Читать онлайн Непобежденная, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непобежденная - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непобежденная - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непобежденная - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Непобежденная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Тяжело дыша, Ида медленно отступала от Ги. Все тело у нее ломило, глаза застилал туман, колени ослабели и дрожали. Девушка чувствовала, что вот-вот упадет. Кружа по площади, они оказались возле церкви, и женщины, успевшие там укрыться, стали что-то кричать Иде, стараясь ее подбодрить, но тщетно — силы ее были на исходе. Их хватало только на то, чтобы продолжать отпускать в адрес Ги язвительные замечания.
Но он больше не обращал внимания на слова Иды, наступая на нее с решимостью палача, который понял, что жертва наконец-то в полной его власти. Ги уже сделал несколько хорошо рассчитанных выпадов и сумел нанести ей несколько неглубоких ран. Похоже, он собирался выполнить свое обещание убить Иду, сначала измучив ее и досыта наиздевавшись, и теперь играл с ней, как кошка с мышью.
На миг застыв, Ги сделал еще один выпад — и Ида вскрикнула от боли, прижимая к боку обагрившееся кровью платье. При мысли о неизбежной смерти ею овладело глубокое отчаяние. Ида остановилась. Ей казалось, что все это дурной сон. Вот бы сейчас пробудиться… Неужели правда, что через несколько минут ее не будет и душа, покинув бренное тело, перенесется в преддверие рая? Ида выпрямилась и бессильно опустила руки в ожидании последнего удара. В голове у нее помутилось, но словно искра блеснула мысль — почему она не слышит голоса, который сказал бы, что настал ее смертный час?
— Ги! — крикнул один из всадников. — Думаю, нам пора уходить отсюда.
— Подожди! — выдохнул Ги, высоко поднимая меч. — Сначала я прикончу эту шлюху и тогда…
Но он не успел договорить: в воздухе просвистел камень, угодив Ги прямо в голову. Ида услышала, как позади нее тяжело спрыгнул на землю всадник.
Обернувшись, она увидела Дрого, рядом в нетерпении гарцевали на лошадях Унвин, Танкред и Гарнье. Дрого махнул рукой, и они направились к людям Ги, загородив им дорогу на случай, если те вздумают вмешаться.
Дрого быстро шагнул вперед и заслонил собой Иду. Ги отшатнулся, опустив меч; пальцы его сжали рукоятку с такой силой, что побелели суставы. Ида поспешно отскочила в сторону. Бледные от ненависти, с яростно горящими глазами, Дрого и Ги стояли друг против друга. Ида содрогнулась: они сейчас начнут поединок — в их воинственных намерениях она ничуть не сомневалась. Ги, несомненно, падет от руки своего противника, и тогда один Бог знает, какие напасти могут ждать Дрого…
Внезапно на площади показался всадник на белой лошади и неторопливо направился к противникам. По седине и властной осанке Ида узнала в нем мессира Вергерона. Воистину этот человек обладает счастливой способностью всегда появляться в самый опасный момент, подумала Ида и с возгласом «Слава тебе, Боже!» бессильно опустилась на землю.
— Так-так. Опять мне приходится останавливать двух рыцарей Вильгельма, чтобы они не убили друг друга, — недовольно проворчал мессир Бергерон, пристально глядя на замерших в боевой позе Дрого и Ги. — Вложить мечи в ножны! Вы что, не слышите меня?
Ги и Дрого с явной неохотой повиновались, Мессир Бергерон повернул голову к Иде, и его седые брови удивленно поползли вверх.
— Как? Яблоком раздора снова стали вы? — Он быстрым взглядом окинул ее изорванное и окровавленное платье. — Но на сей раз от вас откусили гораздо больше, — мрачно пошутил Бергерон.
— Зато я жива, мессир, — живо ответила Ида, выразительно взглянув на тела крестьянок.
Мессир Бергерон, мельком посмотрев на их изуродованные трупы, снова обратил на Иду суровый и осуждающий взгляд.
— Я начинаю думать, что вы причиняете всем нам слишком много беспокойства.
— Вы правы, мессир. Но я тоже испытываю крайнее беспокойство, когда вижу, как ваши люди проявляют воинскую доблесть, убивая ради забавы беззащитных женщин и детей.
Мессир Бергерон едва заметно вздрогнул, и лицо его передернулось. Он повернул голову к Ги:
— Полагаю, нам надо поговорить, мой мальчик. Поняв, что эти слова призваны служить для всех прочих сигналом удалиться, Дрого взял Иду за руку.
— Мы должны вернутся к повозке, — твердо произнес он.
— Пожалуйста, Дрого, позволь мне посмотреть, что с детьми и женщинами! — взмолилась Ида, когда он силой потащил ее, чтобы посадить на лошадь. — Там есть раненые, может быть, кому-то потребуется моя помощь, — упираясь, жалобно проговорила она. Дрого видел, что Ида намотана до предела, почти на грани беспамятства, но у него не хватило духу ответить ей отказом. В глубине души он был удивлен и восхищен ее самоотверженностью, тем, что она не может малодушно отступить перед чужой бедой.
— Ты сама истекаешь кровью, — нерешительно произнес Дрого.
— Но ведь я не умираю, — спокойно ответила Ида. Покоренный ее мужеством, Дрого молча кивнул и вскочил на лошадь; Ида бросилась к полуоткрытым дверям церкви. Сквозь щель Дрого на мгновение увидел в темной глубине несколько бледных лиц. Заметив, что мессир Бергерон удивленно смотрит на него, Дрого снова кивнул, давая понять, что готов оставить их с Ги наедине, и отдал своему отряду команду следовать за ним. Первым к Дрого присоединился Танкред.
— Не могу понять, почему мессир Бергерон оказывается рядом каждый раз, когда у тебя наконец появляется возможность раздавить этого паука Ги, — задумчиво проговорил д'Уллак.
— Он его дядя, — коротко бросил Дрого и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. — Он знает истинную цену Ги, но, насколько мне известно, очень привязан к своей сестре. Только ради нее он делает все возможное, чтобы этот болван остался жив.
— Так Ги племянник Бергерона? — растерянно сказал Танкред, — Но в таком случае ты никогда не сможешь убить его.
— Пожалуй, хотя теперь понял, что просто обязан это сделать. Впрочем, дядя не может постоянно находиться рядом с племянником, чтобы вовремя защитить его, — у Бергерона есть дела и поважнее. Кроме того, в один прекрасный день может случиться так, что этот заботливый дядюшка даже свою любовь к сестре посчитает не настолько серьезной причиной, чтобы постоянно спасать жизнь такого негодяя, как Ги.
— М-да… — неопределенно протянул Танкред. — Ты не объяснишь мне, почему Ги непременно хотел убить Иду? Судя по тому, что я видел, между ними произошла настоящая битва.
— Трудно сказать, что у этого подлеца в голове! Я знаком с ним несколько лет, но до сих пор не понимаю, за что он меня так ненавидит. В этой деревне он занимался тем, что убивал беззащитных женщин и детей. Что ему стоило заодно прикончить Иду? Тем более что это было бы для меня тяжелым ударом, о чем он прекрасно знает. К тому же Ида наверняка сама набросилась на Ги, увидев, что он творит.
Танкред усмехнулся:
— Да, сдерживать себя Ида не мастерица. — Он повернулся к церкви и нахмурился. — Что-то она там слишком долго находится. — Обведя глазами сгоревшие дома и лежащих на земле мертвых жителей деревни, он проговорил сквозь зубы: — Если мы задержимся здесь, кто-нибудь решит, что это наших рук дело.
— Я подожду еще немного, а потом пойду в церковь. Может быть, там много раненых и Иде требуется время, чтобы помочь каждому. — Он немного помолчал. — Она должна рассказать нам подробно, что здесь произошло.
— И почему она сюда прибежала, — добавил Танкред.
Ида стояла на коленях возле пожилой женщины. Закончив перевязывать ей шею, она встала и огляделась. В церкви было еще пять женщин и такое количество детей, что Ида даже не могла их пересчитать. Они сбились в кучу, затравленно озираясь и дрожа. Трое из ребятишек, испуганно прижавшись друг к другу, прятались за алтарем. После устроенного норманнами побоища почти все эти дети остались бесприютными сиротами.
— Кто их родители? — показав на бледные личики, настороженно выглядывающие из-за алтаря, спросила Ида у дородной темноволосой селянки, которая принесла раненной в шею женщине воду в кожаном бурдюке.
— Это дети нашего свинопаса, Эдгара. Он умер этой весной от простуды, а их мать сегодня убили норманны.
— Кто-нибудь сможет взять их к себе?
— Взять? Куда? От наших домов остались только зола и пепел. А когда эти проклятые убийцы уйдут, нам нечего будет есть, они все отобрали — и скот, и птицу, и зерно. Не оставили даже утвари. Да и зачем она теперь… — Женщина горестно покачала головой, и глаза ее наполнились слезами.
Она права, подумала Ида и спросила:
— Сколько им лет?
— Эдгару — тому, что постарше, — двенадцать. Его сестре Герде — десять, а малышу, Гэру, — пять. А вам-то что до этого? — грубовато сказала женщина, бросив на Иду подозрительный взгляд.
Сделав вид, что ничего не заметила, Ида снова спросила:
— Вы действительно уверены, что у них не осталось ни одного родственника?
— Абсолютно.
— Тогда я возьму их.
— Зачем? — Глаза женщины сузились. — Что бы отдать этим убийцам?
— Не все норманны такие жестокие. Разве похож на них тот, который за меня вступился? Вы же сами видели, как он меня спас от смерти.
— Да, видела. Но я также слышала, что вы говорили на их языке, — жестко заметила ее собеседница; остальные женщины начали одобрительно перешептываться.
— Меня научила ему моя мать. Она говорила как по-английски, так и по-французски.
— Не знаю, не знаю… Вы появились здесь вместе с норманнами. Раньше мы вас никогда не видели.
— Меня взяли в плен в Пивинси, но Бог сжалился надо мной, и я попала к благородному и милосердному человеку.
Женщина с сомнением пожала плечами:
— Но это вовсе не означает, что он будет рад принять саксонских детей и захочет о них заботиться. Этих детей сделали сиротами его же соотечественники.
Упорство и недоверчивость этой женщины начали раздражать Иду.
— Разве не я помогла вам спасти жизнь? Я уже взяла одного малыша и раненого юношу, и поверьте, вовсе не потому, что мне были нужны лишние рты, как не нужны они и тому человеку, у которого я нахожусь в плену. Никто из вас не выражает желания приютить этих детей. Так почему же вы со мной спорите? Я по крайней мере могу дать им хоть какой-то шанс выжить. А вы?
Женщины некоторое время молчали, переглядываясь друг с другом.
— Нет. Можете их забрать, — наконец с явной неохотой сказала темноволосая.
Ида решила как можно скорее покинуть эту церковь. В глубине души она понимала опасения женщин и все же чувствовала себя глубоко уязвленной.
Дрого с каменным лицом смотрел, как Ида ведет к нему трех перепуганных ребятишек. Он молча оглядел их и отвернулся; затем так же молча поочередно поднял детей и по одному посадил впереди каждого из своих воинов. Проделав это, Дрого тоже вскочил на коня и помог вскарабкаться вконец измученной Иде. Губы его были крепко сжаты, на скулах ходили желваки, и она поняла: Дрого весь кипит от гнева. В душе Иды теплилась робкая надежда, что гнев этот вызван гнусным поведением Ги, а не ее неосмотрительным и необузданным поступком.
Вернувшись к своей повозке, они обнаружили, что Вильгельм распорядился разбить лагерь. Иво уже поставил палатку. Заметив, что из нее открывается вид прямо на сгоревшую деревню, Ида недовольно повернулась к Дрого, но при взгляде на его хмурое лицо слова укора замерли у нее на губах, и она молча проскользнула внутрь.
— Я не могу давать приют каждому сироте в Англии, — холодно проговорил он, снимая с Иды плащ.
— Знаю, — кротко ответила она. — Если по пути нам встретится неразоренная деревня, я постараюсь пристроить детей у кого-нибудь из жителей.
— Опять ты очертя голову бросилась навстречу опасности! Счастье, что мы подоспели вовремя и тебе удалось выйти живой из этой передряги! — сердито продолжал Дрого.
Обнаружив, что меч Ги всего лишь сильно порвал платье Иды, а сама она ранена относительно легко, он почувствовал огромное облегчение и гнев его понемногу начал утихать.
— Ты прав, я поступила безрассудно, — виновато сказала Ида; опустившись на овечью шкуру, она начала стягивать платье, — Но я услышала крик ребенка! В нем было столько страха и боли, что я, забыв обо всем, бросилась на помощь. Мне казалось, что этот ребенок вот-вот погибнет, и я… — Чувствуя, что сейчас расплачется, Ида умолкла.
Дрого нежно поцеловал ее.
— Ну скажи на милость, какая ему была бы от тебя польза, если бы ты умерла прежде, чем успела до него добраться?
— Никакой, — понурившись, тихо ответила Ида. — Но я же все-таки добралась! — тут же возразила она и вскинула голову, не желая признавать свое поражение. — Когда я увидела, как Ги убивает женщин и детей у самых дверей церкви, то пришла в такое бешенство, что остановиться уже не смогла и…
— …и бросилась на него, — договорил Дрого.
— Да, я стащила его с лошади. Мы начали бороться, и никто из его людей не вмешивался до тех пор, пока я не схватила меч Ги. Я почти одолела негодяя! Но на мою беду, один из его всадников встал между нами, сначала вырвав у меня меч. Если б не он, победа была бы за мной. Но, благодарение Богу, я хотя бы отвлекла их внимание, так что женщины и дети успели добежать до церкви и там укрыться. — Дрого раскатисто захохотал, и Ида нахмурилась. — Не вижу в этом ничего смешного! — обиженно сказала она.
— А зря! — вытирая выступившие от смеха слезы, ответил Дрого. — Хрупкая девушка почти победила до зубов вооруженного рыцаря! Ну и умора! — Он покачал головой. — Да, подобную картину невозможно себе представить без смеха. Теперь Ги возненавидит тебя еще больше, чем меня.
— Пожалуй. После такого унижения… Но вот чего я не могу понять: зачем ему уничтожать ни в чем неповинных женщин и детей? Они же с ним не воюют.
— Думаю, это просто жажда убивать. Говорят, есть люди, которые пьянеют от запаха крови. Но Ги мне таким не казался.
— И напрасно. Он действительно любит убивать, и особенно — что самое отвратительное — тех, кто беззащитен, на чьих лицах он видит страх. Если бы ты видел! Размахивая мечом, он улыбался, словно испытывал наслаждение; с такой блаженной улыбкой обычно слушают сладкие песни менестрелей. Не могу даже вспоминать об этом спокойно!
— Просто ты не в состоянии понять, какой грязной и жестокой бывает подчас война, — девушке из хорошего дома это просто не под силу. — Он с сожалением покачал головой. — Иногда мне кажется, что следовало оставить тебя в Пивинси. Но я думал, что смогу защитить тебя только в том случае, если буду рядом.
Дрого погладил ее по щеке.
— Перестань бросаться на зов твоих голосов без предупреждения. В который раз тебе повторяю: бери кого-нибудь с собой. — Он прижал к губам Иды палец, заметив, что она хочет возразить. — Я прекрасно понимаю, что заставляет тебя так поступать, и вовсе не осуждаю. Как можно осуждать человека, который хочет помочь другим?
«И как такой человек может быть настолько безрассуден, что подвергает риску данный ему благословенный дар», — мелькнуло в голове у Иды.
— Даю слово, что больше подобное не повторится, — твердо сказала она.
«Надеюсь, ты наконец выполнишь свое обещание», — подумал Дрого и улыбнулся. Ему совсем не хотелось привязывать Иду к повозке да и вообще в чем-то ограничивать, однако теперь, когда у нее появился такой враг, как Ги, опасность возросла во сто крат и иного средства защитить девушку Дрого не видел. Но раз она даст слово… Что ж, поживем — увидим, решил он.
— А теперь отдыхай, — ласково сказал Дрого, укладывая Иду на овечью шкуру. — У тебя легкие раны, но нужно дать им время затянуться. К тому же ты наверняка скоро почувствуешь, что у тебя болит все тело. После всего, что ты перенесла, это вполне естественно. — Он укрыл ее одеялом.
— Уже почувствовала, — грустно улыбнувшись, ответила Ида. — Наверное, Ги никогда не забудет, что я его так унизила.
— Это уж точно.
— Похоже, что бы я ни сделала, я причиняю тебе одни неприятности.
— Ну, нет, — возразил Дрого. — Бывают и приятные моменты. — Он поцеловал ее в щеку. — Спи.
— Хорошо. Но потом мне нужно будет посмотреть, не требуется ли помочь кому-нибудь из раненых.
— Ночью тебя не выпустит из лагеря охрана. А тем, кто в лагере, тебе помогать ни к чему — пусть помучаются от ран, которые они получили, устроив побоище в деревне.
— Церковь говорит, что мы должны прощать, — улыбнулась она.
— Простишь их завтра. Ни к чему, чтобы твое умение лечить стало предметом лишних пересудов, об этом и так уже знают слишком многие. Успокойся, у тебя еще будет сколько угодно возможностей продемонстрировать свое всепрощение.
Ида закрыла глаза. Дрого задумчиво смотрел на пляшущие в очаге языки пламени. С его плеч словно упал тяжкий груз — похоже, Ида говорила искренне, что больше не станет уходить из лагеря без чьего-либо сопровождения. Раньше он этой искренности не чувствовал…
Удостоверившись, что Ида спокойно уснула и раны ее не беспокоят, Дрого, стараясь не шуметь, вышел из палатки. Первые, кого он увидел, были дети, которых они привезли с собой в лагерь. Они сидели на земле возле костра, жадно поедая тушеное мясо, приготовленное им Мэй. Одинаковые белокурые головки, бледные перемазанные мордашки, в глазах — голодный блеск и боязнь, что еду могут отнять… На миг сердце его дрогнуло от жалости — уж очень плачевное зрелище являли собой эти ребятишки, но тотчас он подумал, что в походе они будут большой обузой.
— Еще несколько голодных ртов, — недовольно буркнул Серл, подходя к Дрого.
— Ты словно читаешь мои мысли, — сказал Дрого и возвел глаза к небу. — Один Бог знает, сколько у нас будет детей, пока мы дойдем до Лондона!
— Может, стоит найти какой-нибудь монастырь, где мы смогли бы их оставить?
— Женский монастырь не возьмет мальчиков, мужской — девочку, а разлучать братьев и сестру мы не вправе. Это жестоко!
— Значит, они найдут свою семью здесь. Во всяком случае, я на это надеюсь.
— Ты имеешь в виду Мэй и Иво? Да, — задумчиво произнес Дрого, — они любят детей. Когда я получу землю, я подарю им большой дом.
К ним подбежали собаки Иды, и Серл нагнулся, чтобы погладить их.
— Как себя чувствует Ида? — спросил он.
— Думаю, она скоро поправится. Раны в общем-то пустяковые.
— Представляю, как Ги ее возненавидел! Дрого многозначительно кивнул:
— Полагаю, даже больше, чем меня. — Он коротко рассказал о происшедшей стычке. — Ида унизила Ги в глазах его воинов. Вполне вероятно, что кое-кто из них больше не захочет служить под его началом. А у Ги и так совсем маленький отряд.
— К тому же и дядя непрестанно будет напоминать ему о пережитом унижении, — добавил Серл. — Хоть мессир Бергерон и вмешался, остановив этот поединок, но он недолюбливает своего племянника, и у него очень острый язык.
— Так что теперь мне придется следить, чтобы Ги не нанес удар в спину не только мне, но и ей.
— Предупреди ее, чтобы была осторожна. Если она станет все время появляться там, где происходят какие-нибудь несчастья, не один человек спросит себя; а каким образом она об этом узнает? Не с помощью ли темных сил? И тогда…
— Пожалуй. Дознайся Ги, что она слышит голоса, Иде, а заодно и мне, придется несладко. Уж он сумеет использовать этот факт с присущей ему мерзкой изобретательностью.
— А она слышит голоса? — изумился Серл.
— Так она говорит. Она обладает способностью слышать в своей голове чужие крики о помощи. Даже на большом расстоянии.
— А я думал, что у нее какие-то видения.
— Да, бывают и видения, хотя я знаю только об одном — когда она предупредила меня о Ги. — Дрого повернулся к костру, вокруг которого собрались его воины, и шутливо ткнул Серла в бок: — Думаю, нам нужно немедленно пойти и поесть, прежде чем Мэй скормит своим подопечным весь наш провиант.
… — Что с детьми? — спросила Ида, как только Дрого вошел в палатку.
Уже несколько часов она лежала неподвижно, прислушиваясь к боли, которая терзала ее тело. Временами боль стихала, но потом возникала вновь, доставляя мучительное страдание. Ее одиночество немного скрасили короткий визит Мэй и посещение Годвина, который незаметно выбрался из лагеря Ги, чтобы удостовериться, что с Идой все в порядке. Один раз она рискнула встать на ноги, но этот опыт отозвался болью буквально в каждой клеточке, и Ида снова распласталась на постели и замерла, тоскливо уставившись в потолок.
— Не волнуйся. Они сытно поели и немного успокоились, — ответил Дрого, садясь рядом с ней и протягивая бурдюк с вином. Ида приподнялась, что бы сделать глоток, и тут же застонала. Дрого нахмурился: — Что, так сильно болит?
— Да, Когда ты падаешь на землю, а на тебя наваливается огромный рыцарь в полном вооружении и начинает тебя душить, это не проходит бесследно. — Она потерла горло; глотать все еще было трудно. — Надеюсь, к завтрашнему дню боль станет меньше, а то я уже не в состоянии ее терпеть.
— Я тоже не в состоянии долго терпеть твою болезнь.
Дрого разулся и прилег на одеяло. Затем обнял Иду за талию и осторожно прижался к ней.
Ида глубоко вздохнула и уютно устроилась на его груди; ей сразу стало легче.
— Так значит, с малышами все обстоит благополучно?
— Конечно, я же сказал. О них заботится Мэй.
Похоже, они к ней привязались.
— А Бран?
— С ним тоже все хорошо, — чуть помедлив, сухо произнес Дрого. — Ты и правда отлично врачуешь раны. Он уже пробует вставать, хотя, по-моему, ему еще рано это делать. Но полагаю, что совсем скоро он будет на ногах.
Внезапно Ида широко зевнула, потом еще раз… Она поспешно прикрыла рот рукой.
— Странно, — смущенно проговорила девушка. — Я так много спала. А теперь мне снова хочется заснуть.
— Это хорошо. Сон — лучшее лекарство.
— Но я должна рассказать тебе кое-что важное. Завтра я могу об этом забыть, — вяло пробормотала она.
Глаза у Иды слипались, и Дрого пришлось ее слегка толкнуть.
— Что именно?
— Приходил Годвин. Он рассказал мне, что, когда Ги вернулся, он все время упоминал твое имя. Что он при этом говорил, Годвин понять не мог, потому что не знает французского, но сказал мне, что тон Ги был очень угрожающим.
Дрого тяжело вздохнул и прижал ее голову к своей щеке.
— Напрасно ты вздыхаешь. Я все понимаю: ты боишься не столько за себя, сколько за меня. Но я имею перед тобой некоторое преимущество.
— Интересно, какое же?
— А Годвин? Мой разведчик с острыми молодыми глазами. В самом сердце вражеского лагеря! Все, что мне нужно, — это побыстрее научить парня французскому.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непобежденная - Хауэлл Ханна



хороший роман, читается на одном дыхании
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЯна
28.12.2011, 0.22





да не перестаю удивляться как это хх придумывает свои романы такими разными и одинаковыми одновременно замечательный роман читайте!!!
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЛюбовь
14.03.2013, 14.05





Слишком много войны.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаКэт
18.08.2013, 19.21





и войны много и любви и верности,преданности, чести и доброты.очень хороший роман.читайте.
Непобежденная - Хауэлл Ханначитатель)
19.08.2013, 22.04





Очень хороший роман. Читайте.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаНинель
25.08.2013, 22.19





Некоторые романы автора лучше! А в этом осталось так и не понятно за что ГГ так ненавидел главный злодей, автор как будто забыла об этом написать.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЛюда
13.09.2013, 7.07





Прекрасный роман!Все дела бросила - пока читала!Удовольствие получила огромное.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 23.53





Роман хороший,советую читать.
Непобежденная - Хауэлл Ханнаюля
1.04.2015, 1.50





Ничего особенного, прочесть можно, но не захватывает.Моя оценка-6!
Непобежденная - Хауэлл ХаннаАнна
30.07.2015, 23.45





Отличный роман про саксонау которая попалась на пути нормандской армии...советую,отличный сюжет
Непобежденная - Хауэлл Ханнасоня
20.03.2016, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100