Читать онлайн Моя прекрасная повелительница, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Моя прекрасная повелительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5

— Что ты рассказала ему?
Сорча поморщилась, потому что Роберт закричал. Из комнаты Руари девушка бросилась прямиком в кузню к Роберту. Несколько минут она бесцельно бродила по мастерской, что-то бессвязно бормотала и притворялась, что наблюдает, как мастер заканчивает отделку ножен для меча Дугала. Наконец тот не выдержал и потребовал, чтобы гостья честно выкладывала все, что у нее на душе. Но не могла же она признаться, что один-единственный поцелуй Руари совершенно вскружил ей голову. Вместо этого она начала рассказывать, что открыла пленнику секрет Дунвера, и даже заставила оружейника поверить, что именно из-за собственной несдержанности она так взволнована.
— Я рассказала ему все наши секреты. Ну, по крайней мере те, которые касаются духов. Дело в том, что к нему приходила Юфимия, и духи вовсю разбушевались прямо в его комнате. Я даже с трудом смогла открыть дверь. Духи держали ее плотно закрытой.
— Ты просто могла сказать ему, что дверь заедает.
— Роберт, все последние три дня мы только и делаем, что врем. Он же слышал и стоны, и стук, и голоса, которые мучают нас по ночам. Мы уже перебрали все возможные варианты объяснений.
Когда же Юфи вздумалось пробраться к мужчине в комнату и изображать из себя маленькую шлюху, тут уж духи предстали во всей своей красе. — Сорча тяжело вздохнула и присела на табуретку, сделанную из толстого пня. — Боюсь, что невозможно придумать что-то более или менее правдоподобное, чтобы как-то объяснить то, что видел и слышал сэр Руари.
— Может быть, может быть. Но я все-таки совсем не уверен, что разумно сообщать правду, — с этими словами мастер начал раздувать в горне огонь.
— Он не поверил мне.
— Это совсем не удивительно.
— Конечно. Но все-таки мне хотелось, чтобы поверил. Боюсь, теперь он считает нас всех сумасшедшими. А Юфи со своими разговорами об эльфах, феях и тому подобном еще больше убедила его.
Услышав это, Роберт прислонился к сплетенной из ивовых прутьев и обмазанной глиной стене кузницы и захохотал. Сорча не разделяла его бурного веселья.
— Я что-то не очень понимаю, что в этом смешного.
— Ты бы прекрасно поняла, девочка, не будь ты так неравнодушна к парню.
— Это неправда! — вспылила Сорча, резко вскочив со своей табуретки, но ее друг только усмехнулся в ответ.
— Правда, правда. Потому ты и пряталась с тех самых пор, как привезла его в Дунвер. Поэтому прибежала сюда и выглядишь так, как будто только что всласть нацеловалась. Если парень вздумает перейти границы, только скажи мне. Можете играть в любые игры, но я не потерплю, чтобы он начал командовать тобой или принуждал к тому, что тебе неприятно.
Сорча тихонько выругалась и пнула ногой камень, валявшийся на земляном полу:
— Он кажется мне очень привлекательным, Роберт, и это очень опасно.
— Опасно? Почему? Вы оба благородных кровей. Оружейник подошел к гостье и встал, опершись на дверной косяк.
— Мне кажется, он старше меня.
— Неважно.
— Кроме того, он гораздо богаче. У меня ведь даже приданого нет.
— А вот это уже чистая правда.
— И ведь он считает нас всех сумасшедшими.
— У него будет время изменить мнение.
— Вполне возможно. А может быть, он сочтет даже интересной некоторую странность в девушке? — друзья понимающе улыбнулись. — Во всяком случае, я взяла его в плен, чтобы получить выкуп.
— Конечно. И если он не способен прощать обиды, это не даст чувствам разгореться.
— Очень странно сказано, но верно. Мне тоже кажется, что сэр Керр не скоро забудет свой плен. А то, что его захватили две девушки, будет сильным ударом по самолюбию.
— Ты хочешь сказать, что вскоре он вернется в Дунвер вооруженным и готовым к бою?
— Нет. — Сорча сначала произнесла это, а после минутного раздумья поняла, что она действительно уверена в обратном. — Из-за этого Руари не поднимет на нас свой меч. Больше того, мне кажется, он сердится в немалой степени на самого себя. Ведь он поверил мне, несмотря на то, что впервые увидел на поле битвы, когда я грабила мертвых.
— А ты, вместо того, чтобы спасти его, взяла в плен. Конечно, теперь он лежит и клянет себя за глупость. Это совсем не те мысли, которые радуют мужчину. Ты поэтому так стараешься спрятать свой интерес к нему?
— У меня вовсе нет никакого особого интереса. По крайней мере, в том смысле, который вкладываешь ты.
Роберт недоверчиво фыркнул. В этой его реакции казалось столько презрения, что Сорча обиделась. Но не успела ничего ответить, потому что оружейник внезапно застыл, заметив кого-то во дворе. Вглядевшись, Сорча узнала худенькую фигурку Айна, единственного сына Роберта. Мальчик спешил к ним.
— Ты думаешь, что-нибудь случилось?
— Думаю, придется принимать гостей, — ответил мастер, выходя навстречу сыну.
— Отец! — закричал мальчик и остановился, переводя дыхание. — Трое ожидают за воротами. Говорят, что англичане и хотят с кем нибудь поговорить о сэре Дугале.
— Будут требовать выкуп, — пробормотала Сорча. — Дай мне несколько минут, Роберт. А потом пригласи их в большой зал. Постарайся, чтобы они не заметили нашей слабости.
— Постараюсь, девочка. Но если у них хватит ума, чтобы заметить наши слабости, они увидят и нашу силу. Не волнуйся об этом. Думай лучше, как вернуть дурачка Дугала.
Сорча согласно кивнула и поспешила в угловую башню, на каждом шагу ругая Дугала. Ей было очень страшно иметь дело с этими людьми. Они не захотят договариваться о выкупе с женщиной. Значит, она должна казаться сильной и непреклонной, чтобы вызвать почтение к себе. Войдя в большой зал, девушка увидела там всех своих тетушек в сборе. Они сидели кружком у огромного камина и спорили, какого цвета выбрать пряжу, чтобы точнее передать цвет волос отца на семейном гобелене, который они вышивали вместе. Сорча решила заручиться поддержкой семьи. Если англичане и будут высокомерны в разговоре с одной маленькой женщиной, они не смогут ничего противопоставить семерым. Конечно, нервная тетушка Бетти и скромная тетушка Эри не представляли особой силы, но плечом к плечу со своими более решительными сестрами они могли притворяться достаточно ловко.
— Приехали англичане, чтобы потребовать выкуп за Дугала, — объяснила, подходя, девушка.
— И ты, конечно, хочешь, чтобы мы ушли отсюда, — предположила высокая седовласая Эннот, старшая из семи сестер.
— Как раз наоборот. Хочу, чтобы вы все сели со мной за стол. Поспешите, — поторопила она тетушек. — Думаю, что даже заносчивые и упрямые англичане не смогут достойно противостоять семи благородным дамам.
— Мы должны выглядеть суровыми и непреклонными? — поинтересовалась Гризел, втискивая свое маленькое круглое туловище в кресло рядом с тем, которое обычно занимал Дугал.
— Именно так. — Сорча с улыбкой уселась на место брата.
— Наша помощь в переговорах потребуется? — поинтересовалась Нейл, занимая место по правую руку.
— Конечно, милая тетушка, ты можешь вставить пару слов. Разумеется, разговор должен быть очень учтивым.
— Все будет прекрасно, дорогая, — заверила Бетти. — Я уже давно поняла, насколько мы импозантны, когда собираемся вот так, все вместе, против кого-нибудь постороннего. Но только Нейл способна сохранить эту внушительность, когда начинает говорить. А все остальные сразу теряют свое величие.
— Ну, вот и они, — проговорила Эннот, хлопая в ладоши, и тут же изобразила каменное выражение лица.
Трое англичан вошли в зал в сопровождении Роберта и его сына. При виде такого количества женщин они невольно резко замедлили шаг. Сорча увидела, как Роберт прячет улыбку: он, конечно, понял, что за игру она затеяла. Двое хорошо вооруженных стражей встали у двери. Роберт оставил сына за спиной гостей, а сам подошел и стал рядом со своей повелительницей. Девушка была рада его присутствию. Она не могла не заметить холодного, стального взгляда, которым пронзил ее самый высокий из англичан.
— Я сэр Саймон Тречер, а это мои люди — Томас и Уильям, — проговорил он высокий голосом, таким же холодным, как и его глаза. — Я здесь для того, чтобы обсудить условия выкупа сэра Дугала Хэя. Он ваш сеньор?
— Именно так, — ответила Сорча, изо всех сил сопротивляясь желанию съежиться под пристальным взглядом. — Каковы ваши условия?
— Вы предполагаете, что я готов обсуждать подобные темы с женщинами?
— Если хотите получить деньги, то вам придется. Я самая близкая родственница сэра Дугала — его единственная сестра.
— Ах, так вы и есть леди Сорча Хэй?
— Совершенно верно.
— Он предупреждал, что мне придется иметь дело с вами, но я решил, это шутка. У нас в Англии женщины не занимаются такими серьезными делами.
— Может быть, именно потому ваша проклятая страна в таком беспорядке, — пробормотала Нейл, сверля гостя взглядом. Саймон ничего не ответил, по резкие складки на его длинном узком лице стали еще заметнее.
— Сэр Дугал также упоминал некую Нейл Хэй, — протянул он, явно намекая, что ее пленник не сказал о ней ничего приятного. — И все-таки я бы предпочел обсуждать условия выкупа с мужчиной.
— Возможно, вы и предпочли бы это, сэр. Но боюсь, что разочарую вас, — Сорча повела рукой в сторону тетушки Нейл. — Это действительно Нейл Хэй, родная тетя Дугала. Так с кем же вам угодно обсуждать вопрос о выкупе — с сестрой или с теткой?
— С сестрой, — резко произнес посол. — Миледи… — его поклон казался исполненным сарказма. — Не начать ли нам?
Сорча кивнула, воспринимая раздражение англичанина как развлечение. Приказала пажу привести гостям стулья и вино. Но хорошее настроение исчезло, как только сэр Саймон назвал свои условия. Жизнь Дугала он оценил очень дорого. Торговля продолжалась целый час. Обе стороны были вежливы, но неуступчивы. Однажды Нейл даже вскочила в гневе, стукнула кулаком по столу, заставив кружки прыгать и крутиться. Все три англичанина, не отрываясь, изумленно смотрели на нее, широко раскрыв глаза. Сорча постаралась воспользоваться суматохой, но добилась лишь маленькой скидки.
Пока шли переговоры, напряжение в душе Сорчи все возрастало. Сэр Саймон Тречер лишь однажды отвел от нее глаза, когда Нейл проявила всю свою славную мощь. Ясно, что джентльмен старался использовать силу немигающего взгляда, чтобы выиграть преимущество в споре, но было и еще что-то кроме этого. Даже во время торговли глаза его горели интересом, жадный взгляд заставил девушку покраснеть. Она с трудом подавила искушение уступить всем его условиям, лишь бы он скорее ушел. Постепенно мрачнеющий взгляд Роберта сказал Сорче, что она не ошиблась относительно намерений английского посла.
Переговоры закончились. Договорились о цене и месте обмена. Юная госпожа встала. Настороженно смотрела, как сэр Саймон подходит, протягивает руку, но не могла не ответить на рукопожатие. Подобное оскорбление стоило бы Дугалу жизни. Тречер взял руку девушки, поднес ее к губам и медленно поцеловал. В том, как он это сделал, не было ничего оскорбительного, но Сорча не могла отделаться от неприятного чувства, что происходит что-то непозволительное. Как только гость покинул зал, хозяйка села, налила бокал меда и с наслаждением, не спеша, начала пить.
— У меня такое чувство, будто я только что стал свидетелем сцены обольщения, — признался Роберт, наливая мед и себе.
— Точно, — согласилась Нейл, мрачно глядя на дверь. — Этот англичанин подобно ужу старался обвиться вокруг нашей девочки.
— Как красочно сказано, тетушка. — Сорча вздохнула, устало откидываясь в кресло и барабаня пальцами по его ручке. — Когда этот тип смотрит и пожимает руку, чувствуешь, как будто тебя насилуют.
— Наверное, кто-то другой должен идти платить за Дугала.
— Нет, тетушка, идти придется мне. Англичане могут презирать женщину, которая вмешивается в мужские дела, но они признают, что я действую как лэндлорд вместо Дугала. И могут принять за оскорбление, если вместо меня пойдет кто-то, кого они сочтут ниже рангом. Кроме того, если появится не то лицо, которое они ожидают, тут же заподозрят обман, а это означает опасность для Дугала.
— Конечно, — согласился Роберт. — Мы не можем позволить себе оскорблять англичан. Не нужно подавать новый повод для нападения на наши земли. — Он взглянул на Сорчу. — Но этот человек действительно очень уж заинтересовался тобой. Поэтому на встречу ты отправишься не одна, а в компании четырех мужчин и Нейл. Это не слишком большое войско, чтобы посеять панику в рядах англичан, но вполне достаточное, чтобы заставить сэра Саймона Тренера задуматься и сдержать похоть.
— Может быть, ты и прав, но я сомневаюсь, что стоит забирать мужчин из Дунвера.
— Придется. А теперь тебе следует поскорее заняться посланием в Гартмор, Керрам.
— С каким же удовольствием я устрою брату взбучку, как только увижу его снова!
— Сорча! Я нигде не могу найти Бэтэма! — Маргарет вбежала в зал так стремительно, что смогла остановиться, только наткнувшись на стол.
— Не думаю, чтобы он мог сбежать, — пыталась успокоить ее кузина, а тетушка Нейл протянула возбужденной девушке кружку с медовым напитком.
— Но тогда где же он? В комнате его точно нет.
— Все утро парень слонялся по замку и задавал кучу вопросов о своем кузене.
— А ты заглянула в комнату сэра Руари, Маргарет? — поинтересовалась Сорча.
— Нет. — Маргарет едва пригубила мед и выбежала из зала.
— Если там его не окажется, начнем поиски, — произнесла Сорча вслед сестре.
— Может быть, тебе пойти с ней? — предложил Роберт.
— Как только я сочиню послание Керрам, тут же пойду навестить наших пленников. — Девушка устало вздохнула и покачала головой. — Несомненно, они замышляют побег. Господу угодно, чтобы на этом мои испытания не кончились.
— Мне кажется, ты еще слаб для побега, кузен, — говорил Бэтэм, протягивая Руари кружку с сидром.
— Через пару дней буду уже в полном порядке. — С большим трудом Руари сел. — Боль гораздо слабее, да и раны понемногу затягиваются. Совсем скоро я смогу вырваться из этого осиного гнезда.
— Осиное гнездо? Побойся Бога, кузен! Здесь совсем не так плохо, как могло быть. Я понимаю, что сидеть в плену в качестве заложника — об этом вряд ли можно мечтать, но женщины здесь кажутся очень симпатичными.
— Они здесь все сумасшедшие. Похоже, что ветром у них из головы выдуло все мозги.
— Ну, у Маргарет-то по крайней мере не выдуло.
— А у Маргарет и нечего было выдувать.
— Перестань так презрительно говорить о ней.
— А ты перестань строить из себя рассерженного ухажера, болван. Лучше отрежь мне хлеба и сыра.
— И все-таки ты не должен так говорить о Маргарет, — проворчал Бэтэм, вставая, чтобы выполнить просьбу.
С минуту рыцарь внимательно смотрел на своего юного кузена, изучая угрюмое выражение на его лице. Бэтэм, конечно, добрый юноша, но господь наградил его красотой, сэкономив при этом на уме. Прежде Руари видел проблему в том, что мальчик без спроса убежал на войну, но теперь стало ясно, что это ерунда по сравнению с надвигающимися трудностями. Принявшись за простую, но такую вкусную еду, Руари наблюдал, как Бэтэм снова садится на свое место.
— Прекрати бегать за этой девчонкой! — коротко приказал старший из Керров, и тут же получил подтверждение своим догадкам, так как младший покраснел до корней волос.
— Во-первых, мы с ней одного круга, а во-вторых, она вовсе не отвергает моих ухаживаний.
— Это не аргументы. Ни в коем случае ты не должен связываться с кем-то из рода Хэев.
— Но почему же?
— Мне кажется, ты забываешь, что Маргарет — одна из тех, кто держит нас в качестве заложников.
— Это вовсе не ее идея, а Сорчи, и она должна слушаться кузину, так же как я тебя.
— Надо сказать, ты стараешься изо всех сил. — Руари предостерегающе поднял руку, не дав Бэтэ-му сказать ни слова в ответ. — И не пытайся как-то оправдать свое непослушание. То, что ты, вопреки всем запретам, убежал на войну — еще не самое страшное. Главное, есть много причин, по которым ты должен прекратить любовные игры с Маргарет Хэй. Она бедна, а твоя семья не может позволить тебе брак по любви. Кроме того, взяв нас в плен и потребовав выкуп за наши жизни, Хэи уничтожили даже тот малый шанс на свадьбу с Керрами, который существовал. Сердце твоей возлюбленной наверняка охладеет, когда я начну мстить за это оскорбление.
— Надеюсь, ты не собираешься воевать с Хэями? — поинтересовался Бэтэм, бледнея.
— Не собираюсь. Я придумал кое-что другое. Но я не оставлю это вероломство без мести. Не имею права.
— Но, кузен… — начал было юноша. Тут дверь резко распахнулась, и на пороге показалась Маргарет. Бэтэм вскочил.
Нахмурясь, девушка подошла к нему и схватила за руку:
— Ты не должен быть здесь. Я так испугалась, когда заглянула в твою комнату и не нашла тебя там.
— Вы решили, эта драгоценность сбежала? — насмешливо протянул Руари и тут же был остановлен укоризненным взглядом кузена.
— Он еще недостаточно хорошо себя чувствует, чтобы вставать с постели.
Девушка потянула Бэтэма к двери:
— Не держите его здесь, сэр Руари. Он еще слишком слаб.
— Но, Маргарет, я пришел сюда по своей доброй воле, — пролепетал Бэтэм.
— Все равно. Твой кузен должен иметь здравый смысл и отправить тебя обратно в постель.
Подчиняясь напору Маргарет, Бэтэм все-таки успел попрощаться с кузеном. Когда, наконец, за молодыми людьми закрылась дверь, Руари долго в изумлении смотрел на нее, потом покачал головой. Страшно жаль, что Маргарет так бедна и, кроме того, принадлежит к клану Хэев. Они с Бэтэмом составили бы идеальную пару. И у них были бы самые красивые и самые бестолковые во всей Шотландии дети.
Руари допил свое вино и стал размышлять, когда и как он сможет раздобыть еще немного. В этот момент в комнату вошла Сорча. Плечом она открыла дверь, так как в руках у нее оказался тяжелый поднос с едой и питьем. Раненый внимательно наблюдал, как девушка убирает со стола пустую посуду и ставит новую. Сразу же пришло воспоминание о поцелуе, и это заставило его напрячься в предвкушении нового.
— Ваш молодой кузен заходил навестить вас? — как бы невзначай поинтересовалась повелительница. С этими словами она начала готовить Руари к перевязке.
— Да. А твоя молодая кузина утащила его отсюда уже почти целый час назад. — Руари едва сумел сдержать стон — такой болезненной оказалась процедура. — Там нет воспаления? Что-то уж очень больно.
— Нет, как раз все заживает быстро и хорошо. — Стараясь действовать аккуратно и все-таки причиняя боль, Сорча промыла раны. — Через несколько дней швы можно будет снять, — вздохнув, покачала она головой. — Но останутся шрамы. Будем надеяться, что я зашила удачно и они не окажутся безобразными.
— Твоими врачебными способностями можно только восхищаться.
— Ну, спасибо, — произнесла девушка недовольно.
— Скоро я уже совсем поправлюсь.
Когда девушка закончила перевязывать последнюю из ран, Руари попытался сесть, неохотно принимая ее помощь.
— И тогда вы постараетесь убежать, — она налила сидра в кружку. — Ведь именно это вы обсуждали с Бэтэмом, правда?
— Да нет же, — он слегка улыбнулся. — У нас не было времени: твоя кузина прибежала и утащила его прежде, чем мы смогли что-то обсудить. Я, конечно, предостерег его против происков этой девицы.
— Неужели? А я-то так советовала ей изо всех сил сопротивляться соблазнителю! — с удовольствием Сорча заметила, что ее слова обидели рыцаря не меньше, чем его выпад обидел ее саму. — Не тратьте усилий и не старайтесь придумать план побега. В результате вам лишь придется дольше сидеть здесь.
— Но ты наконец-то пришла в себя и согласна прекратить эту глупую игру?
— Ни в коем случае, я не отпущу вас без выкупа. Для моего брата это будет означать смерть.
Понимая, что девушка не будет бороться просто из страха повредить его раны, он схватил Сорчу за руку и почти грубо притянул к себе. Как только она почувствует, что пленник окреп достаточно, ее уже невозможно будет заполучить с такой легкостью — это было совершенно ясно. Поэтому преимущество надо использовать, пока оно есть. Недовольство, проступающее во взгляде девушки, вызвало у мужчины лишь улыбку. За ним скрывалась страсть, которую он уже успел испытать.
— Рядом с вами опасно стоять, — негромко проговорила Сорча, пытаясь освободиться.
— А если ты окажешься на кровати, будет еще опаснее. — Руари постарался дернуть так, чтобы девушка упала на него, но ей удалось удержаться на ногах, не причиняя своему сопернику особой боли.
— Очень опасный трюк, особенно для человека, на котором так же много стежков, как на этом ковре. — Девушка кивнула в сторону стены.
Руари нежно рассмеялся и, взяв Сорчу за длинную толстую косу, притянул к себе. Сорча Хэй оказалась страстной женщиной, жар в ее крови пылал не слабее, чем в его собственной — в этом Руари был абсолютно уверен. Ему не терпелось испытать всю силу этого огня. Но сейчас приходилось утолять голод лишь этими украденными поцелуями.
Сорча не сопротивлялась. Она позволяла увлечь себя на опасную тропинку, прекрасно сознавая, что тянуть приходится не очень сильно. Когда же поцелуй наконец закончился, девушка так и осталась в объятьях мужчины, пытаясь восстановить дыхание.
— Не кажется ли тебе странным, что ты так охотно целуешь сумасшедшую? — прошептала Сорча. — Не страшно заразиться?
— Я совсем не боюсь всех твоих чудачеств. Но очень интересно, что это сумасшествие делает поцелуи такими сладкими? — он слегка дотронулся до ее нижней губы. — Ах, милая! Если бы я не был ранен! Самая сладкая ночь стала бы нашей!
Сорча сразу освободилась от тумана, навеянного жаркими поцелуями. Оттолкнула мужчину и встала у кровати, раздираемая двумя желаниями одновременно — дать пощечину за оскорбительные слова и поддаться этому грубому предложению. А он смотрел на нее так, как будто читал мысли. Изо всех сил борясь с желанием вылить кувшин с сидром на голову своему мучителю, Сорча выбежала из комнаты, обещая себе, что не поддастся искушению.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна



интересный, не затянутый, советую почитать
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл ХаннаЯна
5.01.2012, 1.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100