Читать онлайн Жених-горец, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жених-горец - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.12 (Голосов: 75)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жених-горец - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жених-горец - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Жених-горец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Дэрмот медленно открыл глаза. Он чувствовал себя так, словно побывал под копытами боевого коня. Ощущение было почти такое же, как тогда, год назад, когда он очнулся после рокового нападения. Однако на этот раз было одно существенное отличие. Он помнил все!
Очень осторожно он повернул голову и посмотрел на женщину, спящую рядом с ним. Она лежала одетая поверх одеяла. Ссадины И синяки покрывали ее светлую кожу, тени под глазами свидетельствовали о крайнем утомлении. Он взглянул на нежную руку, простертую поверх его руки, и увидел ссадины и порезы, следы ее героической борьбы за его спасение. Значит, то, что он видел ее на уступе скалы рядом с собой, не было сном, пришел он к выводу. Когда она нашла его там, ей следовало просто отправиться за помощью. Почему же она этого не сделала? Почему решила тащить его на себе?
«Моя жена», — подумал он, снова взглянув на ее лицо и любуясь крутым изгибом темных ресниц.
Пылкая маленькая Илза Камерон, ныне Макенрой. Дэрмот теперь вспомнил многое из того, что произошло между ними, прежде чем тяжелый кулак загнал эти воспоминания в некую черную дыру в его мозгу.
Он пытался устоять перед очарованием ее пылкой натуры, но, однажды насладившись этой самой натурой, он потерпел поражение в стараниях держать ее на расстоянии и самому держаться от нее подальше. В его памяти всплыло их прощание, их любовь, его обещание скоро вернуться, к ней.
Как, должно быть, ей было больно, когда он не вернулся, не прислал даже весточки. Он содрогнулся при мысли о тех издевательствах, которыми так ранил Илзу с первой минуты ее появления в церкви. Дэрмот подумал, что лучше бы он и дальше ничего не помнил, тогда ему не было бы сейчас так мучительно больно и стыдно за свои поступки, но ничего изменить он уже не мог. Не было ничего странного в том, что со времени их женитьбы она не проронила ни слова о любви. Он бы не удивился, узнав, что убил всю любовь в ее сердце. Дэрмот пошевелил рукой, чтобы положить свою ладонь поверх ее маленькой ручки. Несмотря на боль и страдания, которые он испытывал, то, что он мог двигаться, принесло ему облегчение. Это значило, что он был избит, но не выведен из строя. А следовательно, недолго он будет беспомощным. Скоро он сможет возобновить поиски этого призрачного врага, который пытался так жестоко его убить. И Илзу тоже.
«Но как быть с Илзой?» — подумал он, заметив, что она вот-вот проснется. Дэрмот теперь понимал, почему она волновала его кровь, почему ему так часто приходилось напоминать себе, что этой женщине не следует доверять, и почему, несмотря на все усилия держать ее в самом потаенном уголке своего сердца, он все больше и больше привязывался к ней. Его рассудок, возможно, и забыл ее, но сердце ее помнило. Неудивительно, что он так долго не знал, как себя вести. Когда Илза наконец открыла глаза, Дэрмот улыбнулся. Настороженность в ее глазах вызвала в нем почти физическую боль, но Дэрмот подавил это чувство — ведь раз она рядом, значит, еще не все потеряно.
— Как ты себя чувствуешь? — спросила Илза, не зная, что прячется за нежным выражением его липа.
— Так, словно некто пригвоздил меня к земле и десятка два парней сплясали на моей спине, — ответил он.
Илза сдержанно улыбнулась:
— Нам показалось, что все твои кости целы.
— Конечно, я совершенно уверен, что все еще цел, хотя избили меня весьма основательно. А как себя чувствуешь ты?
Прежде чем Илза успела ответить, послышался легкий стук в дверь. Она быстро встала, чтобы открыть ее. Когда вошел Джорди, Илза испытала облегчение и легкое разочарование. Без сомнения, Дэрмот с удовольствием примет помощь мужчины. С одной стороны, Илзе очень хотелось остаться и воспользоваться той положительной переменой, что произошла в поведении Дэрмота, но с другой — она боялась, что возлагает на это маленькое событие слишком много надежд и в конце концов снова останется в дураках. Она решила прислушаться к своей трусливой половине и, пробормотав что-то о необходимости умыться и поесть, выскочила из комнаты. Нежность во взгляде Дэрмота пробудила в ней надежду, но прежний опыт говорил, что всякий раз, как у нее зарождались надежды, Дэрмот неизменно их разбивал. С каждым днем Илза становилась все осторожнее и подозрительнее.
— Удивительно, как много могут значить для мужчины чистое тело, чистая одежда и набитое брюхо, — вздохнул Дэрмот, облокотившись на пышные подушки, в то время как Джорди прибирал в комнате.
Вассал кивнул, остановился, глядя на Дэрмота, и почесал свою темную с проседью бородку, щетинившуюся на его слегка выдающемся подбородке.
— Поразительно, как это удар по голове может вернуть воспоминания, пропавшие из-за другого удара по голове?
— Да, — скривился Дэрмот. — Некоторые, но не все, еще не все. Тем не менее я должен кое с кем объясниться, особенно с моей женой.
— Да уж, — согласился Джорди, поднимая поднос, на котором принес Дэрмоту завтрак, и направляясь к двери. — Обидно, что сразу же после того, как вы подписали все бумаги, вас чуть не убили, и из-за этого вы потеряли целый год.
За Джорди закрылась дверь, но Дэрмот еще некоторое время продолжал смотреть на нее. Хотя Джорди не выдвинул никаких обвинений, его слова разом разрушили умиротворенность, которую Дэрмот начал уже ощущать. Он тяжело опустился на подушки, внезапно почувствовав, как болит каждая рана на его теле. Все его страхи и сомнения вернулись к нему с новой силой. Ему не хотелось относиться к Илзе с недоверием, и от этого волнение Дэрмота все больше росло. Однажды Дэрмот слепо доверился человеку, и это дорого ему обошлось. Эту ошибку он больше не повторит.
Проснувшись, Илза тихо застонала, ощутив вдруг, что все ее тело болит и ноет. Она была не так избита, как Дэрмот, но, спасая его, очень напрягалась и вот теперь расплачивается за это. Открыв один глаз и взглянув на окно, она поняла, что уже утро. Накануне, убедившись, что Дэрмот полностью пришел в себя и не слишком тяжело ранен, она помылась, поела и замертво свалилась на свою кровать. Этот трудный день так измотал Илзу, что она проспала очень долго, вплоть до сегодняшнего утра, и теперь чувствовала себя виноватой. Помимо всего прочего, дети скоро захотят знать, где она. А когда увидят, что их отец сильно ранен, им потребуются поддержка и утешение, которые только она сможет им дать.
Очень осторожно она села в постели. Судя по той боли, которую она испытывала при каждом движении, следующие несколько дней ей предстоит перемещаться как древней старухе. Если бы она могла предвидеть, что одной из ее обязанностей как жены будет затаскивание мужа на утес, она вышла бы замуж за человека маленького роста. Как только ей удалось наконец повернуться и сесть на краю кровати, вошла Гейл, и Илза вздохнула с облегчением. Хотя ей не хотелось это признавать, но без посторонней помощи она не смогла бы даже одеться.
— Ну и ну, вы выглядите так, словно вас протащили сквозь колючие заросли ежевики, да и не один раз, — удивилась Гейл, поставив поднос с хлебом, сыром и сидром на столик возле кровати. — Больно?
— Да. — Гейл помогла ей встать, и Илза поморщилась: — С трудом заставляю себе двигаться.
— Неудивительно. Вы что, возомнили себя Сигимором, когда думали, что с легкостью сможете таскать туда-сюда своего огромного мужа и при этом чувствовать себя великолепно?
— Не могла же я оставить его умирать!
— Нет, конечно, но если принять во внимание, как он с вами обращался, сомневаюсь, что кто-нибудь осмелился бы вас осудить.
Илза слабо улыбнулась. Гейл помогла ей подойти к чану с водой, стоявшему возле очага, чтобы она смогла умыться. — Есть по крайней мере одна причина держать этого вечно раздраженного болвана рядом с собой.
Она заметила, что Гейл пристально смотрит на нее, пока она чистит зубы лоскутком влажной ткани.
— Тебя что-то беспокоит?
— Он вам нравится в постели, так ведь?
— О да. Он заставляет меня пылать. Страсть, которая нас соединила, с которой все началось, пока еще жива, и она так же сильна, как и прежде. Я уже говорила тебе, Гейл: то, что случилось с тобой, не имеет никакого отношения к страсти. Это было нападение, жестокое изнасилование. Судя по тому, что ты говорила на днях, я думаю, теперь ты это понимаешь.
— Да, мне кажется, я начинаю понимать… Скоро пойму все. Гнев и раздражение Дэрмота заставляют меня бояться за вас, хотя вы проводите в его постели каждую ночь и ничуть не пострадали. Даже если он и кричит, то никогда не бьет вас. Всякий раз, как он к вам прикасается, он не пользуется своей силой, чтобы причинить вам вред. Это так отличается от того, что я знала, что мне с трудом верится в то, что я вижу.
— Ты имеешь в виду тех подонков?
— Я говорю даже не о них. Мой отец был жесток с моей матерью. Мужья моих сестер грубы и жестоки с женами. Мой отец никогда не стеснялся поднять руку на любого из своих детей. Я провела свою жизнь, наблюдая за мужчинами, которые относились к своим женщинам очень сурово. Затем я попала к вам и здесь увидела совсем другое отношение мужчин к женщинам. Теперь я начинаю понимать: то, что мне казалось обычным, на самом деле вовсе не правильно.
— Конечно, — ответила Илза, стянув с помощью Гейл сорочку, чтобы умыться. — То, что ты видела раньше, — очень распространенный, но не единственный образ жизни. Теперь ты знаешь, что мои братья никогда не поднимут руку на девушку. Не позволяют себе этого также и Макенрои. Полагаю, мы можем доверять словам леди Джиллианны по этому поводу.
— Да. Наблюдать за ней и ее огромным мужем тоже было для меня полезно. Этот лэрд — суровый человек. Он так силен, что мог бы сломать ее маленькую шейку в мгновение ока, но она его не боится. Мне не потребовалось слишком много времени, чтобы заметить, что он скорее вырвет собственное сердце, чем причинит вред своей жене. — Гейл улыбнулась. — Да, у этого человека грубые манеры и речь, так что его нежную заботу о жене не так-то легко разглядеть, но это так. Однажды я застала их, когда они поднимались по лестнице в свою спальню. Он поглаживал ее по попке, как какой-нибудь неотесанный мужлан, а леди Джиллианна хихикала. И тогда… — Гейл сложила ладони, прижала их к груди и вздохнула.
— И тогда — что? — не вытерпела Илза, когда Гейл замолчала.
— И тогда он назвал ее «радость моя», — ответила Гейл тихим голосом. — Такие коротенькие слова, но за ними скрываются такие глубокие чувства! Я слышала в его голосе нежность и любовь. — Она встряхнула головой и стала помогать Илзе одеваться. — Наверное, я действительно поправляюсь и сердцем и рассудком, потому что часто ловлю себя на том, что мечтаю, как однажды некий мужчина будет так же говорить и со мной.
Илза была несказанно рада, что Гейл оправилась после того зверства, которому она подверглась, но вместе с тем ее одолела зависть.
— То, что ты мечтаешь о таких вещах, ясно показывает, что ты исцелилась. — Она вздохнула. Гейл закончила шнуровать ее платье и, нежно потянув, усадила Илзу на табуретку. — И ты права, каждой девушке очень хотелось бы услышать такие слова.
— Прежде чем потерять память, сэр Дэрмот, должно быть, именно так разговаривал с вами, — предположила Гейл, расчесывая Илзе волосы.
— Да, так и есть, но теперь эти слова любви всего лишь туманное воспоминание.
— Он никогда не бывает нежен, никогда не говорит вам нежных слов?
— Ну, как сказать, я не знаю, можно ли назвать то, что он говорит, нежными словами. Когда им овладевает страсть, он забывает, что не доверяет мне, что считает меня лгуньей и возможной угрозой. Да, когда в нем закипает кровь, он не говорит слов любви, но произносит грубоватые комплименты. А получив удовлетворение, он теперь лишь иногда — очень редко — возвращается к своим обвинениям, оскорблениям или впадает в ярость.
— Но это же хорошо, правда? — спросила Гейл, закончив заплетать Илзе косы.
Медленно поднимаясь, Илза искоса взглянула на свою компаньонку.
— Да, но это может означать и то, что он просто хочет удовлетворить свои мужские потребности и опасается, что я ему откажу, если он станет высказывать циничные, иногда даже оскорбительные упреки. Вначале я угрожала ему, что не буду с ним спать.
— Возможно. Кроме того, опять же, я думаю, в окрестностях Клачтрома найдется немало девиц, которые с большой охотой удовлетворят эти его потребности, если вы выставите его из своей постели.
— Ну уж нет! Если им хочется дожить до своего следующего дня рождения, они поостерегутся, — протянула Илза, выходя из спальни.
Гейл рассмеялась и последовала за Илзой, которая направилась в главный зал.
— Я не стану пренебрегать его страстью. Я знаю, некоторые говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок, но я подозреваю, что на самом деле путь этот пролегает несколько ниже. — Илза ухмыльнулась и покачала головой. — А у Дэрмота этот путь погребен под развалинами его разрушенной памяти. Когда он очнулся после того трагического нападения, в его взгляде промелькнуло что-то, отчего я подумала, будто он меня вспомнил и его новые раны вернули его память на место.
— Значит, вы сможете понять, возвратилась ли к лэрду память, когда вернетесь в его постель, — заключила Гейл, когда они вошли в главный зал и направились к своим местам.
Одна из служанок поспешно подала им хлеб, сыр, яблоки и две кружки козьего молока, и Илза ничего не успела сказать в ответ.
Она с удовольствием уплетала толстый ломоть хлеба, густо намазанный медом, и с улыбкой смотрела на Гейл, взиравшую на нее с нетерпением. Девушка определенно оправилась после тяжелого испытания, выпавшего на ее долю, и от того горя, которое оно ей принесло.
— Илза, вы собираетесь вернуться в постель своего мужа или нет? — спросила Гейл.
— Конечно, — ответила Илза. — Обязанность жены — ухаживать за своим мужем, когда он болен или ранен. Я вернусь и буду сидеть у его постели и охранять его сон. Но позже.
— Позже?
— Да, когда я поем и повидаюсь с детьми. А может, после того, как я побываю в саду и поухаживаю за своими целебными травами.
— Это может занять весь день.
— Конечно, может. — Гейл рассмеялась, и Илза тоже ей улыбнулась, но затем серьезно произнесла: — Я знаю, что далеко не всегда бываю покорной и всем довольной женой, но я стараюсь изо всех сил. Я понимала, что его тревожит, и все ему прощала, несмотря на его жестокость и оскорбления. Наконец, я только что спасла этому глупцу его жалкую жизнь, и если он после этого не начнет мне доверять, я больше ничего не смогу сделать. Конечно, я не смогу стать с ним холодной, но я не буду больше доказывать ему свою невиновность. Что касается сегодняшнего дня, я решила поступить по-своему. Больше я не буду придумывать способы, как заставить его вспомнить меня, стоит ли доверять мне или заботиться обо мне. Когда — и если — мой муж узнает правду, тогда мы возродим наш брак, сделаем его таким, каким он и должен быть. Я все еще остаюсь его женой, буду делить с ним постель, любить его детей, вести его хозяйство, но больше я не буду рассказывать ему о нашем прошлом. Полагаю, теперь настала его очередь оправдываться передо мной.
— Ты все вспомнил? — спросил Нэнти, откинувшись на спинку стула, стоящего около кровати Дэрмота.
— Да. — Дэрмот отхлебнул эль, пытаясь не замечать приступов боли, которые он испытывал даже при столь незначительных движениях. — Ну, почти все. Некоторые детали пока еще в тумане, но я уверен, что это скоро пройдет.
— Значит, ты теперь знаешь, что Илза — твоя жена?
— Да. Я вспомнил наше обручение.
Дэрмот вспомнил также и те нежные обеты, которые они давали друг другу. Она унесла горечь, облегчила боль и подарила ему радость. Затем, после подписания бумаг, предоставляющих ей все права, как его жене, на него напали и едва не убили. Его одурманенный рассудок не хотел верить, что Илза имеет какое-то отношение к этому нападению, и Дэрмот решительно отбросил свои сомнения относительно ее возможной вины. Кто-то пытался его убить, и в тот момент Илза была единственной, кто выиграл бы от этого. Дэрмот понимал, что не может позволить себе не обращать на это внимания.
— Тебя что-то расстроило? — спросил он Нэнти, заметив потемневший взгляд брата.
— Ты все еще не принимаешь ее, да? — ответил вопросом на вопрос Нэнти.
— Кто-то пытается убить меня, и последнее нападение ясно это доказывает. И сколько я ни думаю об этом, она — единственный подозреваемый.
— Если она хочет твоей смерти, то почему рисковала собственной жизнью, чтобы спасти твою никчемную шкуру?
— О чем ты говоришь?
— Мне показалось, или ты и вправду сказал, что твоя память к тебе вернулась?
— Да, это так в какой-то степени, но когда я упал с этой скалы, я потерял сознание и не приходил в себя до вчерашнего дня. Когда я впервые очнулся и увидел ее царапины и синяки, то подумал, что она помогала спасать меня, но теперь я все время думаю, как она вообще оказалась там. Я не могу знать, что произошло, потому что был без сознания.
Нэнти пристально посмотрела на Дэрмота, затем рассказал ему все, что сделала Илза. Удивительно, как миниатюрная, стройная и хрупкая Илза смогла его спасти. Нэнти был прав, утверждая, что тот, кто хотел его убить, не стал бы прилагать столько усилий, чтобы сохранить ему жизнь. Дэрмот боролся с желанием немедленно снять с Илзы все подозрения. Она могла быть пешкой в каких-то коварных планах, вынашиваемых ее семьей. В отсутствие кого-то из тех, кто ее подстрекает, Илза оказалась не способна оставить его умирать. Конечно, в качестве объяснения ее смелых действий эти его предположения никак не годились, но все же Дэрмот изо всех сил цеплялся за них, как утопающий за соломинку.
Память потихоньку возвращалась к нему, и это, безусловно, было облегчением, несмотря на некоторые провалы. Но похоже, теперь ему трудно будет соблюдать все необходимые предосторожности и быть с ней всегда начеку. Ему хотелось доверять Илзе, как он делал это тогда, год назад, и снова вернуться в то время, чтобы вновь почувствовать себя счастливым. Но он не мог этого сделать. На карту была поставлена его жизнь. И Дэрмот мог доверять только своей семье.
— Не похоже, чтобы Илза была тяжело ранена, — задумчиво произнес Дэрмот, когда Нэнти закончил свой рассказ.
— Ну, она ведь не свалилась с обрыва, правда? — раздраженно ответил Нэнти. — Как ты сам видел, она вся в синяках и царапинах, и у нее все болит, но ран никаких нет. Она проспала с того времени, как ты очнулся, вплоть до сегодняшнего утра. Илза с трудом передвигается, но все же встала и уже принялась за работу.
— Она не пришла сюда, а уже далеко за полдень.
— Может, ей нужно немного отдохнуть от оскорблений и обвинений, которыми забрасывает се муж?
— Черт побери, Нэнти, кто-то пытается меня убить! — огрызнулся Дэрмот.
Он попытался поставить пустую кружку на столик возле кровати, но усилие, необходимое для этого движения, оказалось слишком болезненным.
— Спасибо, — поблагодарил он, когда Нэнти вскочил, подхватил кружку и поставил ее на стол. — Ты отказываешься признавать, что Илза и ее родня больше всего выиграют от моей смерти, однако не предлагаешь никаких других подозреваемых, — проговорил он, когда Нэнти вновь вернулся на свое место.
Нэнти вздохнул, вытянул ноги и положил их на край кровати Дэрмота.
— Перед тем как Ангус должен был вернуться в Одцебаш, мы пытались найти хоть кого-то, кто считал бы, что его права на Клачтром имеют преимущество перед твоими, но не нашли такого человека. Эта земля уже очень давно принадлежит нашей семье, и мы — последние из этой ветви династии Макенроев. Тогда Сигимор, Тейт и я задались вопросом: не один ли это из любовников твоей прежней жены, некто, поверивший слухам и обвиняющий тебя все смерти?
— Анабель умерла из-за того, что, стараясь избавиться от ребенка, приняла ядовитое зелье. Ребенок умер, но кровотечение так и не смогли остановить. Когда до братьев Илзы дошел слух, что это я ее убил, моя жена рассказала об этом Камеронам. Джиллианна и Коннор тоже слышали эту басню. Это был не мой ребенок, — успокоил Дэрмот своего шокированного брата. — Я почти год к ней не прикасался.
— И ты скрывал это от нас?
— Да. Но не знаю почему. Все родственники, да и ее мать, знали, что она шлюха. — Он скривился. — Анабель умерла, и больше нет причин чернить ее имя.
— Согласен, но твоя доброта и великодушие позволяли распространяться слухам и, возможно, навели кого-то на мысль, что ты действительно се отравил. Может, это был тот человек, чьего ребенка она носила? Может, он знал о ребенке и обвиняет тебя еще и в его смерти? Я не считаю, что этот кто-то живет здесь, в Клачтроме. Мы пока не нашли никого подозрительного. Тейт и Сигимор выследили людей, напавших на тебя в этот раз. От них мы узнаем что-нибудь полезное.
Дэрмот вздохнул и откинулся на подушки, подсунутые ему под спину.
— Анабель даже не знала, кто был отцом ребенка. Это мог быть любой из дюжины мужчин, живущих в дюжине разных мест.
— Правда не имеет никакого значения. Следует принять во внимание только то, во что верит этот дурак. Если некий мужчина был очарован ею, был в нее влюблен и считал, что она тоже любит его, он мог попытаться отомстить за смерть своей возлюбленной и их ребенка.
— Не могу поверить, что какой-то мужчина может оказаться столь безмозглым! Еще месяца не прошло со времени нашей женитьбы, как Анабель сбросила маску прелестной девушки, которую она надела, чтобы поймать меня в свои сети. В первый же раз, когда я застал ее с другим, она перестала притворяться. Вот почему я не уверен, что малютка Эллис моя дочь. Анабель не была верна ни одному мужчине и никогда даже не делала вид, что способна кому-то хранить верность.
— Ну что ж, все это еще больше убеждает меня, что какой-то безумец, околдованный Анабель, старается заставить тебя заплатить за ее смерть, а вовсе не Илза и ее родня пытаются убить тебя из алчности.
— Пока я не узнаю, кто мой враг, все, за исключением моей семьи, находятся под подозрением. В настоящий момент нельзя пренебрегать ничем, что бросает тень подозрения на Илзу. Я не могу не замечать тот факт, что впервые меня пытались убить именно после того, как я подписал все бумаги, передающие ей права на мое состояние и земли. Предоставь мне что-нибудь более подозрительное, чем это, и я охотно с тобой соглашусь, хотя бы ради моих сыновей.
— Как тебе угодно, — вздохнул Нэнти. — Я по-прежнему считаю, что ты не прав в отношении Илзы, но буду внимательно следить за всеми. Должен ли я шпионить также за Оудо? Ему всего лишь пять лет, но он уже довольно смышленый мальчик. Вдруг он тоже строит козни у тебя за спиной?
— Что-то ты слишком развеселился. Если бы я не был так изувечен, то непременно показал бы тебе, как надо мной насмехаться! Ты бы у меня валялся в грязи. — Дэрмот почувствовал, как у него бурчит в животе, и посмотрел на дверь. — Не пора ли поесть?
— Ждешь, что твоя малютка жена поухаживает за тобой?
— А почему бы и нет? Она моя жена. Ее обязанность заботиться о муже.
— Как я рад, что Джиллианны нет здесь и она не слышит твоих слов. — Нэнти притворно задрожал, затем стал серьезным. — Не слишком ли ты сильно ждешь женщину, о которой так плохо думаешь, а, братец?
— Но ведь это она явилась сюда, требуя законного брака. — Дэрмот почувствовал себя виноватым и жестоким, и это очень ему не понравилось. — Я могу не доверять ей, но от нее все-таки есть какая-то польза.
— Меня удивляет, что ты пускаешь ее в свою постель. Ты не боишься, что она и там может напакостить тебе?
— Она не может причинить мне большого вреда, будучи обнаженной и распростертой подо мной.
Произнеся эти слова, Дэрмот сразу пожалел об этом. Он пожалел о них еще больше, когда услышал, как отворилась дверь в его спальню. Инстинктивно он догадался, что это Илза. Взглянув в сторону двери, он содрогнулся. Она несла поднос, полный еды и питья. Выражение ее лица сказало ему, что ей очень хотелось бы вывалить содержимое подноса ему на голову. Когда Илза направилась к постели, Дэрмот напрягся, но облегченно вздохнул, когда она всего лишь с грохотом поставила поднос на столик возле его кровати. Тарелки оглушительно загремели. Дэрмот очень надеялся, что не выглядит таким растерянным, как в тот момент, когда встретился с ней взглядом.
— Я могла бы попытаться перегрызть тебе горло зубами! — прошипела она и решила, что потрясения, отразившегося на его лице, почти достаточно, чтобы хоть немного облегчить жгучую боль от его жестоких слов. — Ешь, тебе нужно восстановить силы.
— Куда это ты отправилась? — спросил он, увидев, что она собирается выйти.
— Я буду ужинать в зале, потом пожелаю спокойной ночи детям и лягу спать.
— Твоя постель здесь.
— Нет, моя постель — в противоположном конце коридора.
— Место жены в постели ее мужа! Перенеси сюда свои вещи.
Илза боролась с желанием отколотить этого человека, но вовремя вспомнила, что он и так уже жестоко избит. Она не хотела делить с ним постель, но с грустью вынуждена была признать, что это ей ничего не даст. Он скорее всего расценил бы это как еще одну очередную выходку или как доказательство вероломной натуры женщин. Постель оставалась их единственной нейтральной территорией, а их взаимная страсть и влечение — единственным способом хоть как-то уменьшить его гнев и недоверие. Она не может отвергнуть его, ведь тогда не останется шансов наладить их жизнь. По правде говоря, она сомневалась, что сможет подавить в себе желание, которое вспыхивало между ними каждый раз, когда они оставались наедине.
— Я вернусь сюда, когда ты поправишься, — заявила она. В ответ он что-то невнятно пробормотал с самоуверенным видом, и Илза сжала кулаки. — В конце концов, раз уж у меня есть муж, — промурлыкала она, выходя из комнаты, — было бы глупо не воспользоваться его услугами в деле, в котором он так хорош.
Дэрмот с изумлением смотрел, как за ней закрылась дверь, затем взглянул на Нэнти.
— Ты слышал эту наглую девку?
— Да. По крайней мере она сказала, что ты хорош в этом деле, — сказал Нэнти, сдерживая смех, а потом расхохотался.
Дэрмот раздраженно подумал, что в Нэнти ему союзника не найти. Во всяком случае, в своих подозрениях относительно Илзы. Он бросил на гогочущего брата суровый взгляд и принялся за еду. Первое, что он сделает, когда почувствует себя лучше, — займется любовью со своей дерзкой женой, пока у нее не иссякнут силы. Второе, что ему хотелось бы сделать, — это отдубасить своего зубоскала-брата так, чтобы эта глупая улыбка навсегда исчезла с его лица.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жених-горец - Хауэлл Ханна



Это самый нудный и не заслуживающий внимания роман в этой серии. Пустая трата времени
Жених-горец - Хауэлл Ханнататьяна
8.07.2011, 18.30





хороший роман)мне понравилось)
Жених-горец - Хауэлл Ханнавера
30.10.2011, 19.41





Хорошая книга ! Кто любит про горцев-читайте . Понравились детишки главного героя . Всем бы таких !
Жених-горец - Хауэлл ХаннаМарина
23.12.2011, 12.08





Роман так не плох нормальный особенно про таинственного врага ГГ.Единственное что не понравилось это характер Илзы все время у нее одно и тоже "Как он посмел меня обмануть" "Как он мог скрывать своих детей от меня" короче просто ужас. Она могла бы понять его у него была жена полная дура что изменяла такому красавцу, и он ее любил когда то. В общем нечего, читайте можно прочитать только один раз и все)))
Жених-горец - Хауэлл ХаннаЛюблю горцев
9.06.2012, 21.48





мне понравился неплохо хотя есть конечно некоторые моменты которые можно было изменить но в общем хорошо если кое-что упустить и не быть слишком строгим
Жених-горец - Хауэлл Ханнанаталия
17.06.2012, 11.41





Аннотация не верная. Роман не плохой. Можно почитать. Герой, потерявший память, жена чокнутая, героиня великомученица и куча детей.
Жених-горец - Хауэлл ХаннаКэт
19.11.2012, 10.32





Роман на один разок.
Жених-горец - Хауэлл ХаннаШама
24.01.2013, 20.07





еле дочитала, ну и нудный!
Жених-горец - Хауэлл ХаннаАнна
3.05.2013, 10.04





еле дочитала, ну и нудный!
Жених-горец - Хауэлл ХаннаАнна
3.05.2013, 10.04





Мне роман понравился.Описаны трогательно эпизоды с детьми.
Жених-горец - Хауэлл ХаннаЧитатель
3.05.2013, 14.11





Не смогла дочитать,очень нудный роман
Жених-горец - Хауэлл ХаннаАлика
13.06.2013, 20.28





Мне оч.нравятся романы этой писательницы. В них есть какая та перчинка, и интрига. Ни у кого еще не читала чтобы злодеем оказалась любовница жены. Этож надо такое придумать.
Жених-горец - Хауэлл Ханнанека я
11.10.2013, 15.07





Мне оч.нравятся романы этой писательницы. В них есть какая та перчинка, и интрига. Ни у кого еще не читала чтобы злодеем оказалась любовница жены. Этож надо такое придумать.
Жених-горец - Хауэлл Ханнанека я
11.10.2013, 15.07





Очень нудный роман... Главный герой слишком упрямый, героиня слишком правильная... Очень много ненужных описаний и подробностей
Жених-горец - Хауэлл ХаннаЛинда
16.05.2014, 12.15





Девочки очень прошу подскажите какие книги в ходят в эту серию .Заранее благодарю ...
Жених-горец - Хауэлл ХаннаМия
3.06.2014, 17.23





Мия, это из серии "Мюрреи и их окружение"rn1. Судьба гораrn2. Честь горцаrn3. Обещание горцаrn4. Клятва рыцаряrn5. Дама моего сердцаrn6. Невеста горцаrn7. Благородный защитникrn8. Жених - горецrn9. Бесстрашный горецrn10. Горец - завоевательrn11. Горец - победительrn12. Горец - любовникrn13. Горец - варварrn14. Горец - дикарьrn15. Зеленоглазый горецrn16. Горец - грешник
Жених-горец - Хауэлл ХаннаТрионон
17.06.2014, 1.56





нудный роман
Жених-горец - Хауэлл Ханнакристя
16.02.2015, 17.22





Прекрасный роман, моя оценка 10!! Читайте!!!
Жених-горец - Хауэлл ХаннаАнна
27.07.2015, 0.22





Ооо, это что-то , такая нудятина, гг не проходимый тупица, ели дочитала
Жених-горец - Хауэлл ХаннаКолючка
7.12.2015, 12.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100