Читать онлайн Под счастливой звездой, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под счастливой звездой - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 85)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под счастливой звездой - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под счастливой звездой - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Под счастливой звездой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

— Закройте ворота! Черт бы вас всех побрал, болваны!
Подайте мне лошадь! Да не трудитесь ее седлать! Девка будет сидеть у Менгусов за столом раньше, чем вы успеете затянуть подпругу!
Если бы Эмил не была столь напугана, она бы от души посмеялась над одураченным Парланом, над командами, которые тот отдавал своим людям, и поспешностью, с которой те кидались их выполнять. Но она поняла главное: то, что любому показалось бы страшной суматохой, на самом деле таковой не являлось.
Просто люди Парлана очень спешили — спешили помешать ей достичь заветной цели. Воплем, который, пожалуй, перекрыл бы любой воинский клич, она послала Элфкинга в сторону ворот, створки которых уже начали закрываться.
Люди бросались врассыпную от бешено мчавшегося жеребца, но когда всадница достигла ворот, выяснилось, что те, кто пытался их закрыть, выполнили свои обязанности на совесть. Створки почти сомкнулись, и наездница, натянув поводья, подалась назад, чтобы стража у ворот испытала па себе крепость копыт жеребца. Это подействовало — челядь Парлана бросилась кто куда, и Эмил наконец удалось вырваться из замкового дворика на простор сквозь узкий проем.
Но задержка сбила Элфкинга с ритма, и девушка заволновалась, что потеря скорости может дорого ей обойтись: за спиной слышались звуки погони.
Хотя Парлан и обругал на чем свет стоит своих людей, следивших за воротами, он не мог ставить им в вину страх перед белым жеребцом. По крайней мере им хватило ума сразу же после прорыва Эмил снова открыть ворота, чтобы выпустить из замка погоню. Жеребец Парлана почти не задержал бег по этой причине. Рейвен — так звали коня Парлана — был в отличие от Элфкинга вороной масти, с белыми отметинами у ноздрей и у задней левой ноги. Было общеизвестно, что трудно найти коня, такого же резвого, как Рейвен, но Парлан сразу понял, что у него почти нет шансов догнать Элфкинга, — тот, имея на спине почти невесомый груз, не скакал, а летел, едва касаясь копытами земли. Глядя на бег мелочно-белого жеребца, Парлан испытал еще большее искушение завладеть Элфкингом.
Преследуя беглянку, Парлан невольно подумал, что между конем и его хозяйкой существовала некая внутренняя связь, что облегчало их усилия. Слившись с конем в одно целое, девушка продолжала уверенно скакать на несколько корпусов впереди Рейвена, полотнище ее волос вызывающе полоскалось перед носом Парлана. Да, в этом единении человека и лошади было нечто мистическое, и лэрд решил, что имя Элфкинг — Король Эльфов — отлично подходит для жеребца.
Примерно о том же думали Малколм и Лаган, которые на почтительном расстоянии следовали за лэрдом с небольшой группой челяди. Они поднялись на небольшой холм и видели теперь, как их хозяин мчится за девушкой по долине.
Черный жеребец с крупным темноволосым мужчиной на спине, мчавшийся за белоснежным конем с крохотной фигуркой девушки, — эта картина вызвала в душах суровых людей множество самых разных чувств. Своеобразное состязание двух великолепных животных заставило их затаить дыхание.
Было ясно, что лошадям Лагана и Малколма не приходилось равняться ни с Элфкингом, ни с Рейвеном.
— Нам их ни за что не догнать!
— Точно. Но нам, Малколм, хочешь не хочешь, надо следовать за лэрдом. Кто знает, может быть, Парлану потребуется наша помощь, чтобы поймать ее? Кроме того, с его стороны было бы неразумно удаляться в одиночестве за пределы собственных владений.
Малколм последовал за Лаганом, который возглавил группу сторонников Парлана, при этом, однако, прошептав себе под нос:
— Не хотел бы я попасть под горячую руку лэрда, если он проиграет эти скачки.
Парлан собирался эти скачки выиграть, хотя и отдавал себе отчет, что это, возможно, самое трудное состязание в его жизни. Несмотря на то что беглянка имела очевидное преимущество, нельзя было сказать, чтобы она использовала его в полной мере. Конечно, местность была для нее незнакомой, что затрудняло скачку. Парлан понимал это и с мрачной целеустремленностью следовал за девушкой в ожидании, что она неминуемо совершит ошибку.
Эмил осознавала выгоды и недостатки своего положения. К примеру, подвернувшаяся на пути кочка мгновенно съедала несколько ярдов пространства, отделявшего ее от преследователя, поскольку тому удавалось успешно миновать препятствие. К тому же было достаточно лишь взглянуть на Парлана, чтобы лишиться спокойствия. На своем черном жеребце он напоминал мчавшегося за ней по пятам если не самого сатану, то одного из его присных. Созданию этого образа в немалой степени способствовали сплетни и слухи, окружавшие Черного Парлана.
Но не скорость, с которой они мчались, не знание — а вернее, незнание рельефа местности, по которой они скакали, завершили бешеную гонку. Причиной этому послужило обстоятельство настолько незначительное, что Эмил решила, будто так распорядилась сама судьба. Легкий сбой в аллюре Элфкинга показал девушке, что ее дело проиграно. Конь, несомненно, продолжал бы скакать до тех пор, пока у него не разорвалось бы сердце, но хозяйка никогда бы не потребовала от него подобного. Не могла она и обречь Элфкинга на увечье, после которого жеребца ожидала бы верная смерть. Не было в ее жизни ни единой стоящей причины, из-за которой она согласилась бы принести в жертву своего любимца. Рыдая от охватившего ее чувства острой тоски, Эмил остановила коня, спрыгнула на землю и пригнулась к копытам жеребца, чтобы выяснить, что случилось.
Скакавший следом Парлан сразу заметил, что белый жеребец сбился с ноги. Он выругался, потому что не сомневался — девушка продолжит гонку даже на покалеченной лошади, после чего вряд ли удастся излечить ногу коня. Так что лэрд никак не ожидал, что девушка остановит Элфкинга, и промчался мимо. Когда он понял свою ошибку и повернул коня назад, беглянка сидела на земле и, зажав в руке какой-то предмет, во все глаза смотрела на него. Парлан соскочил с лошади и тихо подошел к ней. Жеребец, судя по всему, почти не пострадал.
— Камешек, — тихо сказала она, вытягивая руку. — Мне надо было подумать об этом.
— Надо было, ну и что из того? — бросил он и сделал знак подъехавшим следом людям своего клана заняться жеребцом и не подпускать его к хозяйке.
— Это твоя вина! — воскликнула она, вскакивая на ноги и швыряя камень в лицо Парлану.
Камешек ударил в щеку Черного Парлана, заставив его поморщиться.
— Ты что, сошла с ума? Какое, к черту, я имею к этому отношение?
Эмил была слишком возбуждена и раздосадована происшедшим, чтобы отдавать себе отчет в том, на кого она повышает голос.
— Потому что ты — мужчина, — произнесла она тоном, в котором чувствовалось неприкрытое отвращение. — Такая же свинья, как и все прочие. Если бы не вы, не мужчины — а по сути, животные, — я могла бы остаться с Лейтом. Из-за вас я бросила его, вскочила на Элфкинга и едва его потом не изуродовала.
— Я — свинья? — со смехом спросил Парлан, переводя взгляд с личика девушки на указующий перст, которым она норовила вслед за очередным обвинением в его адрес уязвить в грудь его самого.
Признаться, мужчину восхитила смелость, с которой она выдвигала обвинения. Он мог сломать ей шею одним хорошим ударом, но девчонка тем не менее противостояла ему как равный по мощи и отваге воин. Тонкое, с правильными чертами лицо с расширившимися от отчаяния глазами цвета аквамарина вызывало его восхищение, хотя глаза эти и сверкали от гнева. И снова он задался вопросом о ее возрасте, поскольку пухлые губы обещали чувственные радости уже сейчас. Неожиданно вопрос о ее возрасте сделался необыкновенно важным для мужчины. Его взгляд упал на камзол, в который была одета девушка, но он скрывал те прелестные выпуклости, которые наверняка у нее имелись.
— Ну-ка сними камзол, — приказал он, ни на секунду не задумавшись о том, насколько двусмысленно подобная команда могла прозвучать в чистом поле. На самом деле он всего-навсего хотел определить ее возраст.
Приказ прозвучал, словно удар хлыста, и вверг Эмил в еще большее неистовство:
— Пошел к черту! — воскликнула она.
Удивление Парлана возросло, поскольку он не привык, чтобы его желаниям и повелениям противились в подобной манере.
— Ты поступишь так, как сказал я, женщина.
Более всего Эмил разозлило, что ее назвали женщиной.
— Ты получишь право называть меня так, когда рак на горе свистнет! — вскричала она, но когда Парлан протянул руки, чтобы развязать шнурки на ее одеянии, она принялась ругаться, не заботясь уже об изяществе слога:
— Убери от меня свои лапы, ты, волосатое чудовище!
Пытаясь удержать ее, чтобы развязать шнуровку на камзоле и дивясь про себя ее гибкости и увертливости, Парлан крикнул:
— Да погоди ты, я хочу лишь узнать, какой тебе год!
— Для этого тебе не надо снимать с меня одежду!
— Хорошо, скажи сама: сколько тебе? — Его глаза, впившиеся в ее лицо, с подозрением сузились.
Неожиданно она поняла, что от ее ответа во многом зависит то, как с ней будут обращаться дальше, и прошептала:
— Двенадцать.
Он ухмыльнулся, поймал девушку за запястья и свел их за ее спиной одной большой и сильной рукой.
— Тогда тебе нечего стесняться, — произнес он, продолжая свободной рукой распускать шнурки, — ведь в таком возрасте у женщины и смотреть-то не на что.
Неожиданно на сцене этого своеобразного представления показался Алекс — тот самый юнец, которого Эмил так удачно сбила с ног в комнате брата. Алекс пришел в себя, когда висевшая на веревке девушка свистнула, подзывая Элфкинга. Хотя у парня кружилась голова, он последовал за всадниками. Надо сказать, юношу снедало чувство вины за побег Эмил, поскольку он отчасти считал себя его причиной.
— Следи за ее коленом, лэрд, — проговорил он, неуклюже слезая с лошади.
Эмил уворачивалась не только для того, чтобы освободиться, — она боролась с неприятелем. К ее вящему неудовольствию, предыдущая жертва вступила в беседу именно в тот момент, когда она готовилась отвесить лэрду полновесный удар коленкой. Зато ей удалось высвободить руки, и она попыталась, сцепив их замком, нанести Парлану разящий удар. Тот перехватил ее руки в самый последний момент и толчком опрокинул на спину. Теперь над девушкой склонилось смуглое лицо решительно настроенного мужчины, которое становилось все более темным от ярости. Он держал ее так, что воспользоваться коленом в качестве оружия не представлялось возможным. Более того, он фактически лишил ее всякой возможности двигаться.
Когда Парлан извлек из ножен кинжал, девушка вздрогнула. У лэрда имелись как минимум два резона пустить его в ход, и Эмил вздохнула едва ли не с облегчением, когда он с помощью клинка перерезал наконец шнурки камзола, который она отказалась снимать по его настоянию. Пережить оскорбление, которое Парлан собирался нанести ее скромности, было легче, нежели боль от раны.
Девственность, которую девушка защищала с таким упорством, по большому счету, была куда менее важной, чем жизнь. Но было бы лучше, если бы лэрд не пронизывал ее при этом столь ужасающим взглядом.
Парлан и сам старался не пожирать плоть девушки жадным взглядом, но ничего не мог с собой поделать — его воля явно уступала в бесплодной борьбе с невыразимым желанием взять ее сейчас же. Поскольку камзол наконец распахнулся, Парлан мог теперь рывком разорвать полотняную рубашку и обнажить то, что, как он ожидал, могло оказаться парой самых соблазнительных грудей, какие ему приходилось видеть в жизни. Единственное, что его остановило в этот момент, была челядь, собравшаяся вокруг. Он не намеревался делиться с другими наслаждением от созерцания подобной красоты.
— Ты отлично сформировалась для своих двенадцати, девушка, — проговорил он, оторвав наконец жадные глаза от юной груди.
— Ладно. Мне исполнилось семнадцать в день святого Михаила. И что теперь? — бросила Эмил.
— А то, — тут он приблизил свое лицо к ней вплотную, — что понадобится нечто более существенное, нежели твои пронзительные взгляды, чтобы удовлетворить мои свинские аппетиты.
Она вспыхнула, после чего напустила на себя отчаянно хмурый вид. На самом деле ее встревожило другое: Черный Парлан волновал ее как мужчина. Его смуглое, красивое лицо и атлетически развитое тело возбудили в ней не слишком приличный для девственницы интерес. Его слова, разумеется, вызвали у нее определенный страх, но не больший — как она догадывалась, — чем страх любой девушки, которой мужчина высказывал подобное нескромное предложение.
Желания ее девственного тела беспокоили ее: как, в самом деле, объяснить то, что ее ничуть не трогали холеные воспитанные джентльмены с равнин, а вот этот грубый горец вызвал в ее душе и теле целый сонм чувств?
Если забыть на время, что он Макгуин, подумала Эмил, а заодно забыть хотя бы на время о тех глупых слухах, которые ходили на его счет, и взглянуть на Парлана просто как на мужчину, — следует признать, что он очень красив.
Высокие, развитые скулы и орлиный нос придавали ему те черты благородного человека, которые вряд ли кто-либо решился назвать непривлекательными. Тонкие, изогнутые брови и затененные удивительно длинными и густыми ресницами глаза делали его похожим на лесного бога. Это сходство усиливали смуглый цвет кожи и черные, с синеватым отливом длинные волосы. Кроме того. Черный Парлан был, пожалуй, самым рослым мужчиной, которого ей доводилось встречать, — в нем было по крайней мере шесть футов, а может, и больше. Мускулатура у него была развита очень гармонично. Распахнутая на груди рубашка и отсутствие панталон, которые заменял килт, давали возможность созерцать ровные колечки волос на груди мужчины и тонкий, нежный волосяной покров на стройных мускулистых ногах.
Итак, он был высок и хорош собой, что, впрочем, вовсе не означало, что Эмил была готова кинуться в его объятия очертя голову. Черный Парлан относился к клану Макгуинов и был лэрдом этого разбойничьего сообщества. Кроме того, он относился к тем, кого в Шотландии называют горцами. Она была достаточно умна, чтобы не верить всем слухам на его счет, и понимала, что сейчас, в 1500 году, люди уже не жарят младенцев себе на обед, но, как говорится, дыма без огня не бывает. За сплетнями и слухами всегда скрывается истина — хотя бы отчасти. Девушка ни на миг не усомнилась в том, что Парлан любил женщин и поступал с ними не слишком благородно. Но и это было не единственной причиной, из-за которой Эмил собиралась противостоять Парлану не на жизнь, а на смерть. Она инстинктивно почувствовала, что за ее сопротивлением Парлану скрывается нечто большее, и вот это самое «нечто» пугало девушку сильнее всего на свете. Впрочем, она вовсе не собиралась демонстрировать снедавший ее ужас этому самцу.
— Ну, теперь, когда ты узнал, что хотел, может быть, ты меня отпустишь, ты — большой волосатый бык? — дерзко спросила она. — Ты придавил мне ноги, и я их почти не чувствую!
— Буду только рад снова вернуть им чувствительность, — двусмысленно отозвался тот, и его люди засмеялись.
— Не вижу ничего смешного. — Шутливое настроение Черного Парлана еще больше ее встревожило. — Может, ты встанешь и прекратишь давить на меня, пока я не осталась калекой на всю жизнь? Что еще случилось?
Последний вопрос девушки был вызван тем, что она заметила, как внезапно изменилось лицо Парлана. Оно снова сделалось злым. Эмил проследила за его взглядом и заметила, что он снова направлен на ее грудь, где выступили несколько бледноватых синяков, оставленных усилиями молодого человека, напавшего на нее в комнате Лейта. Она поняла, что именно эти пятна привели Черного Парлана в ярость.
Он мягко вскочил на ноги и тихим, слишком тихим голосом обратился к юнцу:
— Откуда, черт возьми, тебе известно об оборонительных ухищрениях этой девицы?
Внятно, хотя и с трепетом в голосе, парень объявил:
— Она использовала этот прием, когда я на нее…
Он еще не закончил говорить, когда здоровенная оплеуха Парлана заставила его покатиться на землю. Поднявшись на ноги и стянув на груди камзол, девушка стала свидетельницей избиения, которому Черный Парлан подверг ее несостоявшегося насильника. Хотя юнец, как видно, очень при этом страдал, он не попытался сказать ни слова в свою защиту. Впрочем, за него не вступился никто из стоявших вокруг. Более того, никто из людей Парлана не выразил ни малейшего удивления расправой, а ведь это могло означать, что зловещий Черный Парлан терпеть не мог насилия над женщинами и считал его достойным самого тяжелого наказания… Эмил решила на досуге поразмыслить о слухах, заклеймивших Парлана как насильника, и о том, что она видела сейчас. Теперь же она хотела вмешаться, чтобы остановить жестокую расправу, и попыталась поставить лэрда в известность о ничтожных достижениях юнца в области насилия над женщинами.
— Не надо, не надо, — вскричала она, хватая Парлана за руку, — ничего такого особенного он не сделал!
— Тебе понравилось, что ли? — осведомился глава клана, которого рассердила ее попытка защитить юнца.
— Не строй из себя идиота, — бросила девушка, и эта дерзость заставила затаить дыхание от страха за нее кое-кого из окружения Парлана. — Я не говорю, что мне понравилось то, что он пытался сделать. Просто хочу сказать, что он всего-навсего успел меня обнять и один раз поцеловать.
— Поцелуй и одно-единственное объятие не оставляют синяков, — резонно заметил мужчина.
— Он не виноват. На мне не было ничего, кроме этой рубашки, которая к тому же была расстегнута. Ну и еще — я распустила волосы, а он-то рассчитывал застать в комнате двух парней — оттого-то, наверное, накинулся на меня слишком уж прытко и крепко сжал в объятиях, прежде чем я начала защищаться. Кстати, синяки у меня на коже образуются очень легко. — Девушка заметила сомнение в глазах Парлана и спросила:
— Скажи, ты так зол, потому что не успел сам наставить мне синяков?
— Нет, — бросил он, цепенея от ярости. — Я терпеть не могу грубо обходиться с женщинами. А ты вела себя поначалу так глупо, что я и в самом деле решил, что ты — дитя.
Эмил подавила усилием воли не слишком приятное воспоминание о том, как еще совсем недавно Парлан прохаживался на счет ее хрупкости и сжимал за спиной ее запястья.
Следы его рук, однако, уже проступили на ее нежной коже.
Заметив его удивление, Эмил улыбнулась.
— Я же говорила, что наставить мне синяков ничего не стоит. Такая кожа. Зато они и рассасываются так же быстро, как появляются, и не болят. По правде сказать, мне кажется, что синяки, которыми я наградила этого парня, куда больше, — тут она смешалась и слегка покраснела.
Взглянув на юнца, которого слова Эмил привели в замешательство, Парлан ухмыльнулся:
— Так и быть, Алекс. На этот раз ограничимся этим, но если я когда-нибудь услышу о подобном… Твои синяки два или три дня будут напоминать тебе о твоем проступке.
Зато слух о том, как ты не смог совладать с женщиной, будет жить куда дольше. И это послужит для тебя еще худшим наказанием, чем мои тумаки.
Парлан взял девушку за руку:
— Пора возвращаться в замок. Малколм проследит за твоим жеребцом. — Увидев, как конь шарахнулся от последнего, Парлан добавил:
— Миледи, не сочтите за труд дать своему коню приказ следовать за моим человеком. — На этот раз в его просьбе прозвучала напускная, на взгляд Эмил, предупредительность.
Она ответила ему той же монетой — вежливостью, которая шла отнюдь не от сердца, а потом стояла, снедаемая яростью, пока он поправлял ей костюм, как беспомощному ребенку. В течение всего обратного пути до замка Макгуинов, который она проделала, сидя на крупе Рейвена, девушка не произнесла ни единого слова, удрученная своей неудачной попыткой к бегству. К тому же она была вынуждена сопротивляться зову собственного тела, который властно требовал от нее прижаться к сидевшему рядом Парлану, прикоснуться к силе и мужественности, исходившим от него. Когда они наконец добрались до замка, Эмил доходчиво объяснила Элфкингу, чтобы тот не волновался, и хотела отправиться навестить Лейта, но вместо этого ее провели в большой зал, усадили и налили эля.
— Поскольку установлено, что ты не Шейн Менгус, — кто ты? — осведомился Парлан, когда все уселись за столом, уставленным яствами.
— Эмил Сьюбхан О'Коннел Менгус, младшая дочь Лахлана Менгуса.
— Ну, значит, ты все-таки стоишь хороших денег. Я-то боялся, что ты всего лишь наложница Лейта и за тебя гроша ломаного не получишь!
Парлан вовсе не собирался давать кому-либо понять, что за всем этим скрывается нечто большее, нежели его, Парлана, материальный интерес. Он был уверен, что терзавшей его в последнее время неудовлетворенности скоро придет конец. Он с самого начала отказывался верить, что эта маленькая женщина — всего лишь потаскушка, подружка Лейта Менгуса. Теперь же, когда он узнал правду о происхождении девушки, она еще больше заинтриговала его. Его привлекали в ней и юность, и отсутствие обручального кольца на пальце, что должно было свидетельствовать о ее девственности, и то высокое положение, которое она занимала в клане Менгусов. Черный Парлан не просто хотел быть ее первым мужчиной — он прямо-таки жаждал этого.
В то же время сознавал, насколько трудным делом будет залучить эту строптивицу к себе в постель. Силы и мужества ей было не занимать, а на обольщение по всем правилам требовалась уйма времени. Пожалуй, девушка бы и не поверила в его надуманные терпение и покорность. Взять ее силой он тоже не мог — это противоречило правилам, существовавшим в его замке, а кроме того, он вообще испытывал ненависть к насилию над женщиной. Чтобы завлечь ее в постель, требовался некий предлог, нечто чрезвычайно для нее важное, что позволило бы ему открыть своеобразные торги и одержать победу если и не в полном согласии с ее чувствами, то хотя бы без сопротивления с ее стороны.
Исподтишка изучая девушку, он пытался определить, что именно могло служить причиной его сильнейшей тяги к ней. В ее фигуре были привлекательные округлости, в особенности полные груди, которые Парлан так ценил в женщинах. С другой стороны, на его вкус она была слишком тоненькой. Ее лицо было красивым, что и говорить, но он знал великое множество других красивых лиц, которые — на первый взгляд — были ничуть не хуже лица Эмил. Разве что глаза… Эти глаза цвета аквамарина с длинными ресницами… Они и в самом деле были несравненными.
И тут Парлана осенило: он искал в ней то, что можно было увидеть, так сказать, физическим взором, то, что было открыто любому смертному. Хотя Парлана никто не назвал бы романтиком, он догадывался о том, что ни лицо, ни фигура не заставляют мужчину забыть обо всех прочих женщинах и следовать за одной-единственной избранницей. Дело было куда сложнее и касалось других качеств, которые, вероятно, кто-нибудь, только не Парлан, назвал бы душевными. За то время, пока он мог наблюдать за пленницей, глава клана успел отметить человеческие качества в Эмил, коих, по его глубочайшему убеждению, в других женщинах больше не осталось.
Он восхитился ее поведением истинного рыцаря, конного воина, прежде всего заботившегося о своем скакуне и лишь потом — о себе. Эта девушка знала цену настоящему боевому коню. У малышки хватило смелости и даже доблести до последнего противостоять ему, главе могущественного клана, и даже решиться на попытку побега, на какую отважился бы далеко не всякий мужчина. Когда Эмил вмешалась в его потасовку с Алексом, он оценил в ней развитое чувство справедливости. Но не меньше ему хотелось открыть для себя и другие черты ее характера.
— Скажите, вы отошлете условия нашего с братом выкупа моему отцу, сэр Макгуин? — спросила девушка, нарушая ход его мыслей. — Уверена, что он безумно о нас волнуется.
— Да уж, вышло так, будто вас поглотила сама земля.
Мой братец обязан был послать вашему отцу хотя бы весточку о вашем с братом пленении. Тем не менее мне необходимо установить сумму выкупа, — добавил он. Потом, глядя на нее в упор, произнес:
— Надеюсь, до того момента, как будет отправлено послание вашему отцу и деньги придут, пройдет достаточно времени, чтобы ты сумела научить меня трюкам своего жеребца да и вообще передать мне его, что называется, с рук на руки.
— Нет, этого никогда не произойдет.
— Я собираюсь стать хозяином этой лошади.
— Можешь попытаться — да, но моего содействия не дождешься. Элфкинг принадлежит мне. Он родился вторым, и с самого начала казалось, что он не жилец.
Слабого жеребенка оставили бы умирать, если бы не я. Я сама поила его молоком из рожка и выходила. Он мой, и нет никого и ничего, что могло бы это изменить. Даже великий Черный Парлан ничего не сможет здесь поделать, — закончила Эмил.
— Ты испытываешь терпение мужчины, девушка.
— Что сказано, то сказано, и я не откажусь ни от единого своего слова. — Но, положив в рот кусочек предложенной ей закуски, она выжидательно посмотрела на Парлана.
Тот откинулся на спинку кресла.
— Стало быть, не станешь помогать мне в попытке завоевать расположение твоего жеребца?
— Я не стану помогать тебе воровать собственную лошадь. — Девушке показалось, что это она проговорила про себя, но по смеху окружающих и по тому, как иронично изогнулась бровь Парлана, поняла, что слова были произнесены вслух.
— Благодарю вас, миледи.
— Не стоит благодарности, сэр, — скороговоркой пробормотала Эмил, кляня на чем свет стоит собственную несдержанность и неумение контролировать язычок.
— А ты знаешь, что я могу оставить коня себе независимо от того, удастся его приручить или нет?
— Да. Знаю и то, что это ничего тебе не даст. Он убежит ко мне при первой же возможности.
— Ну, существуют способы удержать от побега даже такого зверя.
— Зато не существует способов сделать такого зверя своей верховой лошадкой.
— Наверное. Но его всегда можно поставить в стойло и пустить к нему кобылиц. Уверен, как производитель он покажет себя с самой лучшей стороны.
Она решила было соврать, но быстро поняла, что Парлан устроил ей своеобразную проверку на честность, и пришла к выводу, что лучше сказать правду.
— Да, пока он не пропустил ни одной кобылы и неудач не знал. — Тут девушка почувствовала, что у нее в глазах защипало. — Если бы я разрешала подпускать Элфкинга к кобылицам еще год или два — стала бы богатой женщиной.
— Тебе требуется компенсация? — осведомился Парлан, делая вид, что безмерно удивлен.
— Интересно, а ты бы не потребовал компенсации, если бы уступил Рейвена на племя?
— В любом случае, — Парлан нахмурился, — деньги пошли бы Лахлану — так или нет?
— Нет. Элфкинг мой. Деньги получаю я — или кто-нибудь из сестер или братьев. Кстати, лошадь, на которой ездил Лейт, — дитя Элфкинга.
— А чья кобылица?
— Одна из тех, что принадлежит Маквернам.
Парлан присвистнул как человек, хорошо знавший коннозаводство в округе. Потом ухмыльнулся, подумав, как нелегко пришлось тупоголовому Алистеру Макверну, когда он общался с этой чересчур развитой девицей. Уже то, что он вообще согласился пойти на такое, свидетельствовало о великолепных качествах Элфкинга как производителя.
— Значит, жеребец с таким же успехом может обогатить и меня, — заметил Парлан, улыбкой встретив взгляд девушки.
— Верно. Но жаль использовать такого коня только для этого — он прямо-таки создан для бега.
— А кто тебе сказал, что с течением времени конь не смирится? Хороший долгий уход, отличная кормежка, и глядишь — жеребец изменит отношение ко мне, а потом, чего доброго, и признает во мне хозяина. — Парлан разглядел проблеск страха, мелькнувший в глазах девушки. — Согласись, все-таки стоит попробовать. — Парлан помолчал с минуту, давая возможность пленнице вдуматься в его слова, после чего коварно продолжил:
— Я даже готов заключить с тобой сделку.
Ее желание мгновенно согласиться на что угодно неожиданно угасло — слишком заблестели его глаза.
— Каковы же будут ваши условия?
Нагнувшись вперед через стол, он прошептал:
— Очень простые: ты или твоя лошадь.
Эмил сдвинула брови: она не могла взять в толк, отчего мужчины за столом вдруг замолчали.
— Я тебя не понимаю.
Парлан вытянул указательный палец и медленно с улыбкой провел им по щеке девушки.
— Конечно, куда тебе. Эта сделка — договор самого удивительного свойства. Видишь ли, я хочу заполучить твоего коня — но еще я хочу обладать тобой как женщиной. — Когда она вспыхнула, улыбка Парлана сделалась еще шире. — Если ты ляжешь со мной, я не стану отбирать у тебя жеребца.
Вспышки ярости, которой — она точно это знала — все от нее только и ждали, не последовало.
— Мне необходимо поговорить с Лейтом.
Парлан вытянулся в кресле и утвердительно кивнул, после чего знаком велел Малколму отвести девушку к брату.
— Я очень надеюсь получить ответ сегодня ночью, Эмил.
Она задержалась в дверном проеме и окинула Парлана ледяным взглядом, полным презрения, который скорее подходил герцогине, нежели хрупкой девушке с непричесанными волосами, одетой в наряд пажа.
— Сэр, до сих пор я не давала повода обращаться ко мне с подобной фамильярностью. — Потом она развернулась на каблуках и вышла, прежде чем кто-либо из присутствовавших успел ей ответить.
Когда после ухода Эмил Парлан отсмеялся, в беседу вступил Лаган:
— Иными словами, ты предлагаешь ей выбрать одного жеребца — или другого!
Парлан нахмурился, не желая в этот момент понимать, почему это сравнение с жеребцом повергло его в такое раздражение.
— Что ж, в каком-то смысле ты прав, — все-таки вынужден был согласиться он.
— Отчего же тебе просто-напросто не соблазнить ее?
— Думаю, что соблазнить ее не так просто, а мне не терпится сжать ее в объятиях.
У Лагана от удивления глаза на лоб вылезли.
— Неужто тебе так хочется переспать с бабой?
— Дело не в этом. Уж если говорить о бабах, то Кэтрин высосала из меня все соки два дня назад. — Тут Парлан ухмыльнулся, а Лаган так просто залился хохотом. — Нет.
Мне хочется обладать Эмил Сьюбхан О'Коннел Менгус, и я добьюсь своего, чего бы мне это ни стоило!
— А если она не придет к тебе в постель сегодня ночью?
— Придется изыскивать другие пути.
— Мне показалось, что, кроме этой девицы, у тебя появилось серьезное намерение заполучить и ее жеребца.
— И что с того? Я обещал, что не стану у нее этого коня красть, но не говорил, что не попытаюсь завладеть им каким-либо иным способом.
— Парлан, тебя ждет ад!
— Не сомневаюсь, но прежде я постараюсь узнать, что такое рай.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под счастливой звездой - Хауэлл Ханна



Начало романа отличное , вот конец то ли слегка затянут , то ли смазан ! Но читать интересно . Мне понравилось.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаМари
29.05.2012, 15.32





книга супер второй раз читаю и всё равно в восторге всем советую!
Под счастливой звездой - Хауэлл Ханнавалентина
30.06.2012, 21.44





роман хороший,но второй раз не осилю.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаМарго
17.11.2012, 12.48





Книга канешно очень интересная,но мне показалось,что маловато страсти!!!
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаАнна
10.01.2013, 15.22





Длинно и кровожадно.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаКэт
17.02.2013, 12.58





захватывающе... интересно... и концовка мне тоже очень понравилась молодей ханна лучшее из твоих творений...
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаЛюбовь
21.02.2013, 14.20





МНЕ КАЖЕТСЯ Я ЕЩЕ РАЗ ДЕСЯТЬ СМОГУ ПРОЧИТАТЬ ЭТОТ РОМАН И ВСЕ ПЕРЕЖИТЬ ЗАНОВО С ГЕРОЯМИ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаЛюбовь
27.03.2013, 16.30





Книга интересная!!! Буду перечитывать. Интересный сюжет , есть интрига и любовь...
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаМаруся
4.04.2013, 22.10





Да книга хороша. Такиесстрасти, такой накал. Просто загляденье. Правда горцев маловато их чуств или каких нибудь описаний. Зато вдоволь и злодеев и злодеек. Но я люблю когда злодей остается неизвестен до последней главы. Но ничего страшного. Роман шикарный. Ни жалею потраченного времени
Под счастливой звездой - Хауэлл Ханнанека я
16.05.2013, 11.40





у меня она под названием Пленница горца,читала несколько раз,нравится.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаХела
20.08.2013, 13.11





вряд ли бывают такие идиотки, которые на последних днях беременности и при угрозе от убийцы захотят покататься верхом
Под счастливой звездой - Хауэлл Ханнанадежда
5.10.2013, 17.21





Согласна с Надеждой полностью.Идиотка - это ещё мягко сказано! Ну,а роман ничего,почитать можно.9 баллов.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаНаталья 66
8.12.2013, 19.03





Ну, прочитать можно ...
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаВикушка
8.12.2013, 19.36





Очень понравилось, рекомендую почитать,rnЗахватывающе стоит потратить драгоценное rnВремя.
Под счастливой звездой - Хауэлл Ханналидия стар
16.06.2014, 19.05





Мне понравилось! Один из лучших, мною прочитанных, романов про горцов. Гг показались вначале вполне адекватными, но как я взбесилась когда прочитала, что гг-ня как последняя безмозглая курица отправилась, беременная, у которой уже даже прошли сроки, верхом на лошади, да ещё в придачу в то время, когда там эти головорезы!!! Покататься она захотела! Ты где была раньше, дура тупорылая? Как мне хотелось в тот момент стать героиней романа и надавать ей тумаков за такое...;) Несмотря на этот "промах" книга достойна чтения. На твердую 9.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаПросто Человек:)
1.07.2014, 19.03





Меня как-то смутило, что гг со всеми и обо всем делится, я об интимной стороне конечно..., он как - будто не лоерд , а так , приятель , вместе " поржать " можно ....а брат с сестрой, так вообще, как две подружки- малолетки... Смешно))))
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаТт
2.07.2014, 16.31





Идитизм! когда мужчина спит с женщиной и при этом называет девочка, она что ему дочь или сестренка!
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаКатя
5.09.2014, 19.58





Да, сюжет интересный, но в середине приходилось много диалогов пролистывать- надоедало переливание из пустого в порожнее.... А вообще понравилось 9баллов!
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаМари
15.10.2014, 9.43





Как можно скакать на лошади беременной? Когда на последнем месяце ребенок опускается в таз головой и уже даже сидеть не удобно на попе? Она скакала на голове своего ребенка? Автор беременной никогда не была? Что за бредятина? То ее конь разгоняет всех вокруг, а тут какой-то пухляк стал на пути и отрезал отступление по всей поляне? Как этот бред можно читать? Не понравился роман, гг глупая, диалоги затянуты, перетерают одно и тоже. А еще Кэтрин проскокала до замка Рори и обратно за ночь, а гг скакала чуть-ли не сутки. Не стыковок куча, роман затянут
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаАлександра
12.12.2014, 13.38





В начале сюжет интересен,но потом что-то затянул автор -какая то тягомотина началась,читала по диагонали.Скакать на лошади,когда у тебя схватки...???!!!!перечитывать точно не буду.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаЮля
1.03.2015, 0.36





Я разочарована, начало интеросное, а вторая часть затянута. Еле дочитала. Средненько
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаVera
13.03.2015, 13.18





Мне роман понравился, совсем он не нудный!
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаАнна
12.08.2015, 3.05





Начало было очень интересное, но потом начались глупости, то Гг поехала на сностях кататься, то Гг-ой вечно слабый и истекающий кровью, короче окончание романа кое как дочитала.
Под счастливой звездой - Хауэлл ХаннаСветлана.
15.03.2016, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100