Читать онлайн Украденный экстаз, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденный экстаз - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Украденный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 19

С умиротворенной улыбкой на губах Лина покинула комнату, оставив малыша на Лори и Молли, которые в упоении сюсюкали над кроваткой Майкла Дэвида. Желающих приглядеть за ним всегда находилось достаточно, но сегодня ее план удался как-то уж слишком легко. У нее даже появилось подозрение, что Лори и Молли сами поджидали ее, чтобы предложить свои услуги. Лина решила не ломать над этим голову, а пойти и поискать мужа, как и намеревалась.
Вчера доктор после тщательного осмотра торжественно объявил ей, что она здорова и может выполнять супружеские обязанности. Увы, после выматывающей поездки в город она чувствовала себя не способной ни на что. Поскольку с утра небо хмурилось, то Майкла Дэвида решили не брать с собой. Она покормила его перед отъездом и к вечеру почувствовала, что грудь налилась так, что хотелось кричать от боли. Дождь, грозивший пролиться с утра, разразился на их головы обильным ливнем, так что вдобавок ко всему она еще и промокла до нитки. Добравшись домой, она покормила Майкла Дэвида, приняла горячую ванну, легла в постель и моментально уснула крепким сном.
Но сейчас она выспалась и отдохнула. Выйдя на террасу, она прищурилась от яркого света. Наверное, было бы более романтично, если бы она дождалась ночи, когда все отправятся спать. Но ей почему-то совсем не хотелось быть романтичной. До следующего кормления сына у них целых четыре часа, и она задумала отыскать Хантера, затащить его в какой-нибудь укромный уголок и провести все эти четыре часа самым неромантичным образом. А если он окажется на высоте, то удовольствие можно и продлить. Покормит Майкла Дэвида и снова вернется в объятия супруга.
Зайдя в аккуратный крохотный домик для гостей, куда, по словам Молли, отправился Хантер, Лина огляделась, но Хантера не нашла. И расстроилась. Если ей придется разыскивать его по всему ранчо, то время уйдет зря. И тут же услышала, как дверь за ее спиной щелкнула и закрылась. Повернувшись, она успела заметить, как Хантер для верности закрыл ее еще и на засов, чтобы их уж наверняка никто не потревожил. Она хотела сказать, что в этом нет никакой необходимости, но передумала, чтобы не портить ему удовольствие. Пусть чувствует себя ловким конспиратором.
Все ее великие планы обольщения мгновенно улетучились. Она увидела его потемневшие глаза, прочла в них неуемный голод и почувствовала, как подкосились колени. Он шагнул К ней. Она тоже сделала шажок к нему на ослабевших ногах. И мгновенно очутилась в его объятиях. Когда он поднял ее и жадно поцеловал, она обвила его стройные бедра ногами. В вихре страсти, захватившем и унесшем их куда-то в заоблачные выси, она запомнила одно – дрожащими пальцами он вынимает из ее волос шпильки и швыряет их на пол.
Лина подняла голову с подушки и взглянула на их еще сплетенные тела.
– Ты даже не снял башмаки.
Рассмеявшись и высвободившись из ее сплетенных рук, он уточнил:
– Я много чего еще не снял. Как и ты.
– Верно – Она разгладила руками юбки, задранные вверх, и тут спросила об очевидном: – Значит, ты поджидал меня здесь?
– Угу. – Усевшись на краешек кровати, он снял наконец башмаки.
– А я-то думала, что это я такая хитрая и ловкая. Уговорила Молли и Лори присмотреть за Майклом Дэвидом, а сама решила поохотиться за тобой. Молли даже сказала, что предполагает, но не уверена, что ты здесь. А сама небось прекрасно знала, что ты подстроил мне ловушку.
– Ты и правда охотилась за мной?! Честно? – Его губы растянулись в довольной улыбке.
– Конечно. У меня появились интересные мысли по поводу нескольких свободных часов. Решила провести их антиутонченно, предложить тебе активный отдых.
– Звучит интригующе. И когда начнем?
– Дурачок! Мы уже начали.
Отбросив рубашку на стул в углу, он спросил:
– И много у нас времени?
– Да часа четыре. – Она подложила руки под голову, наблюдая за ним, что всегда доставляло ей удовольствие.
– Тогда не будем терять ни минуты.
– Я бы не сказала, что мы потеряли хотя бы секунду. Растянув губы в усмешке, когда Хантер стащил с себя последнюю деталь одежды, Лина подумала: а знает ли он, насколько привлекателен?
– Ну, это была только закуска... – Он сел на кровать и начал деловито снимать с нее чулки. – А я задумал настоящий пир.
– Ого!
Босой ножкой она принялась медленно чертить круги на его обнаженной груди.
– Не слишком ли ты замахнулся? Пир для утонченных гурманов.
– Тебе нравится? – Отбросив в сторону ее чулки, он пощекотал ее миниатюрную ступню и улыбнулся, когда она, засмеявшись, отдернула ногу.
А когда его пальцы заскользили вверх по ее ногам, она едва не замурлыкала от удовольствия, а затем вскрикнула от неожиданности – он рывком сдернул с нее панталоны и швырнул через всю комнату.
– Какой ты неаккуратный, Хантер. Ты же испортишь их... – укорила его Лина.
– А они уже испорчены. Ты не поняла, что я только что разодрал их?
То же самое он проделал и с ее нижними юбками. Глядя, как обрывки юбки улетели в сторну стола, где и приземлились, она пробормотала:
– Ну-ну. Ты что-то очень нетерпелив сегодня.
– Если не ошибаюсь, я не одинок в этой компании. Закончив расшнуровывать лиф, он бросил и его поверх нижних юбок. Она хитро улыбнулась, когда и ее кружевная шемизетка вспорхнула вверх и шлепнулась на кресло.
Медленно, наслаждаясь каждым дюймом ее нагого тела, он готовился вволю насладиться отпущенным им временем. Его раскованность придала смелости и ей. Когда он наконец опустился на ее тело, она застонала от блаженства.
– Надеюсь, я убедил тебя, что куда разумнее не торопиться и растянуть удовольствие.
Взглянув на разбросанную по всей комнате одежду, она не смогла удержаться от смеха.
– Выглядит наша комната как гнездо разврата.
Его глаза словно приклеились к спелой ягоде ее соска, и он прошептал:
– А это выглядит чересчур соблазнительно. – Он лизнул сосок. – Боже, и целых четыре часа эта роскошь принадлежит только мне! А не этому несносному лакомке.
Она засмеялась, затем выгнулась под ним от острого удовольствия, когда он попробовал изобразить сосательные движения сына. Ее чувствительная грудь мгновенно среагировала, и хотя она только что покормила своего ненасытного сынишку, на соске тут же появилась капелька молока. Смущенная, она попыталась отодвинуться и оттолкнуть его. Но он не позволил ей этого.
– Мм, вкусно, – пробормотал он, медленно прокладывая дорожку из поцелуев к ее шее. – Теперь я еще больше завидую этому маленькому чертенку.
Не закрывая глаз, она с удовольствием смотрела, как он дразнит ее губы быстрыми и мягкими поцелуями.
– Он будет таким же смуглым, как и ты, – сказала она. – Смуглым и опасным.
Он расхохотался. Господи, до чего же она прекрасна! Наверное, она останется такой и в восемьдесят лет, подумал Хантер. Таким чертам лица идут седые волосы. Так что она всю жизнь будет красавицей. И такой же скрытной, подумал он и вздохнул. Иногда он видел в ее глазах бесконечную нежность, и тогда ему казалось, она вот-вот скажет эти слова, и надежда вспыхивала в нем с новой силой. Но такие моменты были краткими и мимолетными. Иногда, когда они лежали в объятиях друг друга, обессиленные от пережитого вместе экстаза, он чувствовал себя вором, вломившимся в ее сердце так же нагло, как в банк Клейвилла, чтобы украсть то, что ему не принадлежало. Но он вовремя спохватывался, объясняя эти приступы чувствительности тем, что любовь сделала из него сумасшедшего с живым воображением.
– Я опасен?
– Ммм, особенно когда без одежды. У меня развилось очень неприличное чувство: мне нравится смотреть, как ты раздеваешься.
Она заметила, как вспыхнули и потемнели его глаза. Ему явно нравилось, когда она признавалась в таких вещах. Она вспомнила, что чувствовала сама, когда он говорил с ней так же откровенно. Это заставляло ее краснеть. И до боли желать его. Интересно, может быть, и его можно довести до такого же состояния? Она положила ладони на его напрягшиеся ягодицы и погладила их.
– Особенно мне нравятся они. Мне кажется, что у тебя самая лучшая попка из всех, какие мне довелось видеть.
«Кажется, она решила свести меня с ума», – подумал Хантер.
– И сколько же ты их видела? – прорычал он.
– О, жуть сколько. Кажется, куда ни глянь, одни мужские попки. Но, конечно, не обнаженные.
– Черт побери, надеюсь, что это именно так.
Ее хрипловатый шепот, говоривший такие смелые вещи, конечно, заводил его, но он все же нахмурился при мысли, что она обращала внимание на задницы чужих мужчин. Ему это активно не нравилось, пусть даже она сочла его собственную лучшей в мире.
Хотя приступ его ревности снова раззадорил ее, она решила на этот раз сдержаться. Нет, она доведет его до состояния, близкого к безумию, – от желания к ней. Так что не стоит сейчас отвлекаться. Когда он окончательно потеряет голову, она попытается сказать три малюсеньких словечка, которые ей так давно хотелось произнести. Трусиха, ведь она скажет это так, что он попросту ничего не услышит. Но это лишь репетиция перед следующей фазой. Будем делать шаг за шагом. Возможно, если она почаще станет тренироваться, то когда-нибудь наберется смелости и скажет ему эти слова прямо в глаза. И будь что будет. Она готова ко всему.
– Ты знаешь, о чем я иногда думаю, когда просто наблюдаю, как ты движешься или занимаешься каким-нибудь самым обыкновенным делом?
– Понятия не имею. И о чем же ты думаешь? – Его голос охрип от волнения.
– Я думаю обо всех тех вещах, какие проделала бы с тобой, будь я посмелее. Рассказать?
– Знаешь, иногда я немного бестолковый. Может быть, лучше покажешь?
Рассмеявшись, явно довольная результатами своей провокации, она ущипнула его. Он тут же перекатился на спину. Она оседлала его и с лукавством посмотрела на него сверху вниз.
– Так вот, такая поза побежденного частенько присутствовала в моих грезах.
– Можешь рассматривать меня как твоего пожизненного раба. – Господи, а ведь то, что он сейчас сказал, совсем недалеко от истины.
– Боже мой! Это признание таит в себе такие богатые возможности. В первую очередь я, конечно бы, поцеловала своего раба.
Она медленно склонилась над ним и страстно впилась в его губы своим жарким ртом. Затем начала рисовать замысловатые узоры языком на его теплой коже, прерываясь лишь для нежных поцелуев.
Стиснув зубы, он старался не спугнуть ее. Ее теплый мягкий рот спустился к нижней части плоского живота. И он застонал, потому что теперь она целовала его бедра.
– Ты решила устроить мне пытку?
Щипнув его в наказание за такие слова, она тут же зализала больное место на внутренней стороне бедра сводящими с ума медленными движениями языка. И хмыкнула.
– Это ты называешь пыткой?
– Сладкой пыткой.
– А как ты тогда назовешь вот это? – прошептала она. Он даже охнул от удовольствия, когда она коснулась языком его возбужденной плоти.
– Это рай. Я попал на небеса. – Он погрузил пальцы в ее густые шелковистые волосы. – Только не уверен, сумею ли выдержать долго.
– Так, может быть, устроим проверку твоей выдержке, а? Маленький экзамен.
– Весьма заинтригован.
Потребовалось немало усилий, чтобы задержать наступление финального крещендо этой симфонии хоть на какое-то время. Но она постаралась изо всех сил. Оказалось, что не так-то просто быть лидером в столь интимном танце, но это была самая восхитительная и возбуждающая вещь, какую она знала. В тот миг, когда финал показался ей неотвратимым, она не торопясь, словно нехотя, дала соединиться их телам. Но это было последним, нарочито медленным движением. Дальше все понеслось в бешеном темпе. Когда они оба одновременно воспарили, она приникла к Хантеру и выдохнула в его ухо три заветных слова, выстраданных ее сердцем.
Хантер уставился в потолок, обнимая пытавшуюся отдышаться Лину. Сказанные хриплым шепотом слова эхом отдавались в его мозгу, но его тут же разобрало сомнение: а не вообразил ли он все это? Когда так желаешь чего-нибудь, то фантазия может затмевать реальность.
– Я услышал. – Он хотел проверить. Если это все только плод его воображения, то она не поймет. Что ж, значит, она и не собиралась делать ему такой щедрый подарок.
Сжавшись, она молчала.
– Я услышал тебя, – повторил он с надеждой.
Туман рассеялся. Лина обомлела, она лежала и не понимала, считать ли все случившееся катастрофой или нет. Что, если с самым невинным видом отречься от своих слов? Не говорила ничего подобного – и все. Но это было бы гадкой трусостью и ребячеством. Надо отвечать за свои слова. Только бы честность не причинила ей слишком много боли.
– Ты не должен был услышать, – пробормотала она, не осмеливаясь взглянуть на него. – Я все так задумала, что ты не должен был ничего разобрать.
Хантер почувствовал, как его сердце ухнуло куда-то. Это было почти признание. Потребовалось бы немало сил, чтобы заставить ее повторить свои слова еще раз, а затем и открыть Лине свое сердце. Но инстинкт подсказал ему, что он может много потерять, если поспешит. А если немножко потерпит, то, возможно, в следующий миг близости его скрытная женушка приоткроется чуть больше. Но вообще-то давно пора внести в этот вопрос полную ясность, решил он, поговорить так, чтобы рассеять все сомнения, какие у них накопились. Пора им понять друг друга, как и положено мужу и жене. Это только укрепит их отношения и научит дорожить ими.
– Я не должен был услышать этого? – Он медленно распушил ее золотистые волосы.
– Угу. Я думала, что все хорошо рассчитала. Ведь ты был в... э-э... экстазе.
– О, насчет экстаза не волнуйся, тут все было натурально.
– Тогда как же ты услышал?
– Полагаешь, что в экстазе я становлюсь глухим?
– Я, например, точно глохну. И слепну к тому же, Через комнату мог бы промаршировать оркестр – я бы все равно ничего не заметила.
Она смущенно улыбнулась, когда заметила, что грудь его затряслась от беззвучного смеха.
Сковывавшая ее неловкость понемногу отпускала. В его голосе не прозвучало ни нотки недовольства. Похоже, что ее признание приятно ему. Пусть она и не получила желаемого ответа на свои слова, но и равнодушием ее не наказали. Она почувствовала себя увереннее: ее не отвергают. Она несмело подняла на него глаза и получила в награду нежнейший поцелуй.
Он погладил ее по щеке.
– Ты выглядишь такой испуганной, растерянной.
– Я действительно считала, что ты не услышишь.
– Зачем тогда говорила?
– Это покажется тебе глупым. – Она поморщилась. – Нет, это и правда глупо. Но я вроде бы репетировала. Думала, что если повторю это несколько раз, когда ты не слышишь, то однажды наберусь смелости, загляну тебе в глаза и скажу все так, чтобы ты расслышал каждое слово.
Обхватив ее лицо ладонями, он потребовал:
– Так посмотри мне в глаза и скажи. Она уставилась на него.
– Я еще не натренировалась до такой степени. Она услышала, как он рассмеялся, и вся сжалась.
– Пожалуйста, Хантер. Не смейся надо мной. Я этого не вынесу.
– Лина, счастье мое. Красавица моя ненаглядная. Мне ли смеяться над тобой? Я смеюсь над нашей проклятой трусостью.
– Нашей трусостью? О чем ты говоришь? Ты не трус, Хантер.
Она свела брови на переносице, не понимая, что он имеет в виду.
– Да нет, Лина, трус! Еще какой! Я не осмеливался прошептать тебе эти же слова, когда абсолютно был уверен, что ты не слышишь.
Он едва не расхохотался, видя, как округлились у нее глаза.
– Пожалуй, только ты можешь вдохнуть в меня храбрость. Ради тебя я готов даже на подвиг, любовь моя.
– Я... могу? – Она вздрогнула, потому что сердце у нее вдруг заколотилось так, что готово было вырваться из груди.
Ободрив ее нежным поцелуем, он произнес хриплым от волнения голосом:
– Посмотри мне в глаза и скажи...
Она сглотнула, набрала полную грудь воздуха и произнесла:
– Я люблю тебя.
Хантер стиснул ее так, что у него захватило дух. Какое, оказывается, богатство могут подарить три таких простых слова! И хотя он пока не знал, что принесет ему в будущем это чувство, он не сомневался, что теперь им обоим станет намного легче. Всегда легче раскрывать сердце любимому.
– Когда ты это поняла?
То, что он не последовал немедленно ее примеру, уменьшило ее внутреннее ликование. Она решила, что, наверное, все же не совсем правильно поняла его фразу насчет трусости. Но все же он небезразличен к ней, если ее признание доставило ему такую явную радость. Впервые в жизни она ощутила надежду – так остро желаемое ею, то, к чему она стремится всем сердцем, не далеко за горами, а совсем рядом.
– Э-э... Представь, когда мы впервые занимались любовью.
– Мог бы и сам догадаться, дурак безмозглый. Вел себя как толстокожий бегемот.
– Нет, это неправда.
– Милая леди, если уж я решил заняться самобичеванием, то у вас должно хватить терпения не перечить мне.
– Прошу прощения. Можешь продолжать.
Ей пришлось закусить губу, чтобы не улыбнуться. Но и он не сдержался. Они дружно прыснули.
– Да не будь я таким толстокожим, ты, возможно, и не пала бы жертвой интриг моей матери. А я ведь ни разу не сказал тебе, как хочу, чтобы ты навсегда осталась со мной. Сказал лишь, что хочу жениться. Не очень-то много для уверенности в себе и в прочности наших чувств.
– И все же твои слова были очень убедительными, Хантер. Я им верила. Только письмо, написанное твоей рукой и обращенное к Патриции, выбило меня из колеи. Ты писал, что сразу же женишься на ней, как только...
– Я помню, что я писал. Не знаю только, за каким дьяволом женщины хранят подобную чушь.
– Женщины обожают любовные письма.
– Это любовное послание шестилетней давности. Все кончилось сразу же, как только Патриция выскочила замуж за Спотфорда. И если припомнить, что я тогда чувствовал к ней, то это не более чем увлечение красивой мордашкой. А потом ее замужество стало счастливым избавлением для меня. Мне было тогда всего двадцать два года.
– Ребенок.
Лине хотелось стиснуть Хантера в объятиях – нет, он никогда не любил Патрицию Спотфорд. Пусть он слегка покривил душой насчет того, как воспринял ее замужество, плевать. Сейчас от его увлечения не осталось и следа.
– Только, Хантер, не вини себя за то, что я поверила твоей матери. Дело во мне. Я была тогда очень слабой духом и уязвимой. Я полагала, что отец бросил меня так же, как позже вышвырнула из своей жизни и мама Черити. Внутренне я, наверное, была готова и к тому, что ты тоже откажешься от меня. Я очень боялась, что так оно и случится, много думала об этом, поэтому не удивилась письму. Оно просто подтвердило мои внутренние страхи.
Он обнял ее и молча прижал к себе. Ее страхи он понимал. Он испытывал нечто подобное. И даже подозревал, что часть этих страхов не исчезнет у нее полностью, лишь затаится в уголке ее мозга, несмотря на то что она обрела отца и будто бы поняла, почему он поступил именно так. И мысленно поклялся, что он-то никогда не даст пищи для подобных переживаний.
– Да, я понимаю тебя. Но и у меня были свои трудности, сомнения. – Горькая усмешка скривила его губы. – Но в то время я приложил немало сил, чтобы не заклиниваться на них.
– Что ты имеешь в виду под своими трудностями?
– Я же был по уши в дерьме! Ты, надеюсь, не забыла об этом? А с твоим появлением проблем еще прибавилось – новая ходячая проблема, которая перевесит все остальные.
– Я – проблема?!
– Еще какая! Если бы ты только знала!
Подперев подбородок, она внимательно смотрела на его напряженное лицо и думала, как же заставить его поскорее добраться до самой сути.
– Ну если хорошенько вспомнить все детали, то в общем и целом я вела себя умницей. Не понимаю, почему это я вдруг стала для тебя проблемой.
– Правда? А по-моему, тебе просто не нравится, что тебя назвали «проблемой». Мне предстояло сложное дело: захватить Уоткинса и предать его суду. Это требовало столько хитрости, ума, актерского таланта, а тут вдруг меня отвлекает другое – женщина. Причем очень сильно отвлекает. Знаешь, сколько времени я провел в дурацких мечтаниях о том, как займусь с тобой любовью? Уму непостижимо. А потом тратил уйму времени, сил и изобретательности, чтобы воплотить все это в реальность. Да еще я буквально обезумел от страха за тебя. Тебя надо было постоянно охранять: от закона и от охотников за наградой, от всех видимых и невидимых опасностей во время пути в Мексику. Сама знаешь, мы в любую минуту могли наткнуться на что угодно – места там действительно дикие. Потом надо было защитить тебя сначала от Люка, затем от Уоткинса.
Он помолчал, вдруг удивившись своей собственной выносливости.
– Ты так связала меня по рукам и ногам всеми этими проблемами, просто опутала, что мне бы, дураку, сразу догадаться, что я люблю тебя.
Быстро заморгав, она уставилась на него. Онa и представить себе не могла, что он выскажет столь важную и сокровенную мысль вот в такой манере – открыто, но и как бы между прочим. Сказал о том, о чем она долгими ночами молила Бога, а он – сказал и лежит, хмурится, размышляя о недавнем прошлом! О, мужчины невыносимы!
– Так ты любишь меня?! Хантер удивленно посмотрел на нее:
– Конечно. Я же только что сказал об этом. Яснее ясного.
– Нет! Ты не сказал этого. Ты сказал, что я придаю тебе сил, вдохновляю тебя, когда признаюсь тебе в этом. Я и подбодрила тебя, повторила признание еще раз. А ты начал расспрашивать, когда я впервые осознала это, а потом затеял общий разговор о чувствах... – Она огорченно нахмурилась. – В основном... о моих.
Когда он расхохотался, она разворчалась.
Он решительно привлек ее к себе и стиснул в объятиях.
– Признаюсь еще в одном: я – редкостный глупец.
– Не исключено.
– Ох, Лина, женушка моя остроязычная, как же я тебя люблю!
Она прильнула к нему, впитывая в себя эти слова и ощущая, как они, словно вода в корни иссохшего дерева, проникают в ее душу и сердце. Слышать их – лучшее лекарство от всех сомнений и страхов. Ведь она-то знала, что большая их часть как раз и возникла из-за этого, – ей казалось, что он не может полюбить ее. Теперь то, что связывало ее с Хантером, обрело такой надежный фундамент, что зданию их жизни больше уже ничто не угрожало.
– Да, я глупец! Я ведь должен был сразу понять, что ты значишь для меня, ласточка моя. Те редкие случаи, когда я принимался копаться в своих чувствах, кончались одним: я осознавал, что из-за тебя все в моей жизни сразу так усложняется и запутывается, что проще положить этому конец.
– И когда же ты понял, что... э-э... не сумел покончить со мной?
– В первую же ночь, как только выехал с ранчо на суд Уоткинса. Я снова задумался о нас с тобой, одна мысль цеплялась за другую, и вдруг все стало на свои места. И я начал ругать себя за трусость. А все мои страхи приняли совершенно новый характер.
– Не стоит перечислять их, дорогой, Я очень хорошо тебя понимаю, потому что и сама испытала все это.
– А от одной мысли, что не успею добраться до тебя раньше Уоткинса... – Его голос прервался. Он крепко прижал ее к себе. – Нет, дорогая. Я совершенно не умею выражать свои чувства словами.
– Ты сказал все, что мне необходимо было знать, – прошептала она.
– Я надеялся, что в твоих объятиях обрету красноречие, – сказал он и усмехнулся, когда она с пониманием взглянула на него, затем посерьезнела, видя, что он не отрывает от нее глаз. – Видишь ли, я понял, что ты – моя половинка, Лина. И когда сломя голову мчался, чтобы опередить Уоткинса, я понимал, что скачу спасать единственное, что имеет для меня значение в жизни.
– Очень хорошо понимаю тебя, – прошептала счастливая Лина. – Когда я думала, что ты предпочел мне Патрицию Спотфорд, я чувствовала, что навеки потеряла шанс быть счастливой. Только одно не давало мне полностью отчаяться, это ребенок, которого я носила, наш с тобой ребенок. Ради него имело смысл быть сильной и не сгибаться от ударов судьбы. Хотя он никогда не заменил бы тебя, но все же дарил утешение. Мне предстояло стать матерью твоего ребенка. О Боже, как же ты нужен мне, Хантер! – Она Обвела пальцами контуры его губ. – Я так люблю тебя.
Он крепко поцеловал ее. От наплыва чувств оба молчали. Он понимал, что в жизни у них неизбежно будут и полосы невезения, и ссоры – безоблачного счастья не существует, но у них есть главное, чтобы выдержать все, – они будут всегда вместе.
Он взглянул на нее и улыбнулся.
– Надеюсь, нам больше не понадобится усиленно тренироваться, чтобы делать друг другу любые признания без опаски и вслух. Хотя не исключено, что я могу снова стать жертвой косноязычия. Со мной так бывает.
– Это гнусный шантаж! – завопила она.
– И пусть. Но ты еще не знаешь, каких высот красноречия я могу добиться в состоянии экстаза.
– Да, экстаз может действовать очень воодушевляюще, – согласилась она.
Перекатившись так, чтобы она оказалась под ним, он лукаво улыбнулся. Глаза его были полны любви.
– Давай-ка, любимая, изучим это на практике.
– Не возражаю. У нас осталось около часа.
– Нет, – пробормотал он, вдруг посерьезнев, – у нас на это целая жизнь.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Украденный экстаз - Хауэлл Ханна



КНИГА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ,ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН,ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ДУХОМ ЖЕНЩИНА,ОЧЕНЬ МНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЙ.ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ, ВСЕМ СОВЕТУЮ,ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО.ОЧЕНЬ УДИВИТЕЛЬНО ,ЧТО К ЭТОМУ РОМАНУ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ.
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаНаташа
17.07.2012, 21.02





Очень давно хотела прочитать этот роман. Получила массу удовольствия,буквально на одном дыхании. Всем советую ;-)
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаДарья
27.08.2012, 17.52





Была в шоке от романа. Первый раз прочитала в обычном виде, второй раз здесь. Иногда жаль, что нельзя перечитать очень понравившееся книги как в первый раз. Хочу посоветовать всем прочитать эту книгу. Десять баллов!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаЭлис
25.10.2012, 11.28





До с начало был интересным,но с 10 главы какой-то вялый.Моя оценка 7/10
Украденный экстаз - Хауэлл Ханнатая
25.10.2012, 21.35





Обожаю эту книгу! Согласна со всеми положительными отзывами. Да, он немного растянут, но именно благодаря этой растяжке можно увидеть, что герои любят друг друга!!! 10/10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаАмериканка
1.02.2013, 9.37





поражена халебным отзывам. Завязка романа и впрямь интересна, но затем героиня глупеет на глазах. И тут еще и ребенок, лично у меня получилось, что родился он 5-месячным-самое большое, гавное, никто ничего не видел, и вдруг- раз-два и роды. Чушь короче в конце
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаТаня
4.02.2013, 12.31





Книга дуже сподобалась. Вражає сміливість героїні. Це перша книга цього автора, яку я прочитала. Раджу всім. Дуже легко читається! Моя оцінка - 10 балів!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаОлена
3.01.2014, 11.38





Сюжет романа очень интересный, но было много косяков особенно в конце. Какие-то глупые, необдуманные поступки со стороны гг. Со свадьбой тянули для того, что бы в конце концов обвенчаться в лесу в охотничьем домике во время родов. Для чего тогда было тянуть? 6 из 10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
11.07.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100