Читать онлайн Украденный экстаз, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденный экстаз - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Украденный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Поторопись-ка, Уолш, и затяни узел покрепче, – распорядился Том. – Кажется, у мисс Саммерс какие-то затруднения с этим.
– Ты не собираешься пристрелить нас? – прошептала Лина, когда Хантер засунул свой «кольт» в кобуру и решительно отодвинул Лину в сторону.
– Что ты затеял. Том? Что это еще за дурацкие шуточки? – рявкнул Уоткинс. – Решил связать свою судьбу с этим недоумком? Тогда твоя песенка спета. Ты прямой кандидат в покойники.
– Я начал помогать Уолшу давно. С того самого момента, когда узнал, что это твой человек подставил Уолша. Изобразил единственным виновником и вором именно его, Уолша.
Хантер взглянул на Тома.
– Такмен?
– Угу. Я выслеживал Уоткинса больше года, проник в это логово, и тут Такмен ухитрился передать мне весточку о тебе. Страха за тебя не было. Единственный из подручных Уоткинса, кто знал тебя в лицо, был мертв, но тебе могла понадобиться помощь. Вот я и остался. – Том пожал плечами.
Лине захотелось громко завизжать. Все вдруг перевернулось. Она поняла главное из того, о чем тут говорилось. Хантер работал не на Уоткинса, а против него. И Том, судя по всему, тоже. Хантер, очевидно, действует в пользу и по заданию судебных органов, потому что она вспомнила, что тот, кого зовут Такмен, был шерифом. Но новые вопросы вместо ответов только окончательно запутали ее. Значит, Хантер не преступник, как она думала. Все это была игра, ложь. А где правда? Лина уставилась на Хантера, чувствуя, как ее замешательство постепенно перерастает в ярость.
Хантер взглянул на Лину, заметил ее сверкающие молниями глаза и вздохнул. Как он и опасался, она быстро уловила главное из всего, что говорилось.
– Так кто же ты, к дьяволу, на самом деле? – немедленно потребовала она ясности.
– Таррент Хантер Уолш из Литл-Крика в Техасе.
– Что ж, хоть насчет имени не совсем соврал. Он поморщился, словно от боли.
– Лина, выслушай меня, пожалуйста...
– Нет, этот разговор подождет, – вмешался Том. – Люди Уоткинса не расслабляются надолго, когда он отпускает их. Время от времени они заглядывают сюда проверить, как тут их босс и все ли в порядке.
– Да уж, лучше хорошенько обдумай все, что собираешься мне сказать. Больше я так легко на твое вранье не попадусь! – выпалила Лина, провожая глазами Хантера, который, подталкивая Уоткинса, уводил его из комнаты.
А Хантер молил Бога, чтобы она поверила ему. Лина была в ярости. Теперь она знала, что он постоянно врал ей: и насчет имени, и о том, чем занимается. И конечно же, пришла к выводу, что и все то, что произошло между ними, было частью этой лжи. Этого жизненно необходимого ему камуфляжа. А Лина, и он вдруг четко осознал это, была самым важным в его жизни.
У подножия лестницы их ждали Джед и Чарли, которые вышли в холл, откуда удобнее было наблюдать за возможными действиями охраны Уоткинса. Лина внимательно посмотрела на каждого из четырех мужчин, вместе с которыми она провела столько нелегких дней, и поймала себя на том, что молится за них, просит Господа, чтобы ни один не сделал рокового выстрела из пистолета. А ведь все четверо целились друг в друга. Кто-кто, а Уоткинс вряд ли стоил такой жертвы.
– Что вы задумали сделать с ним? – кивнул в сторону Уоткинса Чарли.
– Увезем его отсюда, – ответил Хантер.
– А как насчет Лины? Она тоже едет с вами?
– Да. Она будет со мной.
Хантер внутренне приготовился к взрыву эмоций со стороны Лины и был несказанно удивлен, когда она совершенно спокойно восприняла его заявление. Даже не моргнула глазом.
– Ты хочешь поехать с ним, Лина?
Она уставилась на Чарли и Джеда, слегка удивившись, что вся эта заварушка не из-за Уоткинса, а нз-за нее. И тут до нее дошло, что у нее есть выбор. Она может спокойно развернуться и уйти – и от Хантера, и от его бесконечной лжи. Но сразу же рассвирепела уже по другому поводу. Она поймала себя на том, что не хочет никакого иного выхода, хочет одного – отправиться куда угодно вместе с Хантером. Просто она не может уйти от Хантера – не может и все тут.
– Да, Чарльз. Я остаюсь с Хантером. Ему еще многое придется объяснить мне.
– Горяченькое будет дельце – вытаскивать его отсюда, – заметил Чарли, засовывая пистолет в кобуру. – Думаю, вам не помешает наша помощь?
– Тогда раздобудь несколько лошадей, да побыстрее. Я приготовил только для нас, – сказал Том.
– За домом?
– Угу. Я пристроил их прямо у садовой калитки, привязал к этим его фруктовым деревьям.
– Значит, там и встретимся. – Чарли поспешно вышел. Джед заторопился вслед за другом.
– Вам не пройти мимо моих парней, – прохрипел с ненавистью Уоткинс.
Лина охнула, когда Том врезал Уоткинсу в челюсть с такой силой, что тот рухнул без сознания.
– Не проще ли было заткнуть ему кляп? – робко спросила она.
– Проще, но так не приятно, – ответил Том, взваливая с помощью Хантера бесчувственного Уоткинса на плечи.
– Думаете, они не заметят, как мы покидаем этот дом? Ведь ясно, что мы похищаем его?
– Тогда они заметят и то, что сделаю я. – Приставив пистолет к виску Уоткинса, Хантер шел нога в ногу с Томом. Лина была поражена, что им дали уйти так далеко. Они успели пересечь лужайку, когда сзади поднялся шум. Хантер оказался прав: ни один из охранников не решился выстрелить, понимая, что рискует жизнью босса. Но у Лины даже закружилась голова от облегчения, когда они наконец добрались до лошадей.
– Три вьючных лошади? Зачем так много? – спросил Хантер, помогая Тому усадить Уоткинса на одну из лошадей. Оба продолжали бдительно следить за охранниками.
– Тут деньги, которые мы выкрали в банке, кое-какие припасы в дорогу и все ценное, что попалось мне под руку. В том числе и немного денег. Возможно, мы сумеем помочь хоть кому-то из людей, которых этот мерзавец обобрал до нитки. Как они там перебиваются, одному Богу известно. Все готовы? Лина не успела ничего ответить, она торопилась. Том и Хантер уже вскочили на лошадей и пришпорили их. Том скакал рядом с Уоткинсом, продолжая держать его на прицеле до тех пор, пока они стали недосягаемы для охраны. Лина напряженно прислушивалась, ожидая услышать шум погони. Погони так и не было. Их догнали только Чарли и Джед. Это случилось в тот момент, когда асиенда исчезла из виду.
– А я уже решил, что вы передумали.
Хантер почти не скрывал своего удовольствия от того, что неразлучная парочка решила присоединиться к ним.
– Ну-у, чтобы подрезать все ремни на седлах, требуется какое-то время, – протянул Чарли.
Они дружно расхохотались. У мужчин, с раздражением подумала она, очень своеобразное чувство юмора.
Могло показаться, что Хантер с Томом решили доскакать без передышки до Литл-Крика. А то, что по дороге они потеряют одного из своей компании, – это сущие пустяки. Стоило ей так подумать, как всадники остановились. Лина с трудом соскользнула с лошади, пытаясь устоять на дрожащих ногах и морщась от боли. Наверное, она никогда не привыкнет к таким длинным перегонам верхом. Тело ее ломило от безумной усталости.
Ну и слава Богу! Скачка отвлекала, но стоило остановиться, и сразу вернулись невеселые думы: как нагло Хантер врал ей – во всем, в каждой мелочи. Чтобы отвлечься, она решила сварить кофе. Крошечный костерок был прикрыт камнями, чтобы не привлекать внимания. Вот где она могла продемонстрировать свое мастерство – готовить на таком огне. И она загордилась, справившись с трудностями. Мужчины слишком устали и были слишком напряжены, чтобы расточать комплименты, но она не обижалась. Кофе получился отменный! Пришедший в себя во время скачки Уоткинс посверкивал на всех гневным взглядом и изрыгал такие угрозы, что Лина вздрагивала от страха.
– Да плюнь ты на него, не обращай внимания, – посоветовал Чарли, заметив ее состояние. – А ты, Уоткинс, заткни свою поганую пасть, не то заставлю тебя умолкнуть не самым нежным способом. – Он взглянул на Хантера: – Ты уверен, что он нужен тебе живым?
– Боюсь, что так, Чарли. – Хантер посмотрел на Уоткинса. Угроза Чарли заставила того замолчать, но ярость так и бурлила в нем. – Они хотят сдать его властям в Литл-Крике!
– Литл-Крик? Мы, кажется, проезжали рядом с этим городком? – спросила Лина.
– Угу. Около года назад Уоткинс послал туда своего человека. Тот убил конвой, выкрал зарплату рабочих и свалил все на меня. Вот ему и придется покаяться в грехах перед судом, раскидать кучу лжи, которую взгромоздили на мои плечи. В суде должны разобраться в этой истории, да и в некоторых других тоже, а потом вынести свое решение. Уоткинс должен понести наказание за все свои преступления.
– Значит, сам ты, получается, не преступник, так я понимаю? – Джед даже выронил кружки, которые собирал для мытья.
– Нет. И если быть честным...
– Какая чудесная перемена... – не без ехидства произнесла Лина.
Хантер решил, что пока лучше проигнорировать ее замечание.
– Я никогда и не был преступником. Я долго пытался проникнуть в окружение Уоткинса, старался втереться в доверие и получить у него работу, чтобы быть в курсе всех дел. Деньги, которые мы украли для него, должны быть возвращены. Надеюсь, что вы не возражаете.
– С этим-то все ясно, – ответил Чарли. Джед согласно кивнул. – Да мы практически и не видели ничего из этих денег.
– Но, думаю, нам с законом все равно не стоит связываться, – вмешался Джед. – Мы все равно для него преступники. Какой у них с нами разговор? – Его глаза вдруг расширились, и он нерешительно потянулся к кобуре. – Ты ведь не собираешься заложить нас шерифу? И как быть с Линой? – Он указал на Тома: – А он? Разве его не разыскивают, как и нас?
– Я не собираюсь выдавать кого-либо из вас законникам, парни. Только Уоткинса. – Хантер взглянул на Лину. – Когда Уоткинса изобличат и осудят, он автоматически потянет за собой и шерифа Мартина, так что и твой случай, Лина, будет расследован. – Снова переведя взгляд на Чарли и Джеда, он строго проговорил: – Я предлагаю вам шанс навсегда покончить с этой жизнью.
– Не садясь за решетку? – уточнил Джед.
– Не садясь за решетку.
– Думаешь, тебе это под силу?
– Уверен, что здесь не возникнет никаких сложностей, – ответил за него Том.
– Откуда у тебя такая уверенность? И кто ты такой, черт побери? – поинтересовался Чарли.
– Я тоже ломаю над этим голову, – пробормотала Лина, взглянув на Тома.
– Зовут меня Себастьян Лукас Крейн Третий, – слабо улыбнулся в ответ Том. – Исполняю обязанности федерального маршала.
Лина даже оцепенела от неожиданности:
– Н-но... этот охотник за наградой. Вы же убили его, не так ли?
– Ничего подобного. Я подкрался к нему, приставил «кольт» к его голове и вежливо объяснил, что он мешает мне заниматься делом государственной важности. И сказал, что был бы очень признателен, если бы они с дружком немедленно смылись, исчезли, испарились. Велел ему лечь трупом, пока мы не уедем восвояси, а потом догнать своего товарища по несчастью. А еще посоветовал ему найти себе другое занятие, поскольку охота за наградами ремесло рискованное, так недолго и в ящик сыграть.
– А Люк? Вы просто охотились за ним, да?
– Да, за Люком Мидом я охотился уже давно.
– О! Я счастлива, что вы прогнали его, вот только жаль, что для этого вам пришлось убить его.
– А мне не жаль. – Он поморщился, заметив, как шокировали всех его слова. – Видите ли, тут столкнулись интересы. Представитель закона говорил во мне, что лучше бы захватить его живым, но человек жаждал прикончить негодяя. Он убил моего лучшего друга.
– Простите меня, – выдавила из себя Лина. – И все это время... – Она потупилась. – Я даже не подозревала... Теперь вы стали намного разговорчивее. И... намного... э-э... законнее.
– Несдержанность стольких людей погубила... Помалкивай – и не проболтаешься. Я выучил это как первую заповедь моей профессии: маска молчаливого парня с холодными как сталь глазами практически неуязвима. И внушительна. Когда вы открываете рот, люди слушают вас с особым вниманием и почтением. И угроза из ваших уст становится куда весомее. И вообще, если люди не знают вас и не могут предугадать ваши действия, они будут опасаться и сторониться вас.
Лина вздохнула и перевела взгляд на Хантера. У Тома были причины помалкивать и скрываться под чужим именем, были они и у Хантера. Однако причин вести себя и с ней в личной жизни таким же образом она не видела. Значит, он не доверял ей. Именно это более всего уязвляло Лину. Но она постаралась спрятать свою обиду подальше.
– Оказывается, с того самого момента, как Черити вышвырнула меня на улицу, меня окружали одни лгуны.
– Ну нет уж, ты послушай хоть минуту... – запротестовал Хантер, решив, что пора уже оправдываться.
– Мы тебе ни в чем не врали, – возразил Чарли. Джед тоже поддакнул товарищу.
– Знаю и очень вам за это благодарна. Вы-то вели себя как настоящие друзья.
Хантер нахмурился, понимая, что и эти слова метили в него.
Лина посмотрела на Тома.
– В этих мешках собраны все наши вещи? – спросила она.
– Угу. Твои я завернул в синее одеяло. Подумал, вдруг они тебе срочно понадобятся.
– Спасибо, вы очень предусмотрительны. А теперь, если позволите, я переоденусь, пока это шикарное платье не превратилось в половую тряпку.
Поскольку никто не проронил ни слова, она направилась за своими вещами. Вскоре, найдя укромный уголок, где она могла уединиться, занялась какими-то своими женскими делами.
Хмуро поглядывая в сторону Лины, пока та не скрылась из виду, Хантер спросил Тома:
– Полагаешь, что мы уже в безопасности?
– Думаю, что нам уже ничто не грозит до конца поездки. Чтобы добыть новые подпруги к седлам или починить старые, парням Уоткинса понадобится немало времени, К тому же уже стемнело, следы не видны. А если они успели выехать до наступления темноты, то все равно теперь вынуждены будут сделать привал.
– Ты уверен, что эти наемные убийцы столь верны и преданны хозяину, что решатся с риском для жизни преследовать нас?
– Верность и преданность не имеют к этому никакого отношения. Но подозреваю, что кто-нибудь из этих ребят решит, что игра стоит свеч. Уоткинс никогда тебе не говорил, как застраховал свою жизнь на случай, если его все же схватят и он попадет в руки закона? Ничего не слышал о сумме награды тому, кто его освободит?
– Дьявольщина! Я совсем забыл об этом.
– На две тысячи долларов можно купить солидный куш преданности.
– Тогда нам надо дежурить ночью.
– Не помешает. Если представить, что будет, если один из его цепных псов все же нашел выход из положения и все это время несся за нами по горячим следам.
Распределив, кто за кем заступит на дежурство, Хантер загрустил и уставился в ту сторону, куда скрылась Лина.
– Наверное, сейчас бессмысленно пытаться что-либо объяснить ей... – сказал он, не обращаясь ни к кому конкретно.
– Если не решишься сейчас, то потом такая возможность появится у тебя, лишь когда ты доберешься до Такмена. Не раньше. А к тому времени ее ожесточение против тебя окрепнет настолько, что она тебя и слушать не захочет. Почему ты не доверился ей? – спросил Том.
– Сначала я не был уверен, что ей можно доверять такие сведения. Уж очень ее история неправдоподобна, словно белыми нитками шита.
– Но ведь это правда! Давай-ка топай к ней, сейчас же. Когда она вернется, у нее, чует мое сердце, не будет желания вообще иметь с тобой дела.
Хантер кивнул, поднялся и отправился к Лине. Когда он отыскал ее, она, сидя на земле и держа в руках свое новое платье, сотрясалась от рыданий. При виде этой сцены у него все перевернулось внутри. Он присел рядом и погладил ее руку, но она отдернула ее, как ошпаренная.
Девушка быстро вытерла слезы и отвернулась от Хантера. Она вообще-то не собиралась оплакивать свои разбитые надежды. Но, оставшись одна, вдруг вспомнила все, что с ней произошло, подумала о постоянном вранье Хантера, и на нее вдруг накатило. И надо же ему было появиться именно в этот момент, видеть ее слабость, застать ее в слезах!
– Лина, – начал он, усевшись рядом с ней на землю. – Я знаю, что выглядит все довольно некрасиво. Поверь, и мне это больно, не только тебе.
– Приятно, что у тебя хватило мозгов додуматься до столь замечательного вывода.
Лина рассердилась. А это уже лучше, чем слезы. Слезы были просто выше его сил.
– На кону стояла моя жизнь. Малейший намек, что я не тот, за кого себя выдаю, и я был бы мертв.
Она повернула к нему голову:
– И ты считал, что я стану рисковать твоей жизнью? Да я сама была не в лучшем положении, чем ты.
Ее глаза расширились, когда она заметила мелькнувшее в его глазах чувство вины.
– Ты все это время считал, что я вру! Ты никогда не доверял мне!
– Это не так, Лина. Поначалу я действительно очень сомневался в тебе. Уж больно твоя история была... дикой. Можешь ли ты винить меня за это? Я вляпался в гнусную историю около года назад именно по причине наивности и доверчивости. Я доверился человеку Уоткинса, ни на секунду не сомневаясь, что он – официальный представитель банка. Не проверил все как положено. Я практически вручил ему деньги, за охрану которых нес полную ответственность. Кроме того, я доверял женщине, которую он использовал как приманку, чтобы в нужное время я оказался там, где никто не смог бы подтвердить мое алиби. Так что я просто не имел права сразу довериться тебе. Я уже однажды едва не погиб таким образом. И решил больше не рисковать своей жизнью, своим именем.
Его объяснение, конечно, выглядело разумно. Однако оно объясняло его недоверие вообще. Но сама-то она не совершила ничего, что бы вызвало его подозрения, ничего, что бы оправдало его скрытность именно перед ней. Не так-то просто все это проглотить.
– И даже после того, как мы занимались любовью, ты по-прежнему боялся, что я воткну тебе нож в спину?
Он завладел ее маленькими ладошками.
– Не выдумывай лишнего. К тому времени я уже точно знал, что ты именно та, за кого себя выдаешь.
– Да ну? Странно. Что-то не припоминаю, чтобы ты стал откровенничать и решился открыть мне свое настоящее имя. Нет, ты все еще не доверял мне!
– Я молчал вовсе не от отсутствия доверия к тебе или из трусости. Я знал, что должен рассказать тебе все, но боялся именно такой вот сцены. Уж лучше позже, когда завершу начатое дело. Я просто отложил наше трудное объяснение на потом. Хотел пока избежать его. Ведь единственная моя ложь, которую я не спешил развеять, – это то, что я вовсе не преступник, каковым ты меня считала.
Выдернув ладони из его рук, она взорвалась негодованием:
– О, это же такая мелочь! Просто пустячок, из-за которого не стоит волноваться. С чего это мне было сходить с ума, что я лежу рядом с уголовником? Подумаешь, принцесса! Разве меня должно волновать, что связалась с человеком, будущее которого – годы за решеткой, пуля или виселица! С какой стати меня должно бросать в дрожь от мысли, что я все глубже проваливаюсь в бездну беззакония, если не бегу от этого бандита так, что пятки сверкают. Я просто наслаждаюсь, деля с ним его непутевую жизнь и тревоги! Это же расчудесно, что мой первый в жизни мужчина, мой любовник, не счел меня достойной того, чтобы открыться, кто же он есть на самом деле.
Хантера захлестнуло чувство вины. Он понял, что действительно не дал себе труда подумать, каково ей, что чувствует она сама в столь сложной жизненной ситуации. Да-а, пожалуй, ему придется приложить немало усилий, чтобы заслужить ее прощение не только за ложь, но и за свою черствость. Она начисто лишилась душевного покоя по его вине. Он даже сомневался, что она высказала все, что мучило ее так долго.
– Мне очень жаль, милая.
– Как чудесно! Я рада. – Ей самой был неприятен этот ехидный тон, но изменить свою интонацию она не смогла бы, даже если бы очень захотела.
– Плохо с моей стороны. Но я как-то не задумывался, каково тебе связаться с преступником, А должен был. В ту же минуту, когда понял, что все, что ты говоришь – правда. Женщины твоего склада ума и характера обычно не связываются с такими типами.
– Особенно в том случае, когда это означает навсегда распрощаться с шансом отмыть свое имя от клеветы и полностью доказать свою невиновность.
– Единственным оправданием служит то, что сам я никогда не считал себя тем, кем должен был казаться окружающим.
Он снова стиснул ее ладони.
– Особенно когда был с тобой. С тобой я должен был постоянно напоминать себе, как надо вести себя, чтобы соответствовать своей легенде преступника.
Его искреннее огорчение из-за того, что ей довелось пережить, поубавило ее злость, и обида начала понемногу отступать.
– А все эти разговоры насчет того, что я должна все это время находиться при тебе, чтобы случайно не начала болтать? Это тоже было ложью?
– Нет, лишь следствием того, что я говорил и делал раньше. Не мог же я выйти из роли! Разумнее всего было никого не впускать в мою личную жизнь, в мою игру. Случись самое худшее и попади я в руки закона, Такмен наверняка сумел бы вытащить меня из тюрьмы. Он ведь не просто шериф, а федеральный маршал с огромными полномочиями. Но это означало бы, что месяцы работы пошли насмарку. Внедриться в банду Уоткинса не так-то просто.
– Конечно. То, что тебе удалось бы освободиться, само по себе подозрительно.
Она вновь задумалась над словами Хантера и нахмурилась.
– Подожди минутку. Ты все время упоминаешь Литл-Крик, Техас и этого Такмена. А разве мы не встречались с ним в самом начале поездки сюда – на противоположном конце штата Нью-Мексико?
– Эту встречу нам устроили сразу же, как только я узнал, с каким заданием меня посылает Уоткинс. В этом местечке можно было увидеться, не вызывая подозрений. Во-первых, недалеко от нашего маршрута, всего несколько миль в сторону. Во-вторых, в таком захолустье шансы встретить кого-либо из людей Уоткинса были почти равны нулю.
– Том не вызвал у тебя подозрений? Я имею в виду Себастьяна.
– Нет. Я, как и ты, ни о чем подобном не догадывался, пока он сам все потом нам не рассказал. Полагаю, Такмен считал, что так будет лучше для нас обоих, меньше шансов ненароком выдать себя.
Он не отрывал от нее напряженного взгляда, а она, опустив глаза, рассматривала свои сцепленные пальцы. Злость ее в общем-то растаяла бесследно, но боль и обида остались где-то глубоко внутри, в потаенном уголке сердца, чтобы в какой-то момент напомнить о себе. Как бы он хотел стереть напрочь ее боль, снять тяжелый груз с ее души, но только вот как это сделать? Она доверилась ему, а он отплатил ей ложью. Ему так понятны ее настороженность, ее сомнение – не сваляла ли она дурака, связавшись с таким типом. В такой ситуации он бы чувствовал себя именно так.
Лина не знала, что же ей делать дальше. Она чувствовала, что вконец запуталась и растерялась. Ведь все последнее время она жила обманутой. Да тот ли это человек, в которого она так слепо и безоглядно влюбилась, потеряв голову, из-за которого так рисковала? Возможно, что у него, как и у Тома, еще тысячи секретов. А не скрывал ли он от нее не только свое имя, но и свою истинную натуру?
– Лина, я знаю, что ошибался, – покаянным тоном произнес Хантер. – И был несправедлив. Сам постоянно просил тебя доверять мне, а от тебя скрывал самую суть. Все, что я могу теперь сказать, – это прости. Мне жаль, что все случилось именно так. Клянусь, что во всем остальном, в том, что случилось между нами, не было ни грамма лжи.
– Хорошо. Но все равно... – Она сделала глубокий вдох, затем решилась и посмотрела на него. – Я теперь не уверена, знаю ли тебя. Какой ты на самом деле.
Он осторожно потянул ее к себе и наконец обнял.
– Я – Хантер.
– Нет. Ты – Таррент Хантер Уолш из Литл-Крика.
– Я – Хантер.
– Том так изменился. Став Себастьяном, он разговорился, и вся его неприступность словно растаяла. Он оказался очень приятным собеседником. А что изменится в тебе?
– Очень мало. Я могу теперь взять тебя за руку и перецеловать все твои синяки, не страшась, что буду выглядеть слишком мягким для бандита. Все перемены, которые есть во мне, произошли до встречи с тобой. Я теперь чуть жестче, чуть осторожнее. А впрочем, я все тот же человек, которого все знают в Литл-Крике с детства. Клянусь тебе. И я не так силен в актерстве, это Себастьян у нас законченный артист. – Он почувствовал, как Лина немного расслабилась, и облегченно вздохнул.
– А как тебя зовут дома? – вполне дружелюбно спросила Лина. В его объятиях последние капли обиды испарились.
– Таррент. Но если тебе больше нравится Хантер, зови меня так. Я, честно говоря, уже привык к этому имени.
– А после того как мы докажем свою невиновность, что будет тогда? Ты поможешь мне отыскать моего отца? Когда ты вернешься к семье, мне тоже нужен будет дом. Грант Саммерс, может, и не будет в восторге от того, что я явлюсь пред его очи, но он сможет по крайней мере помочь мне как-то устроиться, обрести крышу над головой.
– Ты и устроишься, вместе со мной.
Она отстранилась от него, чтобы взглянуть прямо ему в глаза.
– Хантер, это не шутки. То, что было допустимо, когда ты вел жизнь преступника, теперь неуместно. Тащить такой груз в свою семью – это уже ни в какие рамки не лезет. Наши имена очистятся от обвинений, мы оба станем нормальными, законопослушными гражданами, но пойми, я не смогу вынести, если так и останусь твоей любовницей.
– Тогда стань моей женой.
В первое мгновение, когда эти слова сорвались у него с губ, он выглядел не менее ошеломленным, чем она, но потом решил, что это великолепное решение всех проблем. Теперь, когда их трудности скоро будут позади, это было бы самым правильным шагом. Он вовсе не хотел терять ее, а вернейший путь удержать ее – жениться.
Чмокнув Лину в губы, он прошептал прямо ей в лицо:
– Ну? Что же ты молчишь?
– Тебе вовсе незачем жертвовать своей свободой. Я согласилась стать твоей даже тогда, когда ты был преступником. И никаких обещаний от тебя не ждала. Так что и теперь не давай их.
Ей было так тяжело произнести эти слова. Первый порыв – схватиться за его поспешное предложение обеими руками и заставить выполнить обещание – тут же и угас. Здравый смысл на этот раз не покинул ее. Она не хотела, чтобы он женился на ней просто на чувства долга. Потому что был ее любовником, ее первым мужчиной и все прочее. Иными словами, потому, что того требовали приличия. Нет, на этом не построишь счастливый брак.
– Я знаю, что ничего не должен. – Он вздохнул. – Лина, возможно, я и не мастак по части красивых слов. Весь последний год у меня мозги были набекрень. Только и думал о том, как снова вернуть себе доброе имя. Да еще скучал по дому. С того момента, как мы столкнулись с тобой в том вонючем крошечном городишке, у меня практически не было времени серьезно подумать о нас, о нашем будущем, но точно знаю одно: я очень сильно хочу тебя. Уж в этом у меня нет никаких сомнений.
А когда ты вдруг заговорила о расставании, о том, чтобы каждый зажил наконец своей жизнью, я понял еще одну вещь. И она тоже не вызывает у меня сомнений. Я не хочу, чтобы ты ушла от меня. Чтобы исчезла из моей жизни. Я хочу, чтобы ты оставалась рядом со мной, как было с тех самых пор, как мы удрали из Клейвилла, Лучшего же способа удержать тебя рядом, чем женитьба, я просто не знаю.
Обхватив ее лицо ладонями, он виновато улыбнулся.
– Совсем неромантично, я знаю. Но я предлагаю все это вовсе не потому, что считаю это своим долгом. Мол, потому, что именно я лишил тебя девственности. – Он улыбнулся, заметив, что она густо покраснела. – Я очень хочу жениться на тебе. Пусть по причинам прозаичным и не таким, от которых у тебя засверкают в глазах звезды, но это вполне солидные и весомые причины. Не думай, что я просто добился от тебя, чего хотел, – и все. Я хочу, чтобы наш брак был настоящим, по всем правилам, какие только существуют.
Он был прав. Здесь и не пахло романтикой. Однако он выразил то, что больше всего могло тронуть ее душу: желание, чтобы она оставалась рядом с ним и дальше, и твердую уверенность, что она не должна покидать его. А уж это, по ее мнению, было не то, из-за чего следует лить слезы или ругаться. Это было неплохое начало. Это можно вполне использовать как хороший фундамент для будущего счастья. Если не сглупить. – Хорошо.
Она тихо засмеялась, когда он радостно стиснул ее в объятиях, но он тут же оборвал ее смех, впившись в губы страстным поцелуем.
– А не пора ли вернуться к костру? – шепотом спросила она, когда он опрокинул ее на землю.
– Сегодня – самое безопасное время, какое будет у нас за всю дорогу до Литл-Крика. И я собираюсь немедленно воспользоваться этим.
– Да уж вижу, – пробормотала она, когда он начал расстегивать ее рубашку.
– Клянусь, ты не пожалеешь, что сказала «да». Возможно, я не буду лучшим из всех кандидатов в мужья, но уж и худшим никогда не стану.
– Нет, конечно. – Она задохнулась от удовольствия, пронзившего ее, когда его губы горячими поцелуями согрели ее грудь. – Думаю, что ты не будешь ни тем ни другим. Ты будешь моим мужем.
Их любовные ласки были на этот раз немного грубоватыми и полными страсти. Оба словно сгорали от желания поскорее слиться. Лина наслаждалась каждым мгновением близости. Отдыхая от мощного всплеска страсти, пережитого ими, она прижала его к себе. Своего будущего мужа. Была надежда, что однажды и он полюбит ее так же сильно и глубоко, как она любит его. Ведь захотел же он, чтобы она всегда была рядом. Это был росток, который, если его холить и лелеять, вполне мог пустить корни глубокого чувства. А она будет ухаживать за этим росточком так, что, пожалуй, все у них еще будет замечательно.
Уткнувшись носом в ее затылок, нежно целуя ее, он пробормотал:
– Мне надо признаться тебе еще кое в чем.
– Еще?
– Похоже, что именно так.
– Ну-у, раз уж ты попросил меня стать женой, то надеюсь, не собираешься порадовать известием, что у тебя где-то припрятаны жена и семеро детишек?
– Не-ет, это не то, разумеется. Но тебе сначала может показаться, что я спятил. Была еще одна, очень важная для меня причина, по которой я не сказал тебе всю правду о себе. Она очень личная. Хотя и остальные тоже можно назвать личными.
– Защищать свою жизнь всеми возможными средствами – вполне личная причина, – согласилась Лина. – Но у тебя что-то другое?..
Он приложил палец к ее губам, заставив замолчать.
– Я верю тебе, Лина. Ты была единственной, кому я безоговорочно верил во всей этой чертовой неразберихе. А начал верить тогда, когда ты плюнула на великолепный шанс сбежать и осталась, чтобы долечивать рану Джеда.
Перевернувшись на спину, он пристроил ее на себе.
– Эта личная, а если точнее, эгоистичная причина была... В общем, я жутко хотел, чтобы ты не отталкивала меня, несмотря на то что я преступник. – Он покаянно рассмеялся, когда она нахмурилась. – Все, что происходило между нами, все это ведь продиралось сквозь твое сопротивление, совершалось вопреки твоему разуму и убеждению, что я обычный вор, грабитель банков, человек без всякого будущего. И я хотел, чтобы все так и оставалось, Дьявольщина! Мне это было необходимо как воздух!
Лина смотрела на него с недоумением.
– Когда со мной произошла та катастрофа, год назад, люди отвернулись от меня. Даже мой отец и двое моих братьев. Лишь мой братишка Оуэн не отказался от меня, он поддерживал меня с самого начала. Пытал меня, конечно, все время, виноват ли я на самом деле, но был готов оставаться рядом – в любом случае. И сейчас в городе много людей, кто поверит в мою невиновность лишь после показаний Уоткинса. Включая и мою родную мать. Когда ты появилась в моей жизни, то знала обо мне только одно: я на твоих глазах ограбил банк. И меня преследует закон. И все же не отказалась от меня. Какая-то часть моей души просто жаждала твоего доверия. Черт, я совершенно не умею объяснять свои чувства.
– Да нет, все понятно. – Она потерлась губами о его горячие губы. – Не забывай, что говоришь с той, которая и сама пережила нечто подобное. Уж я-то хорошо знаю о страданиях, безумных надеждах, отчаянии человека, которого несправедливо обвинили, оклеветали или вышвырнули вон из своего дома.
– Конечно. Я и не сомневался, что ты все поймешь. – Он поцеловал ее, сначала медленно и нежно, а потом с нарастающей жадностью.
Судорожно втянув в себя воздух, она улыбнулась ему, когда он наконец дал ей вздохнуть.
– Ну и конечно, не последнюю роль сыграли и мои планы по части твоего перевоспитания.
– Ого! В фермера?
– Возможно, во владельца маленькой лавки. В конце концов, я же не хотела, чтобы ты приходил домой с работы вконец измотанным.
– Избави Бог!
– Хантер, а чем ты, собственно говоря, занимался? Куда мы... э-э... вернемся, после того как тебя оправдают?
– На наше ранчо. Я – старший сын в семье. И ранчо в один прекрасный день перейдет в мои руки. Меня старались воспитать настоящим хозяином, с рождения привить все навыки. Как думаешь, ты сумеешь стать женой владельца ранчо?
– Очевидно, если ты готов терпеть в качестве жены особу, у которой ни гроша за душой. – Она вздохнула. – Я даже не знаю, кто мои родители, Хантер. Я считала матерью Черити, но и это оказалось ложью.
– А потом ты повстречалась со мной и получила очередную порцию лжи. – Он почувствовал отвращение к самому себе и расстроился.
– У твоих родителей была, очевидно, причина сомневаться в твоей порядочности. Это больно, обидно, но это я как-то могу понять. А вот с какой целью Черити разыгрывала, причем скверно, роль матери, этого я никак не возьму в толк. Или как объяснить то, что мой отец бросил меня?
– Мы постараемся все это выяснить. Найдем твоего отца, если ты все равно намерена связаться с ним.
– Наверное. Хотя бы для того, чтобы задать несколько важных для меня вопросов. Чтобы понять, кто же я такая.
– Ты – Лина Саммерс, которая вскоре станет миссис Уолш. Но я понимаю, что ты хочешь сказать. А то получается, что ты просто как бы выскочила ниоткуда. Не волнуйся, малышка, найдем мы ответы на эти вопросы. Как только снимем с себя все обвинения и добавим к твоему имени мое.
Она улыбнулась и снова отдалась любовным ласкам. Хорошо бы, конечно, получить ответы на вопросы о себе, но нужда в них вдруг перестала быть такой уж настоятельной. Зная, что вскоре она станет женой Хантера, что она нужна ему, Лина сразу же перестала ощущать гнетущие чувства одиночества и безысходности, мучившие ее с того момента, как Черити вышвырнула ее ночью на улицу. Лина молила Бога о том, чтобы найти в предстоящей жизни с Хантером то, чего ей так не хватало раньше. А если нет? Тогда и предательство отца, и отказ от нее Черити будут цветочками по сравнению с тем, что ждет ее впереди, окажись Хантер не тем человеком, за которого она его приняла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденный экстаз - Хауэлл Ханна



КНИГА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ,ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН,ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ДУХОМ ЖЕНЩИНА,ОЧЕНЬ МНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЙ.ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ, ВСЕМ СОВЕТУЮ,ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО.ОЧЕНЬ УДИВИТЕЛЬНО ,ЧТО К ЭТОМУ РОМАНУ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ.
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаНаташа
17.07.2012, 21.02





Очень давно хотела прочитать этот роман. Получила массу удовольствия,буквально на одном дыхании. Всем советую ;-)
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаДарья
27.08.2012, 17.52





Была в шоке от романа. Первый раз прочитала в обычном виде, второй раз здесь. Иногда жаль, что нельзя перечитать очень понравившееся книги как в первый раз. Хочу посоветовать всем прочитать эту книгу. Десять баллов!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаЭлис
25.10.2012, 11.28





До с начало был интересным,но с 10 главы какой-то вялый.Моя оценка 7/10
Украденный экстаз - Хауэлл Ханнатая
25.10.2012, 21.35





Обожаю эту книгу! Согласна со всеми положительными отзывами. Да, он немного растянут, но именно благодаря этой растяжке можно увидеть, что герои любят друг друга!!! 10/10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаАмериканка
1.02.2013, 9.37





поражена халебным отзывам. Завязка романа и впрямь интересна, но затем героиня глупеет на глазах. И тут еще и ребенок, лично у меня получилось, что родился он 5-месячным-самое большое, гавное, никто ничего не видел, и вдруг- раз-два и роды. Чушь короче в конце
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаТаня
4.02.2013, 12.31





Книга дуже сподобалась. Вражає сміливість героїні. Це перша книга цього автора, яку я прочитала. Раджу всім. Дуже легко читається! Моя оцінка - 10 балів!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаОлена
3.01.2014, 11.38





Сюжет романа очень интересный, но было много косяков особенно в конце. Какие-то глупые, необдуманные поступки со стороны гг. Со свадьбой тянули для того, что бы в конце концов обвенчаться в лесу в охотничьем домике во время родов. Для чего тогда было тянуть? 6 из 10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
11.07.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100