Читать онлайн Прелестная узница, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестная узница - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестная узница - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестная узница - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Прелестная узница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

От злости и обиды у Эллы заныло под ложечкой. За все время, пока они укладывались, завтракали, а потом шли к конюшне, Элла не обмолвилась с Харриганом ни словом. Он просто перестал для нее существовать. Джорджу тоже пришлось несладко. Она бросила ему пару холодных слов, и юноша замкнулся в себе.
Элла знала, что больно ей было не только от слов Харригана, хотя несправедливое обвинение и задело ее за живое. Боль причинило совсем другое. Она по-прежнему чувствовала на губах вкус его поцелуя и, более того, знала, что без раздумий с жадностью примет еще один. Под ее холодной злостью скрывалось сознание того, на что уже невозможно было закрывать глаза, прикрываясь здравым смыслом или уязвленной гордостью.
Когда Харриган потянулся к ее саквояжу, она так резко отдернула руку, что саквояж едва не упал на землю. У Харригана был смущенный и виноватый вид. Элла подумала, что это хороший знак. Значит, он понял, насколько безобразно поступил. Но обида была все еще слишком свежа, чтобы это доставило ей радость. Девушка молила Бога, чтобы причиной ее холодного молчания он считал только нанесенное оскорбление и ничто другое.
Вдруг до Эллы дошло, что Харриган настолько погрузился в свои мысли, что уже не обращает на нее никакого внимания. Он сосредоточенно седлал коня и старательно избегал ее взгляда. Джордж в дальнем конце конюшни рассчитывался с хозяином гостиницы. Путь к се уже оседланной лошади был свободен. Сейчас она могла рискнуть — вскочить в седло и попытаться ускакать, прежде чем они сообразят, что произошло. Элла поняла, что теряет драгоценные секунды на ненужные размышления. Она бросилась к лошади и одним прыжком оказалась в седле. Харриган оказался намного бдительнее, чем она думала. Отпустив крепкое словцо, он бросился к ней и получил удар йогой в лицо, который отбросил его назад. Вылетев из конюшни и пустив кобылку в галоп, Элла с удивлением подумала о том, какую ярость вызвал у нее этот человек. Следовало признать, что ударила она его не только потому, что стремилась вырваться на свободу, но и за его несправедливые и оскорбительные слова. Бросив быстрый взгляд назад, Элла убедилась, что не сумела надолго вывести Харригана из строя. Тот как раз вылетел на своем коне из конюшни. Элла решительно пригнулась к шее кобылы и пришпорила ее. Она молилась лишь об одном — поскорее выбраться из города, сохранив ту небольшую фору, которая была у нее сейчас.
— Что случилось? — крикнул Джордж.
— Л ты как думаешь? — рявкнул в ответ Харриган. — Я немного отвлекся, и она опять удрала. Мне до смерти надоело каждый раз получать по физиономии.
Джордж промолчал, и Харриган был рад этому. Ему вовсе не хотелось давать объяснения произошедшему, особенно сейчас, когда надо было догнать Эллу. Он до сих пор никак не мог понять, как у него язык повернулся сказать девушке такую гадость. На один роковой миг он позволил своей досаде и подозрительности выплеснуться наружу и все напрочь испортить. Только что он держал в объятиях пылкую, страстную Эллу, которая совершенно справедливо положила конец их несвоевременному любовному экспромту. А потом несколькими язвительными словами он обратил ее в лед, в холодную разъяренную фурию, для которой Харриган Махони стал пустым местом.
Едва они добрались до окраины городка, как Элла пустила кобылу в галоп, и Харриган, чертыхнувшись, пришпорил свою лошадь. Поймать беглянку будет не так-то просто. Ее лошадка была такой же выносливой и резвой, как и их кони, и Харриган вскоре понял, что если ничего не предпринять, они загонят коней до смерти, но так и не поймают Эллу. Надо было подумать, как испугать девушку и заставить ее остановиться.
Элла взвизгнула от неожиданности. Выстрел прозвучал громко и отчетливо. Пуля впилась в землю прямо перед лошадью, и та испуганно шарахнулась в сторону. Девушка оглянулась назад и ужаснулась: Харриган, приподнявшись на стременах, хладнокровно целился в нее из ружья. Ирландец и его напарник остановили лошадей, Элла тоже придержала свою кобылу.
— За труп Гарольд не даст вам ни цента! — крикнула она, не в силах поверить, что Харриган только что пытался ее застрелить.
— По вашим словам, как раз мертвой он и жаждет вас видеть, — отпарировал Харриган.
Элла тронула было поводья, но тут же в приступе какого-то животного страха с силой натянула их. Харриган не поверил ее рассказу о вероломстве Карсонов и коварных планах ее убийства. Он по-прежнему считал, что Гарольд всего лишь пытается вернуть племянницу в лоно семьи. Она была зла на Харригана, но не могла поверить, что он способен на хладнокровное убийство. Отчего же тогда он стрелял в нее? Элла начала разворачивать свою лошадь, собираясь продолжить путь, когда раздался второй выстрел. На этот раз пуля прошла совсем близко и чуть не подняла кобылу на дыбы.
— Прекратите! — возмутилась девушка. — Вы же ее до смерти перепугаете!
— Сегодня вы с утра почему-то туго соображаете. Могли бы уже догадаться, что я задумал.
— Допустим, я не сумела попять, как низко вы можете пасть ради своих растреклятых денег. Так что просветите меня.
Харриган невольно обрадовался, что се холодное, презрительное молчание сменилось привычными язвительными выпадами.
— Да все очень просто. Я понял, что мы можем вот так скакать, пока не загоним лошадей. Вам от нас не уйти, нам вас не догнать. Так что я решил положить конец этому безумию.
— Мне следует выразить бурный восторг от вашей гениальности?
— Зачем? Просто остановитесь, или я застрелю вашу лошадь.
Харриган молил Бога, чтобы Элла поверила этой беспардонной угрозе, иначе ему придется поставить на кон жизнь ни в чем не повинной кобылы.
Элла с открытым ртом уставилась на него, отказываясь верить собственным ушам. Она нисколько не сомневалась в том, что Харриган не успокоится и продолжит погоню. Но что он способен на такую жестокость, ей и в голову не приходило. На ранчо Луиза и ее ребята могли пойти на то, чтобы пристрелить лошадь, лишь в самых крайних обстоятельствах. Но Харриган горожанин и скорее всего способен выполнить свою угрозу.
Элла быстро прикинула все возможности и, ласково похлопав кобылку по шее, направила ее в сторону Харригана. Она слишком полюбила Полли, чтобы ставить ее жизнь в зависимость от решительности ирландца.
Капитуляция не вызвала у нее таких уж сильных душевных терзаний. Элла прекрасно понимала, что шансов уйти от преследования почти не было, Погоня и вправду могла закончиться загнанными лошадьми и отсутствием победителя. Харриган в любом случае остался бы в выигрыше, угрюмо думала она, подъезжая к своим преследователям. Когда Махони протянул руку и взялся за поводья, Элла вяло обругала его, не обратив никакого внимания на притворно возмущенный взгляд.
— Ну что ж, мы покрыли намного больше миль, чем мне хотелось… — начал Харриган, когда они двинулись в обратный путь.
— А вы не можете заткнуться, а? — устало проворчала Элла, решив, что достойно проигрывать она не умеет.
Харриган и ухом не повел и продолжил:
—…но не в том направлении. Думаю, сегодня нас хватит только на то, чтобы добраться до соседнего города. Послушайте, а вы, часом, не пытаетесь тянуть время в пустой надежде, что ваша безумная тетя нас все-таки догонит?
— Такое мне и в голову не приходило.
В душе Элла пожалела, что как-то упустила это из виду. Харриган, сам не ведая того, подарил ей интересную мысль. Постепенно она начала понимать, почему все ее помыслы были направлены на то, чтобы сбежать. Она бежала отнюдь не от Гарольда, а от Харригана, от жгучей обиды, предательски нанесенной ей, когда она вся трепетала в его объятиях. Теперь Элла знала, что Махони искренне думает, будто это всего лишь одна из ее многочисленных попыток обрести свободу. Девушка испытала облегчение, поскольку боялась, что он догадается о той власти, которую приобрел над ней.
То, что они собирались направиться в другой город, начало ее беспокоить. Новый город, — значит, очередная гостиница, которые разрослись вдоль железной дороги, как сорняки, а Харриган по-прежнему старался держаться поближе к рельсовым путям. Если будет ночевка в гостинице, значит, ей снова придется делить номер с ирландцем.
Элла твердо верила, что нанесенное оскорбление поможет ей устоять перед его чарами. Будет хуже, если Харриган извинится и убедит ее, что искренне раскаивается в случившемся. Она прекрасно понимала, какие гадости можно наговорить в сердцах, когда в глазах темнеет от злости, а потом горько сожалеть об этом. Элла боялась, что искреннее раскаяние Харригана пробьет брешь в ее обороне.
Вот тогда для нее и начнутся настоящие неприятности. Ее страсть к нему лишь разгоралась. Конечно, было неистовое, сводящее с ума желание любовной близости. Но девушку страшило и другое, неизмеримо более глубокое чувство, которое могло свести на нет все ее героические усилия. В душе Элла знала, что, поддавшись страсти, она погубит себя, сдерживаемые глубоко внутри чувства захлестнут ее, и назад пути не будет. Трагедия заключалась в том, что она готова была отдать свое сердце человеку, который был на стороне ее врага.
Элла скорчила сердитую гримаску и устало опустилась в стоявшее у окна кресло. Как и обещал Харриган, к вечеру они добрались до следующего городка и остались там на ночевку. Утренняя скачка у всех отняла массу сил. И хотя было еще светло, никто не высказал желания добавить к пройденному пути еще несколько миль.
Как и в прошлый раз, Харриган снял два соседних номера, заказал ванну и оставил Эллу одну. В ожидании ванны девушка не преминула проверить двери и окна. Все они были надежно заперты. Она также заметила на улице двух подозрительного вида парней, которые явно наблюдали за выходом из гостиницы. Харриган скорее всего нанял их, чтобы со спокойной душой сходить с Джорджем к цирюльнику.
Услышав, как поворачивается в замке ключ, Элла подумала, не рискнуть ли еще раз — это все-таки лучше, чем сидеть и дуться на судьбу. Дверь распахнулась, и Харриган вошел в комнату лишь после того, как увидел, что она сидит у окна. Стало ясно, что второй раз одна и та же уловка не пройдет, не стоит и пытаться. По правде сказать, ей не особенно и хотелось что-либо предпринимать. После стольких неудач она чувствовала какое-то странное безразличие ко всему, похожее на обреченность. Пытаясь спастись, она лишь оказывалась все ближе и ближе к Филадельфии.
В молчании они поужинали, Харриган палил им обоим бренди и лишь после этого решился посмотреть Элле в глаза. Она напряглась в ожидании очередного удара судьбы, мысленно моля Бога дать ей сил. За все это время Харриган не раз безуспешно пытался вывести ее из ледяного молчания, получая в ответ лишь надменные взгляды или несколько сухих слов. Нельзя сказать, что Элла получала от этого удовольствие, но и сдаваться ей не хотелось.
— Элла, нам нужно поговорить, — сдержанно начал Харриган.
— Вот как? Я не знаю, что мы еще можем сказать друг другу, мистер Махони.
Он коротко и сухо рассмеялся:
— Ну вот, теперь я просто уверен, что поговорить необходимо. С самого утра от вас исходит такой холод, что я удивляюсь, как это еще снега нет. — Он взял ее за руку и не выпустил, когда она попыталась освободиться. — Извините меня, Элла.
— Позвольте узнать, за что? — Она оставила попытки выдернуть руку и теперь изо всех сил сопротивлялась желанию поскорее простить его. Одним простым извинением ему не отделаться.
— Элла, не притворяйтесь. Застенчивая глупость, делающая большинство женщин такими привлекательными, в вас откровенно раздражает.
Элла растерянно заморгала, удивляясь, отчего ей так приятны его слова, которые никак нельзя было счесть за комплимент.
— Вы дьявольски медоточивы.
— Элла, поверьте, я горько сожалею; сам не знаю, как мог такое сказать.
— Вы сказали то, что думали.
Она говорила сердито, но Харриган обрадовался тому, что Элла снова начала злиться. С ее гневом ему было гораздо легче справиться, чем с холодным молчанием, к которому ом просто не знал, как подступиться. Вполне вероятно, что Элла не из тех, кто легко прощает, но попытаться получить отпущение грехов стоило в любом случае. Пока она отказывается с ним разговаривать, ему рассчитывать не на что. Харриган молился о том, чтобы ему удалось убедить ее в своей искренности.
— Я так не думаю! Это было какое-то дурное наваждение. Вы имели полное право сказать мне «нет», а я не сумел принять это с достоинством. — Он вздохнул: — Предательство Элеоноры, коварство других женщин привели к тому, что я перестал вообще кому-либо доверять.
— Господи, опять вы за свое! Сколько же можно винить все человечество за проступки двух-трех мерзавцев!
Харриган недовольно поморщился, но согласно кивнул:
— Знаю, что это несправедливо, ведь я был знаком со многими очень хорошими женщинами. Но предательство больно ранит и буквально переворачивает твои взгляды на людей.
— Я вас не предавала.
— Согласен. Вы заехали мне ногой в лицо, били по голове, постоянно пытались сбежать, но не предавали. Чего не было, того не было.
— Вы же думаете, что я лгунья. — По выражению лица Харригана она поняла, что, несмотря на принесенные извинения, он все еще не был готов поверить ее рассказу о Гарольде.
— Я думаю, вы искренне верите в то, что говорите.
— Замечательно сказано, — усмехнулась Элла. Харриган решил пропустить мимо ушей ее замечание.
Он чувствовал, как напряжение постепенно отпускает Эллу. Это вселяло надежду. Его извинение хотя и не отличалось красноречием, было, как ему показалось, принято. Но вид у нее по-прежнему был настороженный, и Харриган терялся в догадках, как вернуть девушке прежнее расположение духа.
— Элла, мы не можем прийти к согласию в отношении Гарольда и правдивости ваших слов о нем. Я хочу вам верить. Черт возьми, я не имею никакого желания отдавать вас в руки душегуба. Но у вас нет доказательств, а без них вам трудно поверить. Если уж быть честным до конца, то мне просто очень нужны деньги, и Гарольд заплатит мне кругленькую сумму за все тяготы нашего путешествия. Из-за моей глупости наша семья лишилась всех средств к существованию. Мы потеряли чертовски выгодное дело! А теперь близкие мне люди вынуждены идти в услужение к богачам, чтобы не умереть с голоду. Единственное, что может вернуть все на круги своя, — это деньги. Но я обещаю вам, что разберусь, где правда, а где ложь, как только мы окажемся в Филадельфии.
Эллу и удивляла, и огорчала искренность Харригана. По сути, она поставила его перед выбором: либо поверить ей на слово и отказаться от денег, которые вытащат его семью из нищеты, либо выполнить поручение Гарольда. Теперь у Эллы не было сомнений в его выборе. Харриган чувствует себя виноватым в несчастье семьи не откажется от денег, если только у него не будет неопровержимых доказательств, что жизни Эллы угрожает смертельная опасность. Так что он был прав, когда сказал, что ответы на вес вопросы можно найти только в Филадельфии. Элле оставалось лишь молиться о том, чтобы Господь вовремя направил его к истине: тогда Харриган сможет ей помочь.
— Надеюсь, что буду еще жива к тому моменту, когда вы отыщете доказательства, — едва слышно проговорила девушка.
По лицу Харригана прошла тень беспокойства.
— Давайте пока на этом остановимся.
— Вы хотите, чтобы я больше не уверяла вас в своей искренности?
— Да, — поморщившись, признал Харриган. — Я не собираюсь сейчас менять свою точку зрения. Так что наши бесконечные споры ни к чему не приведут.
— Надеюсь, вы не собираетесь брать с меня слово не убегать?
— Нет, но мы должны прекратить пикироваться по поводу того, кто из нас говорит правду. Не думаю, что мне по силам убедить вас в своей решимости вернуть моей семье прежнее положение в обществе, которое она утратила из-за моего безумного увлечения Элеонорой Темплтон.
— Возможно, она сравнима с моей решимостью держаться как можно дальше от Филадельфии и Гарольда. — Увидев, что Харриган собирается возразить, Элла предупреждающе подняла руку: — Конечно, неприятно, когда тебя считают лгуньей или, что еще хуже, ненормальной, ну да ладно, бесполезно об этом говорить. Вы правы, что бы я ни сказала, вы все равно будете упорно стоять на своем, потому что вам нужны доказательства, которых у меня нет. Я воздаю должное вашему стремлению помочь своей семье. Я согласна больше не говорить о том, что сделает или чего не сделает Гарольд. Я не отказываюсь от своих слов, но буду молчать, а вы можете верить во что угодно. Харриган так возликовал, добившись столь желанного ему согласия, что не обратил внимания на тон, которым оно было дано. Он прижался губами к сжатой в кулачок руке Эллы и внутренне улыбнулся, почувствовав, как задрожала ее рука. Теперь он был уверен, что его жестокие слова не убили ее страсти к нему.
— А можем мы сойтись на том, что я повел себя по-идиотски…
— С легкостью. — Она украдкой улыбнулась, заметив, что Харриган недоволен тем, что его перебили.
—…когда наговорил вам невесть что, — договорил он. — Клянусь, я всерьез и не думал, что ради своей свободы вы решитесь соблазнить меня. Вы пытались кое-что предпринять, но не это.
— Вполне может быть. Я только не совсем понимаю, отчего эти мысли так быстро пришли вам в голову. Хотя, когда ожидаешь слишком многого, тут и попадешь впросак. Я подчас весьма сильно от этого страдала.
— Меня взволновал наш поцелуй, — тихим голосом признался Харриган, целуя ее руку. — Очень взволновал. Я сам не свой от желания. С того самого дня, как я впервые вас увидел. Всякий раз, прикасаясь к вам, я боюсь, как бы это желание не вырвалось наружу. Я целую вас и думаю о таком, за что наверняка получил бы пощечину, а потом с этими же мыслями остаюсь в одиночестве до рассвета. От этого я буквально лезу на стену. Это не оправдание, а просто правда. Л когда вы положили этому конец, я и выплеснул на вас всю свою злость.
— Весьма откровенно, — заметила Элла, мягко высвобождая руку и поднимаясь из-за стола. Его слова слишком волновали ее, и она постаралась создать между ними хоть какое-то расстояние.
— И это все, что вы можете сказать? Значит ли это, что вы принимаете мои извинения?
— Да. Хотя, признаюсь, ожидала, что вы будете просить прощения более настойчиво…
— Мне казалось, что я был настойчив.
— Но сказанного вами вполне достаточно. С правдой ведь не поспоришь, верно?
Элла ушла за ширму, и Харриган слегка нахмурился. Последние слова девушки неприятно укололи его. Элла словно говорила ему, что поверила его словам, не требуя доказательств хотя он сам и не способен на это.
Мысленно поморщившись, он признал, что в ее словах был мягкий упрек. Харриган был искренен, когда говорил, что очень хочет ей верить. Он уже был готов целиком встать на ее сторону и послать Гарольда Карсона к черту. Харриган знал, что ему следует почаще напоминать себе о том, что он связан обещанием помочь своей семье, которая надеется на него.
Это было почти забавно. Он по-настоящему верил, что у Эллы и в мыслях не было соблазнить его, чтобы перетянуть на свою сторону. И тем не менее помимо своей воли она только этим и занималась. Девушка неудержимо влекла его. Хотелось не только поверить ее словам, но и сделать все и даже больше, чтобы помочь ей. Сила духа Эллы, ее остроумие, упорство, с которым она добивалась поставленной цели, и даже действия ее тети — вое работало на то, чтобы заставить его забыть о деньгах и поступать только по зову сердца.
Элла торопливо юркнула под одеяло, и Харриган уныло признался себе, что выглядит она очень соблазнитель-НЈ, особенно в этой девственно-белой ночной рубашке. Очарование юной женственности проступало буквально во всем — ив горделиво посаженной головке, и в широко распахнутых выразительных глазах, и в манящих своей чувственностью пухлых губах. Мягкие изгибы стройной фигуры завораживали каждым своим движением. Почувствовать близость ее тела, прикоснуться к шелковистой теплой коже — эти мысли буквально преследовали его. Но Харриган сердцем чувствовал, что девушка невинна, а он всегда старался избегать близости с девственницами. Однако в данном случае это увеличивало ее притягательность. Он жаждал стать первым мужчиной в жизни Эллы и полной чашей испить чувственный огонь, опаливший его губы во время того мимолетного поцелуя.
Харриган допил бренди и встал, чтобы тоже отправиться спать. Ум советовал ему быть твердым, держать свою страсть в узде и оставить девушку в покое. Но ирландец знал, что сейчас не в силах следовать разумным советам. Он понимал, что собирается сделать именно то, в чем сам же обвинил Эллу, — соблазнить ее. Когда Харриган скользнул под одеяло и лег рядом с девушкой, он уже знал, что не успокоится, пока не добьется своего.
— Джошуа, нам давно пора передохнуть, — сказала Луиза и встала рядом с юношей.
Джошуа бросил взгляд на ее забинтованную ногу:
— В первую очередь это необходимо тебе. Я могу последить за гостиницей, а ребята, когда будет нужно, сменят меня.
Луиза устало привалилась к стене салуна, в котором они остановились на отдых. Они успели на поезд и добрались до этого городишки, не надеясь отыскать здесь Харригана. План их был прост: постараться попасть в Филадельфию раньше ирландца и помешать ему передать Эллу в руки Гарольда, а если понадобится, то и отбить девушку у ее похитителя. Каково же было их изумление, когда они увидели Харригана и Джорджа, которые вышли от цирюльника и преспокойно направились в располагавшуюся рядом гостиницу. С того момента, как Луиза поняла, что Элла совсем рядом, она места себе не находила, несмотря на все уговоры своих парней.
— Я обязана что-то предпринять! Моя нога, между прочим, почти зажила. Путешествие на поезде пошло ей на пользу.
— Но она все еще болит, ведь так?
— Ну разве что совсем немного.
— Раз немного, значит, дела плохи.
— Послушай, Джошуа, я не могу сидеть сложа руки и ждать, что будет дальше! — Она бросила сердитый взгляд в сторону гостиницы: — И чего, собственно, мы ждем?
Эдвард прав — надо просто пойти и, захватив их врасплох, забрать Эллу.
— Луиза, раскрой наконец глаза! Я нисколько не сомневаюсь, что те парни, что ошиваются около гостиницы, наняты Харриганом и он им наверняка отвалил достаточно монет. Да, можно, конечно, пойти и просто вытащить ее оттуда, но не успеем мы сделать и двух шагов, как тут же поднимется дикий крик. Самое лучшее сейчас не суетиться. Дождемся, когда кто-то из них останется один, вот тогда и поговорим по душам. А это может случиться и завтра утром. Я нутром чую, что все так и будет.
— Надеюсь, что ты не ошибаешься. Но я действительно очень волнуюсь за Эллу.
— Если нам не удастся забрать ее завтра, мы попробуем еще раз. Ты же прекрасно знаешь, что мы сделаем все, чтобы она не попала в лапы Гарольда.
— Знаю. Но сейчас меня больше беспокоит Харриган. Харриган? Мне думается, что хотя он и продался Гарольду и истово отрабатывает иудины деньги, Элле грозит что-то серьезное. Не знаю отчего, но кажется мне, что он приличный малый, только вляпался в историю, суть которой толком не понимает. Похоже, он действительно ничего не знает о планах Гарольда относительно Эллы. Поэтому не верит ни ей, ни нам. Может, он спит и видит поскорее добраться до Филадельфии и сбросить с плеч эту обузу. Да нет у него оснований причинить Элле вред.
Луиза с грустной улыбкой продолжала смотреть на гостиницу.
— Джошуа, ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Есть много способов обидеть женщину.
Джошуа промолчал и лишь поморщился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прелестная узница - Хауэлл Ханна



Один раз можно прочитать.
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаКэт
26.01.2013, 13.59





Прекрасный роман о любви советую всем читать мне понравился
Прелестная узница - Хауэлл Ханналюбовь
1.07.2013, 23.27





Очень хороший роман, слегка предсказуем но мне понравилось
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаЛера
27.03.2014, 7.15





Роман интересный,единственное что не понравилось это то что гл. герои открыли друг другу свои чувства на последней странице романа.
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаНаташа
23.11.2014, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100