Читать онлайн Прелестная узница, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестная узница - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.47 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестная узница - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестная узница - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Прелестная узница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Харриган сердито посмотрел на разбросанные по столу бумаги. Когда он прочитал все, что удалось разыскать, у него кровь застыла в жилах. Харриган наконец признал, что все рассказанное Эллой правда от первого до последнего слова. Более того, Гарольд оказался еще хуже, чем она могла себе представить. А он, Харриган Махони, взял да и отдал Эллу прямо в руки палачу.
Чем ближе они подъезжали к Филадельфии, тем настойчивее разум призывал его прислушаться к словам Эллы, по крайней мере хорошенько подумать, прежде чем передавать девушку Гарольду. Но Харриган боялся, боялся той силы чувств, которые испытывал к Элле, и этот страх в нем одержал верх над здравым смыслом. Он оказался способен лишь на то, чтобы отдалиться от нее, вырваться из любовного плена. Однако сейчас он вовсе не был уверен, что достиг своей цели.
Отпустив крепкое словцо, Харриган смахнул со стола бумаги и потянулся за хрустальным графином с крепким шотландским виски. Теперь ему предстояло ответить на вопрос, как воспользоваться новыми сведениями. Поняв, что сделать он может совсем немного, Харриган в сердцах выругался и вновь потянулся к графину. Вопросов было больше, чем ответов. Подозрений сколько угодно, но ни одного неопровержимого доказательства совершения преступления. Даже если каким-то чудом его заявление покажется достаточно убедительным и Гарольд предстанет перед судом, любой адвокат без труда опровергнет все обвинения. Единственное, что он может сейчас сделать, — так это распустить порочащие Гарольда слухи и, может быть, немного подпортить его репутацию. Все. Если он собирается помочь Элле, нужно что-то более серьезное.
Луиза и ее друзья все еще в тюрьме. Помощи от них никакой, если только ему не удастся их вызволить. У Томпсона действительно нет оснований держать их за решет он, но Харриган сомневался, что сумеет заставить шерифа нарушить приказ Гарольда Карсона. Еще одна проблема, которую надо как-то решать.
В конце концов можно просто забрать Эллу у дядюшки, и дело с концом, воспрянул духом Харриган, но тут же сник. Бесполезно, потому что очень быстро все вернется на круги своя. Гарольд наймет людей для их розыска, и тогда их жизнь превратится в бесконечное бегство. Харриган понимал, что в этом случае отыскать доказательства преступлений Карсона он не сможет. А если Гарольд их поймает, то Харриган надолго сядет за решетку за похищение человека и за все остальное, что надумает приписать ему Карсон. Что будет тогда с Эллой?..
Харриган был уверен в одном: Джордж без раздумий поможет ему, если Элла покинет дом опекуна на законном основании. А вот это как раз самое трудное. Харриган сделал глоток виски. Сколько времени пройдет, пока он додумается до чего-нибудь путного, один Бог знает.
— Что это ты сегодня такой мрачный? — раздался у него над ухом голос Джорджа.
Харриган вздрогнул от неожиданности и чуть не поперхнулся. Джордж плеснул себе в стакан янтарной жидкости из графина.
— Да вот пытаюсь придумать, как расхлебать всю эту кашу, которую сам же и заварил, — ответил Харриган, обрадованный приходом друга. — У меня на руках есть все, чтобы назвать Гарольда подлым мерзавцем, но ничего, что имеет значение для суда.
— Гарольд — такой ворюга, каких мало.
— Что ты, дружище, он еще хуже. Гарольд Карсон, к твоему сведению, изощренный убийца.
— Кого он убил? Не Эллу же! Я следил за ним и ничего такого до сих пор не заметил, — возразил Джордж, помогая Харригану собирать разлетевшиеся по полу бумаги и складывать их обратно на письменный стол.
— Нет, Эллу он не убил. Пока не убил. Но я теперь верю, что именно этого он и добивается. Что может его остановить, если он с легкостью отправил к праотцам всю ее семью?
— Темная история с перевернувшейся лодкой? Гак это не был несчастный случай? — негромко осведомился Джордж, придвигая стул и со вздохом облегчения садясь на него.
Харриган положил перед ним пачку документов:
— Нет. Я в этом почти уверен. Гарольд мог и не убивать их собственными руками, но тем не менее он их убил. Вместе с ними должна была умереть и Элла, но по каким-то причинам ее в тот день на реке не оказалось. — Он помолчал, посмотрел на нахмурившегося Джорджа и добавил: — Твой хмурый вид говорит мне, что ты пришел к такому же выводу.
— Все так, только этого мало для предъявления обвинения в суде.
— Совершенно верно. Кроме того, я заметил одну весьма показательную вещь. Очень немногие решатся свидетельствовать против него. Одни просто боятся его, другие попались в его сети и повязаны с ним намертво. Если Гарольд пронюхает о существовании возможного свидетеля, его просто уничтожат. Вероятно, кто-то что-то и знает, но страх перед этим человеком заставляет замолчать даже совесть. Они не пойдут против Карсона.
— Тогда какая от всего этого польза? — спросил Джордж, закончив просматривать бумаги и положив их на стол. — Если у нас нет веских доказательств его вины, как мы остановим его?
— Именно это я и пытаюсь придумать.
— Ладно, я с превеликим удовольствием предлагаю тебе помощь.
— Я всем сердцем надеялся, что именно это ты и скажешь, — бросил через плечо Харриган, устремляясь к выходу.
— Вот это да. Ты что, уходишь? Я хотел бы еще немного потолковать с тобой.
— Не волнуйся, я скоро вернусь. — Харриган нахлобучил на голову шляпу и шагнул за порог. — Мне нужно отключиться от всех этих документов и хоть немного подышать воздухом. Такие прогулки частенько помогают мне обрести ясность мысли. Я погуляю, ты почитаешь, потом встречаемся, и кто-то из нас обязательно найдет способ припереть Гарольда к стенке.
— Вот оно что… Тогда и Элла сможет вырваться из его смертельных объятий.
— Да, вот такая задумка. Покопайся в бумагах, вдруг отыщешь ту самую зацепку, которую я проглядел.
Элла изо всех сил старалась сесть на кровати и на чем свет стоит ругала собственное тело, которое никак не хотело ее слушаться. Наконец ей с великим трудом удалось спустить ноги на пол. В голове действительно прояснилось, и ей отчаянно хотелось этим воспользоваться. Но тело продолжало оставаться в оковах дурмана. Даже руки были какими-то чужими, свинцовыми.
Что-то явно готовилось. Элла чувствовала это. Хотя соображала она по-прежнему туго и не смогла бы ничего объяснить, но знала, что Гарольд решил действовать. Сегодня в первый раз за эти дни ее оставили одну. Она была уверена, что и у двери комнаты нет охраны. Только вот до этой самой двери она никак не могла добраться. И когда дверь с легким скрипом открылась, Элла только вздохнула, зная, что она упустила свой последний шанс.
— Я же говорила, что глупо оставлять ее одну, — раздался резкий голос Маргарет.
— Она бы все равно далеко не ушла, — недовольно проворчал Гарольд.
— Распри в боевых рядах? — проговорила Элла и ужаснулась тому, с каким трудом она ворочает языком.
— И напрасно ты приказал больше не давать ей опиума, — продолжила Маргарет. — Мне кажется, она уже достаточно хорошо соображает, и это опасно. А если мы кого-нибудь встретим по дороге к реке?
— Да нет, слишком много людей знает, что у нее не все в порядке с головой. Так что новость скорее всего уже вовсю гуляет по городу. Кроме того, и раньше многие сомневались в ее здравом уме, а вдобавок она провела почти три года с чокнутой Луизой. Не думаю, что после всего этого ее будут слушать. Если дать еще дозу, то, может статься, нам придется ее волоком тащить. Удовольствие маленькое.
Маргарет окинула Эллу изучающим взглядом и проворчала:
— Согласна, но мне все это не нравится. Нам придется всю дорогу слушать ее бред.
— Знаешь, это невысокая цена за то, что нам очень скоро достанется.
Один из охранников неожиданно возник около кровати, бесцеремонно поднял девушку и понес к двери. От неожиданности и возмущения Элла протестующе вскрикнула. Мысленно она отбивалась руками и ногами, но тело продолжало жить своей жизнью и безвольно обвисло на руках у охранника. А может быть, это и к лучшему, что она все еще одурманена опиумом, мелькнуло в голове у Эллы. По меньшей мере будет не так страшно.
Когда они начали спускаться по лестнице, девушка настолько пришла в себя, что даже ухватилась за перила. Но ее сопротивление тут же безжалостно пресекли. Здоровяк, который ее нес, просто продолжал топать вперед, а ухмыляющаяся Маргарет легко смахнула с перил слабую руку. Элла посмотрела на свою кузину и мысленно пожелала ей ужасной, мучительной и долгой смерти. Она слегка удивилась своей кровожадности, но решила, что Маргарет это вполне заслужила.
— И что ты задумал теперь, Гарольд? — спросила Элла, стараясь выговаривать слова ясно и четко. — Собираешься бросить меня в лесу на съедение зверям? А может, застрелишь меня и объявишь, что на твою племянницу напали грабители, когда она плелась, ничего не соображая, но дороге?
— Я собираюсь отвезти тебя к твоей семье, милочка, — холодно ответил Гарольд, когда они остановились перед входной дверью.
— Ты везешь меня на кладбище?
В ответ раздался дружный снисходительный смех опекуна и его дочери. Элла чертыхнулась. Ее белило, что она так медленно и плохо соображает. Она всегда рассчитывала на свой разум, а опиум лишил ее этого оружия. Теперь она совершенно беззащитна. Наконец Элла догадалась — Гарольд вознамерился отвезти ее на реку и утопить.
— Люди не поверят, что мне вдруг вздумалось покататься на лодке, — сказала она.
— Вот мерзавка! Дай ей еще опиума, папа! — взвизгнула Маргарет. — Она уже все понимает!
— Не волнуйся, дочка, — успокоил ее Гарольд и погладил Эллу по голове: — Они поверят, что несчастная безумная девушка бросилась в реку, думая, что возвращается к своим любимым папочке и мамочке. Бедняжка просто больше не могла мириться с потерей, ей их так не хватало все эти годы.
Охранник, который нес Эллу, шагнул через порог, и девушка увидела в конце кирпичной дорожки знакомую карету Гарольда. Она собралась было закричать, но усомнилась в силе своего голоса. Да и бесполезно. Гарольд хорошо подготовился, так что любые крики только подтвердят ее безумие в глазах людей.
— Но тетя Луиза… — начала Элла.
— На этот раз она сильно занята, — сообщил дядюшка.
— Неужели ты думаешь, что она вот так оставит это дело?
— У Луизы из тюрьмы только одна дорога — на убогое ранчо, которое она называет своим домом. В Филадельфии ей не место. Все здесь считают ее возмутительницей спокойствия, аморальной женщиной и просто чокнутой. Они поверят всему, что я про нее скажу, А если она обнаглеет настолько, что начнет мне мешать, то я уступлю просьбе Маргарет и прикончу стерву. И все свалю на свору ее ублюдков.
Охранник дошел до кареты и поставил Эллу на ноги. Девушку тут же повело в сторону. Она не могла придумать достойного ответа, и это выводило ее из себя. Сердце сжалось от страха за себя и за тетю. Чувства стали возвращаться к ней, значит, действие опиума начало ослабевать. Но Элла понимала, что приходит в себя слишком медленно.
— Здравствуйте, Гарольд, Маргарет, Элла, — раздался низкий голос, и сердце у Эллы упало.
Она тяжело привалилась к охраннику, который продолжал крепко держать ее за руку, и посмотрела на Харригана. Девушка одновременно ощутила и злость и радость, что всегда чувствовала, когда видела его. Взгляд темных глаз ирландца был тяжел и холоден. Что-то его тревожило, но что? Элла не надеялась, что он докопался до правды о Гарольде, но уцепилась за возможность намекнуть ему, что происходит. Если он ей поверит, то может начать поиск улик и сделает попытку спасти ее. Даже если он опоздает, то хотя бы Луиза будет знать о грозящей ей опасности.
Харриган в упор смотрел на Эллу, и она послала ему нежнейшую улыбку. В светло-зеленом платье она выглядела особенно хорошенькой, но что-то с ней было не так. Слегка остекленевший взгляд и глуповато-блаженное выражение лица живо напомнили ему слабоумного ребенка или счастливого пьяницу. Глаза не светились живостью и умом, добавлявшими очарования ее милому личику. Не было даже следа гнева, который он ожидал увидеть, потому что вполне его заслужил.
Харриган справился с желанием врезать в челюсть верзиле, который держал Эллу, и унести ее отсюда как можно дальше. Вид у девушки был такой, словно она потеряла часть себя, и это ему совсем не понравилось. Опекун и Маргарет заметно нервничали и явно не были рады встрече с ним. За всем этим что-то стояло, но Харриган не мог сообразить, что именно, и злился. Ясность могла внести Элла, но нечего было и думать переговорить с ней с глазу на глаз.
— Привет, Махони, — приветствовала его Элла, молясь в душе, чтобы ее чрезмерная нежность подсказала ему, что происходит нечто очень нехорошее. — Я так рада снова тебя увидеть.
— А я рад видеть, что ты и твой опекун, похоже, разобрались со всеми проблемами, — сказал Харриган, тщательно пряча свое замешательство и стараясь держаться так, будто эта встреча случайна.
— Конечно! Мы с дядей Гарольдом провели вместе много приятных часов. Я столько всего узнала.
— Рад это слышать. В семье должны уметь ладить друг с другом.
— Да. Мы стали так близки, как все мы близки к могиле.
Маргарет принужденно рассмеялась и, подойдя к Элле, начала подталкивать ее к карете.
— Элла, что ты такое говоришь!
— Уезжаете куда-то? — спросил Харриган.
— Мой дорогой дядя Гарольд везет меня повидаться с моими родными. Он говорит, что очень скоро мы все будем вместе и я перестану по ним скучать.
— Но я думал, что твои родные…
Гарольд что-то сказал охраннику и зло оборвал Харригана:
— Я уверен, что у вас, мистер Махони, масса дел. А мы уже и так опаздываем. — Увидев, что Маргарет и охранник усадили Эллу в карету, он заторопился вслед за ними. — Если вы насчет денег, обратитесь к вашему приятелю Джорджу Моргану.
Харриган оторопело уставился вслед спешно отъезжавшей карете. Вдруг справа раздалось легкое покашливание. Он обернулся и нос к носу столкнулся с пожилой четой Джексонов, которые смущенно с ним поздоровались. Они соседствовали с Карсоном. Харриган повернулся, чтобы уйти, но не смог превозмочь любопытства. Вид у обоих стариков был необычайно встревоженный.
— У Карсонов какие-то неприятности? — спросил их Харриган.
— Думаю, вам можно сказать, вреда от этого не будет, — пропыхтела пышнотелая миссис Дженсон. — Да это теперь ни для кого и не секрет. Боюсь, бедняжка мучается от воспаления мозга.
— От чего? — поразился Харриган.
— Это вы привезли девушку из Вайоминга, куда она три года назад сбежала? — спросил мистер Дженсон, поглаживая густо нафабренные усы.
— Да, я, — ответил Харриган. — Но никакого воспаления мозга у нее я не замечал.
— Такое всегда случается неожиданно, — назидательно проговорила миссис Дженсон. — Может быть, пока вы ее везли, болезнь и начала развиваться.
— Я бы это заметил, — пробормотал ирландец, заставляя себя продолжать разговор, одновременно соображая, зачем понадобилось Гарольду распускать эти идиотские слухи.
— Может, вы просто не знаете, как в таких случаях ведут себя юные леди? Вот и не заметили, когда Элла начала вести себя странно.
— Вы о чем?
— Ну, она сбежала из благоустроенного дома, чтобы жить со своей тетей на Диком Западе. Одному Богу известно, как там живет эта женщина. Однако Элла просто рвалась туда. Чтобы молодая благородная леди захотела переехать в такое дикое место? Никогда! А Элла ни в какую оттуда возвращаться не хотела. Бедный Гарольд так пережинал.
— Еще бы не переживать. — Харриган спохватился, что ответил слишком зло, потому что миссис Дженсон бросила на него удивленный взгляд. Он ослепительно ей улыбнулся: — А что говорит про племянницу мистер Карсон? Он выяснил, чем она больна?
— Гарольд думает, что она стала жертвой огромного горя. Ведь она потеряла всю свою семью.
— Но это случилось семь лет назад.
— Верно, но девочка всегда была, так сказать, немного странной. И он думает, что безумие вполне могло быть наследственной болезнью. Посмотрите хотя бы, как ведет себя ее тетушка, — Женщина содрогнулась, и ее муж ободряюще похлопал ее по плечу. — Некоторые считают, что Робина Абернати убила Луиза Карсон. Зверское, скажу вам, было убийство. Вы только посмотрите, с кем водит знакомство эта леди! Скорее всего Гарольд прав, что-то в этом семействе не в порядке, наверное, дурная кровь. Харриган с трудом заставил себя говорить спокойно:
— Гарольд, должно быть, верит, что болезнь излечима. Иначе он посадил бы ее под замок.
— Он вполне может так сделать. Девушку и доктор смотрел, и настоятель нашей церкви к ней приходил. И оба сказали, что надежды очень мало. Бедняжка, так ее жалко!
Харриган заставил себя церемонно и вежливо откланяться и заторопился к себе в контору. Растерянность от встречи с Эллой превратилась в тягостный, леденящий душу страх. Карсон потрудился на славу, распустив несуразный слух о безумии Эллы. Харриган вдруг припомнил несколько странных высказываний, которые ему довелось услышать за последние дни. Он не придал им значения, поскольку Элла его предупреждала, что в Филадельфии многие считают ее не от мира сего. Кроме того, она сама могла вести некую игру в надежде получить возможность сбежать. Теперь он ясно понял, что слухи распространял Гарольд.
Харриган с тревогой подумал, нет ли доли правды во всей этой истории. Элла действительно вела себя странно. За время их путешествия она слишком много пережила и вполне могла сломаться. Ведь она все-таки хрупкая, юная, избалованная девушка, а не суровый покоритель новых земель.
Подумав обо всем этом, Харриган обозвал себя дураком и сердито стукнул кулаком по столу. Кому-кому, а уж ему-то прекрасно известно, что за хрупкой внешностью Эллы скрывается твердый как сталь характер и живой проницательный ум. Возможно, сейчас она ведет себя странно, но он отказывался верить, что девушка сошла с ума. Просто ее опекун хотел, чтобы в это поверили все. Необходимо понять, зачем Карсону оговаривать племянницу, какая ему от этого выгода. Внутреннее чутье подсказывало ирландцу, что с поиском ответа на этот вопрос следует поторопиться, потому что на разгадку затеянной Гарольдом интриги у него осталось очень мало времени и еще меньше — на то, чтобы положить ей конец.
Элла заставила свое тело слегка повернуться, чтобы посмотреть назад. Карета увозила ее от дома Гарольда и от стоявшего на тротуаре Харригана. Лучше смотреть на ирландца, чем на Гарольда и Маргарет. Она увидела, как Махони остановился и заговорил с Джексонами. В этот момент карета повернула за угол.
«Он и не подумал спасать меня!» — подумала Элла и совсем сникла. «А чего, собственно говоря, ты ожидала? Что он выхватит сверкающий меч, вскочит на белого коня и галопом помчится следом, во весь голос требуя головы Гарольда?» — насмешливо произнес внутренний голос. Элле казалось, что он выкажет хоть какое-то беспокойство. Очень скоро она умрет, и как хотелось вспомнить в последние минуты жизни его любящий или хотя бы сочувствующий взгляд.
— Полагаю, вы и не подумаете остановиться у тюрьмы, чтобы я могла попрощаться с Луизой? — спросила Элла и решила, что в голосе ее, похоже, прибавилось уверенности. «Господи, только бы я не обманулась» — подумала она.
— Очень трогательно, милочка, — ухмыльнулся Гарольд. — Не волнуйся, я расскажу Луизе, что все дни перед безвременной кончиной ты только о ней и говорила.
— Чего это ты все пялилась назад, на этого недоумка Махони? — злобно спросила Маргарет. — Неужто думала, что он поймет твое невнятное бормотание и помчится на выручку?
— Моего, как ты говоришь, невнятного бормотания хватило, чтобы вы оба задергались, — ответила Элла. — Вы же буквально швырнули меня в карету, чтобы не дать мне поговорить с ним.
— Пала, ты только послушай ее! Говорю тебе, она уже совсем очухалась.
— Ты уж слишком переживаешь, дитя мое, — успокаивающе похлопал дочь по руке Гарольд, — голова и язык у нее начали работать, кто спорит, но это не проблема, — Он улыбнулся Элле: — Тебе ведь даже рукой двинуть тяжело, верно, милочка?
— Тяжело, но сил сплясать джигу на твоей могиле у меня хватит, — ответила Элла, стараясь не показать, что от его улыбки ей едва не стало дурно.
— Очень в этом сильно сомневаюсь. Если бы у тебя были силы на такое, мы не сидели бы здесь и не вели эту приятную беседу. Я прекрасно помню, как опиум действовал на одного моего знакомого. Он мог очень умно рассуждать, но был не в состоянии двинуть ни рукой, ни ногой. Во время разговора он мог и сходить под себя, как самый натуральный пьяница.
— Однако какие благородные у тебя знакомые.
— Ты jbo многом похожа на своего отца. Когда он догадался, что, собственно, происходит, и понял, что не спастись ни ему, ни жене с ребенком, то принялся удивительно умело поносить меня самыми последними словами. Когда люди, подобные вам, испытывают страх смерти, они становятся просто невыносимыми.
— Ты что, смотрел, как умирают мои близкие?
— С безопасного расстояния. Вы с Луизой оказались поумнее твоего папаши, не такими доверчивыми и наивными. Признаюсь, мне пришлось изрядно повозиться, чтобы справиться с тобой.
— Надо же, какая жалость. — Элла молила Бога вернуть ей силы на пару минут, чтобы успеть задушить Гарольда. — Диву даешься, как ты уверен, что преступления будут и дальше сходить тебе с рук.
— А кто заставит меня расплачиваться? Ты? Да тебя ноги не держат. Луиза? Если она окончательно не выжила из ума, то похоронит тебя и без оглядки умчится на свое любимое ранчо. В этом городе она теперь просто никто. Возможно, ты не понимаешь простых вещей из-за опиума. Игра закончена, Элла, и ты ее проиграла. Я весьма тщательно изолировал тебя от всех союзников. Ты одна, а в одиночку тебе меня не переиграть. Полагаю, ты это признаешь, и поэтому лучше готовь свою душу к встрече с Богом.
— Насчет себя я нисколько не заблуждаюсь. Мне не спастись, это очевидно. Но я больше чем уверена, за все причиненное тобой зло ты ответишь сполна. Хотя мне это и неприятно, но, возможно, ты и доживешь до счастливой старости, и никто тебя пальцем не тронет. Но ведь ты не бессмертен.
— О чем это ты?
— Ясное дело, ты так занят отправкой людей на тот свет, что в церковь тебе сходить некогда. Я говорю о наказании, которое приходит потом. Думаю, ты слышал об аде, Гарольд? Нас всех ждет расплата за наши грехи. Ты свое получишь, может быть, не так быстро, как хочется мне, но обязательно получишь. Наверное, ты прав, когда думаешь, что мне никто не поможет. — Элла откинулась на обитую плюшем спинку сиденья и закрыла глаза, радуясь, что на лице опекуна промелькнул страх, смешанный с яростью. — Но знаешь, Гарольд, тебя ведь тоже никто не спасет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прелестная узница - Хауэлл Ханна



Один раз можно прочитать.
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаКэт
26.01.2013, 13.59





Прекрасный роман о любви советую всем читать мне понравился
Прелестная узница - Хауэлл Ханналюбовь
1.07.2013, 23.27





Очень хороший роман, слегка предсказуем но мне понравилось
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаЛера
27.03.2014, 7.15





Роман интересный,единственное что не понравилось это то что гл. герои открыли друг другу свои чувства на последней странице романа.
Прелестная узница - Хауэлл ХаннаНаташа
23.11.2014, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100