Читать онлайн Украденный экстаз, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденный экстаз - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.06 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденный экстаз - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Украденный экстаз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Лина застонала от удовольствия, когда погрузилась в горячую воду с ароматными травами. Это было великолепным завершением невыносимо тяжелого дня. Снятие швов на ране было куда легче, чем очная ставка с шерифом Мартином. Даже сейчас при воспоминании об этом ее трясло, а рот наполнялся горечью. Она очень жалела, что Мартина не догадались привести в местный суд пораньше, чтобы их встреча произошла хотя бы не при всем честном народе. А что он нес! Просто шквал помоев, грязных ругательств, мстительных выкриков и угроз. Кто-нибудь мог ведь и поверить этому сукину сыну. Лина страдала от этого. Ведь тогда ей ни за что не снять с себя обвинений.
Оказывается, боялась она напрасно. К счастью, народ в суде сидел бывалый, и гнусные угрозы, брошенные в запале взбесившимся Мартином, лишь подтвердили ее версию. Хантер, стиснув зубы, поспешил увести ее из зала суда в приемную доктора, где она, все еще дрожа от непристойных выкриков Мартина, которыми тот сопровождал каждый ее шаг до двери, даже не заметила, как все до единой ниточки из шва были выдернуты. Потрясение от встречи с Мартином подействовало лучше любого наркоза.
Гоня от себя прочь страшные воспоминания, она отдалась наслаждению от ароматной горячей воды, обтекавшей ее исстрадавшееся тело и уносившей прочь немыслимую усталость – частичка за частичкой, Раненая рука действовала пока неуклюже, и она расплескала половину воды для полоскания волос на пол. Но все это сущая ерунда. Вот только глаза не промыла. Зажмурившись, она слепо протянула руку за полотенцем и коснулась носка мужского ботинка. В ее ладони тут же оказалось приготовленное теплое полотенце. Она поспешно протерла глаза и лицо, чтобы поскорее поздороваться с Хантером и узнать последние новости из суда. Что они там решили с этим кошмарным Мартином?
– Ты раньше, чем я ждала тебя, Хантер.
– Хантер еще не вернулся, – раздался густой баритон. От неожиданности она застыла на месте. Труднее всего было заставить себя открыть глаза. На мгновение возникла дурацкая мысль, что если она не станет открывать их, то и не будет этого идиотского недоразумения. Прижав полотенце к груди, она взглянула наконец на владельца приятного густого баритона. И страх чуточку отпустил ее. Только близкий родственник Хантера мог быть так похож на него. Она строго нахмурилась в ответ на его веселую ухмылку.
– И кто же вы?
– Оуэн Уолш. Брат Таррента... э-э... Хантера, – Он протянул ей руку.
– Кажется, это не самый удачный момент для знакомства. Придется вам подождать, пока я не приведу себя б порядок. Не могли бы вы пройти в соседнюю комнату?
Как только он вышел, она вылезла из ванны, быстро вытерлась и надела халат, который ей недавно купил Хантер. Хотя ей и не понравилось то, что ее застали в ванне, она была благодарна Богу, что наконец-то появился хоть кто-то из родных Хантера. Сам Хантер не говорил на эту тему ничего, но она видела, что отсутствие вестей из дома приводило его в мрачное расположение духа. Ведь он послал к ним курьера около недели назад. Лина надеялась, что Оуэн Уолш не привез новости, которые вконец расстроят Хантера.
Приведя еще влажные волосы в некоторое подобие порядка, гордо выпрямив спину, она прошла в другую комнату, Хантер заказал и оплатил две комнаты в тщетном стремлении сохранить приличия, но соединяющая оба номера дверь никогда не закрывалась на ключ, Лина подозревала, что об этом знали многие, включая и младшего брата Хантера. Оуэн дружелюбно протянул ей руку.
– Вы, должно быть, Лина Саммерс, – сказал он, сжимая ее ладонь.
Улыбнувшись, она показала на стул, приглашая его сесть.
– Вы знаете меня?
– Не вас, а о вас. Такмен недавно рассказал мне кое-что о ваших злоключениях, о том, что вы попали в банду, когда скакали в Мексику.
– О! Не хотите ли выпить чего-нибудь? У Хантера есть, кажется, неплохой бренди. И конечно, сигары...
– Отлично! Тогда, с вашего разрешения, и то и другое. Приду в себя с дороги.
Подав бренди и поднеся огонь к сигаре гостя, она было подумала, что стоило бы переодеться во что-то более подходящее для приема. Но поскольку брат Хантера уже видел ее и в более откровенном виде, да и халат был достаточно закрытым, она передумала.
– Хантеру уже пора бы возвратиться. Сегодня мы собирались пообедать внизу. Вы присоединитесь к нам?
– Разумеется. Он все еще связан по рукам и ногам этим процессом Уоткинса?
– Да, и, наверное, ему придется быть здесь, пока бандиту не вынесут приговор в местном суде.
Ожидая Хантера, они еще немного поболтали о том о сем. Оуэн был довольно сдержан, но было очевидно, что он ловил каждое ее слово, чтобы получить максимум информации. Он довольно умно задавал вопросы, был вежлив, мило улыбался. Парень знал себе цену и лучился обаянием, которое, как известно, завоевывает людей гораздо быстрее и надежнее, чем сила. Она считала, что скрывать ей нечего, но вот как на ее откровенность отреагирует Хантер?.. Поэтому она была осторожна и почувствовала облегчение, когда Хантер наконец вошел в комнату. Нелегко быть вежливо уклончивой с таким умным собеседником, каким был Оуэн Уолш.
Пока братья обнимались и хлопали друг друга по спине, Лина налила бренди Хантеру. Успела зажечь и сигару. После этого она извинилась и вышла, чтобы одеться к обеду.
– Очень миленькая, – прокомментировал Оуэн, когда Хантер развалился в кресле напротив.
– К тому же только моя.
Многозначительно взглянув на дверь, ведущую в ее номер, Оуэн усмехнулся:
– Я это понял.
– Я собираюсь жениться на ней. – Хантер внимательно посмотрел на брата, но тот остался невозмутимым, так что прочесть что-либо на его лице было невозможно. – Сразу же, как с нас снимут обвинения и закончится процесс Уоткинса.
– Поздравляю. Не хмурься. Если я засомневался на минуту-другую, то только из-за матери.
Он тихонько засмеялся, когда Хантер поморщился, словно проглотил лимон.
– Такмен рассказал мне о Лине недели две назад. Кажется, жизнь обошлась с ней не менее сурово, чем с тобой.
– Возможно, даже гораздо хуже.
Хантер вкратце рассказал предысторию того, как Лина очутилась в банке в столь неподходящий момент.
– Бедняжка. Но Такмен, как я понял, не предвидит никаких сложностей в ее оправдании?
– Абсолютно никаких. Если честно, остались лишь формальности. Оформить бумагу, поставить подписи и печать. Когда привели шерифа Мартина, его внимательно слушала уйма юристов. Этот болван как увидел ее, так буквально изошел руганью и угрозами и высказал намного больше, чем хотел. Хватит с головой, чтобы полностью подтвердить ее слова, а его самого приговорить к виселице.
– И историю эту наверняка опубликовали во всех газетах. Ей это только на пользу.
– Хоть что-нибудь из происходящего дошло до ранчо или нет? Что тебе известно об этом деле?
– Не больше чем периодические заверения, что ты жив и здоров. Отец умирает от желания лично услышать всю историю и убедиться, что тебя полностью оправдали. Я понимаю твои сомнения, но от нас долгий путь, а мы по горло завязли в работе. Ты же знаешь, как бывает у фермеров: один день целый год кормит, если провести его с умом. И нельзя отложить на потом то, что должно быть сделано именно сегодня.
– Да нет, я все понимаю. Просто слегка подзабыл, что и когда у нас делается. Скажи честно, Оуэн, как нас там встретят?
– О, гораздо теплее, чем ты думаешь. Клянусь! Отец, Джастин и Тэйер жутко переживают, что сомневались в тебе и не сразу поверили в твою невиновность. Крейг бесится, что мы не поторопились сообщить ему, что ты уже здесь. Мама и Лори... – он пожал плечами, – что ж, у каждой монеты есть обратная сторона. Отношение матери ко всей этой истории тебе известно.
– Угу. Вижу, что из-за меня опять возник скандал. Им плевать на то, виновен я или нет. Лори по-прежнему слепо подчиняется ей?
– Как жеребенок, все еще сосущий молоко матери. Но, знаешь, из-за твоей истории между родителями произошел окончательный раскол, который уже не поправить ничем. Они и раньше, если помнишь, не очень ладили, но теперь даже не притворяются.
– Очень жаль.
– Не вздумай считать себя виноватым. Если честно, то стало намного легче. Более честно, что ли. И мы все уже достаточно взрослые, чтобы смотреть правде в лицо. Мать так никогда и не простила отцу то, что он увез ее из блистательного общества Нового Орлеана в нашу глушь, отсюда вся ее горечь и язвительность. Это сильно повлияло на нее, изменило как личность, превратило в злобную каргу. Конечно, отцу хотелось бы как-то очистить атмосферу в доме, но она не желает сделать ни малейшего шага навстречу.
– Странно, правда? Отец остался точно таким же, каким был, когда повстречал ее и сделал предложение. И все же, сколько себя помню, она не прекращает попыток изменить его. У другого уже давно бы лопнуло терпение.
– Хо! Она все еще играет в свои игры, затевает интриги, а па по-прежнему лишь пожимает плечами и старается не обращать внимания. Не думай, что в этом смысле что-нибудь изменилось.
– Лучше мне, наверное, предупредить Лину, как обстоят у нас дела.
– Не помешает. Ты же знаешь, она все еще лелеет свои мечты, фантазирует, кто подойдет тебе в качестве невесты, а кто нет. И ей очень не понравится, что ты сделал собственный выбор.
Прежде чем Хантер успел высказаться по этому поводу, возвратилась Лина. На ней было простое хлопковое платье голубого цвета. Хантеру казалось, что она выглядит совершенно очаровательно. Когда они с Оуэном сопровождали ее в большой зал ресторана при гостинице, Хантер заметил нескрываемое восхищение в глазах брата и подумал, что ему придется выдержать конкуренцию в борьбе за внимание Лины.
Красивых молодых женщин в их краях можно было пересчитать по пальцам, так что и ухаживали за ними все холостяки, пытаясь перещеголять друг друга. Единственное, что могло бы сдержать их пыл, – это известие о браке. Только так. Остальное не в счет. Хантер даже задумался, не стоит ли все переиграть и обвенчаться в спешном порядке. Но потом решил не пороть горячку. Пока их имена не очищены от позора обвинений, их мрачное прошлое не даст им начать новую жизнь так, как хотелось бы. Да и ей не помешает познакомиться с их жизнью на ранчо, с его обязанностями и семьей. Ведь соединяются-то они на всю жизнь. Пусть уж сразу увидит, что за жизнь ей предстоит. Неудачный брак родителей – лишняя тому причина.
Восторг Оуэна по поводу их предстоящей свадьбы был таким искренним, что нервозность Лины растаяла без следа.
Но во время обеда, пока братья оживленно беседовали о ранчо, о семье и знакомых, она снова почувствовала неуверенность. Она уже поняла и приняла как данность тот факт, что Хантер не был преступником, но теперь до нее стало доходить, что он и не мелкий владелец ранчо. Судя по разговору братьев, ранчо было огромным, а семья пользовалась определенной властью и завидной репутацией в этих краях.
А кем была она? Да, она получила достойное образование. И воспитывали ее почти как леди. Но это было все, что говорило в ее пользу. Настоящей семьи у нее никогда не было. Стыдно признаться, но женщина, воспитавшая ее, мало чем отличалась от шлюхи. А история побега с бандой и вообще превращала ее в одиозную персону. В течение месяца она вынуждена была общаться с пятью мужчинами, по сути, бандитами, более того, сама она была объявлена преступницей и за ее голову назначили награду. Да, горько думалось ей, не такую девушку должен ввести в свой дом сын владельца крупного ранчо. Не такую невесту хотели бы видеть его родители.
Сомнения и страхи, с которыми она недавно так успешно справилась, снова завладели всем ее существом. И теперь они уже не покидали ее. Предательский голосок напомнил ей, что даже собственный отец бросил ее. Город, который знал ее с пеленок, предпочел поверить не ей, а порочному и лживому шерифу и повернулся к ней спиной. Так почему Хантер вдруг должен оказаться порядочнее и честнее других?
– Все в порядке, дорогая?
Очнувшись наконец от своих мрачных мыслей, она увидела, что Хантер кивает на ее тарелку. Она машинально двигала по ней кусок яблочного пирога, а ведь еще недавно он показался ей восхитительно вкусным. Отложив в сторону вилку, она через силу улыбнулась Хантеру.
– Очень сыта, чтобы проглотить хоть кусочек.
Она улыбнулась, когда братья затеяли настоящее сражение за остатки пирога. Победил Оуэн.
Хантер сощурил глаза и оценивающе глянул на брата, который с аппетитом расправлялся с пирогом.
– Смотри, разнесет тебя в ширину, как в высоту.
– Ничего, я пока расту. – Просияв своей обаятельной улыбкой, Оуэн откинулся на спинку стула и отхлебнул вина из бокала.
– Тебе уже двадцать, так что можешь распроститься с надеждой подрасти. Теперь излишки пищи будут откладываться на твоей талии.
– Меня утешает одно: ты растолстеешь раньше, потому что старше.
Словесная перепалка братьев продолжалась с переменным успехом, пока Хантер не сказал со вздохом, что пора спать. Лине было приятно общество Оуэна, еще лучше было то, что его приезд так обрадовал Хантера. Тем не менее ей все труднее было справляться с мрачными мыслями, так что лучше уж пораньше отправиться в постель, чтобы невзначай не испортить братьям радость встречи.
Подозревая, что Хантер уловил перемену в ее настроении, из-за чего, собственно, и предложил расстаться так рано, она возразила:
– Я могла бы и сама подняться в комнату, Хантер, А ты немножко еще поболтаешь с Оуэном. Вам наверняка есть что обсудить.
– Нам и завтра ничто не помешает продолжить разговор. А сегодня я устал, да и ты тоже. День выдался напряженный.
Она улыбнулась Оуэну, когда Хантер решительно потянул ее за руку, помогая подняться со стула.
– Спокойной ночи, Оуэн. Надеюсь, мы увидим вас за завтраком?
– Непременно. Боюсь, что еще успею надоесть за эти дни. Потому что не собираюсь покидать вас.
Пока она говорила что-то любезное брату. Хантер тянул ее за руку к выходу из ресторана. Лина заметила, что он помрачнел, но промолчала. У нее было достаточно своих тревог, чтобы разбираться еще в тревогах Хантера. Да и сил не осталось.
Лина исчезла за дверью своей комнаты, чтобы приготовиться ко сну. Хантер налил себе немного бренди для бодрости и прилег на кровать.
Что-то явно тревожило Лину. Он задумался, не сказал ли Оуэн Лине что-либо неприятное, прежде чем разыграть искренний восторг по поводу их предстоящей свадьбы. Нет, это подозрение можно отбросить сразу. Из всей семьи Оуэн был самым искренним и он лучше всех относился к Хантеру. Да и собственным глазам Хантер привык доверять. Оуэн не скрывал своего восхищения Линой. И не притворялся.
Затем Хантер еще раз мысленно прокрутил всю сцену в суде. Шериф Мартин был ужасен и мерзок. Хантера сдерживали четверо полицейских, не то он точно вытряс бы из него душу. У Лины лицо стало пепельным – она едва выдерживала один вид Мартина, не говоря о его омерзительной лжи. Но и это Хантер не считал причиной. Лина уже пережила самое худшее и подготовилась к суду. Неприятно, конечно, но она понимала, что так нужно, чтобы мерзавец получил по заслугам. Нет, не это портит ей настроение. В этом он уверен.
Оставались всякие мелочи, которые тоже могли изрядно досаждать. Житье в гостинице, например, кого угодно может вывести из себя. Но ведь им приходилось долго жить в поистине спартанских условиях, без малейших признаков удобств – и все было хорошо. Нет, и не в этом дело. Хантер все более мрачнел, он был в отчаянии, что не может понять причин, так расстраивающих Лину. Когда она снова вошла в комнату, он так и не пришел к какому-то выводу.
Заметив морщинку, которая прорезала лоб Хантера, Лина пожалела, что не осталась в своей комнате. Вряд ли она сможет сейчас справиться с его меланхолией. Вздохнув, она прошла к кровати, сняла с себя халат и скользнула под одеяло. Отставив на туалетный столик пустой стакан, Хантер прилег возле нее и посмотрел ей в глаза.
– Что тебя так изводит, Лина?
Лишь на секунду появилось, но тут же исчезло искушение начистоту рассказать ему обо всем. Теперь им не угрожала смерть из-под каждого куста, индейцы или охотники за наградой. И в ней взыграла гордость. Она, значит, должна исповедоваться перед ним, раскрывать ему сердце и душу, а он? Он ведь ничего не говорил о том, что чувствует по отношению к ней.
– Ничего. Я просто устала. – Она даже не удивилась, что он чертыхнулся. И на ее взгляд, отговорка прозвучала не слишком убедительно.
Он встал и снял с себя остатки одежды. Но ложиться не спешил. Он явственно слышал вежливую, уклончивую ложь в ее голосе. Это взбесило его. Он хотел бы стереть это горестное выражение в ее глазах, но пока не будет знать причины, он совершенно беспомощен. Погасив все лампы, кроме той, что стояла на прикроватном столике, он лег рядом с ней, крепко обнял. И хотя она была, как всегда, мягкой и податливой, что-то в ней было не так. Она была слишком безучастной, словно все ее мысли занимало что-то другое. И то, что она не хотела рассказывать ему об этом самом важном для нее, злило Хантера.
– Никогда не думал, что ты такая скрытная, Лина.
– Все иногда бывают скрытными. Но с чего ты взял, что я что-то скрываю?
– Ты можешь утверждать обратное. Но я вижу, тебя что-то гнетет.
– Господи, не придавай значения! Обычное плохое настроение, с женщинами такое частенько бывает.
Ей самой были противны глупости, которые приходилось сочинять в свое оправдание. Одна надежда, что Хантер поверит.
– Не считай меня дураком. Мы неделями были так близки, как только могут быть близки мужчина и женщина, и ни разу на тебя не нападала хандра. А уж в какие только переделки не попадали! Так что не пытайся убедить меня, что ты капризна и слаба.
Она присела в кровати и сердито взглянула на него.
– Может быть, ты перестанешь наконец указывать мне, какой я могу быть, а какой нет?
– И сейчас ты пытаешься сбить меня с толку. Уж я-то знаю тебя. Ты не легкомысленна и не капризна, в чем пытаешься убедить меня. Я хочу тебе помочь, Лина. Но как сделать это, если ты не хочешь рассказать мне, в чем дело.
Вздохнув, она прилегла на спину, изучая глазами причудливые тени от лампы на потолке.
– Оуэн был сама любезность. Но он лишь один из представителей твоей огромной семейки...
Начиная понимать, что могло мучить ее, он тут же обвил рукой ее талию, прижал к себе и поцеловал в затылок.
– С остальными ты тоже в свое время познакомишься, и ничего в них нет страшного. И вести они себя будут не менее любезно, чем Оуэн. – Решив, что самое время предупредить Лину насчет матери, он с некоторым сомнением добавил: – Правда, кое-кто может оказаться... э-э... малоприятным в общении. У моей матушки были свои планы в отношении моей женитьбы. Ну там, насчет подходящей невесты и прочая ерунда.
– Понимаю, кто мог бы подойти сыну известного, обладающего властью и влиянием и не самого бедного владельца ранчо, да?
– А почему это прозвучало у тебя так, будто ты в чем-то меня обвиняешь?
– Когда ты мне наконец соизволил рассказать о себе правду, то не очень обременял себя деталями. Существует множество самых разных по уровню ранчо. И ты, конечно же, ничем не напоминаешь обычного ковбоя, пасущего сотню-другую голов скота.
Она хмуро взглянула на него, размышляя, стоит ли и дальше сердиться на него из-за полуправды, которую он в свое время сказал ей.
Он среагировал мгновенно, впившись в ее сердито сжатые губы.
– Надеюсь, ты не сочла, что я врал тебе?
– Нет. Просто не снизошел до деталей. Я не очень хорошо сейчас помню, что именно вообразила себе после твоих описаний дома и семьи, но... совершенно очевидно, ты ввел меня в заблуждение. Из твоей болтовни с Оуэном выяснилась совершенно иная картина. Знай я все раньше, возможно, это не взволновало бы меня так сильно.
– Но почему это вообще должно волновать тебя? Я считаю, что, наоборот, должно радовать. Ведь это значит, что я сумею должным образом позаботиться о тебе.
– Ты что, специально разыгрываешь из себя дурака, да? Ты происходишь из богатой семьи, которая имеет здесь определенный вес. А твою невестушку вышвырнули из родного дома в одной ночной рубашке и накидке. Ночнушка закончила свое существование в качестве повязки на ноге Джеда, а накидка существует и сейчас в неприглядном состоянии. Семьи у меня нет. Единственная, кого я могла еще не так давно назвать родственницей, – это Черити, а она вряд ли может послужить блестящей рекомендацией любой невесте. И раньше-то я не считалась аристократкой, но уж сейчас мне подходит одно определение – белое отребье.
– Прекрати немедленно! Что за глупости!
У него возникло неуютное чувство: она как в воду глядит, именно так о ней будет думать его мать.
Она проигнорировала его возмущенную реплику.
– У меня нет в данный момент даже доброго имени. Я слишком долго пробыла наедине с пятью мужчинами, не говоря уже о том, что они были преступники. Следовательно, я полностью скомпрометировала себя, поскольку со мной не было рядом дуэньи или компаньонки. Более того, вспомни, я открыто щеголяла в мужской одежде. И мы вряд ли кого обманули, поселившись в двух номерах, так что и это добавится к сплетням обо мне. Как и то, что абсолютно каждую мелочь из моей одежды купил и оплатил ты!
– А это никого не касается!
– Сплетникам до всего есть дело, а уж до загубленных репутацией тем более. И не надейся, что они перестанут болтать и шушукаться. А твоя мать наверняка чувствительна к подобным вещам. Не затыкать же ей уши!
– Поболтают и перестанут. Возникнут более свежие и интересные темы для сплетен.
Хантер не видел смысла убеждать ее в том, что они не заинтересуют сплетников. Он уже и сам был свидетелем тому, как все шепчутся за их спинами.
– Лина, я женюсь на тебе, а не на своей матери. Я бы и рад сказать, что она с восторгом воспримет эту новость, но это было бы ложью. У моей матери масса раз и навсегда сложившихся представлений, которые она всю жизнь тщетно пыталась вколотить и в наши бедные головы. И эти бредовые идеи, которым она придает такое значение, вконец испортили отношения между ней и моим отцом. Они уже давно не муж и жена. Более чужих друг другу людей и найти невозможно.
Да, у нас есть деньги, достаточно денег, чтобы пережить без особых трудностей несколько неудачных лет, когда ранчо не приносит ничего, кроме убытков. А такое неизбежно случается с кем угодно. И мы не без власти и влияния в этих местах. Мать, правда, всегда пыталась добиться чего-то большего. Ей всегда мало. Но, за исключением сестры, никто не обращает на нее внимания. Мы – то, что мы есть, и никогда не станем тем высшим светом, которого ей так не хватает с тех пор, как она вышла замуж и покинула Новый Орлеан. Мы и не хотим стать другими.
– Я прекрасно понимаю все, что ты хочешь этим сказать, – вздохнула она, – но каково быть женщиной, из-за которой начнется разлад между близкими.
– Ха! У нас к так никогда не было согласия ни по одному вопросу, так что плевать на это. Ну, подуется еще и из-за этого, велика беда. Мы окончательно рассорились, когда она повернулась ко мне спиной после разразившегося скандала, опозорившего мое имя. Ей, кажется, глубоко наплевать, был ли я без вины виноват или погряз в пороке по уши. Все, что ее волновало, – это шум и скандал. Именно это злило ее.
– И теперь ты решил привезти домой очередной скандал. Меня.
– Я привезу домой женщину, на которой собираюсь жениться. Если уж совсем станет туго, то поступишь так же, как делаем мы все последние годы.
– И как же?
– Обходим ее и в упор не видим. Если честно, она очень недолго будет действовать тебе на нервы. Она и отец уже даже не скрывают, что окончательно разошлись. Так что очень скоро она вообще укатит в Новый Орлеан, который обожает.
– Мне очень жаль, Хантер. Он пожал плечами.
– Возможно, я кажусь тебе бессердечным, когда вот так рассуждаю о матери, но я уверен, что все только вздохнут с облегчением с ее отъездом. Она несчастная женщина, но каково отцу? Он-то куда несчастнее из-за нее и ее козней. Она совершенно не умеет общаться со своими сыновьями, так что это единственный выход. Постарайся понять меня. Я люблю ее, как каждый человек любит мать, но она не пошевелила и пальцем, чтобы стать близкой кому-нибудь из нас. Она и заботу о нас переложила на чужие плечи. Молли Питтс была нам все годы детства гораздо нужнее родной матери. Да она и не сумела бы стать такой же доброй и нежной, как Молли.
– Ты считаешь, что вряд ли что-то теперь изменится к лучшему?
– Не вижу как. Я считаю, что рождение сестры было результатом последней вспышки умирающей страсти в этом союзе. Я был еще не очень взрослым, когда понял, что у моих родителей не все ладно. Моя мать вышла замуж за нашего отца с намерением переделать его в тот идеал, который единственно мог удовлетворить ее. Но из этого ничего не вышло. Все, чего она добилась, – это навсегда отвратила его от себя.
И вдруг она отчетливо поняла, почему он скрывал правду о себе. Не только потому, что его обвинили в преступлении, которое задумал и совершил Уоткинс. Он, возможно, и сам не отдавал себе отчета, но подспудно им управляло многолетнее знание о трагедии брака его родителей. А если Лина примет его, когда он в глазах всех – преступник, то вряд ли она станет играть в игры, которыми наслаждалась его родная мать.
– Ты что-то притихла, родная. – Он по-хозяйски прижал ее к своему жаркому телу.
– Надо же обдумать все, что ты мне рассказал.
– Если тебя это утешит, то пока с меня не снимут обвинения, моя мать будет презрительно поджимать губы и смотреть на меня как на скандал о двух ногах.
– Так что нас объединят по принципу скандальности?
– Что-то в этом роде.
– Но меня это не утешит.
Его ласки стали чуть настойчивее, и она потеряла способность размышлять.
– Отвратительно быть причиной ссор в семье.
– Но разлад у нас возник задолго до тебя. И тут уж ничего не поделаешь. Слушай, давай договоримся так: если тебе станет совсем невмоготу, мы просто уедем. К югу от нашего дома есть крошечный домишко. Типа охотничьего. Между прочим, это было первое, что отец построил на этой земле. Его поддерживают в порядке на случай, если требуются дополнительные работники на ранчо в разгар сезона или случается наплыв гостей. Обычно мать чувствует, когда ей надо отступить, потому что всю жизнь играет в эти игры, но если все же перегнет палку, то мы переедем туда. Небольшое расстояние решит много проблем. Только слово, что больше нет сил, и мы переедем. Договорились?
– Хорошо, договорились. – И она простонала от удовольствия, потому что он тут же подарил ей полный страсти поцелуй признательности. – Находила же я общий язык с Черити. Так что уж вряд ли твоя мать доведет меня до большего отчаяния.
Ей и самой казался фальшивым ее бодренький тон, как, наверное, и ему, но вряд ли сейчас стоило тратить на это нервы и силы, да еще и огорчать любимого. В конце концов не так страшен черт, как его малюют. И совершенно замечательно, что он никак не прокомментировал ее высказывание.
Ловко расстегнув ряд пуговиц на горловине ее украшенной кружевами, но довольно скромной ночной рубашки, он провел губами по свежему шраму на плече.
– Гм, зажило очень быстро. – Он нежно подтолкнул ее, чтобы она легла на спину. – Все, кончилось времечко, когда я вынужден был вести себя словно мне ничего от тебя не нужно. Уговаривал себя, что тебе еще рановато, силенок надо накопить и прочее. Проявлял чудеса сдержанности.
– Так вот в чем дело? А я-то ломала голову, почему ты ведешь себя так странно.
Она не протестовала, когда он снял с нее рубашку.
– Ты, наверное, хотела сказать «обуздывает свои желания». Он склонился над ней и залюбовался изящными линиями ее тела.
– Смотри, как бы не выработалась привычка. – Она обняла его за шею, когда он опустился на нее, и слегка запрокинула голову, чтобы ему было легче добраться до ее шеи. Желание мгновенно охватило ее своим жарким пламенем. Она очень сомневалась, что он сумел бы обуздать свою страсть, если бы рана заживала дольше. А если добавить сюда время, когда они сломя голову мчались из Мексики и она походила скорее на труп, чем на возлюбленную, то его легко понять. Если честно, то она сама изголодалась по вкусу страсти.
Но вскоре она поняла, что Хантер задумал сегодня неспешное наслаждение. И игнорировал все ее потуги побыстрее дойти до конца. Конечно, ему приходилось нелегко, но он контролировал себя, как она ни торопила его, так что ей даже пришлось усомниться, что он испытывает такую же страсть, как и она.
Так не пойдет, решила Лина, и чтобы слегка охладить свой пыл, решила вспомнить все самые неприятные вещи, которые с ней происходили. Но даже и этот трюк не сработал, когда он осыпал внутреннюю сторону ее бедер жаркими поцелуями и касался их языком. Когда его прикосновение достигло самого центра ее желания, она вскрикнула. Смесь смущения и удовольствия. Он поймал ее за запястья и прижал их к кровати, чтобы она не пыталась оттолкнуть его.
Она онемела от пьянящего наслаждения и одновременно неловкости. Каждый нерв в ней запел. Эти интимные поцелуи, нежные прикосновения его языка вытеснили все земные мысли и чувства. Лина словно погрузилась в сладостный сон. Она мягко, еле слышно застонала и открылась ему, бессознательно выгнувшись навстречу его губам. Он отпустил ее запястья и подсунул ладони под ее ягодицы. Забыв все свои недавние трезвые мысли о нескромности и чувстве достоинства, она погрузила ладони в его густые волосы и нежно погладила голову, затылок, плечи. Она едва понимала, о чем он спрашивал, не знала, что отвечает ему, почти не сознавала, что он ласково и настойчиво подводит ее к кульминации.
Волна наслаждения все нарастала, и она снова попыталась приблизить его к себе поближе, но он вновь уклонился. И тогда она в слепом порыве вцепилась в него, ощущая приближение вихря, который вот-вот унесет ее куда-то. А когда ураган улегся в ней, он снова стал умело раздувать ее страсть. Но теперь не замедлил ответить на ее порыв к соединению и властно и страстно вошел в нее. Она вскрикнула от восторга и ответила ему со всем пылом страсти. Они одновременно испытали экстаз, который оглушил обоих.
Когда она вновь стала ощущать себя, то поняла, что тело ее насытилось до предела. Поняла и задумалась. Имеет ли она на это право? Лина почувствовала огромное смущение. Она не могла заставить себя посмотреть на Хантера, который слегка отодвинулся и приподнялся, чтобы расправить сползшее с них одеяло. То абсолютное бесстыдство, с которым она только что занималась с ним любовью, потрясло ее. Дьявольщина! Почему тело управляет тобой настолько, что ты уже ничего не соображаешь?
Справившись с одеялом, Хантер обнял ее. Он почувствовал, как она напряглась, и понимающе улыбнулся. Если она задумала скрыть свою природу глупыми уловками, дать волю смущению, демонстрируя ложную скромность, он живо разоблачит ее. В экстазе она была воистину великолепной, раскрепощенной и неуправляемой. И он не позволит ей скрыть от себя самой эту существенную часть ее личности.
– Лина, счастье мое, знаешь ли ты, что ты – бесценное сокровище.
Спрятав лицо у него на груди, она пробормотала:
– Ты хотел сказать, бесстыжее сокровище...
– Страстная ты моя.
– Распущенная.
– Ну зачем ты пытаешься заставить себя стыдиться того, чем мы оба только что так наслаждались?
– Ты ошибаешься. Мне не нужно ничего пытаться. Я и так сгораю от стыда.
– Милая, ты великолепна в своей страсти, и в этом нет ничего дурного. Нам ведь придется провести немалую часть жизни в постели. И любой мужчина сочтет себя счастливчиком, если его избранница так страстно отвечает ему. Нам повезло, у нас с тобой происходит нечто волшебное. И не смей ругать себя за это. Такие мысли легко могут уничтожить то чудо, которое мы только распробовали. Так что радуйся, а не кори себя.
Постепенно ее смущение прошло. Он был прав. Если она будет стыдить себя всякий раз после занятий любовью, то вскоре вообще перестанет испытывать радость. Так действительно можно испортить все, что расцвело между ними.
– Я же не стыжусь того, что ты так волшебно утолила мою жажду.
Подняв голову, она с разыгранным осуждением и лукавством посмотрела на него.
– Я всегда знала, что у тебя нет стыда.
Поняв, что она не просто выслушала все его доводы, но и согласилась с ними, он довольно ухмыльнулся.
– Сладкая моя, скоро ты и сама поймешь, до чего я бесстыден.
– Жду не дождусь. – Хотя тон был саркастичным, она призывно улыбнулась ему, словно предвкушая все то, что он ей обещал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденный экстаз - Хауэлл Ханна



КНИГА ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛАСЬ,ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН,ГЛАВНАЯ ГЕРОИНЯ ОЧЕНЬ СИЛЬНАЯ ДУХОМ ЖЕНЩИНА,ОЧЕНЬ МНОГО ПРИКЛЮЧЕНИЙ.ЧИТАЙТЕ НЕ ПОЖАЛЕЕТЕ, ВСЕМ СОВЕТУЮ,ЧИТАЕТСЯ ОЧЕНЬ ЛЕГКО.ОЧЕНЬ УДИВИТЕЛЬНО ,ЧТО К ЭТОМУ РОМАНУ НЕТ КОММЕНТАРИЕВ.
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаНаташа
17.07.2012, 21.02





Очень давно хотела прочитать этот роман. Получила массу удовольствия,буквально на одном дыхании. Всем советую ;-)
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаДарья
27.08.2012, 17.52





Была в шоке от романа. Первый раз прочитала в обычном виде, второй раз здесь. Иногда жаль, что нельзя перечитать очень понравившееся книги как в первый раз. Хочу посоветовать всем прочитать эту книгу. Десять баллов!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаЭлис
25.10.2012, 11.28





До с начало был интересным,но с 10 главы какой-то вялый.Моя оценка 7/10
Украденный экстаз - Хауэлл Ханнатая
25.10.2012, 21.35





Обожаю эту книгу! Согласна со всеми положительными отзывами. Да, он немного растянут, но именно благодаря этой растяжке можно увидеть, что герои любят друг друга!!! 10/10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаАмериканка
1.02.2013, 9.37





поражена халебным отзывам. Завязка романа и впрямь интересна, но затем героиня глупеет на глазах. И тут еще и ребенок, лично у меня получилось, что родился он 5-месячным-самое большое, гавное, никто ничего не видел, и вдруг- раз-два и роды. Чушь короче в конце
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаТаня
4.02.2013, 12.31





Книга дуже сподобалась. Вражає сміливість героїні. Це перша книга цього автора, яку я прочитала. Раджу всім. Дуже легко читається! Моя оцінка - 10 балів!
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаОлена
3.01.2014, 11.38





Сюжет романа очень интересный, но было много косяков особенно в конце. Какие-то глупые, необдуманные поступки со стороны гг. Со свадьбой тянули для того, что бы в конце концов обвенчаться в лесу в охотничьем домике во время родов. Для чего тогда было тянуть? 6 из 10
Украденный экстаз - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
11.07.2014, 13.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100