Читать онлайн Серебряное пламя, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Серебряное пламя - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Серебряное пламя - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Серебряное пламя - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Серебряное пламя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Этот парень вот уже неделю следует за нами по пятам, – резко бросила Арабел, нервно расхаживая по тесной комнате, которую они с Малисом занимали в королевском замке в Стирлингшире. – Я ему не доверяю.
Малис наблюдал за ней, растянувшись на кровати и лениво жуя виноград.
– Ты никому не доверяешь, – отозвался он.
– Поэтому до сих пор жива. – Арабел перестала метаться и остановилась перед ним, подбоченившись. – Умение вовремя распознать опасность – вот источник нашего преуспевания. У сэра Лесли не было особых причин присоединяться к нам, чтобы добраться до Стирлингшира. Однако он это сделал. Зачем?
– Во всяком случае, не для того, чтобы переспать с тобой, дорогая женушка. Думаю, именно это не дает тебе покоя. Он предпочел твою горничную Маргарет.
– Досадно, конечно, что он прельстился этой простушкой, когда мог наслаждаться моими милостями. Глупая девка заплатит за оскорбление. Но не это беспокоит меня. Просто я не вижу причин для его присутствия здесь. Он ничем не занят, кроме того, что постоянно крутится вокруг нас. В чем его интерес?
– Может, мы причинили зло кому-нибудь из его родственников?
Арабел покачала головой:
– Нет. Мне приходила в голову такая мысль, и я постаралась разузнать все, что можно, о его семье. Ни одно имя не показалось мне знакомым. Тут скрывается какая-то другая причина.
Малис приподнялся на локте, устремив на нее пристальный взгляд:
– Какая же? Маргарет? Мелковато…
– Я уверена, что эта интрижка началась у них уже после того, как мы покинули Данкойл.
– Значит, кому-то в Данкойле хочется быть в курсе наших дел.
– Эту возможность я тоже рассмотрела. Вряд ли. Мы не имеем никакого отношения к Логанам и Магнуссонам.
– Ах да, Магнуссоны. Возможно, Фартинг Магнуссон жаждет разузнать побольше о твоих постельных талантах.
– Если бы он этого действительно жаждал, то поехал бы сам, вместо того чтобы посылать такого красавчика, как сэр Лесли. Нет, что-то затевается, но я не могу понять, что именно. Мне это не нравится. И я не люблю, когда за мной шпионят, а юный Лесли, по моему убеждению, занимается именно этим.
– В таком случае прикажи его убить. – Малис снова откинулся на подушки и достал персик из корзины, стоявшей рядом с ним на кровати. – Пусть Мартин позаботится об этом.
– Я уже начинаю сомневаться и в твоем Мартине. Он стал колебаться, высказывать порой собственные суждения. Хотя в большинстве случаев этот парень молчит, чувствуется, что он не согласен с нами. Честно говоря, я подозреваю, что так было всегда. Я часто задавала себе вопрос, достаточно ли он сделал, чтобы предотвратить бегство Шайн Катрионы и этих маленьких ублюдков?
– Теперь слишком поздно гадать об этом. Если ты не доверяешь Мартину, то как ты собираешься решить проблему с сэром Лесли?
– Я позабочусь о нем сама, а потом займусь этой потаскушкой Маргарет. Если она разболтала своему любовнику что-нибудь важное, я скоро об этом узнаю. А тебе нужно подумать, что делать с твоим кузеном. Даже если ты считаешь, что он еще может пригодиться, не мешало бы ограничить его участие в наших делах.
При виде Арабел Мартин насторожился. За день он устал и мечтал лишь о том, чтобы поскорее добраться до постели, однако остановился и притаился в темном закутке, наблюдая за ней. Арабел явно не хотела, чтобы ее видели, и, быстро проследовав по ярко освещенному коридору, остановилась перед одной из дверей. Глаза Мартина расширились, когда он сообразил, что это дверь сэра Лесли. Арабел проскользнула внутрь, оставив Мартина с тягостным предчувствием. Ночные похождения Арабел не предвещали ничего хорошего.
Спустя несколько минут она снова появилась в коридоре и, оглядевшись по сторонам, поспешила прочь. Мартин чертыхнулся, размышляя о том, стоит ли ему вмешиваться в дела своей хозяйки. А ведь та, несомненно, что-то замышляет. Неплохо бы разгадать ее замыслы. Но дело в том, что последнее время он чувствовал с ее стороны возрастающую подозрительность, что само по себе было тревожным признаком. Человек, к которому Арабел теряла доверие, обычно вскоре умирал. Положение Мартина среди приближенных Броуди становилось весьма шатким и опасным и могло только ухудшиться. С каждым днем ему было все труднее скрывать отвращение к злодеяниям, которые творили Малис и Арабел, и чувство вины из-за собственного участия в них.
Только он решил заглянуть в комнату сэра Лесли, чтобы выяснить, что там делала Арабел, как услышал чьи-то шаги и приглушенно выругался при виде Маргарет. Девушка подошла к двери сэра Лесли и тихонько постучала. Не получив ответа, она хихикнула и проскользнула внутрь. Мартин скорчил гримасу, не зная, что делать: то ли рискнуть, поговорив с Маргарет, то ли стоять здесь и ждать.
Появление сэра Лесли избавило его от принятия решения. Мартин пожал плечами и, проследив, как тот вошел в комнату, двинулся прочь. Однако гневный возглас, донесшийся из комнаты сэра Лесли, заставил его броситься бегом назад. Распахнув дверь, он потрясенно уставился на открывшуюся его взору картину.
Сэр Лесли сидел на корточках, склонившись над неподвижным телом Маргарет. Девушка лежала на полу возле кровати. Ее лицо искажала гримаса боли. Рядом с ней валялся опрокинутый кубок и темнела лужица вина. Сэр Лесли оставил попытки оживить Маргарет и обратил взгляд на Мартина, схватившись за рукоятку кинжала. Мартин поспешно отступил назад при виде ярости, сверкавшей в серых глазах молодого человека.
– Я не удивлен, увидев вас здесь, – прорычал сэр Лесли, выпрямившись. – Путь волка всегда отмечен смертями.
– Неужели вы думаете, что я имею к этому какое-то отношение? Я всего лишь прибежал на ваш крик.
– А как получилось, что вы оказались достаточно близко, чтобы услышать меня? Может, вы просто не успели сбежать и теперь пытаетесь скрыть собственное преступление, изображая сочувствие?
– Просто все эти дни я был вашей неотступной тенью. Да, я следил за вами с того момента, как вы присоединились к нам в Данкойле. – Мартин был не меньше удивлен собственной честностью, чем сэр Лесли, но не видел иного способа объясниться. – Маргарет мертва? – спросил он.
– Да. Вы со своими бессердечными хозяевами убили ее.
– Я здесь ни при чем. – Мартин закрыл дверь и подошел к Маргарет. При виде ее широко распахнутых невидящих глаз он вздохнул и покачал головой с искренним сожалением. – В этом не было никакой нужды, – пробормотал он, подняв кубок. – Яд. – Он подошел к маленькому столику в дальнем конце комнаты, где стоял кувшин с вином и второй кубок. Понюхав вино, он обмакнул в него палец, осторожно лизнул его и выругался. – Лошадиная доза, и яд не из слабеньких.
– Но зачем убивать Маргарет? – спросил Лесли. – Она была простой и милой девушкой. Что такого она могла сделать, чтобы заслужить подобную смерть?
– Да ничего особенного и не требовалось. Но в данном случае дело вовсе не в ней. – Мартин взглянул на сэра Лесли. – Думаю, отравленное вино предназначалось для вас. Это вас она хотела убить.
– Она? Вы знаете, кто это сделал?
Мартин криво улыбнулся.
– Вам лучше уехать отсюда и вернуться под защиту высоких стен Данкойла. Я помогу вам с Маргарет.
– В этом нет нужды. Я сам могу позвать стражников.
– Не надо. Никому не надо ничего говорить. Это опасно!
– Мне нечего скрывать.
– Верно. Вряд ли кто-нибудь сочтет вас виновным. Однако девушка была убита в вашей спальне, и вам, вне всякого сомнения, придется задержаться в замке, пока будет продолжаться расследование. Вам нельзя оставаться здесь, сэр Лесли. Повторяю: это опасно, и опасность, которая кружит у ваших дверей, не из тех, что можно отразить мечом. Мы положим Маргарет в ее собственную постель. Помогите мне донести ее до ее спальни.
– Вас могут увидеть другие горничные. У них возникнут вопросы.
– Они достаточно умны, чтобы понимать, когда следует держать язык за зубами. Маргарет найдут мертвой в ее постели, и все горничные поклянутся, что они спали, когда это случилось.
– Вы действуете так уверенно, что складывается впечатление, будто вам это не впервой.
– Так и есть. Леди Арабел уже сталкивается с трудностями в поисках горничных. – Мартин опустился на колени рядом с телом Маргарет и постарался, насколько возможно, разгладить ее черты. Затем взвалил ее на плечо и поднялся. – Пойдемте, сэр Лесли. – Молодой человек не двинулся с места, глядя на Маргарет с печальным выражением на угловатом лице. – Нам лучше поторопиться, – сказал Мартин. – Не хватает еще, чтобы нас застали с бедной девушкой на руках.
Кивнув, сэр Лесли подошел к двери, распахнул ее и выглянул в коридор.
– Никого. Можно идти. – Пропустив вперед Мартина, он закрыл за ними дверь и двинулся следом за Мартином по тускло освещенному коридору. – Почему вы это делаете?
– Мои руки не настолько запятнаны кровью, как вам, возможно, кажется. Я делаю то, что должен, чтобы выжить. Хотя, если честно, цена моей жизни с каждым днем падает. Не знаю, с какой целью вы шпионите за Броуди, и, честно говоря, мне нет до этого дела. Но наверняка это не стоит того, чтобы умереть, а именно это произойдет, если вы задержитесь в Стирлингшире. Уезжайте отсюда, сэр Лесли. Завтра же.
– Зачем ждать? Почему бы мне не уехать прямо сейчас?
– Путешествовать ночью опасно. К тому же ваш поспешный отъезд может вызвать много вопросов. Самое разумное – уехать завтра рано утром. Сделайте это спокойно и открыто, но уезжайте. В чем бы ни заключалась ваша игра, она раскрыта. Вы проиграли. И этот проигрыш может стоить вам жизни.
– А как насчет вас? Вы уверены, что будете в безопасности?
Мартин остановился у двери помещения, где спали горничные, и слабо улыбнулся:
– В безопасности? Я никогда не был в безопасности, сэр Лесли. Но я до сих пор жив. Уезжайте отсюда. Единственное, о чем я вас попрошу, – передайте мое письмо очаровательной Марго. Я заскочу к вам перед отъездом.
– Я задолжал вам свою жизнь.
– Пожалуй. Не исключаю, что и вы когда-нибудь окажете мне услугу, – шепнул Мартин и скрылся в спальне для прислуги.


– Маргарет мертва, – объявила Арабел, войдя в их спальню и захлопнув за собой дверь.
Малис резко сел на постели, сонно моргая. Некоторое время он молча смотрел на нее, затем грубо толкнул женщину, спавшую рядом с ним.
– Убирайся отсюда. Моя женушка вернулась.
Скрестив руки на груди, Арабел нетерпеливо постукивала ногой в ожидании, пока ночная подружка ее мужа натянет на себя одежду. Как только женщина вышла, Арабел повернулась к Малису, который с удобством устроился на постели, подложив под спину подушки и налив себе вина.
– У тебя бывали девицы и получше, – заметила она, кивнув в сторону двери, за которой скрылась растрепанная горничная.
– Тебе не кажется, что у мошенника, которого ты выбрала для ночных развлечений, длинноваты зубы?
– Что поделаешь, в Стирлингшире скудный выбор, – отозвалась Арабел, усевшись в ногах постели.
– Вот именно. Так что там с Маргарет?
– Мертва.
– Ты подвергла ее чересчур пристрастному допросу?
– Нет. У меня даже не было возможности расспросить эту потаскушку. Ее нашли мертвой в собственной постели. А сэр Лесли отбыл на рассвете в Данкойл. Похоже, Маргарет выпила вино, которое я так старательно приготовила для ее любовника. Должно быть, она проскользнула к нему до его прихода.
– Если она выпила вино, то как она добралась до собственной постели? Разве она не должна была умереть на месте?
– Да, однако ее нашли в комнате для служанок. Должно быть, ее отнесли туда под покровом ночи.
– Признаться, это очень необычный поступок для благородного сэра Лесли. Ты уверена, что это его рук дело?
– Отнюдь. Дурехи, что спят в одной комнате с Маргарет, утверждают, что ничего не видели ночью. Будто бы, проснувшись, они обнаружили, что она мертва. Я не осмелилась расспрашивать их со всей строгостью. Ведь это не мои горничные и могут побежать за защитой к собственным хозяйкам. Чрезмерная настойчивость мало что даст, но может вызвать подозрения. Найдется немало таких, кому мой повышенный интерес к смерти какой-то служанки покажется подозрительным. Впрочем, все это не так уж важно. Проблема в том, что мне не удалось отправить к праотцам чересчур любопытного сэра Лесли. Я отправила несколько человек вслед за ним, но вряд ли это поможет.
– Но ты все же избавилась от сэра Лесли. Он покинул Стирлингшир.
– Не навсегда. И потом, что ему вообще было здесь нужно? Зачем он следил за нами? Какие сведения повез в Данкойл и чего хотят Логаны? Слишком много вопросов, Малис. Слишком много.
– Похоже, пора нам самим заняться разведкой.
Арабел кивнула:
– Пожалуй. Есть кое-что еще, что я обнаружила. Лорд Ангус Макгрегор, сэр Патрик Дуглас и лорд Роберт Фергюсон получили послания от лорда Уильяма Логана. Лорд Ангус собирается посетить Данкойл, а двое других дали ответ, надо отметить, быстро и пространно. Мне не удалось перехватить их письма. Они доверили их своим лучшим и наиболее преданным людям, тогда как я должна довольствоваться услугами болванов, которые ни на что не способны. Все это тем более странно, что лорд Логан до сих пор почти не общался с этими людьми. Откуда такой интерес? Почему он возник сейчас? Мы должны разобраться, в чем тут дело.
– Может, нам следует заслать к Логанам своего человека? Должен же быть какой-то способ проникнуть в их крепость?
– Пожалуй, но вначале мы немного поработаем сами.
– Сами?
– Да, сами. Через несколько дней мы возвращаемся в Дорчебейн и будем проезжать мимо Данкойла. Надо будет задержаться в одной из ближайших деревень и попытаться выяснить, что происходит.
Малис пожал плечами:
– Ну, если ты считаешь, что дело стоит хлопот… Лично я в этом не уверен. Не думаю, что Логанам есть что скрывать.
– Всем есть что скрывать, дорогой муженек. Я нисколько не сомневаюсь, что, действуя осторожно и настойчиво, мы обнаружим, что даже любезные Логаны имеют свои секреты.


– Я начинаю чувствовать себя пленницей, – проворчала Шайн, облокотившись о парапет крепостной стены и устремив взгляд на поля, окружавшие Данкойл. – За две недели, что прошли с нашей свадьбы, я ни разу не покидала крепости.
Гэмел, стоявший рядом с ней, улыбнулся и протянул ей букет цветущего вереска.
– Все дело в том, что ты провела большую часть своей жизни в повозке, переезжая с место на место и ночуя под открытым небом. Если бы тебя не выжили из собственного дома, ты бы росла за стенами, очень похожими на эти.
– Да, но я могла бы время от времени выбираться за их пределы. – Шайн с наслаждением вдохнула сладкий аромат полевых цветов, тронутая этим галантным жестом, несмотря на твердое намерение не поддаваться ухаживаниям Гэмела.
– Верно, но это небезопасно. – Он погладил ее по волосам, заплетенным в толстую косу. – Ни для тебя, ни для близнецов. – Его рука скользнула ниже, поглаживая ее спину.
– Знаю. Но от этого не легче. Придется утешаться сознанием, что с каждым днем я хоть на крохотный шажок, но приближаюсь к своей цели.
– Думаю, мы движемся гораздо быстрее. Лорд Ангус Макгрегор горит желанием приехать сюда, чтобы поговорить с моим отцом. В молодости они сражались вместе. Он уже прислал нам немало любопытных сведений со своим оруженосцем, которому он доверил бы свою жизнь. Сэр Патрик Дуглас и лорд Роберт Фергюсон также подробно ответили на вопросы отца. Кроме того, пару часов назад вернулся Фартинг. Его встреча с шерифом и рыцарями из Перта оказалась полезной. Они говорят, что Броуди творили свои беззакония там так долго, что чуть ли не каждый житель стал их невольным пособником.
– Возможно, но все эти разговоры не могут служить доказательством преступлений Броуди, которые мы ищем.
– Да, но усилиями моего отца число мужчин и женщин, желающих выступить против Броуди, растет с каждым днем. Правда, они боятся осуждения, если не мести со стороны своих же собратьев. Отец вынужден был отказаться от содействия тех, кто не пожелал объяснить, почему они помогали Броуди и почему сейчас примкнули к их противникам.
– Все они так или иначе замараны.
– Да, но некоторые из них позволили Броуди вовлечь себя в грязные делишки и даже запятнать кровью. Возможно, кого-то из них терзает вина за содеянное. Семейка Броуди не останавливается ни перед чем, чтобы подчинить людей своей воле. В общем, вскрылся целый клубок лжи, страха и шантажа, с помощью которых Броуди прикрывали свои многочисленные преступления. Возможно, у нас нет неопровержимых доказательств, но на нашей стороне немало заслуживающих доверия людей, которые готовы выступить против Арабел и Малиса. Как только они узнают, что кто-то начать говорить, правда выйдет наружу. Думаю, никто не откажется от возможности покаяться, ничем не рискуя.
– И заодно освободиться от власти моей матери и ее мужа.
– Верно. Людям давно надоело находиться под гнетом Броуди. Многие опасаются, что их втянут в тяжкие преступления, а не мелкие грешки и услуги, которые требовались от них до сих пор.
Шайн повернулась к Гэмелу лицом.
– Ты старательно избегаешь упоминаний о преступлениях, в которых повинны Арабел и Малис. Чтобы пощадить меня? Ты не хочешь, чтобы я знала всю правду?
Гэмел растерянно моргнул.
– Возможно. Это не слишком приятная история.
– Я и не рассчитывала, что она будет приятной. Арабел организовала убийство своего мужа и пыталась убить собственного ребенка. Не думаю, что ты можешь рассказать мне что-нибудь, что причинит мне большую боль. И учитывая, чем все это может кончиться, было бы правильнее позволить мне узнать, как глубоко она погрязла в грехе. Если мне суждено стать одной из причин ее смерти, будет лучше, если я буду знать, насколько она ее заслуживает.
Гэмел обнял ее за плечи и притянул к себе.
– Я не допущу, чтобы ты запятнала свои прелестные ручки кровью своей матери.
– Шесть долгих лет я жаждала мести. И вот начала эту битву. Так что я уже причастна к ее смерти, – возразила Шайн, сознавая, что, если она позволит себе забыть об этом факте, чтобы облегчить свое сознание, ей придется дорого заплатить за нынешний душевный покой. – Расскажи мне, что вы узнали.
– Целый ворох историй, повествующих об обмане, захвате власти и присвоении чужого добра. И убийствах. Броуди не задумываясь уничтожали каждого, кто вставал на их пути. Понадобится целый день, чтобы я пересказал тебе все, что мы успели узнать. Но если то, что мы узнали, правда, число тех, для кого отношения с Броуди закончились печально, приближается к тридцати.
– Господи Иисусе, – шепнула Шайн, содрогнувшись от ужаса. – Так много?
– Ну, поскольку люди склонны вешать все грехи на тех, кого боятся, вполне возможно, что кое-кто из этого списка не должен в нем находиться.
– А кое-кто не попал туда только потому, что остался неоплаканным или его смерть была ловко представлена как естественная. И что им дало такое чудовищное кровопролитие?
– Богатство и власть. Король не доверяет им, но вынужден терпеть при дворе. Они так могущественны и богаты, что он не может позволить себе не считаться с ними. Роберт нуждается в военной силе, которую они могут предоставить, а также в деньгах, которые они могут собрать. Он никогда не решится возбудить против них дело, не имея на то веских оснований. Шотландский король, увы, не слишком прочно сидит на своем троне. Он вынужден проявлять осторожность. Роберт не станет обострять отношения с Броуди. У них достаточно сил, чтобы выступить против него и даже победить.
– А получить веские основания для суда над ними очень трудно.
– Да, Броуди хитры. Их враги умирают с завидным постоянством, а они остаются в стороне. Все знают, кто выгадал от очередного убийства, но не могут ничего доказать.
– Неужели нельзя положить этому конец?
– Ну, давай возьмем хотя бы бедного лорда Ангуса Макгрегора. Он набожный человек и горячо любит свою жену. Для большинства людей достаточно обетов, которые они произносят перед священником. Но он как истинный рыцарь поклялся своей жене честью и мечом, что всегда будет хранить ей верность.
– А Арабел заставила его нарушить эту клятву.
– Увы… Они встретились при дворе. Лорд Ангус говорит, что его словно околдовали. Он задержался в Стирлингшире, чтобы быть рядом с ней, а затем последовал за ней в Дорчебейн, придумывая лживые отговорки, чтобы объяснить жене свое долгое отсутствие. Арабел все глубже втягивала его в то, что он называет пучиной порока. Его вина усугубляется еще и тем, что именно его жена, пребывавшая в полном неведении, вырвала его из этой трясины. Она прислала ему письмо, где сообщала, что неважно себя чувствует в ожидании третьего ребенка. Роды не обещали быть легкими, и она хотела, чтобы он был рядом.
– Но все кончилось хорошо?
– К счастью. – Гэмел поцеловал ее в лоб. – Ангус говорит, что он словно очнулся от дурного сна. Не мешкая, он покинул замок Броуди и поспешил домой, где его встретил новорожденный здоровяк сын и усталая, но идущая на поправку жена. История, однако, на этом не закончилась. Вскоре ему дали понять, что за свой проступок ему придется расплачиваться не только чувством вины и стыда. Броуди узнали, в чем слабость Ангуса: он боялся, что жена узнает о его грешках. Ангус не участвовал в их преступлениях, но ему пришлось помогать им в суде и держать рот на замке, когда он узнавал об их злодеяниях.
– Если он поможет нам, то былые прегрешения, которые он так тщательно скрывал, станут общеизвестны.
– Да. Он все понимает и собирается признаться своей жене, прежде чем отправиться сюда. Вот почему он вначале прислал своего оруженосца.
– Едва ли она очень удивится.
– Думаешь, она уже знает?
– Она не могла не почувствовать, что он изменился. Ангус говорит, что терзался чувством вины и стыда. Такие сильные эмоции трудно скрыть, особенно от любящего сердца. Надеюсь, она способна прощать, – сказала Шайн, глядя на поля вереска. – Будет очень грустно, если махинации Арабел разрушат брак, начинавшийся с большой любви. – Она нахмурилась. – Смотри, Гэмел. Всадник.
Гэмел тоже повернулся, вглядываясь в даль.
– Это Лесли, – сказал он после небольшой паузы. – Странно. Он вернулся намного раньше, чем ожидалось.
– По крайней мере он вернулся живым, – отозвалась Шайн, не скрывая облегчения. Ей не нравилась мысль, что самый близкий друг Гэмела подвергается опасности, особенно когда эта опасность исходит от ее родственников.
– Слава Богу. – Он взял ее за руку. – Пожалуй, нам следует спуститься вниз и послушать, что он скажет.
По мере приближения к большому залу Шайн охватывало все большее напряжение. Им пришлось ждать, пока сэр Лесли приведет себя в порядок и соберутся остальные. Тем временем слуги подали закуски и медовуху. Едва все расселись за столом, как появился освежившийся сэр Лесли. Шайн, страшившаяся новостей, которые он привез, сделала несколько глотков из своей кружки в тщетной попытке успокоиться.
Слушая рассказ сэра Лесли, она убедилась, что мрачные предчувствия ее не обманули. Ее ужаснула смерть молодой девушки, хотя она не могла не радоваться, что отравленное вино не досталось сэру Лесли. И разумеется, ее огорчило, что, несмотря на всю очевидность вины Арабел, только Мартин видел, как она входила в комнату сэра Лесли. А Мартин никогда не станет выдвигать обвинения против Броуди.
– Вы сказали, что вам помог Мартин? – спросила она, когда он закончил.
– Да. Я собирался позвать королевских стражников, но Мартин убедил меня вести себя так, будто ничего не случилось, и как можно скорее уехать из Стирлингшира. Признаться, по дороге сюда я начал опасаться, что поступил трусливо.
– Ты поступил мудро, – возразил Гэмел. – Кто знает, какой оборот приняло бы дело? Броуди настолько хитры и изворотливы, что могли бы сделать из тебя главного подозреваемого. И определенно они не оставили бы попыток покончить с тобой. Ты был один в стане врага. Самое разумное было отступить.
– Мартин так и сказал. Правда, я не был уверен, стоит ли доверять ему.
– В таких обстоятельствах – вполне, – усмехнулась Шайн. – Мартину представилась возможность совершить хороший поступок, не подвергая себя опасности. Однако я не стала бы доверять ему в ситуации, где на кону стоит его собственная шкура. Основной принцип Мартина – выжить любой ценой. Я понимала это даже в детстве. Впрочем, что же в этом предосудительного? Да и мой отец однажды высказался в таком же духе. У меня смешанные чувства к этому человеку. Понятно, что он причастен к преступлениям Броуди, но не думаю, что настолько, чтобы расплачиваться за это собственной жизнью. Мне кажется, что он не лишен добра и сострадания, и приходится только сожалеть, что его жизнь сложилась так, а не иначе. Должно быть, это нелегко. Сомневаюсь, что он счастлив.
Сэр Лесли покачал головой:
– Совсем не легко. Я спросил его, уверен ли он в своей безопасности, а он ответил, что никогда не знал покоя. Честно говоря, его можно пожалеть. Он попросил у меня об одном одолжении – передать письмо мистрис Марго. – Он вытащил послание из кармана и протянул его Марго, сидевшей напротив. Пока она читала письмо под любопытными взглядами остальных, сэр Лесли продолжил: – Боюсь, я оказался плохим агентом. Во всяком случае, Мартин догадался, что я неспроста затесался в их компанию. Я уверен, что он начал следить за мной с того момента, как я попросил разрешения отправиться с ними в Стирлингшир.
– Наверняка, – согласилась Шайн. – Слежка – его конек. Броуди подозревают каждого, кто не сидит у них на крючке. Впрочем, вряд ли они до конца доверяют даже тем, кто находится у них в подчинении. Скорее всего это они поручили Мартину следить за тобой.
– В таком случае он, наверное, рассказал им, с кем я общался и о чем разговаривал.
Шайн пожала плечами.
– Необязательно. Мартин в свое время не предупредил Броуди, что я в курсе их планов относительно меня и близнецов. Если бы он это сделал, нам не удалось бы бежать. Просто никогда не знаешь, что на уме у Мартина Робертсона.
– Возможно, он ищет способ порвать с Броуди. – Сэр Лесли бросил взгляд на Марго, прежде чем продолжить: – Когда я сказал, что обязан ему жизнью, он ответил, что ему может пригодиться подобный долг.
Гэмел задумчиво потер подбородок.
– Было бы неплохо обзавестись таким союзником, но, думаю, нам не стоит обольщаться напрасными надеждами. К его предполагаемому содействию, если бы он перешел на нашу сторону, следовало бы отнестись с предельной осторожностью.
Марго вздохнула и аккуратно сложила письмо.
– Там есть что-нибудь, чем ты могла бы поделиться с нами? – поинтересовался лорд Магнуссон.
– Совсем немного, – ответила Марго. – Он очень осторожен в выражениях, как вы и предупреждали меня. Приятные слова и все такое. Но начал он с пожелания сэру Лесли благополучно добраться до дома.
– Кстати, ты добрался без происшествий? – спросил лорд Уильям.
– Можно сказать, да. Меня, конечно, преследовали, но удалось оторваться от погони. Пару раз видел небольшой отряд, скакавший следом, но я держался далеко впереди, и в конечном итоге они повернули назад.
– Здесь только одна фраза, которая может представлять интерес, – сказала Марго. – Мартин пишет, что на следующей неделе ему представится возможность навестить меня. Должно быть, Броуди планируют вернуться в Дорчебейн. – Она нахмурилась. – Он надеется увидеться со мной, а в следующем предложении говорит, что будет лучше, если я вернусь к себе домой. Выходит, он уверен, что я не приму его ухаживаний?
– Возможно. – Лорд Магнуссон нахмурился. – А может, это предупреждение? Может, парень чувствует, что назревает какая-то неприятность, и хочет, чтобы в момент опасности ты была подальше отсюда? Ему следовало бы выражаться яснее.
Гэмел улыбнулся, забавляясь резким тоном лорда Магнуссона, но тут же снова стал серьезным.
– Надо обдумать все варианты. Наверняка Броуди догадались, что сэр Лесли шпионил за ними, и хотят знать почему. Вполне возможно, что теперь они намерены следить за нами. Следует быть начеку.
Хотя Шайн сомневалась, что к подобным вещам можно подготовиться, она промолчала. Через неделю все эти шпионские игры и обмен посланиями могут внезапно закончиться – Арабел обнаружит, что ей не удалось избавиться от дочери, которую она ненавидела. И тогда пути назад уже не будет. Эта мысль привела Шайн в ужас.
Умываясь и готовясь лечь в постель, Гэмел украдкой наблюдал за Шайн. После встречи с сэром Лесли она притихла и почти не разговаривала. А теперь лежала в постели, безучастно уставившись на балдахин. Гэмел чувствовал, что она встревожена, но не знал, как ее успокоить.
Тихо вздохнув, он избавился от остатков одежды и улегся в постель рядом. После свадьбы они пришли к молчаливому соглашению. Ни он, ни она не говорили о будущем. Жили только настоящим: взаимной страстью и планами общей борьбы с Броуди. Гэмел и представить себе не мог, что будет так мучиться от неопределенности. Даже теперь он не был уверен, следует ли ему спросить у нее, что ее волнует, или лучше придержать язык в надежде, что ее настроение изменится. Притянув ее в свои объятия, он решил, что не обращать внимания на ее грустное настроение свыше его сил.
– Шайн, я вижу, что тебя что-то тревожит, – произнес он, поцеловав ее в лоб. – Иногда становится легче, если поделиться с кем-нибудь своими заботами.
– А ты не догадываешься о причинах? – Она рассеянно прошлась ладонью по его широкой груди. – Скоро игра станет серьезной. Арабел узнает, что мы с близнецами остались живы. Эта мысль ужасает меня.
Гэмел крепче обнял ее.
– Тебе не придется сражаться с ней в одиночку. У тебя много союзников, и мы победим в этой схватке.
– Да, но какой ценой? – прошептала она.
– Пришло время, чтобы эта парочка заплатила за свои преступления. Успокойся, мы не новички в ратных делах. Нам уже приходилось выигрывать сражения. Тебе нечего бояться.
– За последние годы я повзрослела и понимаю, что у страха глаза бывают велики. Однако во мне все еще живет та маленькая девочка, которая видела, как убили ее отца, которая слышала, как планируется ее собственная смерть, и с Божьей помощью бежала из родного дома. Эта маленькая девочка струсила. Оказывается, совсем нелегко перестать скрываться и сойтись с врагом лицом к лицу. – Она подняла глаза и встретила его сочувствующий взгляд. – Не беспокойся обо мне. Я справлюсь с этой слабостью. Просто не слишком приятно обнаружить, что я не настолько готова к борьбе, как мне казалось. – Она скорчила гримаску. – И не такая храбрая.
– Вряд ли можно назвать трусихой девочку, которая в двенадцатилетнем возрасте взяла за руки своих крохотных братьев и сбежала. Если кто и должен трепетать, так это леди Арабел.
Шайн рассмеялась и обвила его шею руками.
– Трепетать от ужаса перед встречей с такой грозной воительницей?
– Угу. – Гэмел легко поцеловал ее в губы. – Хотя в данный момент меня интересуют не твои воинские достоинства. – Он проложил дорожку поцелуев по ее шее.
Улыбнувшись, Шайн потерлась о него всем телом. И просветлела лицом, когда он тихо застонал.
– Ты, конечно, предпочитаешь, чтобы мой темперамент проявлялся не на поле битвы, а где-нибудь в другом месте?
– Например, здесь. – Он уложил ее на спину и расположился сверху. – Не поддавайся своим страхам, дорогая, – шепнул он. – Борись с ними. Страх – это слабость, которую Арабел Броуди быстро почует и обратит против нас.
– Постараюсь, – пообещала Шайн, обхватив его лицо ладонями и притянув его к своим губам.
Она знала свою мать и молилась, чтобы сдержать это обещание. Арабел без раздумий воспользуется ее страхами, чтобы ослабить ее и погубить. Хуже того, она попытается использовать их, чтобы нанести вред каждому, кого она, Шайн, любит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Серебряное пламя - Хауэлл Ханна



Интересный сюжет.Один раз прочитать можно.
Серебряное пламя - Хауэлл ХаннаМари
5.11.2012, 19.56





интересный роман, захватывающий сюжет... но конец романа как то слишком сократили если уж есть пролог могли бы придумать и эпилог романа...
Серебряное пламя - Хауэлл ХаннаЛюбовь
20.02.2013, 15.04





Интересный герой и героиня с "тараканами".
Серебряное пламя - Хауэлл ХаннаКэт
19.08.2013, 17.18





Сюжет интересен,начало прям захватило,но потом,как то всё затянуто,ели-ели дочитала.перечитывать ещё раз не буду.
Серебряное пламя - Хауэлл Ханнаюля
7.04.2015, 11.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100