроки. Я навел справки о прошлом не только Акиноры.
Пи безразлично пожал плечами, словно говорил: ну и что? Теперь карта легла иначе. «Как же, как же, спортсмен-любитель, — подумала Леа. — Ты — мстительный негодяй, к которому лучше не поворачиваться спиной». Потому что, судя по крепко сжатым губам Пи, он относился к ситуации ну никак не спокойно.
Тем временем Макавити несколько оправился после хватки Адама и попытался подняться. Адам отреагировал немедленно. Он позволил Макавити проползти еще немного на животе, а потом нанес удар по почкам. Противник снова обмяк. Когда каблук Адама оказался на шее у Макавити, раздался голос Пи, одновременно со щелчком снятого с предохранителя пистолета.
— Давай не будем перегибать палку.
Поскольку было не похоже, что Адам собирается слушаться приказа, Пи недолго думая направил пистолет в голову Леа. Та по-прежнему лежала на боку. Была хорошо видна рана на шее, из которой, ритмично пульсируя, стекала тоненькая струйка крови. Леа смотрела прямо в черное дуло пистолета, а холодная и расчетливая часть ее разума тут же подсказала, что Адам никак не может быть быстрее пули.
В приказе Пи слышалась нотка, свидетельствовавшая о том, что он с большим трудом сдерживается.
— Ты слишком разошелся, Адам. Парочка сломанных ребер или пальцев, раздавленных туфлей, это я еще пропустил бы без комментариев. Но сломанная шея — это, пожалуй, уже слишком. Как по мне, потребуется слишком много времени на то, чтобы Макавити оправился после этого, а кто может сказать, не понадобится ли он мне еще раз в ходе ведения переговоров.
Адам неохотно подался назад, обеспокоенно наблюдая, как Макавити уползает из поля его досягаемости. Он еще не закончил с этим мужчиной, и Леа втайне надеялась, что его разум не полностью переключился на месть. Хотя она радовалась, что Адам задал этому негодяю взбучку, ее внутренняя потребность выступить в качестве ставки в покере была полностью и до конца удовлетворена. Она мечтала убраться из этой лаборатории, причем как можно скорее.
Словно в ответ на немую мольбу Леа, Пи заявил, обращаясь к Адаму:
— И как нам теперь выйти из этой неприятной ситуации? — Пи перевел взгляд на Акинору, которого отделяли от Адама всего несколько шагов. — Вот что предлагаю я: ты забираешь свою драгоценную Леа и ждешь в уголке, пока мы втроем не уйдем. Так каждый из нас получит то, что хотел.
Адам покачал головой.
— Макавити принадлежит мне.
Пи нетерпеливо отмахнулся от него.
— Поохотишься на него в другой раз, если тебе этого непременно хочется. Но если тебя это хоть как-то успокоит, то могу тебя заверить, что я сам тоже собираюсь проучить Макавити. Сначала выплывает это свинство с той, которая разнюхивала то, что ее не касается, потом он покусал мою гарантию, вместо того чтобы просто присматривать за ней. Ты ведь сам сказал, что я мстителен… Удовлетворен?
— Не думаю, что стоит отпускать Акинору. Этот человек, можно сказать, вошел во вкус.
Акинора захрипел и предпринял попытку к бегству. Но тут его за шиворот схватил побитый и крайне недовольный Макавити, бесшумно подкравшийся к нему сзади.
— Он ничего не хотел говорить добровольно, все водил и водил меня за нос, — задумчиво потер подбородок Пи. — Я попробую подступиться к его драгоценным сведения с другой стороны. Обещаю тебе, что он — когда я с ним закончу — не будет интересоваться больше ничем, что хотя б отдаленно связано с кровью.
Адам нахмурился и провел рукой по растрепанным волосам. Затем коротко кивнул, обошел вокруг стола и, ни на секунду не выпуская из поля зрения Пи и остальных мужчин, подсунул руки под колени и плечи Леа. Когда он поднял ее, свежая ран вновь открылась, и он застонал от боли. Тем не менее он доне ее до угла комнаты, наиболее отдаленного от двери. Ему сто невероятных усилий осторожно опустить Леа на пол. Она с облегчением почувствовала стену за спиной, сползла, подтянул колени к подбородку и забилась в угол. Адам встал перед ней по возможности закрывая ее своим телом.
Тем временем трое мужчин приготовились отступать. Пи кивнул Адаму еще раз, а на губах его играла холодная усмешка. Лицо полумужчины-полуженщины выражало противоречивые чувства: с одной стороны, он вроде как испытывал к Адаму уважение. С другой — ему приходилось отпускать Леа и Адама невредимыми. Леа слишком хорошо понимала, что Пи не собирается наслаждаться честной игрой: в его ситуации не следовало оставлять за спиной непредсказуемого врага. А для Пи оказалось слишком сложно предвидеть поступки Адама. Потому что кто же знает, чего ожидать от существа, которое уже вроде бы и не человек, но и не подчиняется демоническим законам?
Макавити отвесил возмущенно бормотавшему что-то Акиноре оплеуху, которая не только сбила очки с лица исследователя, но и оставила на нем крайне озадаченное выражение. Все происходило слишком хаотично, однозначно не по плану и очень грубо — мировоззрение Акиноры терпело крах, а после того, о чем только что говорил Пи, вряд ли ему когда-либо снова удастся восстановить душевное равновесие.
Когда Пи оказался в дверном проеме, он еще раз обернулся. Протянул Макавити оружие, за которое тот схватился с жадностью. И прежде чем убрать руку, Пи произнес:
— Выведи Адама окончательно из битвы, чтобы он не пошел за нами. А потом тут же двигай отсюда. Если хоть на миг упустишь Акинору, Адам получит то, что хочет.
Макавити яростно выругался, вытягивая руку с оружием вперед, а другой рукой хватая Акинору за воротник. На мгновение его глаза вспыхнули желанием наплевать на указания Пи и вместо этого разделаться с Адамом и Леа по всем правилам. Но он тут же опомнился и разрядил магазин в Адама, у которого не оказалось возможности убраться вместе с Леа в безопасное место.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100