Читать онлайн Моя прекрасная повелительница, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - ГЛАВА 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Моя прекрасная повелительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 19

— Опять Хэи? — Руари грозно взглянул на Сорчу, но девушка лишь хихикнула.
За последнюю неделю ее родственники успели насмешить весь Гартмор, но Сорча лишь больше полюбила их за это. Ей очень хотелось получить возможность хоть на минуту увидеть кого-то из своих и уговорить их, чтобы они оставили упорные попытки освободить их с Маргарет. Но Сорча прекрасно понимала, что ее никто не послушает. Они ведь и так знали, что ни Руари, ни Бэ-тэм не тронут и волоска на голове каждой из пленниц. Единственной причиной этих регулярных и утомительных рейдов на Гартмор было лишь нежелание платить выкуп и стремление силой забрать девушек домой.
— Как им удалось проникнуть на сей раз? — Руари хмуро встретил ухмылку Росса.
— Посудомойка заметила, как они пробираются через огород.
— Неужели они подошли так близко к главной башне? Чем же им удалось отвлечь вас сегодня?
— Все случилось из-за девочки. Маленькой хорошенькой девочки. Ее длинные светлые волосы и белое платье развевались на ветру. — Росс покачал головой. — Ангел. Даже я обомлел. Она стояла у ворот, протянув нам навстречу руки, и рассказывала, что ее украли эльфы, а теперь она от них сбежала, и ей очень нужна наша помощь, чтобы найти своих сородичей.
— Очень похоже на Юфимию! — Сорча поразилась — они подключили даже эту малышку! Но нельзя не признать, что девочка идеально подходит в качестве отвлекающего фактора.
— Мне начинает казаться, что весь твой клан уже здесь, на моей земле, — крайне недовольно произнес Руари. И снова повернулся к Россу. — Вы же не взяли девчонку в плен, так ведь?
— Ну… Нет. Посудомойка подняла тревогу, мы все бросились в погоню, но малышка скрылась в лесу.
— Я так и думал. Женщины клана Хэй проявляют чудеса изворотливости. Но как им удалось пролезть сквозь крепостные стены?
— Они перелезают через них.
— Перелезают?
— Именно! Похоже, весь Дунвер научился взбираться даже по самым гладким камням. Они умеют лазить, как кошки.
— Да, мы все хорошие скалолазы, — призналась Сорча. Она тихо сидела, пока Руари обсуждал с Россом участь взятых в плен мужчин. Наконец лэндлорд назначил то же самое наказание, к которому за неделю все уже привыкли.
— Не могу понять, как они все это организовали, — призналась Сорча, когда Росс ушел сажать двух очередных пленников в темницу на сутки, чтобы потом отпустить их с миром. — Дунвер скоро совсем опустеет.
— По-моему, это те же самые люди, которые сидели у нас два дня тому назад.
— Но ты же берешь с них слово, что они больше не приедут сюда. А Хэи обычно верны обещаниям.
— Кто-то подсказал им очень ловкую клятву, чтобы дурачить меня. Я-то считаю, что пленники заверяют, будто не будут больше пытаться освободить вас с Маргарет, а на самом деле они говорят, что не будут пытаться освободить вас таким же образом, как и в прошлый раз. Нужно так сформулировать клятву, чтобы не смогли ее переиначить.
Сорча изо всех сил пыталась сдержать смех. Но все-таки ей это не удалось, и девушка расхохоталась.
— Подозреваю, что это Нейл придумала фокус со словами. Она всегда хорошо соображала. И непременно явится сюда опять через пару дней. Неужели мне нельзя хотя бы помахать ей рукой?
— Подумаю. Однако сегодня прекрасный день. Наверное, тебе хочется увидеть что-нибудь, кроме стен моей башни. Не желаешь ли прокатиться верхом?
— О, с огромным удовольствием. Когда?
— Как только соберешься.
Сорча торопливо доела кусок хлеба с медом и помчалась в свою комнату. У нее было совсем немного платьев и почти все они не по размеру, но девушка решила надеть голубое с красиво вышитыми рукавами. Хотелось выглядеть как можно лучше, насколько это позволял чужой гардероб.
Одевшись, Сорча с минуту подумала, а потом решительно пристегнула меч и сунула в сапожок кинжал. Руари в конце концов вернул ей оружие после того, как она поклялась, что не станет использовать его, чтобы убежать или помочь родственникам освободить ее. Девушка не переставала думать о пяти последних днях — тех, когда она снова была вместе с Руари. За это время он потерял львиную долю своей великолепной сдержанности. И хотя три заветных слова еще не прозвучали из его уст, Сорча могла с уверенностью сказать, что она ему вовсе не безразлична. Он не скрывал ни нежности, ни восхищения. Часто говорил комплименты, и девушка не сомневалась в их искренности. Не появлялись больше и потенциальные невесты со своими матушками и батюшками.
Сорчу волновало лишь полное отсутствие разговоров о будущем, о том, что случится, когда им с Маргарет разрешат отправиться домой, в Дунвер. Было ясно, что Руари еще не придумал способа отказаться от выкупа с наименьшими потерями для своей гордости. И все-таки, если он видел впереди совместное их с Сорчей будущее, он должен был уже сейчас как-то упомянуть о нем.
Будущее Маргарет тоже представлялось туманным. Но они с Бэтэмом держали себя так, будто обязательно должны получить все, что желают. Семья Бэтэма яростно выступала против Маргарет, и Руари постоянно получал гневные письма с требованиями отослать ее из Гартмора. Ни одна из противостоящих сторон не хотела сдаться: Бэтэм отказывался оставить Маргарет, а его родители ни в коем случае не соглашались на свадьбу. По отрывочным замечаниям Малькольма, Сорча сделала вывод, что Руари стремился добиться хоть какого-то компромисса. Но для этого необходимо было убедить родителей юноши хотя бы допустить возможность соглашения.
Сорча поспешила в конюшню, где должна была встретиться с Руари. По дороге она с улыбкой думала, что единственной парой без проблем здесь выглядели Нейл и Малькольм. Они казались довольными и полными надежд. Ко всеобщему удивлению, роман их расцвел. Им повезло: они сами могли за себя отвечать и решать, что им делать. Происхождение давало им полную свободу (Нейл была седьмой дочерью бедного лэндлорда, а Малькольм — лишь небогатым родственником Руари).
Девушка вошла в конюшню и остановилась. Руари весело переругивался с кем-то из своих слуг. Глядя на него, Сорча вдруг задумалась, не замахнулась ли она чересчур высоко и не грозит ли ей это болезненным падением. Руари не только выглядел красавцем, о котором могла мечтать любая женщина. Он был здоров, силен и богат. Ему принадлежали самые плодородные в округе земли. Конечно, любая женщина пойдет ему навстречу без малейшего сомнения. Временами мысль завоевать его сердце казалась Сорче абсурдной.
Она быстро стряхнула внезапный приступ неуверенности и меланхолии. У нее тоже есть, что предложить мужчине. Единственным минусом, который с трудом можно было оспорить и преодолеть, она считала то, что в клане Хэев рождалось очень мало сыновей. У Керров же, наоборот, было полно мужчин и парней. Его имени не грозило исчезновение, в отличие от ее. Если она все-таки завоюет Руари, ему придется смириться с мыслью, что рождаться у него будут только дочери. Но возможен ведь и вариант — кто знает? — что она окажется одной из немногих в клане Хэев женщин, способных родить сына.
— А, вот ты где, милая! — Руари с улыбкой протянул ей руку. Заметив меч, спросил: — Считаешь, он пригодится?
— Я не чувствую себя в безопасности, когда выезжаю без оружия и без охраны.
— Боюсь, от охраны нам убежать не удастся. Ребята твердо стоят на своем. Свита, пусть и небольшая, но обязательно будет.
— Очень мудро с их стороны. — Девушка улыбнулась. — Всегда существует вероятность, что тебя могут попытаться украсть.
Мужчины расхохотались. Стало ясно, что уже никто не считал преступлением то, что она когда-то взяла рыцаря в плен.
— А где же Росс? — оглянувшись по сторонам, Сорча так и не увидела рыжеволосого гиганта. Разве не он все время охраняет тебя?
— У его жены подходит срок, и он хочет остаться. Любит быть поближе, когда его дети появляются на свет. Я же не собираюсь ни с кем сражаться, так что особой необходимости в его присутствии нет.
— Конечно, нет, — согласилась девушка, с помощью рыцаря садясь на сильного пегого жеребца. — Значит, нас будет двенадцать, — пробормотала она, оглядев свиту.
Руари тихонько засмеялся:
— Конечно, прогулки вдвоем не получается. А я о ней так мечтал. Но в это время года дороги опасны. Лучше пожертвовать уединением, чем уступить тебя англичанам.
— Честно говоря, я тоже так считаю. Судьба уже сводила меня с ними, и этого оказалось вполне достаточно.
Разговор об англичанах напомнил Сорче о Саймоне Тречере — человеке, которого, казалось, она уже навсегда выбросила из головы.
— Что, были какие-то неприятности, когда ты ездила выкупать Дугала? — Руари увидел, как тень легла на лицо его спутницы.
Немного подумав, Сорча решила, что можно и рассказать Руари о Тречере. Вряд ли, конечно, он уже представлял какую-то опасность, тем более здесь, в Гартморе. Но все-таки поддержка Керров может оказаться полезной. Рассказывая об англичанине, Сорча с интересом наблюдала за Руари. Тот был в ярости. Сила гнева ясно показывала силу его чувства к ней. Если бы она была безразлична ему, вряд ли он так взбесился бы из-за того, что кто-то охотился за Сорчей.
— Почему ты так уверена, что этот человек тебя больше не преследует? — поинтересовался рыцарь.
— Шпионы, которых он посылал в Дунвер, исчезли. Мы решили, что для своих сластолюбивых намерений он избрал другой объект.
— Или же он послал других, более ловких.
— Если бы Саймон очутился в Дунвере, Нейл обязательно постаралась бы предупредить меня.
— Девочка! По обе стороны границы полно шпионов и просто людей, искусных в добыче информации любого сорта. Я могу тебе сказать почти точно, сколько скота имеет английский лорд Селкирк. И подозреваю, что он также может многое поведать обо мне. Секретов мало.
— Неприятно. Вернее, страшно.
Руари коротко усмехнулся в ответ на реакцию Сорчи:
— Это повелось с самого начала, с тех самых пор, как две страны живут по-соседству. Каждый солдат прекрасно понимает, что ему выгодно как можно больше знать о противнике. Это один из первых уроков. Так что поверь мне, если Саймон Тречер еще интересуется тобой, то он прекрасно знает, где ты и чем занимаешься.
— Тогда почему же нам попадалось так много его шпионов?
— Высокомерие. Он просто считал лишним использовать своих лучших людей для слежки за одной-единственной маленькой женщиной из бедного пограничного шотландского клана.
— О, скажи, пожалуйста, об этом моей тетушке, когда она вновь появится здесь. В Дунвере должны знать, что поблизости шпион или, того хуже, предатель.
Руари, кивнув, похлопал Сорчу по руке:
— Тебе ничего не грозит, милая. Даже если он знает, что ты в Гартморе, еще должен найтись англичанин, способный взять эту крепость.
Сорча с удовольствием поверила бы ему. Вполне возможно, Гартмор и недоступен для англичан, но Саймону совсем не обязательно брать замок штурмом, чтобы схватить ее. Можно лишь следить за окрестностями, выжидая, пока добыча сама попадет в сеть.
«Как сейчас», — внезапно мелькнула мысль. Девушка вздрогнула. Несмотря на все усилия, ей не удавалось прогнать опасение, что эта прогулка по владениям Керров могла оказаться роковой. Чем дальше от замка они отъезжали, тем сильнее становилось предчувствие. Но девушка не решалась попросить Руари вернуться. Он мог решить, что разговор о ловких шпионах напугал ее. Или, что еще хуже, мог заподозрить ее в недоверии к силе своего оружия и своей свиты. Это стало бы оскорблением для воина.
Глубоко вздохнув, чтобы немного придти в себя, Сорча улыбнулась своему спутнику. Он показывал ей стадо, пасущееся на склоне холма.
«В Гартморе и пастбища лучше наших», —
с завистью подумала девушка. А каменистая земля Дунвера, скудно покрытая кустарником и мхом, не могла досыта накормить ни коров, ни овец, ни коз. Дунвер знавал такие голодные годы, о которых Гартмор наверняка и не слышал.
Конечно, ее отделяло от Руари значительно большее, чем просто отсутствие приданого. Разница чувствовалась в каждой мелочи: от того, что и сколько ели за столом, до количества стражников на стенах крепости и качества их оружия. Сорчу уже начинало раздражать постоянное чувство унижения, которое она не могла не испытать здесь. Хотя по рождению они почти равны, но абсолютно ясно одно: чтобы жениться на ней, Руари придется спуститься вниз и не на одну ступеньку. Она совсем не была уверена, что дала рыцарю достаточно веские основания для такого шага.
— Бог наградил тебя замечательно красивыми и плодородными землями, Руари, — тихонько признала гостья, когда они остановились у ручья, чтобы напоить коней.
— Да, я родился под счастливой звездой. — Рыцарь помог сойти с коня своей спутнице.
Сорча старалась внимательно слушать то, что рассказывал Руари о своих хозяйственных планах: как он собирается увеличить свой доход, как думает улучшить жизнь своих подданных. Но у нее это получалось очень плохо. Она постоянно озиралась, смотрела на деревья. Они стояли на поляне, а всего в нескольких ярдах начинались густые заросли, такие, что в них трудно было что-нибудь различить. Она сама не понимала, чем так заманчивы эти деревья. Но несомненно, их притягательная сила заключалась вовсе не в красоте и величии. В душе у девушки росло не восхищение, а страх. В зарослях чувствовалось что-то, сулившее и ей, и Руари лишь неприятности и страдания.
Сорча слишком хорошо знала, что Руари с трудом верит в то, чего не может сам увидеть, поэтому она, ни слова не говоря, продолжала всматриваться в заросли. Глаза ее уже начали болеть от напряжения, но девушка все равно упорно пыталась найти хоть какой-нибудь сигнал, едва различимый знак, который был бы понятен ее спутнику.
— Женщина может увидеть нас, — предупредил Томас, оборачиваясь к Саймону в ожидании команды.
Саймон Тречер остановился и стал сквозь заросли разглядывать драгоценную цель своих преследований. Сорча Хэй действительно пристально смотрела в их сторону. Хорошенькое личико казалось слегка искаженным от напряжения. Секунда — и она издаст предупреждающий возглас.
— Нет, все-таки она нас не видит, — наконец успокоился он, подаваясь вперед и махнув остальным, чтобы все следовали за ним.
— Скоро увидит.
— Но будет уже слишком поздно.
— Да. Для нас.
— Если ты, Томас, настолько труслив, что боишься встречи с несколькими шотландцами, то садись верхом и возвращайся в Англию.
Томас покраснел, стиснул зубы и продолжал пробираться вперед.
— Каждый из вас должен иметь в виду: во-первых, не причинять никакого вреда женщине, во-
вторых, сэр Керр — моя добыча. — Он обернулся к своему небольшому войску и сверлил его глазами до тех пор, пока каждый из мужчин не кивнул в ответ. — Я собираюсь заставить шотландца заплатить подороже: он ведь забрал то, что по праву должно принадлежать мне.
— Мне кажется, ты не слушаешь меня, милая, — негромко проговорил Руари, беря Сорчу за руку и хмурясь: она казалась рассеянной. — Мне важно, чтобы ты узнала мои земли, моих людей и мои планы относительно всего этого. — Руари говорил негромко и серьезно. Потом, с минуту внимательно посмотрев на нее, двинулся по направлению к деревьям.
— Нет! — Сорча ни за что не хотела следовать за ним. Про себя она трижды прокляла уловки судьбы: Руари наверняка собирался говорить о будущем, вполне возможно — об их общем будущем, но она ни в коем случае не могла позволить
голосу сердца заглушить голос рассудка. Девушка чувствовала опасность и обязана была заставить своего спутника тоже почувствовать ее.
— Мы должны как можно скорее уходить отсюда!
— Сорча, что случилось? — встревожился Руари, останавливаясь и нежно обнимая ее за плечи. Он наконец понял, как она взволнована.
— Нам нужно бежать! — девушка взглянула в сторону леса. — Нужно держаться подальше от этих ужасных деревьев!
— Чем могли напугать тебя деревья? Сорча вырвалась и сама схватила Руари за руки.
— Сейчас некогда спорить. Назови это женской прихотью, скажи своим людям, что я совсем потеряла разум, или солнце расплавило слабые женские мозги. Мне все равно! Только прикажи всем срочно садиться верхом и нестись галопом в Гартмор!
В эту минуту еле слышное звяканье конской упряжи донеслось до ее слуха, и с проклятьем она вновь взглянула в сторону леса.
— Слишком поздно!
Руари посмотрел на деревья как раз в ту самую минуту, когда первый из всадников выезжал из зарослей на поляну.
— Английские псы!
Он понимал, что уже нет времени садиться на коней. Схватив за руку Сорчу, он бросился к своим, на каждом шагу отдавая приказы. Воины тут же привели в боевую готовность шлемы, щиты и развернулись навстречу англичанам. Шотландцы успели занять на поляне удобную позицию и образовать тесное кольцо. И несмотря на все протесты Сорчи, ее завели в середину этого оборонительного построения.
— Оставайся здесь, девочка. Я сейчас должен заниматься лишь одним делом — сражаться с этими собаками. Если же я буду беспокоиться о тебе, могу и упустить что-то. Им придется перешагнуть через меня, чтобы тебя заполучить.
Сорча не успела ответить: первый натиск уже начался. Шотландцам пока удалось отразить его: щиты оказались достаточно крепкими, мечи длинными и острыми.
Несколько громких проклятий подсказали девушке, что кровь все-таки пролилась, но никто не покачнулся и не упал. А англичане уже готовились к новой атаке.
Следующий натиск стоил им жизни двух воинов. Один из шотландцев упал на колени, сбитый ударом, но ему тут же помогли снова встать на ноги. Стерев кровь с лица и немного покачнувшись, он все-таки нашел в себе силы продолжать бой.
Англичане перестраивались, готовясь к третьей атаке. Тактика оказалась явно ошибочной. В двух предыдущих наступлениях, даже не разорвав кольца шотландцев, они уже потеряли двоих. Англичан насчитывалось около тридцати против двенадцати шотландцев. Третье нападенье тоже вряд ли могло закончиться успешно: лошади, достигнув плотного кольца из щитов, начинали пятиться, а кроме того, не все английские воины могли одновременно сражаться.
В третьей атаке погибло еще двое англичан. Шотландцы сбили их лошадей и разомкнули свое кольцо лишь настолько, чтобы нанести смертельный удар. Вдруг, когда один из англичан остановился, безуспешно пытаясь победить шотландского воина, Сорча узнала своего врага. Сэр Саймон Тречер нашел ее. Руари оказался прав: англичане умели искусно шпионить.
— Это Саймон Тречер! — закричала она. — Руари, у него действительно прекрасные шпионы!
— Вряд ли тебя обрадовало это открытие! — отозвался Руари, одновременно отражая удар, направленный прямо ему в голову.
В этот момент англичанам удалось нанести мощный удар. Им он стоил четырех жизней, но и шотландцев уже осталось лишь одиннадцать. Один из них получил серьезное ранение в руку. Его быстро отправили в центр кольца, а товарищи лишь поплотнее сомкнули ряды.
Осмотрев раненого, Сорча решила, что он останется жив, но воевать, конечно, уже не сможет. Оторвав полоску от своей сорочки, девушка быстро перевязала рану, чтобы остановить кровь, а потом уже внимательно разглядела воина. Он оказался мускулистым, однако ниже, чем большинство воинов Гартмора. Англичане тем временем атаковали. Не обращая внимания на протесты раненого, Сорча схватила его легкий шлем, надела и подняла щит. Он оказался тяжелее, чем она предполагала, но девушка была уверена, что не бросит его. Глубоко вздохнув, отважная женщина встала в круг сражавшихся рядом с Руари. Отражать пришлось и атаку англичан, и недовольство своего возлюбленного.
— Вернись внутрь кольца, глупая девчонка! — закричал Руари, ошарашенно глядя на Сорчу.
— Но ты же сражаешься с моим врагом! — отвечала она, вытаскивая свой меч.
— Ты все равно не можешь сражаться, держа меч, почти равный тебе по весу!
— Он вовсе не настолько велик, а если это и так, то значит, я просто в большей безопасности.
— Этот враг не собирается убивать или ранить тебя. Наоборот, ты нужна ему живой и здоровой. Так что не рискуй собой!
— Лучше погибнуть, чем попасть к нему в руки! — Сорча выдержала пристальный взгляд Руари и с облегчением вздохнула, когда он согласно кивнул. — Не вздумай умереть раньше меня! — грубовато приказал рыцарь.
— Я постараюсь, чтобы мы оба остались живы.
Девушка приготовилась к обороне и сама удивилась, что, несмотря на опасность, слова Руари заставили ее сердце подпрыгнуть от радости и надежды. Приказ не погибнуть раньше него мог показаться другим странным, но для нее он прозвучал откровением. Грубоватый тембр его голоса означал лишь глубокую взволнованность. Она нужна Руари! Под звуки битвы девушка молилась, чтобы они вышли живыми из этой переделки. Тогда она сможет узнать точно, насколько же она нужна ему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна



интересный, не затянутый, советую почитать
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл ХаннаЯна
5.01.2012, 1.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100