Читать онлайн Непобежденная, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Непобежденная - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Непобежденная - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Непобежденная - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Непобежденная

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Можешь открыть глаза: мы уже миновали поле боя.
Ида медленно отняла ладони от лица и осторожно огляделась. Увидев вокруг себя лишь зеленые деревья, она повернулась к Дрого, который ехал верхом рядом с повозкой, и благодарно ему улыбнулась.
Вильгельм пять дней провел в ожидании предполагаемого прибытия англосаксонской знати; так никого и не дождавшись, он двинул свои войска на Лондон.
— Можешь считать меня глупой слюнтяйкой, но я больше не хочу видеть мертвецов, — сказала Ида Дрого перед отъездом. — Особенно сейчас, когда они пролежали на солнце столько времени. При одной мысли о том, что нам придется проезжать это проклятое поле, меня бросает в дрожь.
— Мне и в голову не приходило осуждать тебя за это, — возразил Дрого. — Я мужчина, воин, который повидал много сражений, и тем не менее с трудом могу переносить эту жуткую картину. Что же тогда говорить о тебе!..
Ида перевела взгляд на ехавшую впереди повозку, которой управлял Серл. Иво разыскал ее специально для перевозки Брана; туда же была сложена и добыча, собранная Дрого и его людьми на поле сражения.
— Как ты думаешь, Бран скоро поправится? — с тревогой спросила Ида.
Дрого мгновение помолчал, пытаясь побороть вызванную ее вопросом ревность. Впрочем, с тех пор как сакс появился в их лагере, Дрого только и делал, что подавлял в себе беспрестанные приступы этого отнюдь не лучшего из чувств. Как только Ида начинала ухаживать за ранами гоноши, у Дрого в душе вес переворачивалось — даже несмотря на то, что все ночи она проводила в его объятиях. Он всячески пытался убедить себя, что Бран действительно нуждается в лечении и заботе, однако ничего не помогало: его продолжало бесить слишком теплое, как ему казалось, отношение Иды к раненому саксу. Правда, Дрого, надо отдать ему справедливость, делал все возможное, чтобы ничем не выдать обуревавшую его ревность.
— Пора бы уже перестать о нем) беспокоиться. Он скоро начнет выздоравливать, — ответил он Иде и хотел добавить кое-что более резкое, но, решив, что тогда она поймет его истинные чувства, молча пришпорил лошадь и поскакал вперед, чтобы присоединиться к Танкреду, Унвину и Гарнье.
Ида удивленно подняла брови. Она не поняла, почему Дрого покинул ее так внезапно. За последние несколько дней его настроение вообще сильно переменилось, и, похоже, вовсе не из-за неведомых происков Ги.
— Мэй, ты не заметила, что Дрого стал каким-то другим?
Мэй медленно подняла голову, неохотно оторвав взгляд от безмятежно спящего у нее на руках Алвина.
— Все очень просто. Он ревнует тебя к Брану, — спокойно ответила она и снова посмотрела на малыша.
— Ревнует? Дрого? Нет, не может быть. Ты фантазируешь. Я не настолько занимаю его внимание, чтобы он мог испытывать подобное чувство, — задумчиво произнесла Ида.
— Может, и не занимаешь, — с сомнением сказала Мэй. — Но как бы то ни было, он явно ревнует. Как ты не понимаешь: Дрого считает тебя своей женщиной, а тут вдруг ты начинаешь проявлять заботу о красивом молодом юноше. К тому же ты говоришь с Браном на языке, которого Дрого не понимает и потому не может знать, о чем вы разговариваете. И это его, естественно, раздражает. Мне кажется, он сильно к тебе привязался и боится потерять.
— Мэй, я всего лишь пленница, как и Бран. Чего Дрого бояться? Ведь он наш полновластный господин. Допустим, что ты права. Почему бы ему тогда не приказать мне держаться от Брана подальше?
— Дрого не относится к нам как к пленникам. Он очень добрый и великодушный человек. Разумеется, он мог распорядиться, чтобы ты не подходила к Брану, но никогда этого не сделает. И Брану ничего не станет говорить.
— А почему он сейчас так поспешно отъехал от повозки? Не хотел, чтобы его и дальше беспокоили эти мысли?
— Да. Мужчины иногда ведут себя странно, — Она поправила белокурые волосики Алвина. — Знаешь, пожалуй, ты единственная, кто думает, что Дрого считает тебя своей пленницей.
Ида неопределенно повела плечами. Подумав над словами Мэй, она решила, что они и в самом деле не лишены истины: не только пленницей, но и служанкой она себя назвать никак не могла. Дрого ни разу не отдал ей какого-либо распоряжения сугубо хозяйским тоном; он всегда просил ее что-либо сделать и каждый раз терпеливо объяснял, зачем это нужно. Даже когда он хотел любить ее, то не требовал этого как дани, и она всегда знала, что в любой момент может сказать ему «нет» без опасения быть наказанной…
Мысли Иды снова вернулись к ревности Дрого. С одной стороны, она была весьма польщена предположениями Мэй, а с другой — вовсе не уверена в их правильности и невольно подумала: а не начать ли ей проявлять к Брану более пристальное внимание, чтобы испытать Дрого? Если Мэй права, он наверняка себя выдаст. Устыдившись, Ида тут же отбросила эту идею. Она не была искушена в подобного рода обманах и приобретать в них опыт вовсе не желала. К тому же в душе Ида боялась удостовериться в том, что поведение Дрого вызвано отнюдь не ревностью, а обычным чувством собственности, свойственным большинству мужчин.
Ида снова повернулась к Мэй, чтобы порассуждать о странностях мужской психологии, и недовольно нахмурилась: Мэй сидела вес в той же позе, вперив взгляд в личико Алвина. Ида дотронулась до руки Мэй: та вздрогнула и удивленно посмотрела на нее.
— Малыш спит, Мэй. И никуда от тебя не убежит, — негромко произнесла Ида.
— Больше всего я волнуюсь, когда он спит. А вдруг это не сон? Вдруг он… — срывающимся голосом прошептала Мэй.
— Это случилось с твоим собственным ребенком? — осторожно спросила Ида.
— Как ты догадалась? — испуганно отшатнулась Мэй.
Ида опустила глаза, досадуя на себя за этот вопрос.
— Понимаешь… в тот вечер… Помнишь, как я принесла его в лагерь из леса? Меня удивило, как бережно ты его взяла. И твой взгляд… Я еще тогда подумала, что, наверное, у тебя у самой был малыш. Ты смотришь на Алвина с такой нежностью и грустью, что об остальном догадаться совсем не трудно.
— У меня был сын от Хэкона. Хоть я и ненавидела Хэкона, я очень любила ребенка. У меня и мысли не было, что все кончится так ужасно. Мой малыш быстро рос, хорошо ел, часто улыбался, но это продолжалось всего два месяца. Однажды я проснулась и обнаружила, что он лежит в своей кроватке холодный и недвижимый. Он умер ночью, не издав ни звука; я даже не знала, что с ним что-то неладно. Очевидно, Хэкон всегда думал, что это я умертвила мальчика. — Голос ее дрогнул. — Но я готова поклясться чем угодно, что это не так.
— Я тебе верю, — сказала Ида, сочувственно обнимая Мэй за плечи. — Хэкон был болваном. Ты просто не способна причинить кому-нибудь вред, тем более собственному ребенку. Но, Мэй, многие дети, особенно младенцы, умирают внезапно. Если Бог захочет взять Алвина на небеса, никто не сможет воспрепятствовать его воле.
Мэй улыбнулась и поправила одеяльце, в которое был закутан Алвин.
— Умом я это понимаю, но все же…
— Все же советую тебе хоть немного отдохнуть, — перебив ее, договорила Ида. — У тебя под глазами круги. Когда Алвин бодрствует, тебе нужно кормить, пеленать и забавлять его, а когда он засыпает, ты продолжаешь следить за ним, словно он с минуты на минуту умрет. Так ты в конце концов заболеешь и будешь неспособна приглядывать за Левином. Ты этого хочешь?
— У меня такое чувство, что это мой родной сын. Я так за него боюсь! — жалобно проговорила Мэй.
— Пойми, Алвин старше твоего умершего малы ша, ему почти семь месяцев. Думаю, он не требует постоянной опеки. Почему бы не позаботиться о самой себе? Ведь тогда у тебя будут силы ухаживать за ним, если ему действительно понадобится твоя помощь.
— Ты права. Я так и сделаю. Наверное, я и в самом деле даю слишком много воли своим страхам. — Она с тревогой взглянула на Иду. — Ты действительно ничего не имеешь против того, что я взяла Алвина себе?
— Нет. Совсем нет. Я не успела к нему привязаться. Я не чувствую, что нарушила обещание, которое дала бедной Алдит: ребенок окружен любовью и заботой, и я могу считать, что исполнила клятву. Пусть не я, а ты заменишь ему мать — душа Алдит будет спокойна.
— А что, если Бран заявит на него права, как родственник?
— Вряд ли. Конечно, ему хотелось бы, чтобы в будущем ребенок его признавал, но он и понятия не имеет, как ухаживать за младенцами. Это не мужское дело. К тому же я видела, как он смотрит на вас обоих: как на мать с сыном. — Она мягко положила руку на плечо Мэй. — Я должна доказать Дрого, что его ревность абсолютно беспочвенна, — сказала Ида; перед ее глазами снова встало его недовольное, хмурое лицо. — Но как это сделать?
— Думаю, что в ближайшее время тебе это не удастся, потому что Бран еще очень слаб и тебе придется продолжать ухаживать за ним. Кстати, где ты так хорошо научилась врачевать раны? Этот дар тоже передала тебе та старуха? Ида пожала плечами:
— Не знаю. Может, он был мне дан с рождения и до поры до времени я просто не имела возможности проявить его. Но если это еще один подарок от Эдит, я безмерно ей благодарна. И ты права — я сейчас не могу перестать ухаживать за Браном.
— Постарайся ограничиться тем, что всего лишь промоешь и перевяжешь его раны. Никаких бесед: сделала свое дело — и немедленно уходи!
— Из-за глупой подозрительности Дрого я должна менять свое поведение и, возможно, обидеть этим ни в чем не повинного юношу, которому и без того тяжко… — Ида вздохнула. — Но я последую твоему совету. Хватит с меня косых взглядов и ехидных замечаний! — Она откинулась на кипу мешков, одеял и подушек и беззаботно махнула рукой, — И вообще я больше не хочу обо всем этом думать. Буду отдыхать. Разбуди меня, если я понадоблюсь Брану или в случае остановки. — И она закрыла глаза.
Пробудилась Ида от едкого запаха дыма. Она покрутила головой, надеясь, что ей удастся продлить свой блаженный и безмятежный покой и чудесный сон, в котором она лежала в объятиях Дрого на лугу, полном цветов. Но, услышав громкий, надсадный кашель Мэй, она окончательно пришла в себя и села.
Обоз стоял. Мимо стремительно мчались норманнские всадники. Слышался сильный шум, раздавались отдаленные выкрики, ржание лошадей. Ида оглянулась и увидела, что их повозка зажата соседними со всех сторон — двинуться было невозможно.
Поняв, что это надолго, Ида знаком попросила у Иво бурдюк с водой и, сделав большой глоток, передала его Мэй.
Иво заговорил с одним из норманнских воинов, стоявших неподалеку от повозки. Пока их беседа не перешла в горячий спор, Ида переводила ее содержание Мэй, но потом потеряла нить разговора — речь стала слишком быстрой. Впрочем, Ида и не пыталась понять ее, она внезапно услышала чьи-то жалобные голоса. Поначалу очень слабые, они постепенно усиливались, настойчиво продолжая звучать в ее голове. Ида прислушалась, удивляясь, что голосов, которые молили о помощи, так много, и вдруг отчетливо разобрала детский крик. Он был столь пронзителен и жалок, что у Иды навернулись на глаза слезы. Она, не раздумывая, соскочила с повозки и, не обращая внимания на оклики Мэй, бросилась в том направлении, откуда, как ей казалось, доносился горестный призыв. Ида не знала, что именно будет делать, помчалась вперед, подгоняемая звучащими в этом зове ужасом и отчаянием.
Поднявшись на холм, она увидела внизу горящую деревню и с первого взгляда поняла: отряд норманнов напал на безоружных жителей и безжалостно истребляет их и грабит дома. Вскипев от ярости, Ида бегом устремилась на крики о помощи, которые теперь слышала собственными ушами. Ей пришлось прятаться за деревьями, чтобы остаться незамеченной. Скоро Ида оказалась на дальнем конце деревни. По небольшой площади, окруженной всадниками, метались из стороны в сторону несколько женщин и детей. Норманнам явно доставляли удовольствие страх и смятение жертв — они хохотали и улюлюкали. Ида нисколько не удивилась, узнав в одном из этих негодяев Ги; секунду спустя она увидела, как Ги занес меч над женщиной, пытавшейся закрыть своим телом двух маленьких детей, и опустил его на ее голову. Вскрикнув от ужаса и негодования, Ида кинулась к несчастной, которая рухнула наземь.
— Ублюдок! — подбежав, исступленно закричала она. Ги вздрогнул и выпрямился в седле, сверля ее своим змеиным взглядом. — Доказываешь свою рыцарскую доблесть, убивая беззащитных?
— А, шлюха Дрого, — злобно процедил он. — Ты совершила ошибку, явившись сюда. Никто не имеет права учить меня, кого мне следует убивать, а кого нет. Теперь ты тоже подохнешь. Я скажу, что спутал тебя с этими саксонскими свиньями.
Взмахнув мечом, он попытался ударить ее по голове. Ида чудом сумела увернуться и, изловчившись, обеими руками схватила норманна за ногу. Воспользовавшись секундным замешательством Ги, она изо всех сил рванула его вниз; Ги потерял равновесие и слетел на землю. Мгновенно вскочив, он повернулся к Иде, весь багровый от бешенства. Бросив быстрый взгляд на остальных норманнов, Ида заметила, что они не трогаются с места; судя по ироническим усмешкам, которыми обменивались всадники, происходящее их весьма забавляло.
— Ты умрешь мучительной смертью, — угрожающе прошипел Ги и снова взмахнул мечом.
Ида отпрыгнула в сторону и начала пятиться, двигаясь зигзагом и не давая Ги подойти близко.
— Я изрежу тебя на куски, так что твой дружок даже не узнает твоих останков! — скрипнув зубами, заорал Ги.
— Какая отвага! Какое мужество — зарезать слабую женщину! — презрительно бросила Ида.
Увертываясь от выпадов Ги, она продолжала осыпать его колкостями. Окончательно рассвирепев, Ги перестал следить, куда опускается его меч, и бессмысленно размахивал им перед собой. Дружный хохот окруживших их всадников привел его в полное неистовство — перекошенное лицо приняло какой-то странный, синеватый оттенок, глаза налились кровью, и в них Ида ясно прочитала, как страстно он жаждет ее смерти.
На какое-то мгновение она почувствовала панический ужас — ей совершенно некуда было деться от этой испепеляющей ненависти. Краем глаза она заметила, что несколько женщин, пользуясь тем, что норманны нашли себе другое развлечение, сумели добраться до церкви. «Господи, сделай так, чтобы святые стены оградили от опасности хотя бы этих несчастных, раз уж мне предстоит умереть!» — взмолилась про себя Ида.
— Ги, — решил вмешаться в неравный поединок один из норманнов, — мне кажется, не совсем разумно связываться с подругой Дрого. Вильгельм благоволит ему, и у нас могут быть крупные неприятности.
— Скоро Вильгельм перестанет ему благоволить, — злобно выдохнул Ги и холодно улыбнулся Иде.
Теперь уже ее лицо покраснело от ярости — она знала, что эта угроза вполне осуществима, достаточно только Ги придумать какую-нибудь чудовищную ложь и обставить все так, что она будет похожа на правду. В том, что он сумеет это сделать, Ида теперь не сомневалась. Ее замутило, и каждую клеточку охватила смертельная ненависть к этому гнусному мерзавцу. Ну почему Господь не вложит в ее руки хоть какого-нибудь оружия, чтобы она могла отрезать ядовитый язык подлого норманна!
— Ты глуп, если думаешь, что твоя ложь может причинить вред такому человеку, как Дрого, — сжав зубы, произнесла она, стараясь говорить ровным тоном, чтобы не выдать своего страха. — Ни одна из твоих подлых выдумок не сокрушит Дрого. Почему ты не вызываешь его на открытый и честный поединок, как настоящий мужчина? Да потому, что ты на это не способен! Ты только и умеешь, что нашептывать сплетни и ложь, как мерзкая старуха.
— Ах ты, грязная саксонская шлюха! — сопя от ярости, проревел Ги.
— Такие бравые речи — и так мало дел! Издав хриплый выкрик, норманн бросился на Иду.
На сей раз у нес даже не было сил, чтобы отскочить: еле увернувшись от меча, она в отчаянии поставила яростно рванувшемуся к ней Ги подножку. К немалому ее удивлению, этот детский прием сработал — норманн с грохотом рухнул на землю. Ида прыгнула на него, полная решимости разоружить своего врага до того, как тот поднимется на ноги, Ги бешено сопротивлялся. Иде удалось лишь сорвать с него шлем и крепко вцепиться в волосы. Собрав все силы, она ударила его головой о землю. Ги заорал, выпустил рукоятку меча и схватил Иду за руку, пытаясь освободиться; в тот же момент Ида ловко соскользнула с него и схватила меч.
На короткий миг, когда она почувствовала в руках оружие, девушку переполнила радость победы. Но только на миг — подойдя сзади, один из людей Ги резко вывернул ей руку. Ида вскрикнула от боли и выронила меч. Ги тут же вскочил и ударил ее по голове с такой силой, что Ида упала.
Не успела она опомниться, как Ги набросился на нее и сдавил шею железной хваткой. У Иды потемнело в глазах. Если она немедленно не освободится, то неминуемо погибнет. Чувствуя, что задыхается; Ида нечеловеческим усилием отвела ногу назад и из последних сил заехала Ги башмаком прямо в промежность. Удар оказался точным — захрипев, Ги моментально выпустил ее и схватился за свой пах. Не теряя времени, Ида, в свою очередь, вцепилась в горло Ги, и тот начал судорожно хватать воздух ртом. Но Ида слишком ослабела в этом неравном поединке. Разжав пальцы, она оттолкнула Ги и, пошатываясь, встала.
Горло ее нестерпимо болело — казалось, Ги что-то в нем повредил, — и она с трудом смогла восстановить дыхание. Заметив, что Ги поднимается, Ида ударила его ногой по голове. Он снова свалился на землю, но ударить его еще раз девушка не успела — один из норманнских воинов пришел ему на помощь. Увидев свирепое выражение липа этого непрошеного заступника, Ида поняла, что ее стычка с Ги уже не кажется норманнам забавой. Всадник встал между Идой и Ги, препятствуя продолжению схватки.
Глядя, как основательно помятый противник медленно поднимается на ноги, Ида бормотала проклятия — завоеванная ею победа была украдена. Ее утешало лишь то, что женщинам и детям удалось добежать до церкви и спрятаться там.
— Вы подлые трусы! — выкрикнула она. — Вы не только устроили резню перед входом в церковь, но и помогаете мужчине выиграть неравное сражение с женщиной.
— Похоже, тебе и впрямь жить надоело, глупая гусыня! — загремел всадник. — Бросать такие обвинения людям, которые могут убить тебя одним ударом!
— Неужели? Тогда почему я стою, а ваш Ги сидит на корточках в грязи?
Всадник посмотрел на Ги, и губы его скривила презрительная усмешка.
— Меня это тоже удивляет. Слушай, Ги, ты что, решил погибнуть от нежной женской ручки?
— От ее руки я не умру, — буркнул Ги и выпрямился, тяжело дыша.
И вдруг Ида снова услышала в голове голос, который сказал, что так оно и будет. Да, Ги должен умереть, и очень скоро, прежде чем армия норманнов дойдет до Лондона, — но не Ида нанесет ему смертельный удар. Пытаясь восстановить силы, девушка не придала этому особого значения — мало ли от чьей руки должен погибнуть Ги, главное, что он погибнет. Но когда до нее дошел смысл этого «послания», Ида похолодела: раз Ги примет смерть не от ее руки, кто в сегодняшнем поединке выиграет?
— Бежать!» — билось у нее в сознании, но бежать было некуда да и незачем: Ги и его люди все равно догонят ее и убьют.
Ида горько кляла себя за то, что так неосмотрительно бросилась сломя голосу в самое опасное место, Ведь рядом были Иво и Серл, она могла бы попросить их пойти с ней! Почему она не сказала им ни слова?
— Пора с этим кончать, — громко произнес всадник, который по-прежнему стоял между Идой и Ги. — В деревне стало тихо, и мы можем привлечь к себе ненужное внимание.
— Ну и что из того?
— Все знают, что это женщина Дрого. Тебе никто не поверит, если ты скажешь, что спутал ее с одной из селянок. Будут говорить, что ты убил ее с целью насолить Дрого. А он, ясное дело, рассвирепеет. Еще раз повторяю: Вильгельм покровительствует Дрого. Ты меня понял?
— Ну и пусть жалуется Вильгельму. Тот не станет наказывать меня из-за какой-то саксонской девки, он просто посоветует Дрого найти себе другую.
— Или даст ему разрешение вызвать тебя на поединок.
— Прекрасно! Я с огромным удовольствием отрублю ему голову.
Лицо всадника выразило откровенное сомнение: по-видимому, он отнюдь не считал, что Ги может сражаться с Дрого на равных. Такой поединок навсегда покончил бы с подлыми деяниями Ги, подумала Ида. Но до сего благословенного момента надо еще дожить, а у нее нет ни малейшего шанса спастись. Ударив лошадь по бокам, норманнский всадник отъехал, оставив Иду на растерзание Ги, и девушка крепко сжала кулаки, полная решимости дорого отдать свою жизнь.
— Иво! — во всю мочь завопила Мэй, уже отчаявшись привлечь внимание своего защитника, занятого спором, который доставлял ему видимое удовольствие. — Иво, Ида убежала!
Крайне удивленный столь необычным для робкой и тихой Мэй проявлением эмоций, Иво обернулся. Мэй облегченно вздохнула: слава Богу, он уже начал понимать ее чудовищную смесь английского и французского.
— Где она? — требовательно спросил Иво. Она побежала туда, где дым, — ответила Мэй, показывая пальцем в направлении деревни. — Возьми Серла. Он поможет.
Пока Иво медленно сползал на землю, Мэй с тревогой смотрела, как густеют серые клубы, поднимающиеся из-за холма. Она не на шутку перепугалась, когда Ида с побелевшим лицом внезапно спрыгнула с повозки и, что-то бессвязно выкрикивая, побежала к деревне. Правда, Мэй тут же предположила, что Ида снова услышала зов о помощи и не могла не откликнуться на него, но ей следовало взять с собой Иво: норманны, которые грабили эту деревню, вполне могли принять Иду за одну из ее жительниц и убить.
Кто-то дотронулся до ее руки, и Мэй от неожиданности вскрикнула, но тут же улыбнулась — это оказался Серл, которого привел Иво.
— Ку-да… о-на… пo-шла? — медленно, по слогам спросил Серл, стараясь, чтобы она поняла его вопрос.
Мешая французские и английские слова и отчаянно жестикулируя, Мэй объяснила ему, что произошло. Серл помрачнел; ободряюще похлопав Мэй по плечу, он приказал Иво оставаться возле повозок, а сам направился к деревне. Мэй, отдуваясь, вытерла вспотевший лоб. Уж теперь-то она станет учить французский куда усерднее!
… — Что она сделала? — с изумлением переспросил Дрого.
Он стоял в группе рыцарей, окруживших Вильгельма, и вместе с ними наблюдал за тем, что происходило у подножия холма. Отсюда было хорошо видно, как норманны выносят из деревенских домов все, что представляет хоть малейшую ценность, а затем безжалостно поджигают жилища саксов. Дрого был подавлен этим зрелищем. Он не мог понять, почему его соратники обходятся с мирными жителями так жестоко. Деревни бедные, взять там почти нечего, возле них даже останавливаться не следовало. И совсем уж бессмысленной и чудовищной была эта охота на людей, которой занялся передовой отряд… Но откровенно высказать Вильгельму свое отношение к подобного рода деяниям Дрого не решался да и не хотел. Мнение одного человека ничего не могло изменить, как не меняло до сих пор… И вот теперь Серл принес ему невероятное известие — Ида находится прямо в центре этого кошмара! Как он не заметил ее, когда она бежала к деревне?
— Похоже, у нее было видение или что-то в этом роде, — произнес Серл вполголоса, так, что его могли слышать лишь Дрого, Танкред, Унвин и Гарнье. — Если я правильно понял Мэй — а она научилась объясняться весьма сносно, — Ида, бледная как полотно, с криками побежала к деревне.
— Похоже, ей жизнь надоела, — мрачно бросил Дрого, направляясь к месту, где его отряд оставил своих лошадей; друзья поспешили за ним. — Я понимаю, что она пошла на зов о помощи, который опять услышала в своей голове, но, как видно, не сделала никаких выводов из прежних своих приключений. Нет, теперь я уж точно привяжу ее к повозке веревками. — Одним прыжком взлетев па лошадь, Дрого оглянулся на Серла: — Тебе лучше вернуться к Иво и помочь ему присмотреть за нашими вещами. Хоть мы и норманны, это отнюдь не является гарантией, что нас не обворуют. Не беспокойся — мы сами разыщем эту сумасшедшую, пока до нее не добрался какой-нибудь негодяй, обезумевший от вида крови.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Непобежденная - Хауэлл Ханна



хороший роман, читается на одном дыхании
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЯна
28.12.2011, 0.22





да не перестаю удивляться как это хх придумывает свои романы такими разными и одинаковыми одновременно замечательный роман читайте!!!
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЛюбовь
14.03.2013, 14.05





Слишком много войны.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаКэт
18.08.2013, 19.21





и войны много и любви и верности,преданности, чести и доброты.очень хороший роман.читайте.
Непобежденная - Хауэлл Ханначитатель)
19.08.2013, 22.04





Очень хороший роман. Читайте.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаНинель
25.08.2013, 22.19





Некоторые романы автора лучше! А в этом осталось так и не понятно за что ГГ так ненавидел главный злодей, автор как будто забыла об этом написать.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаЛюда
13.09.2013, 7.07





Прекрасный роман!Все дела бросила - пока читала!Удовольствие получила огромное.
Непобежденная - Хауэлл ХаннаНаталья 66
14.07.2014, 23.53





Роман хороший,советую читать.
Непобежденная - Хауэлл Ханнаюля
1.04.2015, 1.50





Ничего особенного, прочесть можно, но не захватывает.Моя оценка-6!
Непобежденная - Хауэлл ХаннаАнна
30.07.2015, 23.45





Отличный роман про саксонау которая попалась на пути нормандской армии...советую,отличный сюжет
Непобежденная - Хауэлл Ханнасоня
20.03.2016, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100