Читать онлайн Украденный экстаз, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденный экстаз - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Украденный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Босс? Босс, вам лучше проснуться.
Хантеру удалось разлепить веки, и он гневно взглянул на Чарли.
– Что там стряслось?
– Уоткинс здесь.
– Здесь?
– Да, Хантер. Прямо здесь.
Этот испуганный голос мгновенно стряхнул с Хантера остатки сна. Стараясь не показать, как его встревожил этот визит, он сел в кровати и взглянул на гостя, который стоял у его кровати справа от Чарли.
– Чем обязан такой чести?
– Мне передали весточку сегодня утром от нашей общей знакомой. Надеюсь, ты еще помнишь Лючию?
– Смутно припоминаю.
Хантер выругался про себя. Надо же, идиот, решил, что нет причин волноваться из-за Лючии.
Уоткинс улыбнулся, и его губы вытянулись в тонкую линию.
– Она сообщила мне также, что у тебя гостья. Странно, что ты забыл поставить в известность о новом члене группы именно меня.
– Но она вовсе не член нашей группы, а невольная попутчица.
Хантер почувствовал, как Лина, привстав, прячется за его спиной. Черт, если бы у него была хоть минутка, чтобы подготовить Лину к этой встрече. Время! Надо как-то предупредить ее, чтобы не принимала близко к сердцу всю ту чушь, которую ему придется нести ради ее же блага. И кучу лжи.
– Лючия передала мне также, что вы, кажется, избавились от одного из членов группы. Она была убеждена, что его можно найти под свежевскопанной землей в саду, сразу за домом. Я сожалею, но она оказалась права.
Про себя Хантер чертыхался, гадая, как это ему удалось проспать столь бурную деятельность Уоткинса прямо у себя под носом. Но внешне он оставался невозмутимо спокойным.
– А каким образом Лючия узнала об этом?
– Э-э, ты недооценил ее. На что только не подвигнет ревность и оскорбленное самолюбие! Обиженная Лючия решила слегка пошпионить. Так что случилось с Люком?
Хотя мягкий и вкрадчивый голос Уоткинса почти не изменился, Хантер понял, что это приказ. Приказ дать отчет.
– Он вышел из повиновения.
– Я так и думал. Но предпочел бы, однако, чтобы разбираться и принимать решение в данном случае предоставили мне.
– Он целился в Тома. У нас не оставалось выбора, только угомонить его навсегда.
– И ты, конечно, намеревался сообщить мне об этом прискорбном случае сегодня же.
– Конечно.
– А теперь представь мне, пожалуйста, свою очаровательную спутницу.
Будь на то воля Хантера, он уж постарался бы избежать этого. Но, увы, во время их непростого разговора все внимание Уоткинса было приковано к Лине. Да, все безнадежно запутывалось и усложнялось. И он отнюдь не был уверен, что у него хватит ума и хитрости, чтобы и усыпить бдительность Уоткинса, и избежать презрения Лины. А ей легко могут прийти в голову самые невероятные мысли, когда она услышит, что он тут несет. Придется балансировать на острие бритвы. Полуобернувшись, чтобы Лина была видна чуточку больше, он сунул руку под одеяло и положил ладонь на ее маленький, аппетитный задок.
– Это мисс Лина Саммерс. Она присоединилась к нашей компании в Клейвилле. Лина, это мистер Уоткинс.
Когда бесцеремонно ввалившийся в их спальню гость взял ее ладонь, чтобы поцеловать, Лина с трудом подавила дрожь отвращения. Его губы были прохладными и очень сухими. Хотя этого человека нельзя было назвать абсолютно непривлекательным, в его внешности было нечто от рептилии, особенно глаза, какие-то слишком плоские серые глаза под тяжелыми веками.
– Зовите меня просто Генри, дорогая.
Уж этого-то ей совершенно не хотелось, но что-то в выражении лица Хантера подсказало, что она должна проявлять предельную осторожность.
– Конечно, Генри.
– Мне ненавистна мысль, что я должен разлучить тебя со столь очаровательной дамой, Хантер, но нам нужно срочно поговорить. Мой повар Джозеф готовит сейчас завтрак на всех. Я уверен, что чуть позже мисс Лина с удовольствием присоединится к нам.
У Лины не было никакого желания присоединяться к ним, но она мудро промолчала. Было очевидно, что это не приглашение, а приказ.
Хантер слегка замешкался, надеясь, что Уоткинс выйдет и он спокойно вылезет из-под одеяла, но тот не двинулся с места. Он покорно встал и начал одеваться, надеясь, что все же успеет перемолвиться словечком с Линой. Но, видимо, это не входило в планы Уоткинса. Когда Хантер застегнул рубашку и наклонился к ней, чтобы поцеловать, он молил Бога, чтобы она поняла его короткий шепот. Затем он небрежной походкой вышел из спальни вместе с Чарли и Уоткинсом.
Коснувшись пальцами губ, Лина нахмурилась и уставилась на дверь. Его слова все еще звучали у нее в ушах, как бы быстро и тихо он их ни прошептал – прямо в ее стиснутые губы. Доверься мне. И мгновенно в мозгу возникли два неизбежных вопроса. Почему он так сказал и стоит ли действительно доверять ему? Покачав головой, она поднялась с кровати, чтобы одеться и попутно обдумать новую для нее ситуацию.
Что-то происходило непонятное. Очень даже непонятное. Она уловила уйму разных оттенков и намеков в диалоге Хантера и Уоткинса. К сожалению, понять их не было возможности, для этого она слишком мало знает, Пройдя на цыпочках к двери, она прижалась ухом к замочной скважине, решив, что поскольку уже оделась, то можно немножко задержаться в спальне и подслушать.
– Ты приобрел невероятно приятную компаньонку, Хантер. – Уоткинс смаковал маленькими глотками горячий кофе, который поставил перед ними услужливый Джозеф.
С надеждой поглядывая на Тома, Джеда и Чарли, Хантер почувствовал, однако, что поддержки ему здесь не дождаться. Вся троица уткнулась в свои кружки, делая вид, что больше их ничто на свете не интересует. Да и нечего им соваться в беседу двух боссов. Хантер надеялся, что у них хотя бы хватит ума вообще не ввязываться в разговор, сейчас он собирался нести несусветную чушь, И не хотел бы, чтобы кто-то сразу же выдал его неосторожным замечанием или замешательством.
– Согласен, она милашка.
– Как тебе удалось заполучить ее?
Хантер выдал весьма сжатую версию появления Лины в их группе – как она невольно вляпалась, на свою же беду, в ограбление банка.
– Так что, как вы сами видите, она не представляет угрозы для нас. Ее, так же как и нас, разыскивают. И если сцапают нас, то пропадет и она.
– Да, похоже, что так.
– Так оно и есть.
– И теперь она – твоя любовница.
– Она не дает мне скучать. Пока что.
Лина вынуждена была закусить губу, чтобы не вскричать от гнева. Это равнодушное заявление было для нее словно оглушительная пощечина.
– Так развлекает, что ты даже бросил такую преданную и страстную женщину, как Лючия? – насмешливо протянул Уоткинс.
– Ах, драгоценная и отнюдь не дешевая женщина Лючия. Зачем платить, если можно получить удовольствие бесплатно?
– Тогда, возможно, мисс Саммерс соблазнится более выгодным предложением?
Вот это удар! Словно молотом под дых. И кулаки зачесались, чтобы вмазать по гнусной физиономии Уоткинса. Но Хантер умел держать себя в руках, он лишь пожал плечами.
– Она – свободная женщина.
– Отлично. А-а, Джозеф уже приготовил отличный завтрак. Так где же наша очаровательная гостья? – спросил Уоткинс, когда Джозеф поставил блюда на стол. – Как ты думаешь, она не решила поспать подольше?
– Не думаю. Просто, как истинная женщина, не может не опаздывать.
Поспешно отскочив от двери, Лина быстро проверила, как выглядит, перед зеркалом. Стало опасно дальше оттягивать свое появление за столом. Что-то подсказывало ей, что Уоткинс без колебаний пришлет кого-нибудь за ней, если она не появится через минуту-другую.
Боль от оскорбления уступила место замешательству. Она не могла до конца поверить, что Хантер такой бездушный пошляк, какого разыгрывал перед Уоткинсом. Хотя он действительно не давал никаких клятв и никогда не говорил о любви, но были и другие вещи, которые противоречили этим обидным и равнодушным словам за столом. Она-то знает, как он относится к ней, как говорит с ней обычно. Даже то, как он занимается с ней любовью. И все это – свидетельство того, что он вовсе не так бессердечен, каким старался выглядеть перед Уоткинсом.
Покачав головой, она заспешила на кухню. Придется повнимательнее присмотреться ко всему, что происходит, и разобраться в ситуации. Инстинкт предупреждал ее, что идет игра, возможно, опасная, чего она пока не понимала. И жуткие слова Хантера были частью этой игры. Господи, сделай так, чтобы она оказалась права.
Завтрак затянулся, блюда сменялись одно другим. Но Лина не могла бы похвастаться, что добыла новые сведения. Разве что поняла: неприязнь, возникшая у нее к Уоткинсу с первого взгляда, окрепла. А ведь такой элегантный мужчина и с манерами джентльмена. При всем желании ни к чему не придерешься: и говорит, и ведет себя безукоризненно. И все же под лощеной личиной она чувствовала звериную суть этого человека.
Хантер продолжал играть роль скучающего и равнодушного ко всему – в том числе и к женщинам – мужчину. Теперь это скорее заставляло недоумевать, чем обижало Лину. Эта игра явно имела какой-то потаенный смысл. Ведь Хантера словно подменили. Она совсем не узнавала его. Даже в первые часы их неожиданного знакомства при налете на банк он не был таким бесчувственным и холодным подонком, каким вдруг стал в присутствии Уоткинса. И он совершенно не был похож на мужчину, который ради нее отверг прежнюю любовницу, восторженно заявив Лине, что лучше ее у него никого и никогда не было.
Она слабо улыбнулась человеку, которого звали Джозефом, когда он начал убирать со стола, словно хотела из вежливости поблагодарить его за заботу. Сама же ломала голову, как ей побольше разузнать, как понять, что здесь затевается. Было ясно, что командовал всеми бандитами Уоткинс. Именно он формировал банду, назначал командира, направлял людей в определенное место с конкретной задачей и получал главную прибыль от всех дел банды. Странно, но ни один из парней, с которыми ей пришлось проскакать через несколько штатов, добираясь сюда, не чувствовал себя уютно за столом и не пытался расположить Уоткинса к себе. Джед и Чарли вообще вели себя так, что было ясно – они боятся его как чумы. Том почти ничего не говорил, отвечал по делу, если спрашивали именно его. Хантер был холодно вежлив, а временами – просто дерзок, но неизменно осторожен в ответах.
Все это раздражало ее, портило настроение. Ничего не поймешь, хотя, она чувствовала это, решается ее судьба. Она начала даже ненавидеть Чарли и Джеда за то, что те сидели с постными и абсолютно непроницаемыми рожами. В конце концов от всего этого у нее разболелась голова.
Вполне возможно, что голова у нее разболелась и по другой причине: Уоткинс не скрывал своего к ней интереса, а Хантер не делал ни единой попытки пресечь его ухаживания. Ей же внимание этой противной рептилии было мерзко донельзя. Лина постаралась держать его на расстоянии с помощью самых безупречных манер и холодной вежливости, но, к сожалению, эта тактика не принесла успеха.
– Вижу по вашей пустой тарелке, что вам понравилось, как готовит мой повар.
– Все было просто великолепно, Генри.
Она уже начала придумывать, как бы ей повежливее удалиться, но уже следующие слова Уоткинса заставили ее замереть на месте.
– Талант Джозефа лучше всего проявляется, когда он готовит ужин. Вы просто обязаны сегодня вечером поужинать со мной. Все присутствующие, конечно, тоже приглашены.
– Видите ли, Генри, у меня нет с собой даже самых необходимых вещей, мой гардероб примитивен. Так уж все сложилось. И я почувствовала бы себя крайне стесненно, явившись к вам в том, что на мне надето сейчас.
– Эта проблема решается легче легкого. Мы с Хантером этим займемся немедленно.
– Как мило. – Она подозревала, что неискренняя улыбка перекосила ее лицо.
К ее огромному негодованию, слова у Уоткинса не расходились с делом. Сказал «немедленно» – и именно это и сделал. Он тут же вывел Хантера под руку из дома, прежде чем она успела придумать хоть какую-нибудь причину, чтобы задержать его и перемолвиться парой фраз. Хуже всего было то, что Том, Джед и Чарли тоже немедленно испарились. Через минуту она осталась совершенно одна в доме – не осталось ни стражей, ни прислуги, никого, кого можно было бы расспросить. А у нее накопилась уйма вопросов и – ни одного вразумительного ответа. Ни одного факта. Покачав головой, она спросила себя, удастся ли ей хотя бы перед визитом к Уоткинсу побыть с Хантером несколько минут наедине.
Хотя мужчины весь день сновали то в дом, то из дома, она увидела Хантера лишь перед самым заходом солнца. Он прислал Тома с новым платьем для нее чуть раньше. Бесподобное платье из тончайшего шелка глубокого синего цвета очень шло к ее глазам. Обновка, однако, ничуть ее не порадовала. Ведь это означало новую встречу с этим скользким типом, с Уоткинсом. Она сражалась с непослушными волосами, пытаясь заколоть их наверху так, чтобы ни одна прядка не вылезала из пучка, когда в комнату вошел Хантер. Он пнул ногой дверь, и та громко захлопнулась за его спиной. Остановившись, он швырнул шляпу на кровать.
– Уоткинс передал, что он предпочел бы увидеть тебя с распущенными волосами.
– Да ну? – Она воткнула очередную шпильку. – Жизнь полна разочарований.
– Лина... – начал он.
Она вихрем развернулась на носках и гневно сверкнула на него глазами.
– Как? Ты один? Как же это тебе вдруг позволили? Ни одного охранника? Наверное, кто-то прильнул к замочной скважине.
– Нет. Сейчас по крайней мере там никого нет.
– Что, удалось ускользнуть на время?
– Угу. – Он начал стаскивать с себя рубашку, чтобы ополоснуться. – Лина, есть уйма вещей, которых ты не знаешь. И которые пока я не могу рассказать. Тебе просто придется довериться мне. Я понимаю, кое-что тебе не нравится, а что-то вызывает гнев и панику...
– Неужели заметил? Все выглядит так, что только последняя дура решилась бы довериться тебе. На мой взгляд, все идет к тому, что ты швырнешь меня на растерзание этому змею, можно сказать, преподнесешь на блюдечке с голубой каемочкой. Не только лакеи Уоткинса могут подслушивать, как видишь.
Он чертыхнулся и плеснул на себя новую пригоршню воды. Нетрудно было догадаться, что она имела в виду. Да, она слышала каждое слово, сказанное им Уоткинсу утром, перед завтраком. Кажется, ему еще здорово повезло, ведь он жив и пока дышит. Лина, по идее, уже должна была бы испепелить его, сжечь заживо. Она же если и гневалась, то не так, как он ожидал. Очевидно, она решила дать ему шанс объясниться. Он очень надеялся, что она не станет придираться к его словам: все, что он мог сказать, не выдерживало критики даже на его взгляд. Хотя ему была ненавистна сама идея использовать ее, но без нее его план не сработал бы.
Вытираясь полотенцем, он восхищенно оглядывал ее в новом платье. И еще больше нервничал из-за того, что придется втянуть ее в эту опасную аферу. Она выглядела сногсшибательно. Платье подчеркивало стройность ее фигуры так, что казалось, эта женщина сложена просто идеально. Само совершенство. А как на ее лице выделяются сверкающие глаза! Лина стала настоящим искушением, искушением на паре стройных ножек. А Уоткинс слыл человеком, который хапает все, что пожелает. А вот план Хантера может оказаться гораздо опаснее, чем он предполагал. Ведь всех мелочей не предусмотришь. Но и альтернативы не было.
– Тебе не следует верить всему, что услышишь. – Он натягивал чистую рубашку.
– Я бы и не стала верить, но пока меня никто не убедил, что это имеет смысл.
– Тебе следует больше доверять мне, Лина.
– Но лишь до разумного предела, Хантер. Ведь все твои слова и поступки убеждают, что доверять-то тебе как раз и не следует.
– У меня сейчас нет времени вдаваться в детали. Да и вряд ли это разумно в столь опасной ситуации.. Мы ходим под лезвием меча.
Он подошел к ней вплотную и снизил голос до шепота:
– Могу лишь попросить тебя об одном одолжении.
– И что же это за одолжение? – Она тоже заговорила шепотом, он с трудом разбирал слова.
Нежно обняв ее за плечи, он ответил коротко:
– Подыграй Уоткинсу.
– И что же я должна сделать?
– Он не скрывает, что хочет тебя. А моему плану очень поможет, если он подумает, что и ты им заинтересовалась.
– Но это не так!
– Я знаю, но пусть он считает, что его ухаживание льстит тебе. Мне надо одно – чтобы он отослал свою охрану.
– Зачем?! Что ты задумал?!
– Это долгая история. Обещаю, что расскажу тебе все, но потом, не сейчас. Пожалуйста, доверься мне, Лина. Мне совершенно необходима твоя помощь.
– И до какого предела должна дойти моя готовность помогать?
Вдруг он сообразил, в чем она подозревала его, вспыхнул и чмокнул в губы.
– Ничего предосудительного, конечно. Только останься с ним наедине.
Она почувствовала, как ее отпустило изнутри. Лед, сковавший ее душу и тело, разом оттаял.
– Значит, поманить, но тянуть и тянуть, как бы набивая себе цену? – догадалась она.
– Совершенно верно.
– А ты сумеешь сделать так, чтобы он нее навязал мне силой последний акт комедии, которую я разыгрываю?
– Клянусь честью, Лина, тебе не придется отдать этому ослу ничегошеньки. Даже мизинчика – Прошу тебя: верь мне!
Вздохнув, она согласно канула. Ей очень хотелось выполнить его просьбу, но она все еще не доверяла ему до конца.
– Ты вот все просишь меня об этом, но пока еще не убедил, что это необходимо. Почему я должна верить тебе?
– Понимаю и даю слово, что после сегодняшней ночи все изменится. Я объясню тебе все до последней детали.
– И эта игра, о которой Ты меня просишь, действительно очень нужна?
– Очень! Мне нужно заполучить его один на один. Так, чтобы рядом с ним не толклись его цепные псы. До сегодняшнего дня, пока не увидел его интереса к тебе, я ломал голову, придумывая, как добиться этого. Да тебе и не придется терпеть его больше пяти минут.
– Уж пожалуйста, лучше не оставляй меня с ним наедине дольше, Хантер. Или очень пожалеешь об этом.
Он улыбнулся, приняв слова Лины за согласие. Да, она согласна. Обняв ее, он благодарно приник к ее губам. И после этого ему совсем расхотелось выпускать ее из своих объятий. Но она решительно освободилась из кольца его рук. Он нахмурился, когда она прошла к зеркалу и начала медленно вытаскивать шпильки из прически.
– Что ты делаешь?
Глядя на его отражение в зеркале, Лина деловито расчесывала волосы.
– Ты же сам сказал, что ему больше нравятся распущенные.
– Сказал...
Мрачный тон его голоса чуть не заставил ее улыбнуться. Она ловко заплела две передних пряди в косички, чтобы оставить лоб открытым, и закрепила косы сзади над каскадом свободно падающих волос. Ее последние сомнения развеялись. Она решила довериться ему.
– Вот и все! Ну и как я выгляжу? – Она повернулась к нему, сияя довольной улыбкой.
– Я начинаю сомневаться в разумности своего плана.
– Давай еще раз все уточним. Значит, он нужен тебе один, без охранников? Чтобы те находились как можно дальше от него?
– Да.
– И ты полагаешь, что я сумею это устроить.
– Я не полагаю, я уверен в этом.
– И тебе нужно провернуть все то, что ты задумал, очень быстро, так?
– Ты права. Так. Только это нравится мне все меньше и меньше. Ты ведь не станешь настаивать на том, чтобы я все объяснил прямо сейчас? – Он был и доволен, и слегка поражен столь ошеломительным доверием.
– Ты уже объяснил, что не можешь пока откровенничать, что это может все испортить. Я согласна. Но можешь быть уверен, что я потребую объяснений, как только придет время.
– Ты узнаешь все в деталях. – Он пристально смотрел на нее. – Хочу тебя предупредить, Лина, что не следует недооценивать Уоткинса. У него звериное чутье опасности. Так что играй свою роль, но будь все время начеку.
– А я и не собираюсь расслабляться. – Она помрачнела. – Насколько он опасен?
– Он не знает, что такое закон, долг или совесть. Понимаю, все это звучит странно для твоих ушей... из моих уст. Но даже преступники придерживаются в своей жизни определенных принципов, даже свято соблюдают их. Том – яркий тому пример. Ведь он убил насильника Люка, хотя тот был ему приятелем. А Уоткинс плевать хотел на все принципы, он просто не понимает ничего подобного. Ему абсолютно плевать на все и вся. Своим желаниям он не знает запрета, его никто и ничто не остановит. Ему надо – он протягивает руку и берет. А если кто-то или что-то мешает ему, просто убирает это с дороги. Я попросил тебя стать для него наживкой. Это гнусно, но я так и не смог придумать ничего другого. – Хантер сокрушенно запустил пятерню в шевелюру.
– Но я не собираюсь оставаться с ним наедине дольше чем несколько минут.
– Я и не намерен тянуть с этим делом, но и самые лучшие планы порой... – Он пожал плечами.
– ...терпят крах, – договорила она его мысль. – Я не забуду о том, что ты сказал мне. Но и ты ничего не упусти.
– Я хожу по лезвию ножа с той минуты, как только присоединился к нему.
И тут в дверь забарабанили.
– Пора, Хантер! – прорычал кто-то из людей Уоткинса. – Босс не любит опозданий.
– Мы не можем сердить босса. Ты понял? – пробормотала Лина, когда Хантер взял ее под руку и повел к двери.
– Да его парни скорее выволокли бы тебя из ванны мокрой курицей, чем позволили бы расстроить босса.
За дверью спальни их ожидали два мускулистых парня, увешанных оружием. Лину они окинули столь откровенными взглядами, что она содрогнулась. То, что они не посмеют прикоснуться к ней и пальцем из-за босса, ее мало успокаивало.
– Пошли. Он прислал за вами карету.
– Гм, было бы трудновато скакать верхом в таком шикарном наряде, – бормотала Лина, когда они с Хантером шли вслед за головорезами Уоткинса к карете.
– Жаль, что я не выбрал менее привлекательное платье, – вздохнул Хантер, помогая ей забраться в карету.
Ей стало приятно, что платье выбрал Хантер. Оно нравилось ей теперь гораздо больше. Теперь, когда она знала, что именно он выбирал и так идущий к ее глазам цвет, и этот чудесный фасон.
К ее огромному огорчению, один из амбалов Уоткинса сел вместе с ними в карету. Было очевидно, что босс не доверяет никому из тех, с кем имеет дело. Несмотря на все наворованное богатство, этот криминальный гений был узником им же самим созданной тюрьмы. Что ж, это справедливо, размышляла она, но в душе была уверена, что Генри Уоткинс давно уже должен болтаться на виселице. Вот где настоящая справедливость.
«А ты вздумала играть с ним в опасные игры, решила вскружить ему голову», – напомнила она себе, скривив губы в гримасе. Насколько она поняла, Хантер собирался ограбить Уоткннса, так же как ограбил банк в Клейвилле. Но он просил ее довериться ему, и она согласилась. И выполнит все, как он задумал. Надо надеяться, что она не совершает самую жуткую ошибку в своей жизни.
От вида асиенды Уоткинса захватывало дух. Этот негодяй на свои неправедно полученные средства просто роскошествовал. Идя в сопровождении Хантера через холл, она не переставала удивляться увиденному, мысленно подсчитывая, сколько же людей были ограблены, чтобы Уоткинс мог осветить зал хрустальными люстрами огромных размеров, увешать восточными коврами тончайшей работы. Ей едва удалось скрыть свое возмущение и отвращение, которые буквально переполняли ее, когда этот мерзавец взял ее ладонь в свои руки.
– Лина, – восхищенно пробормотал Уоткинс, целуя ее руку, – вы выглядите просто волшебно.
– Вы очень добры, Генри.
– Ну-у, какая уж тут доброта, просто констатация факта. – Он взял ее под руку. – Пойдемте. Джозеф сервирует нам напитки в гостиной.
Она бросила беглый взгляд на Хантера, который уже успел приотстать, присоединившись к Чарли, Джеду и Тому.
Если следовать их замыслу, то она должна как можно меньше обращать на него внимания. Придется ей бороться с непреодолимым желанием всегда смотреть на него, наблюдать за тем, как он движется, ловить каждую его улыбку. На какое-то время ей придется перебороть в себе это наваждение, называемое Хантер.
Вот когда ей пригодились уроки хороших манер и этикета, на которых она всегда невыносимо скучала в школе. Но теперь ей без труда удавалось проявить просто жгучий интерес ко всему, что говорил Уоткинс, изобразить исключительное внимание, словно речи собеседника были верхом остроумия и мудрости. Хотя нес он несусветную чушь или банальности, произносимые с важным видом.
– Отличный ужин, Генри, – заметила Лина, высказав первую честную мысль за весь вечер.
– Сразу видно, что вы – женщина высокой культуры и тонких чувств и в состоянии оценить все по достоинству. – Вы так любезны. – Она лучезарно улыбнулась. Когда же он протянул руку, чтобы погладить ее ладонь, она прикрыла глаза ресницами и нашла в себе силы не отдернуть руку.
– Жизнь в столь диких местах наверняка очень затруднительна для утонченной женщины, – изрек он.
Потупив глаза и заморгав длинными ресницами, Лина надеялась, что удачно исполнила этюд под названием «Польщенное смущение». А в ответ пробормотала:
– Иногда бывало трудно.
– Мне кажется, у меня найдется, чем развлечь вас и развеять скуку.
– Правда?
– Несколько изумительных картин. Настоящие шедевры.
– Вы коллекционируете живопись?
– Некоторым образом.
– О, я бы очень хотела посмотреть на эти полотна.
– Я буду счастлив показать вам их. – Все еще не выпуская ее ладони, он помог ей подняться из-за стола.
– Они у вас в библиотеке?
– Нет, в моей спальне. Она замерла на месте.
– О, Генри, я не совсем уверена, что... это удачная идея...
– Пойдемте, дорогая, вы можете полностью доверять мне. «Хм, вот уж в этом позвольте усомниться», – подумала она, но делать нечего. Лина позволила Уоткинсу увести себя из комнаты. Она пересилила отчаянное желание оглянуться на Хантера, чтобы взглядом напомнить ему все, что тот обещал. Минута наедине с Уоткинсом! Боже, только этого ей не хватало для полноты ощущения пропасти, которая стремительно разверзалась. Она все же скосила на него глаза. И сразу же поняла, каким образом Хантер собирается быстро прийти ей на помощь. Она заметила, что Уоткинс знаками отослал своих охранников прочь. Те поняли это как разрешение уйти и покинули дом насовсем.
– Что, к дьяволу, ты творишь? – гневно выпалил Чарли, когда Уоткинс, его охрана и Лина покинули гостиную.
– Ты же видишь: скручиваю себе папиросу, – протянул Хантер и убрал кисет с табаком в карман.
– Ты только что позволил Уоткинсу увести Лину вверх по этой шикарной лестнице! Даже без охраны! И полагаешь, они там картинки будут рассматривать?!
– Знаю.
Хантер закурил, подавляя желание немедленно броситься вслед за парочкой.
– Ты что-то задумал, парень? Придумал какой-то трюк? Неожиданная проницательность Джеда оказалась очень некстати.
– Иногда человек портит себе жизнь, если сует свой нос в чужие дела.
Смекнув, что им лучше помолчать, Джед и Чарли умолкли. Они поняли. Он не хотел впутывать их в это дело. Он щадил их, не хотел подвергать опасности, если все пойдет не так, как задумано. Хантер специально не посвятил их в свои планы – это могло спасти им жизнь. Он уже давно понял, что эти парни стали преступниками случайно. Им не повезло. Случается. Он не мог когда-то увести их в сторону от ошибочно выбранной жизненной стези. Теперь он уверен, что его рискованная затея не погубит окончательно и этих бесхитростных парней.
Раздавив окурок в немыслимо шикарной пепельнице рядом с креслом, Хантер решил: пора действовать. Охрана уже ушла достаточно далеко, а Уоткинс сейчас поглощен Линой, пытается загнать ее в угол своими уловками. Хантер надеялся подоспеть до того, как девочка испугается до смерти.
– Куда собрался? – потребовал ответа Чарли, когда Хантер, встав, решительно направился из гостиной.
– Лучше тебе этого не знать.
Дверь с шумом закрылась за Хантером. Чарли и Джед переглянулись. Еще больше они удивились, когда вслед за Хантером из комнаты молча выскочил и Том. Парни хмуро уставились на дверь.
– Что ты думаешь об этом, Джед?
– Не нравятся мне все эти штучки, Чарли. Что-то тут затевается.
– И я так думаю. А Лина, бедняжка, угодила в самую девятку заварушки. Бьюсь об заклад, что и нам нельзя сидеть сложа руки. Пропадет девчонка.
– Согласен, только что мы можем сделать? Кто здесь что и против кого затевает? За кем надобно следить? За Хантером или за Томом? А может, лучше за парнями Уоткинса?
Чарли кивнул:
– Во-во. За парнями Уоткинса. Нутром чую, что настоящая беда придет с той стороны.
Лина мужественно подавила дрожь отвращения, когда Уоткинс обнял ее за талию, стоя перед одним из «шедевров» его коллекции. Он небось считал, что она испытывает священный трепет перед его талантом делать деньги, перед его целеустремленностью. Но это черт с ним. Ее угнетало, что и Хантер действовал так, словно решил помочь этому мерзавцу добиться желаемого. И вообще, много ли на свете подонков, подобных Уоткинсу, с которыми вынужден общаться Хантер? Ей была ненавистна эта сторона его жизни. Если она все же свяжет с ним свою судьбу, то сколько раз ей придется терпеть подобных мерзавцев?
– Сразу видно, что вы – образованная женщина, хорошо разбираетесь в столь тонких материях, как живопись, – пробормотал Уоткинс на ушко Лине, когда она выразила свое восхищение увиденным. – Вам нужен мужчина, который даст вам многое, в том числе и такие вот предметы роскоши.
– Хантер... – начала было она, решив, что защищать своего любовника вполне естественно и не рискованно.
– ...навсегда останется обычным вором. «Так ли уж далеко от него ушел ты сам?» – подумала Лина.
– Я заметила, что он мало обогатился, несмотря на все его усилия.
– У него нет ни ума, ни опыта, чтобы самому разработать пусть маленькие, но выгодные операции. Он у нас исполнитель, не лидер.
– Я, пожалуй, начинаю понимать, что он всего лишь заурядный лакей.
– А вы заслуживаете гораздо большего, Лина. – Он развернул ее и прижал к себе.
Она полуприкрыла глаза, изображая восторг, хотя больше всего хотела скрыть подступившее отвращение, Его холодные и сухие губы оставили на щеке ощущение грязи.
– Вы льстите мне, Генри.
– Вовсе нет. Зачем вам бесполезно тратить свою нежную юность, свою красоту и утонченность на дурно воспитанного лакея?
Он обхватил рукой ее подбородок и повернул так, что она была вынуждена взглянуть ему в глаза.
– Скажите только слово, и я сделаю так, что он больше никогда не решится приблизиться к вам.
«Господи, помоги мне! Он собирается поцеловать меня!» – в панике подумала она, когда он начал приближать губы к ее лицу. Она знала, что обязана вытерпеть эту пытку. Вот только где взять сил? Да где же, к дьяволу, этот Хантер?!
Уоткинс вдруг напрягся и... Лина медленно открыла глаза, внутренне вознеся благодарную молитву своему ангелу-спасителю. Хантер возник за спиной Уоткинса с «кольтом» в руке, дуло уткнулось в затылок босса. Лина мгновенно выскользнула из рук Уоткинса, машинально стирая следы его прикосновения энергичными движениями ладони. Бр-р-р, до чего же мерзкая жаба!
– Это было самое мучительно длинное мгновение, которое мне пришлось пережить. Я уже начала сомневаться, что ты придешь.
– Я же сказал тебе, что обязательно приду. Ты так мало доверяешь мне, дорогая?
Хантер не верил в легкий успех, в таких случаях всегда жди какого-нибудь неожиданного подвоха, но не хотел обнаружить и тени сомнения в успехе перед Линой.
– Да нет, я верила в тебя, но в последний момент... это было так трудно.
– Однако, дорогая, сними-ка со штор вон те шнурки с кисточками. Мы свяжем этого ублюдка.
– Тебе не удастся пройти и десяти шагов, наглец, как тебя остановят, – злобно прошипел Уоткинс.
– Ничего, сегодня удача на моей стороне. Свяжи ему руки, Лина, – приказал Хантер, когда она подошла с красиво переплетенными и очень крепкими шнурами. – Руки за спину, Уоткинс.
Проскользнув между Хантером и Уоткинсом, Лина затянула узел на запястьях Уоткинса.
– Боюсь, что я не очень умею завязывать прочные узлы, Хантер.
– Тогда завяжи, как сумеешь. Я потом закреплю.
– Одно мое слово, и двадцать парней ворвутся сюда, чтобы изрешетить вас пулями. В том случае, если я выберу для вас столь легкую смерть.
– Ну так скажи это слово, Уоткинс, – с издевкой предложил Хантер. – И тогда они убедятся, что первая дырка, которая появится в этой компании, будет именно в твоей голове.
– Но я отыщу тебя, где бы ты ни был. Тебе не удастся спрятаться в самой тесной дыре. Я тебя выкурю и оттуда.
– Вполне вероятно, ибо ты будешь находиться там вместе со мной. Ты возвращаешься с нами, Уоткинс. Обратно в Штаты, чтобы предстать перед законом.
Лина была обескуражена его словами так же, как и онемевший от ужаса Уоткинс.
– Ты заберешь его с собой?! Я думала, ты хочешь обворовать его, взять деньги или драгоценности. Но это? Зачем?!
– Этот ублюдок должен очистить мое имя от всей налипшей на него грязи. Он поедет со мной в маленький городок на границе Техаса и Нью-Мексико и даст показания суду присяжных. Помнишь то дело, около года назад, Уоткинс? Нападение на конвой с деньгами?
– Ну? И что там было?
– Я отвечал за его охрану, а на него напали твои наемники.
– Ты тот самый недоумок?! Хантер горько рассмеялся:
– Вот именно. Я тот самый недоумок. На меня свалили всю вину за то, что я не обеспечил надежную охрану и допустил гибель стольких людей. С тех пор я все бегу и бегу от судебной ответственности. А виноват в случившемся только ты. Ты хорошо постарался, чтобы превратить мою жизнь в ад.
– Значит, ты решил выкупить себе путь оттуда, выдав меня судебным органам?
– Быстро схватываешь суть.
– До этого жалкого прыщика на карте, этого городка, долгий путь. Мои люди будут преследовать тебя по пятам, так что еще посмотрим, кому в результате повезет.
– Я проделал сюда путь почти в пятьсот миль с ищейками на хвосте. Уж как-нибудь проеду еще сотню-другую с твоими ищейками, готовыми меня схватить. Если им, конечно, будет охота волноваться из-за тебя.
Хантер взглянул на Лину, которая все еще смотрела на него широко раскрытыми от изумления глазами.
– Завязала?
– Сейчас, сейчас.
– Поторопись. Времени у нас в обрез.
Внезапно они услышали звук, который не спутаешь ни с чем, – щелчок курка. Лина окаменела и в ужасе уставилась на Тома, который возник перед ними. Его пистолет был нацелен в их сторону. От триумфального хохота Уоткинса кровь застыла в ее жилах. А от слов Тома ей и вовсе стало плохо:
– Твое время истекло, Уолш.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденный экстаз - Хауэлл Ханна



КНИГА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ,ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН,ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ДУХОМ ЖЕНЩИНА,ОЧЕНЬ МНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЙ.ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ, ВСЕМ СОВЕТУЮ,ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО.ОЧЕНЬ УДИВИТЕЛЬНО ,ЧТО К ЭТОМУ РОМАНУ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ.
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаНаташа
17.07.2012, 21.02





Очень давно хотела прочитать этот роман. Получила массу удовольствия,буквально на одном дыхании. Всем советую ;-)
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаДарья
27.08.2012, 17.52





Была в шоке от романа. Первый раз прочитала в обычном виде, второй раз здесь. Иногда жаль, что нельзя перечитать очень понравившееся книги как в первый раз. Хочу посоветовать всем прочитать эту книгу. Десять баллов!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаЭлис
25.10.2012, 11.28





До с начало был интересным,но с 10 главы какой-то вялый.Моя оценка 7/10
Украденный экстаз - Хауэлл Ханнатая
25.10.2012, 21.35





Обожаю эту книгу! Согласна со всеми положительными отзывами. Да, он немного растянут, но именно благодаря этой растяжке можно увидеть, что герои любят друг друга!!! 10/10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаАмериканка
1.02.2013, 9.37





поражена халебным отзывам. Завязка романа и впрямь интересна, но затем героиня глупеет на глазах. И тут еще и ребенок, лично у меня получилось, что родился он 5-месячным-самое большое, гавное, никто ничего не видел, и вдруг- раз-два и роды. Чушь короче в конце
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаТаня
4.02.2013, 12.31





Книга дуже сподобалась. Вражає сміливість героїні. Це перша книга цього автора, яку я прочитала. Раджу всім. Дуже легко читається! Моя оцінка - 10 балів!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаОлена
3.01.2014, 11.38





Сюжет романа очень интересный, но было много косяков особенно в конце. Какие-то глупые, необдуманные поступки со стороны гг. Со свадьбой тянули для того, что бы в конце концов обвенчаться в лесу в охотничьем домике во время родов. Для чего тогда было тянуть? 6 из 10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
11.07.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100