Читать онлайн Невинная страсть, автора - Хайатт Бренда, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невинная страсть - Хайатт Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невинная страсть - Хайатт Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невинная страсть - Хайатт Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хайатт Бренда

Невинная страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

— Проблема? — удивленно переспросила Ровена. — Какая? — Но прежде чем он успел ответить, появился лорд Фернуорт, чтобы напомнить, что она обещала ему танец. Судя по его невнятной речи и глупой улыбке, он явно уже хватил лишнего. Ровену это даже обрадовало, потому что давало повод спровадить его.
— Вы не возражаете, если мы станцуем в следующий раз? — спросила она. — Я совсем забыла, что обещала этот танец брату.
Лорд Фернуорт великодушно махнул рукой:
— Само собой разумеется. Все равно я не силен в танцах. Предпочитаю коротать время за карточным столом. Чтобы хорошо танцевать, нужна практика, а у меня ее нет. Я ведь хотел уговорить вас посидеть со мной во время этого танца.
— У меня тоже маловато практики, лорд Фернуорт, — с облегчением произнесла девушка. — И я с удовольствием посижу с вами позднее.
— Да, да, конечно. — Он говорил громко, слишком широко размахивая руками, но, главное, согласился. Ровена сразу же повернулась к Нельсону:
— Говори, что у тебя за проблема и чем я могу помочь? Нельсон направился к двум креслам, стоявшим в стороне от толпы. Ровена следовала за ним.
— Ну? — сказала она, как только они уселись в креслах. Нельсон, собираясь с духом, засунул палец за воротничок сорочки, чтобы немного ослабить узел галстука.
— Мне, право, неловко говорить об этом. Видишь ли, проблема эта финансового характера. Теперь, когда ты получила доступ к наследству, мне показалось, что ты могла бы мне помочь. Видишь ли, я… — Он не договорил, явно не решаясь продолжать.
Стараясь не показать, как сильно удивлена, Ровена прикоснулась к его руке:
— Говори же, Нельсон. Ты знаешь, что мне можно доверять. Это карточные долги? — Она знала, что у брата есть слабость к картам.
Он кивнул, опустив глаза:
— Да, ты попала в точку. Я по уши в долгах… и даже хуже.
Ровена почувствовала, как в душе шевельнулась тревога.
— Как это понимать? Есть риск потерять поместье?
— Нет, нет, что ты! Поместье — имущество заповедное, неотчуждаемое. Но я не должен был… — Он снова не решился договорить фразу.
— Не должен был — что? Что ты наделал, Нельсон?
— Я… я заложил драгоценности матушки.
Чувствуя, как нарастает гнев, Ровена уставилась на брата.
— Ты хочешь сказать, что привез их с собой в Лондон? — Драгоценности принадлежали к числу тех немногих вещей, которые остались у них как память о матери. — Что именно? Неужели…
— Да, гарнитур с бриллиантами и изумрудами — колье, серьги и брошь.
Ровена вскочила на ноги:
— Мы должны их немедленно выкупить. Где находится ломбард?
Нельсон потянул сестру за руку и заставил снова сесть.
— Тс-с! Не устраивай сцену, Ро. Все это бесполезно. Они, наверное, давно уже проданы.
— Проданы? Давно ли ты их заложил?
— Еще в июне.
— И только сейчас у тебя это вызвало беспокойство? Почему? Потому что я в Лондоне? Он пожал плечами:
— Это ведь не в первый раз…
— Стало быть, ты и раньше это делал? — За последний год Ровене раза два приходило в голову, что Нельсон играет по крупному, но она и не подозревала, что у брата такие огромные долги.
— Я проигрывал только вещи, принадлежавшие мне: одну или две мелкие драгоценности, которые оставил мне отец, — и то только тогда, когда почувствовал, что не смогу выпутаться из долгов, — сказал он, как будто это оправдывало его действия.
— Но бриллианты тебе не принадлежали. Нельсон отвел взгляд:
— Знаю. Они принадлежали тебе. Но я подумал, что за них дадут достаточно. Тем более ты ведь все равно едва ли стала бы их носить.
Ровена решила не обращать внимания на оскорбительный смысл сказанного.
— Но даже после продажи бриллиантов ты по-прежнему в долгу?
— Мне предложили сыграть еще одну партию, пообещав скосить все долги, если я выиграю. Но я проиграл. И теперь… теперь мне угрожают распустить слух, что я не плачу карточных долгов, если только…
— Кто этот человек, который мошенничает за карточным столом, а потом вымогает деньги?
Нельсон испуганно оглянулся и покачал головой:
— Я не говорил, что он мошенничает, я не осмелился бы, даже если бы знал, что это так. Он может убить меня за это. Говорят, он стреляет без промаха. И пользуется большим успехом среди интеллектуалов. Он принадлежит к более высоким кругам, чем я.
— Нельсон! — воскликнула выведенная из себя Ровена. — Кто он такой?
— Лестер Ричардс.
— Лестер Ричардс? — ошеломленно повторила девушка. — Мистер Лестер Ричардс, спенсианский реформатор?
Брат пожал плечами:
— Я такими вещами не интересуюсь, но думаю, что это он и есть. Он завсегдатай салонов в Холланд-Хаусе
type="note" l:href="#FbAutId_4">[4]
и все такое прочее.
— Но я не понимаю, — с запинкой сказала она, не зная, стоит ли говорить Нельсону, что она буквально преклоняется перед мистером Ричардсом. Она преклонялась перед ним с тех пор, как прочла его очень убедительную статью, в которой пропагандировались те самые идеалы, которые поддерживала она. Разве мог такой человек безжалостно обирать ее брата?
— Вот и я не понимаю, — признался Нельсон. — Он производил впечатление вполне симпатичного человека. Всегда интересовался моей работой в Уайтхолле.
Ровена задумалась. Должно быть, мистеру Ричардсу, защитнику простого народа, потребовались деньги на какое-то дело, и в этом случае она не могла осуждать его.
— Если ты не в состоянии заплатить, то так и скажи ему.
— Неужели тебе кажется, что я об этом не подумал? — саркастически спросил Нельсон. — А мистер Ричардс постарался бы сделать так, что никто больше не стал бы доверять моим долговым распискам!
— Может быть, это было бы к лучшему, — грубовато сказала Ровена. — Я даже думаю, что мистер Ричардс сделал бы это, желая тебе добра.
Нельсона отнюдь не тронуло оправдание собственного разорения столь благородными мотивами.
— Ты не знаешь, Ро. Ты и понятия не имеешь, чем это грозит: мне нельзя будет появляться ни в одном из клубов, торговцы откажут мне в кредите, я буду унижен. Знаешь ли, мне надо заботиться о своей репутации. Не говоря уже о положении в министерстве внутренних дел.
Ровена подумала еще немного и нашла наконец дерзкое решение.
— А что, если я поговорю с мистером Ричардсом? Я уверена, что он проявит благоразумие, как только узнает, в каком положении ты оказался. — Это был бы великолепный предлог познакомиться наконец со своим идеалом.
Нельсон отнесся к этому скептически, но кивнул головой:
— Попробуй. Скажи, что я выплачу ему остаток долга, как только получу с арендаторов следующую квартальную ренту.
— Мы должны также постараться выкупить мамины драгоценности. Если они все еще у ростовщика, узнай, сколько это будет стоить, и я дам тебе денег. — Ровена начала жалеть, что так много потратила на наряды. Сразу же повеселев, Нельсон кивнул:
— Я все узнаю и скажу тебе. Ты замечательная сестра, Ро. — Наклонившись, он поцеловал ее в щеку. Она с виноватым видом приняла эту братскую ласку, зная, что руководствуется совсем другими мотивами.
— И ты не должен больше играть, Нельсон, — добавила она. — Обещай мне.
— Само собой, — сказал он и, открыв табакерку, взял понюшку табаку. — Я получил хороший урок. Она поднялась с кресла.
— Надеюсь, что это так. А теперь мне надо найти лорда Питера Нортропа. Я обещала ему следующий танец. — Она не могла обрадоваться удивлению на физиономии брата, получившего еще одно подтверждение ее популярности. — Если тебе потребуется еще что-нибудь передать мне, ты найдешь меня здесь, в Хардвик-Холле.
Нельсон радостно помахал ей вслед. Слишком радостно, не могла не заметить она, но перспектива знакомства с мистером Ричардсом моментально вытеснила из головы все прочие мысли. Она мечтала об этой встрече с тех пор, как решила отправиться в Лондон. С таким человеком, несомненно, стоило познакомиться: умный, преданный достойному делу и обладающий связями, необходимыми для претворения в жизнь важных изменений.
На мгновение ей вспомнилось выражение лица мистера Пакстона. Красивый и умный, он, судя по всему, не разделял ее реформаторских идеалов. Скорее, наоборот. Интересно, как бы он отреагировал на ее возможную дружбу с мистером Ричардсом?
С другого конца танцевальной площадки Ноуэл наблюдал, как мисс Риверстоун, извинившись перед лордом Фернуортом, отошла в сторону со своим братом, который, кажется, был чем-то взволнован. Но чем?
Может быть, Риверстоун подозревает, что Ноуэл проявляет к нему интерес? Едва ли. Скорее всего он обеспокоен какой-то личной проблемой, не имеющей никакого отношения к его миссии. И все же нельзя выпускать его из поля зрения. Ноуэл стал наблюдать за ним издали, остановившись на краю площадки.
Пока брат говорил, мисс Риверстоун, казалось, была расстроена, потом принялась обвинять его, затем стала успокаивать. Та-ак, значит, старший братец влип в какую-то неприятную историю, а младшая сестра обещает ему помочь выпутаться? Это была всего лишь догадка, однако, как показывал опыт, догадки Ноуэла чаще всего подтверждались.
Судя по выражению лица Нельсона в тот момент, когда сестра отошла от него, он явно верил, что она сумеет ему помочь. Ровена умница, и Нельсон, видимо, верит в ее способности. Не могла ли она обладать информацией, которая была нужна Ноуэлу? Если сэр Нельсон был тем очеркистом, то она наверняка знала об этом. Не знала ли она также и о его изменческой деятельности? Не могла же она простить…
Она направилась в его сторону. Опасаясь, что Ровена заметит, как он пристально на нее смотрит, Ноуэл повернулся и оказался лицом к лицу с лордом Питером Нортропом, который разговаривал с Гарри Тэтчером.
— …прошлой ночью. Если верить газетам, именно так утверждают слуги, — рассказывал лорд Питер. — Если они правы, то Святой по-прежнему активно действует среди нас.
Ноуэл подавил усмешку.
— Значит, вы принадлежите к тем, кто полагает, будто Святой из Севен-Дайалса — человек из высшего общества? — спросил он.
— Но это само собой разумеется! — сказал Гарри, сделав широкий жест рукой, в которой держал полупустой бокал. — Я не говорю о случившемся прошлой ночью, потому что любой уличный воришка мог забраться в пустой дом. Но многие из его наиболее знаменитых ограблений произошли во время великосветских увеселений, на которых присутствовали именно завсегдатаи самого высокого ранга.
— Кроме слуг, — напомнил Ноуэл. — Возможно, он всего лишь предприимчивый лакей. Лорд Питер кивнул:
— Именно это я и говорю. Незачем людям, принадлежащим к верхушке общества, подозревать друг друга… хотя я допускаю, что он один из нас. Гораздо проще джентльмену притвориться слугой, чем… Ах, мисс Риверстоун! — воскликнул он, глядя через плечо Ноуэла.
Пакстон не оглянулся, хотя искушение было велико. Он чувствовал, как его тело реагирует на ее присутствие.
— Умоляю простить меня за то, что не пришел за вами раньше, — сказал лорд Питер. — Ведь это наш танец, не так ли? Идемте, я расскажу вам последние новости. — Он повел девушку на площадку, болтая о последней проделке Святого, а она с явным интересом прислушивалась к его словам.
Как только Ровена повернулась к нему спиной, Ноуэл оглянулся и стал с удовольствием следить за ее успехами в танцах, прокручивая тем временем в мозгу только что состоявшийся разговор. Он и не ожидал, что слуги так быстро обнаружат его карточку. Однако это может сработать ему на руку.
— Хорошенькая, — сказал Гарри, врываясь в поток его мыслей. — Конечно, если нравятся такие начитанные умницы. Не мой обычный тип, но я не отказался бы покувыркаться с ней в постельке.
Ноуэл круто повернулся, едва сдерживая гнев.
— Не думаю, что мисс Риверстоун предоставила бы вам такую возможность, — холодно произнес он, с трудом подавляя горячее желание закатить этому типу пощечину.
— Наверное, вы правы, хотя мне очень жаль, — сказал в ответ Гарри, не замечая неожиданной ярости Ноуэла.
Пакстон с трудом взял себя в руки. Он не мог не вспомнить некоторых из женщин, которых Гарри соблазнил в Вене.
Это были дурно воспитанные, готовые на все услуги дамочки, и мысль о том, что Гарри причисляет мисс Риверстоун к их числу, приводила его в ярость. Он одернул себя. Что это с ним происходит? Ведь Гарри всегда так говорит.
— Что за история о Святом, которую вы с Питером только что обсуждали? — спросил Ноуэл, во-первых, чтобы сменить тему, а во-вторых, чтобы узнать, что говорят о его приключении вчерашней ночью.
Однако пока Гарри излагал подробности — большей частью правильные, но слегка приукрашенные слугами, Ноуэл переключил внимание на танцевальную площадку, где мисс Риверстоун танцевала с лордом Питером.
Он что-то сказал, она рассмеялась. Потом фигура танца разъединила их. И теперь она оказалась лицом к лицу с мистером Галлоуэем, который беззастенчиво глазел на нее, совершенно непристойно ухмыляясь.
Ноуэл понял, что ему не удалось отбить у Галлоуэя охоту к ухаживанию, заведя с мисс Риверстоун разговор о шахматах и политике. Наверное, придется сделать очередную попытку, даже рискуя навлечь на себя его гнев. Все же это лучше, чем позволить ей стать жертвой такого наглеца.
Более того, это помешало бы Ноуэлу достичь своей цели. Ему надо настолько втереться в ее доверие, чтобы она рассказала все, что знает. Поэтому он должен убедиться, что нравится ей больше, чем любой другой мужчина.
Это абсолютно здравая идея.
К полуночи Ровена валилась с ног от усталости. К этому времени она танцевала вдвое дольше, чем продолжался самый длинный из ее уроков танцев. Интересно, как удается оставаться в живых светским дамам, которые танцуют ночи напролет — да еще в корсетах? Если она будет продолжать в таком же духе, то быстренько сбросит лишний жирок.
— Спасибо, лорд Маркус, — сказала она, когда закончился исполнявшийся в слишком быстром темпе контрданс. Люди из общества привыкли к такому образу жизни, и ей придется, если она желает «вписаться» в общество, научиться жить так же, как они.
— Это я должен вас благодарить, мисс Риверстоун. Ага! Это, кажется, последний танец перед ужином, — сказал он, когда оркестр заиграл вальс. — Прошу прощения, я обещал танцевать его со своей женой. — Он склонился к ее руке и быстро удалился.
Ровена улыбнулась, подумав, что его жене повезло иметь столь преданного мужа — как повезло и Перл. Возможно, счастье в браке для умной женщины не такая уж несбыточная мечта, как она всегда думала…
— Кажется, это мой танец? — послышался за спиной знакомый голос.
Ровена вспыхнула — мистер Пакстон возник рядом как раз в тот момент, когда она о нем думала. Но не мог же он прочесть ее мысли! Девушка улыбнулась самой беспечной улыбкой.
— Спасибо, сэр. Я все еще побаиваюсь танцевать вальс с кем-нибудь другим, — сказала она, кладя ладонь в его протянутую руку.
Он положил другую руку на ее спину.
— Судя по тому, что я видел, у вас нет оснований бояться. Мелкие недочеты вы чрезвычайно быстро исправляете прямо во время танца.
Чрезвычайно смущенная тем, что Пакстон заметил ее ошибки — их было немало, — она потупила взгляд.
— Думаю, что это полностью ваша заслуга.
Он молчал, и Ровена снова взглянула на него.
— Кажется, я сказал глупость, но, поверьте, я не большой мастер говорить комплименты. Я хотел, чтобы это воспринималось как комплимент.
— А мне следовало бы воспринять ваши слова как комплимент, — ответила она, и ее смущение как рукой сняло. — Я не скрывала от вас, что непривычна к танцам. Надеюсь лишь, что об этом хотя бы малая доля присутствующих не узнает.
— Уверен, что они даже не подозревают этого, — сказал Ноуэл с улыбкой, от которой у Ровены замерло сердце.
Нельзя сказать, что она безоговорочно верила ему, но тем не менее была благодарна за то, что он старался придать ей уверенности в себе.
— Я должен принести вам еще одно извинение, — сказал Пакстон. — Я обещал представить вас генералу Веллингтону. Но он слишком быстро уехал. Завтра ему возвращаться в Париж.
Неожиданное разочарование несколько испортило удовольствие от танца.
— Мне очень жаль, но в этом едва ли виноваты вы.
— Нет, пожалуй, не виноват. И я действительно пытался привлечь ваше внимание, когда разговаривал с ним, но вы были в то время целиком поглощены танцем и вашим партнером.
Может быть, ей показалось, но она почувствовала в тоне Пакстона некоторое неодобрение, даже, возможно, ревность? Не может быть, но подумать об этом было приятно.
— Если бы я знала, то с большим удовольствием поговорила бы с генералом, — сказала она сущую правду.
— Чтобы компенсировать несостоявшуюся беседу, я, если хотите послушать, повторю вам за ужином все, что он сказал, — пообещал мистер Пакстон. — Хотя имейте в виду, что я разговаривал с ним недолго.
— С удовольствием. — Ровена надеялась, что он поймет, — ее слова относятся к разговору с герцогом, а не к перспективе сидеть за ужином рядом с Ноуэлом. Само собой разумеется, именно это она и имела в виду.
Танец закончился. Пакстон повел партнершу к маленькому столику возле буфета и отодвинул для нее стул.
— Может быть, ваш брат пожелает присоединиться к нам? — спросил он, обводя взглядом комнату.
И снова Ровена была польщена тем, что Ноуэл хочет поговорить с Нельсоном, но ей пришлось с сожалением покачать головой.
— Боюсь, он уже ушел. Он… не очень хорошо себя чувствовал.
— Надеюсь, ничего серьезного? — Он как будто о чем-то догадывался или ей показалось? — Может быть, вы расскажете мне немного о нем — конечно, после того как я расскажу вам о Веллингтоне.
— Буду очень рада, — ответила Ровена, хотя понимала, что не может поговорить с ним о проблеме Нельсона.
— Вы позволите мне наполнить вашу тарелку или предпочтете сделать это сами? — спросил Пакстон.
— Полагаюсь на ваш вкус, — сказала она. Ее не очень привлекала перспектива выбирать пищу, которую невозможно отчетливо разглядеть. Она так устала, что наверняка начнет щуриться.
Пока она ждала возвращения Ноуэла, у ее столика остановилась Перл:
— Как самочувствие, Ровена? Разве я была не права, когда предсказала тебе потрясающий успех? Девушка улыбнулась:
— Не буду отрицать, что безумно устала, но получила огромное удовольствие. Спасибо тебе, Перл.
— Извини, что не смогла представить тебя никому из интеллектуалов, хотя это входило в мои планы. Даже герцог Веллингтон неожиданно быстро уехал. Однако есть один джентльмен…
Именно в это мгновение возвратился мистер Пакстон, держа в руках две наполненные доверху тарелки. За ним следовал лакей с бокалами.
— Не хотите ли присоединиться к нам, леди Хардвик? — любезно спросил он.
Перл покачала головой:
— Люк ждет меня. Я должна лишь убедиться, что все удобно устроились, чтобы поужинать. Надеюсь, вам все здесь нравится.
Мистер Пакстон и Ровена заверили ее, что все очень хорошо. Перл двинулась дальше и подошла к лорду и леди Маунтхит и их дочерям. Ровене осталось лишь гадать, чье имя она хотела произнести перед появлением мистера Пакстона.
— Веллингтон доволен прогрессом, достигнутым в ходе мирных переговоров в Париже, но находит слишком скучными административные обязанности, — сказал Ноуэл, усаживаясь напротив Ровены.
— Вот как? А известно ли ему, что ходят слухи, будто Наполеон может снова попытаться бежать? — спросила она, забыв о неоконченной фразе Перл.
Они ели и разговаривали о Веллингтоне, политике войны и мира, и Ровена, знавшая о текущих событиях только в общих чертах, жадно впитывала подробности. Судя по всему, мистер Пакстон был на редкость хорошо информированным человеком.
Время от времени что-то в выражении его лица возвращало ее к действительности. Кажется, его забавляет ее интерес к таким вопросам? Хотя напряженность его взгляда едва ли можно бьшо объяснить этим. Девушка попыталась напомнить себе, что такая жажда знаний является необычной и, возможно, даже неприличной для леди, но коль скоро он продолжал сыпать интересными подробностями, она продолжала впитывать эту информацию, словно губка.
— То, что я говорю, является скорее предположениями, чем фактами, — сказал он наконец. — Как я уже говорил, мне удалось побеседовать с Веллингтоном в течение нескольких минут. Но вы собирались рассказать мне о своем брате, не так ли? — И снова в его взгляде появилась этакая цепкость.
Ровена почему-то смутилась, опустила взгляд на тарелку и вдруг с удивлением обнаружила, что съела все, что на ней лежало. Ишь, какой аппетит появился после продолжительных танцев!
— Да, я помню. Что вы хотели бы узнать?
— Что он за человек? Что представляет собой работа, которой он занимается? Вы с ним очень близки? Он вас старается… опекать?
Ровена даже дыхание затаила. Неужели он хочет спросить, потребуется ли ему спрашивать у Нельсона разрешение, чтобы ухаживать за ней? Быть того не может.
— Не могу сказать, что мы были особенно близки в последние годы, — призналась она. — После того как он уехал в Кембридж, я редко видела Нельсона. А оттуда он попал в министерство внутренних дел, где отец получил для него пост. После смерти отца на него были возложены более важные обязанности.
— Какого рода?
— Откровенно говоря, он никогда не обсуждал их со мной. — Ровена пожала плечами. — О его работе я знаю скорее из газет, чем от него самого.
— Из газет?
— Ну, там, конечно, не пишут конкретно о Нельсоне, однако иногда упоминают о Джоне Эддингтоне, под началом которого он работает. Судя по всему, они занимаются в основном претворением в жизнь парламентских указаний относительно обороноспособности в мирное время.
Ей показалось, что мистер Пакстон слегка разочарован.
— Теперь, когда вы в Лондоне, наверное, будете чаще видеться с ним? — спросил он. — Наверное, Нельсон и сам хотел этого, если послал за вами.
— Нет, брат не посылал за мной. Он, конечно, был рад видеть меня. — Это не вполне соответствовало истинному положению вещей, но Ноуэлу незачем было об этом знать. — Я сама приняла решение приехать.
— Вот как? Но почему?
Ровена помедлила, пытаясь сформулировать ответ таким образом, чтобы он был одновременно и правдивым, и уклончивым. Но в этот момент кто-то прикоснулся к ее плечу. Оглянувшись, она увидела Перл, а с ней какого-то незнакомого джентльмена.
— Ровена, я обещала познакомить тебя с самыми интересными из моих гостей, — с улыбкой сказала подруга, взглянув на своего спутника.
Поджарый темноволосый джентльмен улыбнулся в ответ, хотя его угловатое, скорее необычное, чем красивое лицо оставалось печальным.
— Мистер Ричардс, позвольте мне представить вам мисс Риверстоун, мою самую давнишнюю, самую близкую подругу. Уверена, что вам будет интересно побеседовать с ней. Ровена, мистер Пакстон, позвольте представить вам мистера Лестера Ричардса.
Ровена вытаращила глаза на этого человека, черты лица которого было трудно разглядеть, потому что вокруг его головы образовался нимб от света, отбрасываемого канделябром, горевшим за его спиной. Лишившись дара речи, девушка могла лишь протянуть ему руку. Она даже не заметила, как ушла Перл. Он склонился к руке, не сводя с нее цепкого взгляда черных глаз, которые были самой привлекательной его чертой.
— Рад с вами познакомиться, мисс Риверстоун, — сказал он глубоким, хорошо поставленным голосом. — Леди Хардвик высоко ценит ваши способности.
Ровена постаралась скрыть свое смущение. Неужели он вспомнил те два весьма сентиментальных и многословных письма, которые она ему написала?
— Перл чрезмерно добра. Но я рада познакомиться с вами, мистер Ричардс, и хотела бы когда-нибудь поговорить о спенсианской философии.
— Я в вашем распоряжении. — Она его явно забавляла. По всей вероятности, он думал, что ей льстит знакомство с человеком его положения и возможность поговорить о вещах, в которых она совершенно не разбиралась.
— Скажите, что вы думаете о последней работе мистера Спенса «Реальные права человека»? — спросила Ровена, потому что ей очень хотелось показать ему, что она разбирается в этих вопросах.
Он удивленно приподнял брови, и она с радостью заметила уважение, промелькнувшее в его глазах.
— Я думаю… — начал Ричардс, но его прервало покашливание позади Ровены.
Она повернулась с виноватым видом:
— Познакомьтесь с мистером Пакстоном, мистер Ричардс. Он друг лорда Хардвика. Приехал в Лондон, чтобы поймать Святого из Севен-Дайалса.
— Рад, конечно, познакомиться, мистер Пакстон. — Мистер Ричардс слегка поклонился молодому джентльмену. — Я… наслышан о вашей работе. — В его тоне улавливалось неодобрение.
— А я наслышан о вашей, — сказал в ответ Ноуэл тоже без особой сердечности.
Ровена, нахмурив лоб, переводила взгляд с одного на другого. Они явно не были знакомы раньше, но относились друг к другу враждебно.
— Насколько я понимаю, вы не одобряете моих усилий по исправлению несправедливой системы управления? — Слова Ричардса как бы подтверждали мысли Ровены.
Она ожидала, что Пакстон попадется на эту удочку, но не тут-то было.
— Ваши усилия повлиять на парламент не имеют большого значения, — сказал он с холодной улыбкой. — Беспокойство вызывает ваше влияние на впечатлительную молодежь.
Не желая стать свидетельницей ссоры между двумя мужчинами, которых она хотела бы считать своими друзьями, Ровена поспешила вмешаться.
— Не хотите ли присоединиться к нам, мистер Ричардс, чтобы мы могли подробнее обсудить наши разные точки зрения по этому вопросу?
Ровена только теперь вспомнила, что обещала Нельсону просить мистера Ричардса о снисхождении, тем более что сейчас, когда она с ним познакомилась, ей было еще труднее поверить, что он настойчиво требовал деньги у ее брата. Впрочем, и время сейчас было не самое подходящее.
— Вы очень добры, мисс Риверстоун, и при этом прирожденный дипломат, — сказал он. — Возможно, как-нибудь в другой раз. — Поклонившись явно ей, а не мистеру Пакстону, он ушел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Невинная страсть - Хайатт Бренда



коварная уловка роман очень понравился
Невинная страсть - Хайатт Брендагала
12.03.2012, 14.19





Сподобалось. В романі присутня інтелектуальна складова та почуття гумору.
Невинная страсть - Хайатт БрендаГаля
23.02.2013, 23.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100