Читать онлайн Украденный экстаз, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденный экстаз - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Украденный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

«Тяжкий груз, от которого я должен отделаться».
Слова эти пронзили ее сердце, оно истекало кровью. Она смяла письмо в кулаке. Он назвал ее «тяжким грузом», «временным затруднением» и «повисшим на ногах камнем». Это было такой же мучительной пыткой, как и чтение его признания в любви к другой женщине. Она теперь ничтожество, полный нуль в его жизни.
Снова разгладив письмо, она сравнила почерк с краткой запиской, оставленной Хантером, когда он уехал ранним утром на процесс. Казалось, это случилось чуть ли не год назад, хотя прошел всего лишь месяц. Почерк совпадал полностью. Значит, все это не подделка, не новая попытка Лорейн заставить ее уехать с ранчо. Когда Патриция привезла с собой это письмо, Лорейн восприняла его, наверное, как ниспосланную ей манну небесную. Хантер возвратится домой не для того, чтобы жениться на ней, на Лине. Нет. Он вернется, чтобы избавиться от «тяжкого груза» прошлого, который мешает ему, чтобы затем жениться на Патриции Спотфорд.
Она вытянулась на кровати и слепо уставилась в потолок. Ей надо подумать, что следует сделать в первую очередь. Но голова отказывалась работать. Ей хотелось разрыдаться, и, несмотря на то что это ничего не изменит, она перевернулась на живот, уткнула лицо в подушку и разразилась слезами.
Успокоившись, она почувствовала себя опустошенной, словно все это пространство занимали слезы. Пошатываясь, она добрела до таза и умылась холодной водой. Едва она почувствовала в себе какие-то проблески сил, чтобы справиться с навалившейся бедой, как в двери тихо постучали. Лина ненавидела себя за то, что не смогла сдержаться, теперь ее лицо предательски опухло от слез. Но она распрямила плечи и встретила Лорейн с холодным выражением лица, внешне почти спокойная.
– Ваши безупречные манеры начали портиться, миссис Уолш. Я не припоминаю, что разрешила вам войти.
– Вы закончили свое письмо?
– Давно. Оно на кровати. Можете забрать его. Проходя к кровати, Лорейн удовлетворенно сказала:
– Если вы хотите уехать сегодня же и избежать отвратительной сцены объяснения с моим сыном, то уверяю вас, что передам ему любое известие, какое вы пожелаете оставить.
«Сомневаюсь, что твой дамский ротик сумеет произнести то, что я захочу передать этому ублюдку», – подумала Лина, но в ответ лишь улыбнулась.
– Как вы добры. Однако не думаю, что отъезд будет мудрым решением в моей ситуации.
Хотя лицо повернувшейся к Лине Лорейн н осталось безмятежным, в холодных зеленых глазах мелькнули растерянность и удивление.
– Но это письмо, по-моему, достаточно однозначно объясняет, что вам нет смысла дольше задерживаться здесь.
– Разве? Это только по-вашему. Мне вот сразу пришла на ум великолепная причина – обман. Есть такое понятие, как вероломство. И это подсудное дело.
Лорейн не сумела полностью скрыть выражение ужаса, что дало Лине хоть какое-то удовлетворение.
– Вы не посмеете сделать это.
– Почему это? У меня уйма свидетелей того, что он собирался жениться на мне. Он ведь не скрывал этого.
– Не можете же вы ожидать, что его родная семья станет свидетельствовать против него? А тех двух бродяг вряд ли сочтут достойными свидетелями.
– Возможно, вы правы в обоих случаях, хотя мне и неприятно думать, что мужчины семейства Уолш унизятся до лжесвидетельства в суде. Однако мне вовсе нет нужды привлекать их, чтобы доказать свою правоту и честность. У меня есть и другие свидетели – почтенные и уважаемые, чьи слова никто не осмелится поставить под сомнение. Это федеральный маршал Такмен и его заместитель.
– Вряд ли вам захочется иметь мужа, которого придется конвоировать к алтарю под угрозой суда.
– Разве? Вы же не раз упрекали меня, что я с помощью обмана вынудила Хантера объявить о свадьбе. Так почему же такая мелочь, как вынесение нужного мне решения через суд, должна теперь смутить меня?
– Сколько будет стоить, чтобы вы передумали?
Лина подумала, оскорбляли ли ее еще когда-нибудь до такой степени. Очевидно, Лорейн Уолш думала о ней еще хуже, чем ей представлялось, но все это теперь не имело значения. Надо было кончать с этой болтовней. Подвинув слегка ошеломленную таким напором женщину, Лина сказала:
– Мне надо немного подумать над вашим предложением. – И захлопнула дверь прямо перед носом у Лорейн.
Прислонившись к двери спиной, она слушала, как Лорейн поспешно спускается вниз по лестнице. Лина была уверена, что теперь Лорейн и Патриция будут весьма долго совещаться. И слава Богу. В самый раз и ей подумать, что же предпринять.
Одно краткое мгновение она хотела выполнить свою угрозу – подать на Хантера в суд за нарушение обещания. В этом имелась малюсенькая возможность ответного удара – мести. Но она тут же отмахнулась от этой позорной мысли. Такого она не переживет. Злость, которая сейчас двигала ею, долго не продержится. Да ей и не нужен муж, который будет ненавидеть ее. Точно так же ей претила сама мысль о денежной компенсации, предложенной Лорейн.
Был, конечно, вариант – остаться здесь, несмотря ни на что, и побороться за Хантера. Но в мозгу тут же всплыли строки письменного признания Хантера в любви к Патриции Спотфорд. А вот ей он никогда не признавался в этом, ни письменно, ни устно. Так что ей не за что бороться. Она уже проиграла. Да у нее и не хватит на это ни смелости, ни... времени. Она прижала ладони к слегка округлившемуся животику.
Да, выход один – уехать с ранчо. Но куда она может уехать? К Черити? Не имело смысла, после того откровенного предательства она не испытывала никаких родственных чувств к этой женщине. Да и ей она не нужна. Сейчас не тот момент, чтобы кинуться и на поиски отца. С этим можно подождать до тех пор, пока не родится ребенок. Итак, оставалось лишь одно место, где можно было найти кров и понимание, – у ОМалли. Если она отправится в путь немедленно, то успеет добраться туда до наступления зимних холодов и снежных заносов.
– Но не могу же я отправиться в столь дальний путь одна-одинешенька, – возразила она себе и решительно двинулась на поиски Джеда и Чарли.
Лори нахмурилась и чуть приоткрыла дверь в гостиную, чтобы получше расслышать каждое словечко. Ее мать и Патриция Спотфорд стали в последнее время та-акими закадычными подружками. И это было крайне подозрительно. Это до добра не доведет.
– Вы уверены, что она не заметила, что верхушка письма оторвана? – спросила Патриция у шагающей по комнате Лорейн.
– Абсолютно уверена. Она приняла все за чистую монету.
– Тогда почему вы ведете себя так, словно вас ужалила оса? Ведь все получилось так, как вы хотели.
Тяжело опустившись на стул, Лорейн налила себе огромный бокал вина из хрустального графина.
– Думаете? А как вам нравится идея с иском о нарушении обещания? Звучит, а?
Лори нахмурилась за дверью, пытаясь сообразить, что бы это могло значить.
– Она не посмеет. – выдохнула Патриция.
– Как я могу быть уверена в этом? Думаю, я недооценила ее. У нее свидетелями могут выступить два уважаемых юриста. Только вообразите, каким громким будет скандал.
Лорейн почти залпом опустошила бокал с вином.
– Боже, я не переживу этого.
– Вы просто перестали соображать. Если она задумала такое, значит, решила, несмотря ни на что остаться. Затем вернется Таррент, и тогда нам придется волноваться о чем угодно, только не об иске. Она узнает, что никакого вероломства и в помине не было, а он догадается о вашем маленьком розыгрыше.
– Моем? Вы с огромным желанием подыграли мне, дорогая. Господи, о чем я думаю? Проклятая маленькая сучка так расстроила меня своей неожиданной выходкой, что я чуть не забыла главное. Дело в том, что я предложила ей деньги.
– И она приняла их?
– Сказала, что это следует обдумать.
– Ну вот видите, это уже что-то.
– А что, если она откажется от них?
– Я бы не стала волноваться раньше времени. Но если у вас есть на руках солидная сумма, не помешало бы помахать ею у девки перед носом – для приманки. Может подействовать.
– Тогда мне придется ехать в банк.
– Если вы отправитесь со мной прямо сейчас, то успеете в банк и сегодня. Останетесь у меня на ночь а завтра приедете сюда.
– К чему такая спешка? Зачем носиться как угорелым?
– Он ведь говорил, что уезжает где-то на месяц. Так вот, месяц исполняется как раз сегодня.
– Распорядитесь, чтобы подали вашу карету. Я зайду за Лори, кину пару вещей в чемодан, и мы отправимся вместе с вами.
Лори метнулась в холл, быстро поднялась на пару ступенек вверх и повернулась, делая вид, что спускается вниз. В этот момент мать вышла в холл. Она отдала какие-то приказы экономке и поспешила вверх по лестнице. Лори нехотя последовала за ней. Ей совершенно не хотелось тащиться в город с матерью. Что-то говорило ей, что уезжать из дома – не самая блестящая мысль. Но ей не пришло в голову ни одной путной идеи, чтобы отвертеться от поездки, не вызвав подозрений матери.
– Все, она уезжает, – прошептал Чарли.
Лина вышла из своего укрытия в углу пустующего стойла и прошла к двери конюшни, чтобы выглянуть во двор. Она видела, как Лорейн выскочила из дома, волоча за руку Лори. Обе несли в руках ручные чемоданчики. После того как они сели в ландо Патриции, та взмахнула кнутом, и лошади ровной рысью побежали в сторону города.
– Интересно, куда это они наладились? Как-то все это странно, – пробормотала озадаченная Лина.
– Можно подумать, что ваши сегодняшние планы без чудинки, – буркнул Чарли. Джед согласно кивнул. – Примчались сюда, словно ошпаренная кипятком, и несете ерунду насчет того, что нужно срочно сматываться в Колорадо. Потом на веранду выходит хозяйка, и вы мечетесь как угорелая, чтобы спрятаться от нее. Что происходит?
Вздохнув, Лина прислонилась к входной двери в конюшню.
– Я хочу уехать в охотничий домик моего друга. Это в горах Сан-Хуан, почти у подножия, недалеко от тропы через перевал. Это всего в паре дней пути от того места, где я познакомилась с вами.
– Но Хантер должен вот-вот вернуться.
– Знаю, Джед. Поэтому и хочу уехать как можно скорее. Я не собираюсь дожидаться здесь его приезда.
На лицах обоих мужчин отразилось полное непонимание.
– Свадьбы не будет. – Она и сама поразилась, сколько боли причинили ей столь простые слова. – Он только что прислал письмо той красавице вдове, которая недавно покинула ранчо, что любит ее и собирается нарушить данное мне слово и жениться на ней. – Слова оставили во рту горький привкус.
– Нет, я в это не верю. С чего бы это вдруг? Это какая-то ошибка. Вы ничего не перепутали, Лина?
– Пожалуйста, Чарльз, не заставляйте меня повторять это еще раз.
– Ну, дело-то серьезное. Наверное, вам следует все же дождаться здесь Хантера. Мы с Чарли могли бы вбить в его глупую голову немного смысла.
– Нет, это все не то. Да и ничего из этого не выйдет. Кто же полюбит, когда ему насильно навязывают то, чего он не хочет? А, ладно, вам вовсе не обязательно ехать со мной. Просто мне не хотелось отправляться в дорогу одной.
Она чуть было не проговорилась о беременности, но решила, что это будет не очень правильно по отношению к ним.
– Никуда вы одна не отправитесь, ясно? Мы с Джедом поедем с вами.
Она расцвела и обняла обоих, усмехнувшись про себя, что оба тут же покраснели как маков цвет.
– Спасибо. Но вам ни к чему оставаться там. Можете снова вернуться сюда.
– Не думаю, что мы этого захотим. Хотя все было вроде путем, и люди приятные, но... – Чарли сокрушенно покачал головой, – но поступок Хантера очень меня разочаровал.
Джед закивал:
– Точное слово, разочаровал. Но есть проблема. Не очень большая. Нам придется украсть у них все необходимое в дорогу. Лошади, понимаете, ну и все остальное.
– Стойте. Миссис Уолш хотела откупиться от меня. А я в ответ пригрозила, что подам в суд на Хантера за нарушение данного им слова. Я вовсе не собиралась так поступить, хотела позлить, она панически боится скандалов в обществе. Я напишу ей записку, в которой объясню, что предпочла взять вместо денег продукты и вещи для поездки и лошадей. И еще напишу, что освобождаю Хантера от данного им слова. Вот никто и не сочтет нас ворами. Только не берите самых лучших лошадей. – Она помолчала, затем всплеснула руками: – Я совсем выжила из ума! Совершенно забыла, что маршал забрал всех лошадей, кроме тех, что были нужны Хантеру и Себастьяну.
– Ладно, они все равно были крадеными. Нам еще повезло, что нас не поймали и не повесили за конокрадство. Линчевали бы на месте.
Заметив, как нахмурился Чарли, а потом и Джед, Лина поняла, что они все еще переживают из-за Хантера, ведь парни многим обязаны ему.
– Но ведь вам не обязательно оставаться со мной, – напомнила она. – Вернетесь с лошадьми.
– Мы подумаем, когда все увидим собственными глазами. Но одну мы вас в горы не отпустим, мисс Лина, – решительно окончил разговор Чарли.
Он взял ее под руку и вывел за дверь.
– Соберите-ка свои вещи. Нам лучше всего выехать прямо сейчас. Еще несколько часов до сумерек, так что успеем оставить за спиной много миль. Это неплохо для начала. Мы с Джедом пойдем приготовим лошадей и припасы.
Не теряя времени, Лина побежала к дому. Она знала так же хорошо, как и Чарльз, что имелась и еще одна причина поторопиться и уехать как можно скорее. Удача после всех бед и ударов судьбы улыбнулась им – в данный момент они были одни на ранчо. Обычно у конюшни крутился Джейк, парень, мастер на все руки, но сегодня он повез Молли Питтс с визитом к заболевшему соседу. Исключительный шанс уйти незамеченными.
Упаковав лишь самое необходимое в дорожную сумку из плотной ткани, Лина передохнула, чтобы написать две прощальные записки: одну – Лорейн, а другую – Лори. Она на мгновение задумалась, не стоит ли черкнуть пару строчек и для Хантера. Но что она могла сказать ему на прощание? Записку для Лорейн она настрочила за минуту, слова так и вылетали из-под пера. А вот с Лориной оказалось сложнее, Лина чувствовала угрызения совести, что покидает девочку в столь трудный и важный для нее момент. Той ведь очень нужен был человек, с кем можно поговорить, посоветоваться, кто может выслушать и понять ее.
Оставив записки на туалетном столике, Лина схватила свою сумку и помчалась к конюшням.
– Мы будем гнать всю дорогу, выжмем из лошадок все, на что они способны, – сказал Чарли, помогая Лине сесть в седло. – Постараемся отъехать как можно дальше до темноты.
– Сомневаюсь, что за нами кинутся в погоню, Чарльз, – пробормотала Лина, глядя на вскочивших на лошадей Чарли и Джеда.
– Береженого Бог бережет, так что не будем полагаться только на удачу. Если честно, мисс Лина, то я ни на грош не верю этой миссис Уолш. Кто знает, что ей взбредет в голову? Еще обвинит нас в воровстве.
Лина тоже не доверяла Лорейн, поэтому, стиснув зубы, старалась не отставать от своих компаньонов. Они не делали передышек до тех пор, пока окончательно не стемнело. Лина даже поразилась, как много они проскакали. Но чувствовала она себя совершенно без сил. Когда Джед снял ее с лошади, она еле стояла на ногах. Чуть нагнувшись, она потерла спину, там, где собралась боль. И вдруг страшно испугалась за ребенка.
– С тобой все в порядке, Лина? – спросил Чарли, опустившись перед ней на колени и озабоченно заглядывая ей в лицо.
Она посмотрела на друзей и вздохнула, зная, что им не понравится то, в чем ей придется сознаться.
– Боюсь, что больше не выдержу подобной скачки. Придется отказаться от такой скорости.
– Наверное, потому, что ты еще не привыкла. Ничего, приспособишься.
– Нет, Джед. Дело не только в этом. Тут еще кое-что. Я... я беременна.
На мгновение оба уставились на нее так, словно у нее выросла вторая голова. Она раздраженно попросила:
– Не могли бы вы устроить мне постель? Пожалуйста. Когда Джед деловито склонился над одеялом, чтобы выполнить ее просьбу, она добавила:
– Подложите мне что-нибудь под голову и под ноги, чтобы они были повыше, ладно?
Через несколько минут она уже лежала в очень удобной позе. И почувствовала себя много лучше. Чарли и Джед сидели у костра, то и дело поглядывая в ее сторону. Крайне озабоченный Чарли принес ей тарелку с подогретой фасолью и чашку кофе.
– Как вы? Не причинили себе вреда?
– Нет, Чарльз. Со мной все, слава Богу, в порядке. Думаю, мой организм просто сделал мне маленькое предупреждение. Доктор, которому мне приходилось помогать, когда я училась в школе, утверждал, что наше тело посылает нам своеобразные сигналы-предупреждения, и можно было бы избавиться от уймы проблем, если бы люди вовремя обращали внимание на такие сигналы. Именно это со мной и случилось. Мое тело предупредило меня. Я уже чувствую себя намного лучше. Но если вы не возражаете, то я сегодня полностью положусь на вас, а сама полежу, на всякий случай.
– Можете не волноваться, мисс Лина. Отдыхайте столько, сколько необходимо.
Она принялась за еду. В ее положении оказалось одно преимущество: организм так нуждался в питании, что даже кофе, приготовленный Чарли, она проглотила, словно это был ароматнейший напиток, а не темная бурда. Когда Лина отставила тарелку и чашку в сторону и наклонилась, чтобы расшнуровать ботинки, к ней тут же подскочил Чарли. Он бережно заставил ее лечь на спину и сам снял с нее ботинки.
– Не стоит так волноваться из-за меня. Я и правда в порядке. Так что не надо ухаживать за мной, как за тяжелобольной. Хотя я вам очень благодарна.
– Мы тут с Джедом немного пораскинули мозгами... Она мысленно приготовилась к уговорам вернуться. Для таких обездоленных парней семья – самое важное в жизни. Как сладкая мечта для всякого бродяги. А она к тому же беременна.
– Держись, Лина!
– Мы считаем, что вам надо бы вернуться назад.
– Не согласна. И не вернусь.
– Это ребенок Хантера.
– Но и мой тоже. А у него, как я вам уже сообщила, пропало желание жениться на мне.
– Но он же не знает про ребенка. – Джед присел с другой стороны одеяла. – Он сразу передумает, как только узнает про ребенка.
– А я не желаю, чтобы он женился на мне только из-за того, что я беременна.
– Но если вы не выйдете замуж, то ребенок будет считаться бастардом.
– А вы, случайно, не заметили, что из себя представляет брак Слоуна Уолша?
– Но какое это имеет отношение к вашей истории?
– Ответьте сначала на мой вопрос, Чарльз.
– Ну-у, честно говоря, врагу не пожелаешь такого. Я редко видел подобное, однако они ведь не цапаются, стараются вести себя достойно. Правда, она отыгрывается на Молли. Ведь яд требует выхода, это ясно. Я бы уже давно выгнал эту злобную мегеру, она даже никакой работы по дому не делает, только командует да изводит всех придирками.
– Вот видите, а я совершенно не желаю, чтобы и мой брак превратился в такой же кошмар, – вставила она, когда оба уже открыли рот, чтобы еще что-то возразить. – Брак между мной и Хантером вполне может превратиться в подобную нервотрепку. Я понимаю, что он, конечно, не откажется от ребенка, но меня-то он больше знать не хочет. А решил жениться на Патриции Спотфорд. Представьте себе, как он разозлится, когда у него из-за меня вдруг все сорвется с любимой Патрицией. Уж лучше, по-моему, ребенку расти бастардом, чем жить в таком кошмарном доме.
– Но каждому ребенку нужен отец, – все еще хмурился Джед, и вдруг его лицо просияло. – Придумал! Один из нас может стать вашим мужем.
– Спасибо, это очень любезно с вашей стороны, но хороший друг отнюдь не всегда становится хорошим супругом. Я знаю, что ребенок должен иметь двух родителей. Но так уж вышло, что отца у него не будет, так что обойдемся тем, что имеем. Что касается мужского влияния, то, возможно, друзья мужского пола вполне заменят его. У меня есть вы, есть ОМалли, его сыновья. Уйма хороших примеров, которым ребенок может подражать.
– Кхм-м, не думаю, что мы с Джедом достойны подражания.
– Глупости! Очень даже достойны. Вы не ангелы, но это даже к лучшему. Весьма утомительно постоянно общаться с совершенствами.
– А Хантеру вы не собираетесь сообщить хоть что-то?
– Не знаю. Об этом еще стоит подумать, Джед. Это зависит от очень многих вещей. От того, как все сложится у самого Хантера, да и у меня. Хватит времени чтобы принять решение. Сейчас я слишком зла на Хантера, чтобы решать что-то касающееся его.
Она подавила зевок. Ее тело настоятельно требовало отдыха, и ему было плевать на ту сумятицу, что царила в ее душе.
– Ладно, Джед, мы лучше оставим Лину в покое и дадим хорошенько отдохнуть. Это сейчас важнее всего. И мы с этого момента будем поспешать не торопясь, как говорится. Если что понадобится, то крикни нам.
– Спасибо вам. Вы очень добры ко мне, – пробормотала Лина и закрыла глаза.
Утром она словно заново родилась. Ничего не болело. Но убедить в этом Чарли и Джеда ей так и не удалось, поэтому целые полдня они тащились на такой скорости, какую мужчины сочли разумной для беременной. Лишь после передышки на обед Лина сумела доказать им, что способна ехать и быстрее. Просто несколько часов чересчур лихой скачки в первый день довели ее до изнеможения.
Дальше они поехали чуть веселее. Лина время от времени оглядывалась назад, ведь она оставила на ранчо свои разбитые мечты о счастье, оставила начинающуюся дружбу с любопытной девочкой. Лина надеялась, что Лори не отчается и не вернется вновь под крылышко своей безмозглой и злой матери.
Лори поняла, что случилось что-то страшное еще до того, как карета развернулась и остановилась перед домом. На веранде мгновенно появился отец и спросил, не знают ли они, где Лина, ей очень трудно было сохранить невозмутимость, но она спокойно вылезла из кареты и направилась в дом. И тут она услышала, что пропало три лошади и кое-какие припасы; не было на ранчо и Лины, которая исчезла не одна, а вместе с Чарли и Джедом. Все еще стараясь не выказывать охватившего ее отчаяния, девочка молча, с показным равнодушием поднялась в свою комнату. И тут, внимательно оглядевшись, она нашла записку, оставленную Линой.
«Мне очень жаль, что я вынуждена уехать, не попрощавшись. Сказать по правде, мне вообще очень жаль уезжать отсюда, стоит только подумать, что мы могли бы стать друзьями. По-моему, у нас все шло к этому. На случай, если в этот раз «мама ничего не скажет», знай, что уезжаю я потому, что Хантер любит Патрицию Спотфорд и собирается жениться на ней. Твоя мать показала мне письмо, которое Хантер написал ей, там он ей и сообщает обо всем этом. Как только я немного успокоюсь и приду в себя, то постараюсь написать тебе. Пожалуйста, не прекращай искать ответы на свои вопросы и старайся смотреть на мир собственными глазами.
С любовью, Лина».
Лори медленно опустилась на кровать. Она снова и снова перечитывала записку. И каждое слово заставляло ее вспоминать беседу матери с Патрицией Спотфорд. Во внезапном исчезновении Лины виноваты эти две опытные интриганки. Это их козни. Лори могла бы поклясться чем угодно.
Зажав записку в руке, Лори пробормотала:
– Я непременно продолжу искать ответы на свои вопросы, Лина. И когда Хантер вернется домой, они у меня уже будут!
– Будь оно все неладно! Как можно столько затягивать такое очевидное дело? – возмущался Хантер, проходя в салун вслед за Себастьяном и Оуэном.
– Вот за это адвокат и получает столько, сколько тебе и не снилось, – буркнул в ответ Себастьян.
Хантер мысленно проклинал все адвокатское племя, пока они искали свободные места в переполненном зале и Себастьян заказывал виски для всех. Хантеру казалось, что потрачено столько времени, а продвинулись всего ничего. После трех глотков он немного успокоился.
– Думаю, еще пару деньков, и дело передадут присяжным, – примирительно сказал Себастьян.
– Себастьян прав, Хантер. Этот адвокат уже использовал свой лимит, и больше ему ничего не удастся содрать с клиента, как бы он ни старался.
– Но я сказал Лине, что буду через месяц. Время прошло, а желанного результата все еще не видно.
– Тебе лучше послать ей телеграмму, почему ты задерживаешься. – Себастьян выложил на стол бумагу и кисет с табаком.
– Да я разорюсь, если начну объяснять, что тут происходит. По этим парням не скажешь, что они жаждали заполучить мерзавца.
– Теперь он в их руках. Так к чему спешить? Конечно, если бы ты не был так решительно настроен дождаться вынесения приговора, адвокату удалось бы еще потянуть. Вдруг бы ты уехал? Чем меньше свидетелей, тем лучше. Именно поэтому он вызывал тебя несколько раз и явно пытался дискредитировать. После этой игры в суде ряды свидетелей сильно поредели. Но все, конечно, изрядно затянулось и по другим причинам. Судья болел, и накопилась уйма дел. Но все равно Уоткинса повесят.
– Ты так уверен? Его адвокат умеет затыкать рты, всех заговорил до смерти.
– И рад бы, да куда деть правду? Ведь были же эти грабежи, убийства и насилия? Были. И наказание будет, как бы ни пыжился его адвокатишка.
– Ладно, слава Богу, что хоть парочку добрых дел сумели провернуть – очистили от всех обвинений наши с Линой имена, получили бумагу о прощении Джеда и Чарли. Вот парни порадуются. А ты, Себастьян, и сам мастак говорить. Кстати, этот адвокат задал тебе какой-то каверзный вопрос, я даже не совсем понял. В чем там дело? Что-то типа: «А что это федеральный служащий, офицер-юрист, потерял на суверенной территории Мексики?»
– Видишь ли, я взял отпуск за свой счет, когда отправился за Уоткинсом, и приступил к обязанностям сразу же по приезде в Литл-Крик. Действовал не по поручению правительства, а на свой страх и риск, как частное лицо, не только не поставив об этом в известность правительство, но и без его поддержки или одобрения. Но тут нет ничего противозаконного, чтобы раздуть международный скандал.
– Ух ты! Зря ты не стал адвокатом. У тебя здорово получается.
Себастьян улыбнулся краешком губ, закуривая.
– Он зря старался. Хотел представить поимку Уоткинса как чистую уголовщину. Надо было видеть при этом лица присяжных. Лично у них он не найдет сочувствия. Только попусту тратил время и энергию. Всем им, как и любому жителю земель вдоль мексиканской границы, до смерти надоело, что беглые преступники совершают свои черные дела здесь, а потом сматывают удочки в Мексику.
Опрокинув еще одну рюмку, Хантер встал из-за стола.
– Пойду-ка в гостиницу. – Оглядев шумный салун, он поморщился. – Что-то мне здесь не нравится. Пока.
Идя к гостинице, Хантер призывал себя к терпению. Осталось уже совсем немного. Конечно, то, что дело затянулось до бесконечности, бесило его. Но надо же довести до ума то, что задумал, – услышать, как негодяю Уоткинсу вынесут смертный приговор, убедиться, что с ним покончено.
Ему так не хватало Лины, он даже не думал, что будет так скучать по ней. Больше всего на свете он хотел вернуться на ранчо, жениться на Лине, начать новую жизнь. То, что Лина, как никто другой, сможет понять причину его задержки, мало утешало. От этого его постель не становится менее сиротливой.
Хантер с трудом вынес еще три последних дня, когда процесс наконец закончился. Адвокат Уоткинса завершил свою речь прошением о помиловании. Но суду присяжных, несмотря на всю ловкость и ораторский талант адвоката, понадобилось всего три часа, чтобы вынести вердикт: виновен по всем пунктам обвинения. Объявляя приговор, судья выразил сожаление, что человека нельзя повесить больше чем один раз. Ибо перед ним впервые сидел преступник, совершивший столько кровавых дел, каждое из которых каралось повешением.
Почувствовав, что у него гора свалилась с плеч, Хантер поспешил покинуть зал суда. Из суда выводили осужденного, он бился в руках полицейских, дико вращал бешено горящими глазами, а увидев его, захрипел:
– Ты заплатишь за это, Хантер! Дорого заплатишь!
– Через три дня тебе будет уже не до мести. Тебя повесят, Уоткинс.
– Я пока еще жив, запомни это, сукин сын!
– Уведите его отсюда, – рыкнул Себастьян, подошедший сзади.
Стража уволокла упиравшегося Уоткинса, который продолжал вопить:
– Тебе нигде не удастся спрятаться, Уолш! Из-под земли достану! Так и запомни! Ты и твоя сучка! Можете считать себя трупами!
Уоткинса давно уже увели, а Хантер все стоял и смотрел ему вслед.
– Есть ли шанс, что он удерет? И сможет выполнить хоть одну из своих угроз? – спросил, взглянув на Себастьяна.
– Не буду утверждать, что это абсолютно невозможно. Все возможно в этом мире. Но шансы у него мизерные.
– О небо! Я не выношу повешений, но, может быть...
– Успокойся. Езжай домой. Здесь останется Такмен. Он даст тебе знать, что и как. Езжай.
– А процесс Мартина тоже затянется?
– Начнется он меньше чем через час уже сегодня. Уверен, что он не продлится и до обеда.
– Тогда я останусь. – Хантер вернулся на свое место в зале суда.
Во время процесса Мартина они узнали много нового для себя. Хантер с облегчением увидел, что разоблачения стали сюрпризом не только для него самого, но и для Себастьяна. Оказывается, прежде чем приткнуться в малюсеньком городке, где выросла Лина, Мартин совершил целую серию преступлений в этих же местах. Собственно, в Клейвилле он скрывался от закона. Списка его преступлений больше чем хватало на повешение.
Увидев, что его защищает тот же адвокат, который так старался ради Уоткинса, Хантер разволновался. Но то ли тот понял, что зря теряет время, то ли уже растратил свой пыл с Уоткинсом, но только работал он уже не с таким усердием и не стремился искусственно затянуть дело. Менее чем за четыре часа дело Мартина расследовали, полностью доказали вину и вынесли приговор: повесить рядом с Уоткинсом.
Мартин ничего не кричал, проходя мимо Хантера. Он только смотрел на него горящими ненавидящими глазами, в которых читался весь перечень проклятий Уоткинса.
После суда все трое, Оуэн, Себастьян и Хантер, отправились в салун. Именно здесь за стопкой виски Оуэн и нарушил воцарившееся за столом молчание:
– Больше нам незачем здесь оставаться, Хантер. Все свершилось.
– Знаю. И все же у меня нет чувства легкости, освобождения. Вы понимаете меня?
– Угу, такого, чтобы хотелось задрать ноги на стол или отмочить еще что-нибудь более идиотское.
– На секунду оно возникло, когда судья прочел приговор Уоткинсу, но почему-то быстро улетучилось.
– Ты зря так близко к сердцу принимаешь мстительный бред этого подонка. Что еще ему осталось?
– Я все понимаю, Себастьян. И сам пытался утешиться такими же соображениями, но только ничего не выходит. Наверное, я успокоюсь лишь тогда, когда буду знать, что этот головорез покоится в могиле под толстым слоем земли.
– Неужто собираешься остаться на казнь?
– Не для того, чтобы насладиться зрелищем. Хочу увериться, что эта тварь мертва.
– Но послушай, Хантер, у него очень мало шансов сбежать именно теперь, когда его охраняют в камере смертников.
– Ты сам говорил, что нет ничего невозможного.
– Верно, я и не отказываюсь от своих слов. Но подумай, где разумнее находиться, если все же свершится чудо и он сбежит?
– Что ты имеешь в виду?
– А то, что ты можешь оказаться и позади него, пытаясь догнать его на пути к Лине, но можешь оказаться и перед ним как щит на пути к Лине. Так что скажешь?
Решительное выражение на лице Хантера было красноречивее слов.
– Когда мы выезжаем? – Себастьян встал из-за стола, взял шляпу и небрежно надвинул ее на лоб.
– На рассвете. – Хантер нахмурился. – Стоп! Мы? Ты тоже решил ехать с нами?
– Я, кажется, приглашен на свадьбу. Или ты передумал?
– Приглашен, приглашен. Я просто подумал, что ты уже вернулся на работу. Ты же сам сказал, что восстановился.
– Так оно и есть. Я получил отпуск.
– Отпуск? Ну и начальство у тебя! Ты же целый год бездельничал.
– Пошел к черту! Я работал весь этот год как каторжный. Просто они не такие неблагодарные, как ты, вот и решили, что я заслужил небольшой отдых. – Он ухмыльнулся, когда Хантер и Оуэн расхохотались. – Кстати, мое новое место работы расположено неподалеку от ваших мест, поэтому я сразу и согласился на приглашение.
– Отлично. – Затем, вспомнив разговор о Лине в первую ночь поездки на процесс, Хантер спросил: – А ты действительно что-то такое думал?
Себастьян усмехнулся:
– Я не такой идиот, чтобы прыгать через забор, не удостоверившись, смогу ли это сделать. А этот забор оказался непреодолимым. Вот я и смирился. Но разве можно удержаться и не заглянуть мимоходом? Вдруг заборчик стал на планку-другую ниже? Спокойной ночи, парни.
– Отличный мужик, – пробормотал Оуэн после того, как Себастьян ушел.
– Я и сам обрадовался, когда он решил поехать с нами.
– Э-э, Хантер, ты действительно думаешь, что Уоткинсу удастся удрать? Ведь это же не хибара какая-нибудь, а тюрьма в большом городе, и охраны здесь хватает.
– Да знаю я все это, сам все не раз в голове прокручивал, пытаясь убедить себя. И все же придерживаюсь того мнения, что и Себастьян. Нельзя считать невозможным то, чего еще никто не делал. Так что пока эта гадина не окажется в шести футах под землей, покоя мне не видать.
Мартин переместился, и цепи на его ногах зазвенели.
– Ну и адвоката ты нам нанял! Дерьмо болтливое! Никакого толку от него!
– Хватит ныть, Честер. – Уоткинс прислонился к каменной стене и устроил руки в наручниках на согнутых коленях.
– Что ж, прикажешь радоваться виселице? Ты говорил, что он лучший, кого только можно нанять за деньги.
– А он такой и есть в отработал деньги сполна.
– Угу, добился для нас виселицы? – простонал Честер.
– Нет, идиот чертов! Он употребил все возможные трюки во время процесса, в этом ему не откажешь, но – ты и сам это понимаешь – никто не смог бы спасти нас от виселицы. Не с нашим славным прошлым... – Уоткинс понизил голос до шепота, так что его подельнику пришлось склониться пониже и напрячь слух: – Он играл по правилам и проиграл. А теперь разыграет финал, но уже не так, как привыкли эти законники. Поверь, ни ты, ни я не задрыгаем ногами на веревке, чего ждут не дождутся местные ублюдки.
Оглядев толстые, словно в средневековой крепости, стены, Мартин нахмурился.
– Разве отсюда убежишь?
– Стоит заставить работать мозги, и любые стены перестают быть неприступными.
– А если удастся выбраться отсюда, то отправимся в Мексику?
– Да, только не сразу. Сначала мне нужно позаботиться сое о чем. Кое с кем рассчитаться.
– С Хантером и его маленькой сучкой?
– Ни один человек не смеет обмануть меня и остаться безнаказанным. Когда я доберусь до них, они будут мечтать о смерти как о счастливом избавлении.
– Ладно. Но только перед тем, как прикончишь эту дрянь, отдай ее мне ненадолго. Мне это чуть не удалось в Клейвилле, да Хантер уволок ее. Так что за ней должок.
– Дойдет очередь и до тебя. Но только после меня. Она мне тоже задолжала.
– Нам могут понадобиться несколько парней и оружие. Хантер так легко не сдастся.
– Все это уже ждет нас. Мы разберемся с Хантером Уолшем и мисс Линой Саммерс, а затем поедем в мое имение в Мексике. А оттуда я устрою такое кровопускание местным ублюдкам, что они тысячу раз пожалеют, что связались со мной. Я им так отомщу, что чертям в аду жарко станет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденный экстаз - Хауэлл Ханна



КНИГА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ,ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН,ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ДУХОМ ЖЕНЩИНА,ОЧЕНЬ МНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЙ.ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ, ВСЕМ СОВЕТУЮ,ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО.ОЧЕНЬ УДИВИТЕЛЬНО ,ЧТО К ЭТОМУ РОМАНУ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ.
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаНаташа
17.07.2012, 21.02





Очень давно хотела прочитать этот роман. Получила массу удовольствия,буквально на одном дыхании. Всем советую ;-)
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаДарья
27.08.2012, 17.52





Была в шоке от романа. Первый раз прочитала в обычном виде, второй раз здесь. Иногда жаль, что нельзя перечитать очень понравившееся книги как в первый раз. Хочу посоветовать всем прочитать эту книгу. Десять баллов!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаЭлис
25.10.2012, 11.28





До с начало был интересным,но с 10 главы какой-то вялый.Моя оценка 7/10
Украденный экстаз - Хауэлл Ханнатая
25.10.2012, 21.35





Обожаю эту книгу! Согласна со всеми положительными отзывами. Да, он немного растянут, но именно благодаря этой растяжке можно увидеть, что герои любят друг друга!!! 10/10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаАмериканка
1.02.2013, 9.37





поражена халебным отзывам. Завязка романа и впрямь интересна, но затем героиня глупеет на глазах. И тут еще и ребенок, лично у меня получилось, что родился он 5-месячным-самое большое, гавное, никто ничего не видел, и вдруг- раз-два и роды. Чушь короче в конце
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаТаня
4.02.2013, 12.31





Книга дуже сподобалась. Вражає сміливість героїні. Це перша книга цього автора, яку я прочитала. Раджу всім. Дуже легко читається! Моя оцінка - 10 балів!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаОлена
3.01.2014, 11.38





Сюжет романа очень интересный, но было много косяков особенно в конце. Какие-то глупые, необдуманные поступки со стороны гг. Со свадьбой тянули для того, что бы в конце концов обвенчаться в лесу в охотничьем домике во время родов. Для чего тогда было тянуть? 6 из 10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
11.07.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100