Читать онлайн Вкус ее губ, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вкус ее губ - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вкус ее губ - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вкус ее губ - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Вкус ее губ

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Едва они вошли в свой номер, как Мора приказала:
— Ложись на кровать!
— Ты и не подозреваешь, как давно я ждал от тебя этих слов, дорогая, — сказал Митчел, целуя ее в щечку.
Мора покачала головой и подтолкнула его к постели. Она успела немного прийти в себя, но ее страх за жизнь Митчела еще не прошел. Мора принесла чистой воды, салфетку для промывания ран и перевязочный материал, а также целебную мазь, на случай если рана окажется глубокой. Она подошла к кровати и, положив все, что принесла, на небольшую тумбочку, стоявшую у изголовья, сделала несколько глубоких вдохов, чтобы окончательно успокоиться.
Митчел был теперь совсем рядом, а Мора не хотела, чтобы по выражению ее лица, по глазам и прикосновению рук он догадался о том, что она чувствует.
— Не так уж тяжело я и ранен, Мора, — улыбнувшись, сказал он. Стянув с себя рубашку, он утерся ею и отбросил в сторону. — У меня всего лишь несколько ссадин и царапин.
— Тем не менее их следует промыть. Земля, на которой ты валялся, и сапоги, которыми тебя били, стерильными не назовешь. — Она смочила салфетку и принялась промывать каждую ссадину. — Просто не верится, что они не постеснялись напасть на нас на пороге церкви.
— Едва ли для наемных убийц вроде них это имеет какое-то значение.
Она тихонько рассмеялась и стала смазывать раны целебной мазью. Несмотря на то что Митчела жестоко избили, серьезных ран на теле действительно не было. Не пришлось ни зашивать их, ни перевязывать. Даже порез под глазом, который сильно кровоточил, оказался неглубоким, и Мора лишь смазала его мазью.
Некоторое время спустя она поняла, что возится с ним гораздо дольше, чем требовала обработка ран. Ей нравилось ощущать его кожу под своими пальцами. Будучи невинной девушкой, она не знала, каким образом сказать ему, что готова уступить его желанию. Погруженная в свои мысли, она и не заметила, как он придвинулся ближе, и испуганно вздрогнула, когда его руки обхватили ее за талию.
— Мора, — прошептал он, целуя ее в кончик носа. Одно слово, произнесенное хриплым от волнения голосом, содержало, кажется, десяток вопросов.
— Я понимаю, — сказала она, отставляя в сторону баночку с мазью и обнимая его за шею руками. — Это очень сильное чувство, почти непреодолимое.
— Ты уверена, что знаешь, чего я хочу? — спросил он, начиная расстегивать длинный ряд пуговиц на ее строгом черном платье.
Она улыбнулась и нежно коснулась губами его лба, испытывая гордость за свою осведомленность, хотя и немного робея от проявленной смелости.
— Думаю, что знаю. Ты хочешь меня.
— О Господи, ну конечно же!
Она запустила пальцы в его густую шевелюру и осыпала поцелуями его лицо, шею, уши, даже плечи — словом, все, куда могла дотянуться губами. Ощущение его мягких теплых губ, прижимающихся к каждому дюйму постепенно освобождающегося от платья тела, распаляло ее. У нее не было страха перед тем рискованным шагом, который она намеревалась совершить. Слишком велико было желание проникнуть в тайны отношений между мужчиной и женщиной, а страсть, которую он в ней пробудил, лишь подогревала ее.
Мора вспомнила о своем белье под строгим черным платьем и вспыхнула. Дейдра, зная ее маленькую причуду, это невинное отклонение от строгих правил, любила поддразнивать Мору по этому поводу. И Мора вдруг подумала, что распущенная часть ее существа, наверное, всегда в чем-то брала верх и, затаившись, ждала своего часа и, конечно, такого мужчину, как Митчел Каллахэн, чтобы развернуться в полную силу. Митчел наконец расстегнул все пуговицы на ее платье и поперхнулся от неожиданности. Мора поняла, что теперь уже поздно убегать и прятать свою маленькую тайну.
— Силы небесные!
Митчел, широко раскрыв глаза, уставился на то, что скрывалось под пуританским скромным платьем. Корсет из темно-бордового атласа, отделанный черным кружевом, чашечки лифа из черного тончайшего газа, сквозь которые виднелись темные круги сосков, заставили его испустить шумный вздох. Лиф, отделанный кружевом, на котором были вышиты темно-бордовые цветочки, выглядел не менее роскошно. Он ожидал увидеть простое нижнее белье, самое большее — добротную фланелевую нижнюю юбку, а перед его взглядом встало самое соблазнительное, будоражащее воображение белье куртизанки, абсолютно невообразимое на девушке с фермы штата Миссури.
— Вижу, я тебя шокировала, — прошептала она, несколько смущенная тем, что Митчел от неожиданности утратил дар речи.
— Вернее было бы сказать «ошеломила», — пробормотал он невнятно, снимая с нее платье. Переводя взгляд с платья на нижнее белье и обратно, он добавил: — Никогда не догадался бы, что скрывается под этим строгим траурным одеянием.
— Должна признаться, что такие скандальные вещицы — моя слабость, — сказала она и затаила дыхание, почувствовав, как он целует через тончайший газ ее груди.
— Боюсь, что эти вещицы могут стать и моей слабостью тоже, — пробормотал он, спуская с нее нижнюю юбку и снова замирая от изумления. — Кажется, они уже стали моей слабостью.
Заурядные девичьи панталоны, как оказалось, тоже были не по вкусу Море Кении. Она носила короткие панталончики из тончайшего шелка с темно-бордовой отделкой, которая заканчивалась над чулками. Чулки тоже были черного цвета и поддерживались темно-бордовыми подвязками, украшенными черной вышивкой. Митчелу показалось, что он мог бы любоваться ею часами, хотя его тело требовало гораздо большего, чем просто обворожительные картинки. «Очень опасное нижнее белье», — подумал Митчел, и по лицу его расплылась довольная улыбка.
— Где, интересно, добропорядочная ирландская девушка находит в Миссури такие экстравагантные предметы туалета? — спросил он и, подхватив ее на руки, уложил на кровать, а потом наклонился и снял со своих ног сапоги и носки.
Мора откинулась на подушки, с облегчением услышав, что он все еще называет ее добропорядочной Ей вдруг пришло в голову, что он мог бы теперь, пожалуй, усомниться в ее добродетелях. Она отлично знала, какою рода женщины обычно носят такое нижнее белье, поточу что магазин, в котором она его приобретала, снабжал бельем самые дорогие бордели в Сент-Луисе. И то, как горели его глаза, когда он обводил глазами эти вещицы, подсказывало ей, почему такие женщины покупают подобные затейливые предметы туалета.
— Моя приятельница держит небольшую модную лавку, — объяснила она. — Большую часть ее товаров составляет вполне приличная одежда. Это платье, например, я тоже купила в ее лавке. Но у нее есть также покупательницы из борделей, которые обслуживают очень богатых клиентов. Они-то и покупают у нее вот это, — сказала Мора, прикоснувшись пальцами к своим панталончикам.
Раздевшись до кальсон, Митчел улегся на кровать рядом с ней. Он медленно расшнуровывал ее корсет, радуясь тому, что он зашнуровывается спереди и что она не затягивается слишком туго. Он решил про себя, что с удовольствием поддержит несколько эксцентричные вкусы Моры в отношении нижнего белья. Если она не найдет ничего подходящего в Монтане, он уговорит ее приятельницу лавочницу присылать ей подобные вещицы. Хотя Мора, несомненно, знала, что носит вещи, которые настоящей леди носить не подобает, она и понятия не имела о том, как это действовало на него. Ведь теперь всякий раз при взгляде на ее строгое, доверху застегнутое платье он будет представлять себе шелк и кружева под ним. Митчел почти догадывался, что эта возбуждающая мысль отныне будет поддерживать его в состоянии постоянной боевой готовности.
— Ах, моя милая Мора, какая же ты красавица! — пробормотал он, стягивая с нее корсет.
У Моры, почувствовавшей, как прижалось к ней его тело, перехватило дыхание.
— Вы и сами не плохи, мистер Каллахэн, — прошептала она, запустив пальцы в его шевелюру и робко поворачивая его лицо к себе.
— Благодарю вас, мэм, — пробормотал он, почти прикасаясь губами к ее губам, но, хотя оба они давно жаждали поцелуя, он помедлил. — Это твой последний шанс, Мора. Я джентльмен и, если ты скажешь «нет», в любой момент могу остановиться, хотя, как ты видишь, дрожу от желания. Ты меня с ума сводишь, малышка.
— Ты тоже сводишь меня с ума, — сказала она, проведя губами по его губам. — Тебе следовало бы знать, что я не скажу «нет», особенно теперь. Как-никак, я позволила тебе увидеть свое нижнее белье.
Он тихо рассмеялся и поцеловал ее. И в тот самый момент, когда его язык проник в ее рот, безумие, о котором он говорил, овладело ими обоими. Он чувствовал, что Мора разделяет его страсть, чувствовал и по тому, как она прижалась к нему, и по тому, как ее худенькое тело задрожало в его объятиях. Митчелу очень хотелось не торопиться, делать все нежно и осторожно, как и подобает человеку опытному, но он боялся, что у него не хватит на это сил. Как мальчишка, он дрожал от желания оказаться поскорее внутри ее тела и пометить ее как свою собственность.
— Наверное, мне следовало бы пойти ополоснуть лицо холодной водой, — невнятно пробормотал он, раздевая ее совсем не так медленно и нежно, как хотелось бы.
Сняв с нее и отбросив в сторону ее панталончики, он застыл на мгновение, окидывая всю ее жадным взглядом. Мора тоже взглянула на себя, радуясь тому, что он восхищен ею, и вдруг заметила, что на ней все еще надеты чулки.
— Ты забыл — снять с меня чулки, — сказала она дрогнувшим голосом, потому что его взгляд и возбуждал, и смущал одновременно.
— Нет, я не забыл, — сказал он, опускаясь на нее. — Я побоялся порвать их, а если честно, мне кажется, что в них ты еще соблазнительнее.
— И поэтому ты хотел умыться холодной водой? — спросила она, замирая от удовольствия, когда он накрыл руками ее груди и принялся легонько потирать напрягшиеся соски.
— Нет. Просто мне не хотелось бы спешить. Ведь у тебя все это впервые. Хотелось все сделать медленно и нежно. Но… все мое существо рвется соединиться с тобой побыстрее.
— Понимаю. Я слышала, что, как бы ни старался мужчина быть осторожным, он все равно причинит боль. Наверное, нам следует просто прислушаться к себе. Как мы будем чувствовать, пусть так и будет. А если что-то получится не так, как хотелось бы, попытаемся в следующий раз сделать все медленно и нежно.
— Милая, судя по тому, как ты возбуждаешь меня, о медленно и нежно говорить не приходится.
Мора хорошо понимала его. Девичий страх полностью не оставил ее, но он исчез под напором желания, охватившего ее тело. Не вдаваясь в подробности, она в общих чертах знала, как это происходит. Знала, что потеря девственности связана с болью — иногда пустячной, а иногда и острой. Но ей это было совершенно безразлично. Даже если она испытает при этом больше боли, чем удовольствия, она готова потерпеть, ведь уже то, что он заставлял ее чувствовать сейчас, стоило многого.
Когда он принялся целовать ее соски, она утратила всякую способность здраво мыслить. По ее телу пробежало пламя, сжигая на пути остатки скромности и сдержанности. Она забыла обо всем, ощущая лишь непреодолимое желание и острую радость от его поцелуев и ласк. Она стремилась прикоснуться к каждому дюйму его тела, а когда он привстал, чтобы снять с себя кальсоны, она едва не схватила его за руки. Прежде чем он вернулся в ее объятия, она заметила, как его длинный и твердый пенис поднимался в зарослях черных курчавых волос. На мгновение ей стало немного страшно, но его рука тут же скользнула между ее ног, заставив забыть обо всем, кроме всепоглощающей жажды соединения с ним.
Для Митчела все, что происходит с ними, было неожиданностью. Мора в его объятиях была словно огонь, который угрожал сжечь дотла всю его выдержку. Просто не верилось, что ему так повезло. Он всегда надеялся, что женщина, на которой он женится, будет наслаждаться его прикосновениями, что она будет страстной, но реакция Моры превзошла его самые несбыточные мечты.
Митчел застонал, почувствовав, что между бедер Моры стало влажно и она ждет его. Она вся раскрылась ему навстречу, тихо вскрикнув от наслаждения, и у него участилось дыхание. Она вцепилась в его плечи, царапая ноготками кожу, и он понял, что она, как и он, полностью отдается страсти. Прикоснувшись пальцем к ее тугой, горячей плоти, он почувствовал, что не сможет дальше сдерживаться.
Моля Бога, чтобы не ошибиться и что она действительно готова его принять, он спросил, удивляясь тому, что еще способен говорить:
— Быстро или медленно, дорогая?
Мора с трудом перевела дыхание. Ощущать его вторжение в свое тело было так прекрасно, что не нужны были никакие слова. Она знала, что вскоре должна почувствовать боль, но это ее не волновало. Ей мешала его медлительность. Вспомнив картинку, которую она видела однажды в книге, найденной одной из ее подружек, Мора крепко обхватила его ногами и руками. Возможно, это была не совсем красивая поза, но так ему наверняка трудно будет от нее отстраниться.
— Быстро, — шепнула она в ответ и выгнулась ему навстречу, подчиняясь инстинкту, который подсказывал ей, что именно так она получит то, к чему стремится.
В то же мгновение он оказался внутри ее, а она испытала короткую острую боль, которая сразу же прошла. Мора судорожно глотнула воздух, но скорее не от боли, а от удовольствия. Ощущение исполнения того, что должно было произойти, переполняло ее. Не имело значения ни то, что они были знакомы всего несколько дней, ни то, что ни один из них не говорил о любви или браке. Исполнилось то, к чему они оба стремились. «Но все ли?» — мгновение спустя подумала она. Она понимала, что Митчел должен был сделать что-то еще, только она не знала, что именно. Она еще крепче прижала его к себе. Он застонал. Мора заерзала, и он вздрогнул.
— Мора, — хрипло спросил он, — тебе очень больно?
— Нет, теперь совсем не больно. Только сначала…
— Слава Богу, — прошептал он и начал двигаться в ней.
Именно этого ей и хотелось. Внутри ее тела нарастало напряжение, и она попыталась прижаться к нему еще теснее. Когда он чуть приподнялся над ней, она вцепилась в него, не желая его отпустить. Но его рука скользнула вниз и прикоснулась к ней там, где их тела соединялись. Мора вскрикнула, почувствовав, как сковывавшее ее напряжение уступает место волне восхитительных ощущений.
А Митчел после нескольких быстрых судорожных рывков остановился и, дрожа всем телом, со стоном произнес ее имя.
Мора медленно приходила в себя. Взглянув на распростертое на ней тело мужчины, обмякшее, словно марионетка, которую оставил кукловод, она усмехнулась. Ее самолюбию льстила мысль о том, что это она сотворила с ним такое чудо. Значит, не только ее одну страсть лишила сил и разума. Она задумчиво провела пальцами по его взлохмаченным волосам. «Интересно, что будет дальше?» — подумала Мора. Если, вступая в интимные отношения с мужчиной, нужно было следовать каким-то правилам, то она их не знала.
Митчел медленно приподнял голову с невероятно удобного местечка на восхитительно красивой небольшой груди Моры и взглянул на нее. Она робко улыбнулась ему, и он почувствовал огромное облегчение. Хотя она и сказала «да» — не только произнесла это слово, но и подтвердила согласие всем своим миниатюрным телом, — он все-таки боялся, что потом появятся сожаления. Страстное влечение, толкнувшее их друг к другу, могло заставить ее дать согласие. Но теперь, когда страсть удовлетворена, она, возможно, вновь обрела способность размышлять и пришла в ужас от того, что произошло. Но ее лицо не говорило ни о чем таком. Просто она немножко нервничала. Ведь она впервые была с мужчиной. Он и сам немного нервничал.
Митчел нежно поцеловал ее и чуть ослабил объятия. Ему хотелось так много всего сказать ей, сказать немедленно, но он решил, что время еще не пришло. Вероятно, ее толкнуло к нему в постель нечто большее, чем страсть, но он пока не был уверен. Если он вдруг начнет вести себя как собственник и заговорит о женитьбе и детях, она может испугаться до смерти. Она говорила ему, что они с сестрой намерены трудиться вдвоем, сделать свою ферму прибыльным хозяйством. Он пока не знал, насколько важны для нее эти планы. Он заполучил ее к себе в постель, но теперь должен набраться терпения и ждать, пусть все идет своим чередом.
— С тобой все в порядке? — спросил он, осторожно целуя ее в лоб и кончик носа.
— Все хорошо, — сказала она, немного помедлив, чтобы оценить состояние своего тела, и ощутила лишь незначительное пощипывание внизу, но никакой боли. — Все очень хорошо.
— Видит Бог, женщина, ты способна заставить бедного парня обезуметь от страсти, — сказал он и, улыбнувшись, откинулся на спину.
— Это комплимент?
— Еще бы! — Он перевел взгляд на свое тело и, заметив кровь, тихо сказал: — Пойду принесу влажную салфетку, надо обтереться.
Она заметила кровь на своих бедрах и покраснела, когда он принялся вытирать ее влажной салфеткой, от смущения забыв, что ее поначалу немного испугал вид крови. Едва он отбросил салфетку и приготовился вновь лечь в постель, как в дверь постучали. Мора испуганно вздрогнула и торопливо потянулась за сорочкой, которая валялась на полу рядом с кроватью.
— Черт возьми, принесли наш ужин, — пробормотал Митчел, натягивая бриджи. — Наверное, не стоит жаловаться на то, что они немного запоздали.
Мора тихонько рассмеялась и прикрылась простыней. Митчел закрыл дверь за посыльным, и запах пиши выманил Мору из укрытия. Она встала с кровати, отыскала свои панталончики, натянула их и пошла за пеньюаром. Но ее остановил Митчел:
— Не сочти меня развратником, но не сможешь ли ты поужинать со мной в своих очаровательных штанишках?
На его красивом юном лице застыло такое умоляющее выражение, что она едва не рассмеялась. Его слова на мгновение смутили ее, но она приказала себе не быть глупышкой. Она только что лежала перед этим мужчиной совершенно обнаженная, открытая его взгляду и его прикосновению. Каким бы вызывающим ни было ее нижнее белье, но это было гораздо скромнее, чем вовсе без него, усмехнувшись, подумала она.
— Мне еще ни разу не приходилось ужинать с таким милым развратником, — пробормотала Мора.
Митчел улыбнулся, отобрал у нее пеньюар и, протянув к ней руки, стал вынимать из ее волос шпильки.
— Доверься мне, дорогая. — Он тихо охнул от восхищения, когда волна темно-рыжих волос мягко опустилась по ее спине и плечам до бедер. — Даже не верится, что я был настолько возбужден, что не успел распустить их.
Она чуть покраснела, потому что его взгляд уже сам был комплиментом.
— Не знаю как вы, мистер Каллахэн, а я умираю с голоду.
Усмехнувшись, он повел ее к столу. Немного утолив голод, она осознала наконец, что сидит почти обнаженная перед мужчиной. Но нельзя сказать, чтобы эта мысль лишила ее аппетита. А после того как они закончили ужин и Митчел выставил в коридор поднос с посудой, она не без удовольствия почувствовала себя очень привлекательной особой. Митчел смотрел на нее с таким вожделением, что Море захотелось усесться на стуле таким образом, чтобы глаза его засверкали ярче. И когда он, застонав, наконец допил остатки вина из своего бокала и, подойдя к ней, встал перед ее стулом, она тихонько рассмеялась, радуясь своей женской победе.
— Мора, — шепнул он, наклоняясь к ней, — ты играешь с огнем.
— М-м, я, кажется, чувствую, что вот тут становится теплее, — сказала она, приложив свою маленькую ножку к его груди и чуть поглаживая его упругую кожу.
Мора потягивала вино, поглядывая поверх бокала в его разгоревшиеся глаза и постепенно опуская ножку все ниже по его твердому животу. Она победно улыбнулась, когда ее ножка остановилась на твердой выпуклости под его бриджами. Поставив бокал на пол рядом со столом, она нежно провела ногой вверх и вниз по твердой выпуклости, лаская ее.
— Здесь явно еще теплее, — прохрипела она, облизнув язычком неожиданно пересохшие губы.
— Силы небесные! — простонал Митчел и, подхватив ее на руки, понес на кровать. — Даже твои крошечные ножки огнеопасны.
Он бросил ее на постель и опустился на нее. Мора улыбнулась. Теперь, когда первый шаг сделан и пути назад нет, она почувствовала жадность. До прибытия в Парадайз осталось не так уж много времени, и оно кончается. Мора твердо решила, что из-за никому не нужной скромности не станет терять ни крупицы наслаждения, которое испытывает в его объятиях. В глубине души она была уверена в том, что никогда в жизни больше не испытает ничего подобного. Быть с Митчелом — это почти несбыточная мечта, и Мора хотела насладиться всем сполна, прежде чем навсегда уйдет из его жизни.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вкус ее губ - Хауэлл Ханна



чудесный роман веселый)))
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаКиса
16.03.2012, 13.22





Роман неплохой !!! Но мне кажется в этом романе содержатся две книги . Достаточно прочитать первую часть . Вторая абсолютно индентична первой .
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаМари
3.04.2012, 21.04





Читается на одном дыхании интересный роман читайте....
Вкус ее губ - Хауэлл Ханналюбовь
2.07.2013, 19.34





Дорогая Мари! В этом и заключается изюминка автора, что девушки пошли разными путями, а пришли к одному. Роман захватывает с первых строк и держит в напряжении на всем протяжении. Это же в соответствии с нашим временем реальный рейдерский захват. Роман заслуживает выше 9-ки.
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаВ.З.,65л.
26.12.2013, 10.21





Интересный роман.
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаКэт
31.10.2014, 7.43





Можно прочитать!!!!
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаВера Яр.
31.10.2014, 23.17





Наивно, предсказуемо, но интересно было дочитать. Бандиты только нерасторопные, но такие в романах и должны быть,чтобы добро победило зло. 7/10
Вкус ее губ - Хауэлл ХаннаИмбирь
8.01.2015, 23.55





Роман от души)))💗💋💞😊
Вкус ее губ - Хауэлл Ханнашушан
3.05.2015, 3.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100