Читать онлайн Моя прекрасная повелительница, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Моя прекрасная повелительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

— Снег. Это хорошо, — негромко проговорил Росс, входя в зал Гартморского замка и стряхивая с одежды белый покров.
Руари поднял голову от кружки с вином. Он уже долго и угрюмо смотрел в нее, хотя кружка была совершенно пуста. Стоял декабрь, вторая его половина. Прошло уже больше трех месяцев с тех пор, как Руари уехал из Дунвера, от Сорчи Хэй. Чем яснее Руари понимал, что не сможет забыть свою повелительницу, тем больше сердился. Объявление Росса о том, что зима вошла в свои права и принесла холодные, темные и мрачные дни, вовсе не улучшило его настроения. Ничего хорошего она не сулила.
— С каких это пор ты полюбил зиму? — поинтересовался Руари.
Росс уселся за стол и тоже налил себе вина.
— С тех самых, когда понял, что из-за нее скоро, наконец, закончатся визиты этих постоянно краснеющих, слабых и безмозглых девиц, из которых ты так стараешься выбрать себе жену. Теперь я хоть немного смогу передохнуть и не видеть, как эти глупые девчонки стараются поймать твой взгляд, когда ты ими вовсе не интересуешься.
— Я должен жениться и родить наследника.
— Тебе не нужна и неинтересна ни одна из этих малышек, и ты сам прекрасно это знаешь. Вся их благовоспитанность — совсем не то, чего ты хочешь. Просто ты слишком упрям, чтобы признать этот план негодным и отпустить на волю свою бедную уязвленную гордость.
Росс, конечно, был прав, и от этого Руари становилось еще хуже. Он так тщательно распланировал свою жизнь (вплоть до того, какую он выберет жену), и было больно видеть, как этот красивый план рушится на глазах. Росс мог бы постараться помочь чем-то, а не насмехаться.
— А ты бы смог вот так смеяться и все простить, если бы тебя раненным взяли в плен и потребовали за твою голову немалый выкуп?
— Если бы это сделала такая красавица, как Сорча Хэй, несомненно.
— Похоже, пора поведать тебе кое-какую не очень приятную правду об этой красавице.
— Не думаю, что тебе удастся наговорить много плохого о такой милой девушке. Самые красивые карие глаза, какие я встретил за долгие годы. А может быть, и за всю жизнь.
— Согласен, ее глаза прекрасны.
Руари, конечно, ни за что бы не согласился признать, что глаза, хоть немного похожие на эти, он и пытается теперь найти в нескончаемой процессии девиц, приезжающих в Гартмор в последние месяцы.
— Никогда не возьмусь утверждать, что Сорча Хэй не хороша собой. Очень мила. Если бы в жене я искал смазливое личико, она подошла бы идеально. Но все остальное и в ней самой, и в ее семье не подходит!
И Руари начал рассказывать Россу все, что знал о клане Хэй: о Юфимии с ее странными фантазиями, о тетушках с их причудами. Поведал о злых духах, о проклятье, которое, как он верил, тяготело над родом, о странной способности Сорчи общаться с призраками умерших. Почти слово в слово передал он дикие оправдания, которые Сор-ча пыталась найти всем случившимся странностям. Руари дал понять абсолютно ясно, что сам он ни во что это не верит. Однако ему стало немного не по себе, когда в ответной реакции Росса скептицизма не оказалось вовсе.
Наконец Руари не выдержал:
— Но ты же не веришь во всю эту чушь? Скажи мне!
Росс молча пожал плечами:
— Многие считают это правдой. Странно, конечно, что в одной семье верят все или почти все, но меня бы это заставило лишь пристальнее взглянуть на вещи.
— А как, по-твоему, отнесутся ко всему этому при дворе?
— Скорее всего, гораздо спокойнее, чем тебе представляется. Даже если ты еще и не научился верить в суть предрассудков девочки, то, по крайней мере, сумел принять саму ее веру. Ты ведь уже не считаешь Сорчу сумасшедшей, так ведь?
— Не совсем, — ответил Руари. «Интересно, — подумал он, — разве Россу это все кажется таким же странным, как мне?»
— Для того, чтобы Гартмор процветал, я должен жениться, принимая в расчет и деньги, и землю, и положение невесты в обществе. Сорча благородного происхождения, но ее клан совсем невлиятелен. И у нее нет ни денег, ни земли. Кроме того, в роду Хэев родится очень мало мальчиков.
— Если она родит тебе таких же дочерей, как ее потрясающая рыжеволосая тетка, это совсем неплохо. — Росс плутовски улыбнулся, но тут же снова стал серьезным. — Я все-таки считаю, что ты слеп в выборе жены. Тебе не нужны все эти слабонервные и слабоумные дамочки, за которыми ты так упорно ухаживаешь. От них толку в Гартмо-ре будет гораздо меньше, чем от бедной бесприданницы, умеющей разговаривать с духами.
— Не понимаю, с какой стати мы вдруг стали ее обсуждать, как будто я всерьез собрался на ней жениться, — оборвал разговор Руари.
Он снова наполнил кружку и долго-долго пил, стараясь успокоиться. Мысль о Сорче как о жене была приятна, и это совсем не улучшало настроения. Напротив, лишало покоя.
— Сорча Хэй подходит тебе больше, чем все остальные вместе взятые, — опять заговорил Росс. — А главное, именно ее ты и хочешь.
— Плотское влечение, да, — согласился Руари. — Но это неподходящий мотив для женитьбы.
— Он так же хорош, как и все остальные.
— Все это лишь трата времени и слов. Сорча Хэй может полностью соответствовать моим представлениям о жене, и все-таки я на ней не женюсь. Она взяла меня в плен и опустошила нашу казну. Заставила поверить, что спасла меня, а у ворот Дунвера спокойно объявила, что я просто пленник.
— Умная девочка. Ведь силой она бы с тобой ни за что не справилась.
Росс был, конечно, прав, но Руари ни за что не хотел этого признавать.
— Давай просто скажем, что я мог бы простить забыть ее и вероломство, и странные предрассудки. Даже то, что она разговаривает с воздухом. Все это мне безразлично. Она не станет моей женой.
— Ты делил с ней постель. Почему бы ей и не выйти замуж за мужчину, который уже был ее любовником?
Руари пожалел, что признался в этом Россу. Именно поэтому тот с таким упорством твердит теперь о Сорче. В один пьяный вечер, слезливо жалуясь о потерянной прекрасной страсти, Руари подкинул брату сильный козырь. А сейчас, чтобы заставить Росса прекратить смущающие душу разговоры, он собирался поделиться тем, что ему самому приносило боль и неловкость. Ни разу еще его жизнь не была такой сложной. Чувства и мысли никогда так не путались. И вину за все это Руари возлагал только на Сорчу.
— Она не хочет меня ни как мужа, ни как любовника, — наконец мрачно признался рыцарь.
— У меня сложилось несколько иное впечатление.
— Я тебе сказал не все, хотя и так слишком многое. Когда я уезжал, Сорча без обиняков заявила, что просто использовала меня из-за нехватки мужчин в Дунвере.
— Что? — Росс выглядел смущенным и пораженным.
— Именно так. Вот ее точные слова: «Как знать, может быть, ваши скромные усилия помогут восполнить мужское население Дунвера?»
Росс молча смотрел на друга, и Руари продолжил:
— Я прямо спросил, хочет ли она сказать этим, что использовала меня как самца. Ответ был таков: «Нет, не хочу это сказать, я только что это сказала. И думаю, вполне ясно».
Руари нахмурился, потому что Росс вдруг странно фыркнул. Отвернулся, потом уставился в стол. Плечи его вздрагивали.
— Ты что, смеешься? — разъяренно закричал рыцарь.
— Да. — Росс снова фыркнул и захохотал вслух, не в силах больше терпеть. Руари едва удержался, чтобы не стукнуть друга. Он, конечно, понимал, что тот вовсе не заслуживает синяка. Но то, что самый близкий человек смеется над нанесенным ему оскорблением, расстраивало и обижало. Ему сейчас нужно сочувствие, а вместо этого он получает насмешку. Когда же Росс наконец немного успокоился, Руари взглянул ему в глаза:
— Я рад, что дал тебе повод так славно повеселиться. — Голос его звучал холодно.
— Но Руари, ты же не принял ее слова всерьез?
— А как я должен был их принимать?
— Как слова обиды в ответ на что-то неприятное, что сказал сам. Подумай. Что ты мог ляпнуть?
Руари вспомнил весь разговор и впервые почувствовал неловкость и стыд за самого себя.
— Да, наверное, я действительно был груб. Росс громко спросил:
— Что конкретно ты говорил?
— Я сказал, что наша близость — поступок необдуманный, не к месту и не ко времени.
— Прекрасно сказано, кузен! Подозреваю, что ты не оставил в этом сомнений. Святая Мария! Что же после этого должна делать женщина, да еще гордая? Сказать большое спасибо за то, что ты отнял у нее честь, а вдобавок еще и оскорбил ее?
— Ты не понял. Конечно, мы были любовниками, но… — Руари хотел объяснить, но все слова вдруг куда-то пропали. — Ни Сорча, ни я не можем идти по пути, обычному для любовников.
— Это очевидно. — Росс покачал головой. — Я
говорил с тобой, как с человеком, способным заметить то, что у него под носом, но сейчас уже начинаю сомневаться, что ты таков.
— Теперь и ты начинаешь меня оскорблять? Сначала любовница, потом этот дурак Бэтэм, а теперь и лучший друг. Слава Богу, что сейчас зима! Хоть этот парень не будет постоянно лезть мне под ноги и заглядывать с укоризной в глаза.
Услышав это, Росс нервно кашлянул.
— А Бэтэм что, уже вернулся домой? — озабоченно поинтересовался Руари.
— Боюсь, что нет. Он все еще отказывается разговаривать со своими родителями, ждет, пока те признают Маргарет его невестой. Поэтому он и околачивается здесь. Кто-то должен серьезно побеседовать с мальчиком.
— Я не могу: со мной он разговаривать отказывается. Только укоризненно смотрит.
— Меня удивляет его упорство, но парень достоин восхищения. Уж он-то знает, чего хочет.
Руари со стуком поставил кружку на огромный дубовый стол и тяжело поднялся.
— Я уже устал от этих разговоров. Ты пилишь, как сварливая старуха. Все равно поступлю так, как считаю нужным. Сделаю то, что принесет пользу Гартмору, и заставлю эту девку платить за игру в войну.
Одним глотком допив оставшееся в кружке вино, Руари не спеша вышел из зала. Он ни за что не признается Россу, что тоже рад началу зимы и возможности прекратить, наконец, поиски жены. Ни одна из девушек не произвела на него впечатления. Он невольно сравнивал каждую из них с Сорчей, при этом сам злясь на себя. Наверное, еще просто не пришло время забыть те три волшебные ночи, которые она подарила ему. Естественно, что столь сильная и сладкая страсть сразу не забудется. А когда он, наконец, освободится из тисков этих воспоминаний, то, наверное, сможет найти жену. И опять недобрым словом помянул он Сорчу Хэй. Пожелал, чтобы и ей пришлось так же мучительно больно забывать его. С этими мыслями Руари вошел в уединенную маленькую комнату, где неутомимый Малькольм трудился над учетными книгами Гартмора.
Сорча вошла в зал и увидела Дугала. Брат сидел, понурив голову, за главным столом. Первой мыслью было скрыться, уйти, но девушка гордо подняла голову и прошла на свое место, справа от господина. Прошло уже больше трех месяцев с тех пор, как Руари покинул ее. Все это время она старательно избегала Дугала. Пора было перестать трусить.
— Неужели ты решила почтить меня своим присутствием? Не может быть! — произнес Дугал, раглядывая сестру то ли со злостью, то ли с острым любопытством.
— Похоже ты обвиняешь меня в том, что я избегаю встречи. — Сорча положила себе ароматного поджаренного мяса и немного тушеных овощей.
— Не понимаю, откуда у тебя такие мысли! Дугал зло рассмеялся, но девушка не обратила на его реакцию ни малейшего внимания. Привычным жестом она протянула пажу свою кружку, чтобы он налил сидра.
— Может быть, моя подозрительность оттого, что в Дунвере все что-то явно скрывают от меня.
— Что можно от тебя скрывать? Ты же здесь господин.
— Например, правду о том, что здесь происходило, пока у нас гостили Керры.
— Единственная правда — это то, что они несколько недель были здесь в плену. А потом их отпустили за выкуп, и оба рыцаря вернулись домой в Гартмор. Что же еще могло случиться?
Услышав это, Дугал так стукнул кулаком по столу, что девушка вздрогнула.
— Случилось что-то такое, от чего в твоих глазах появилась печаль, которой раньше не было, и от чего жизнерадостная и веселая Маргарет внезапно превратилась в бледную, ни на что не похожую тень. Конечно, она звезд с неба не хватает, но с ней всегда было приятно провести время. А сейчас с кузиной даже в коридоре страшно встретиться — такую тоску она излучает.
Сорча сделала вид, что старательно прожевывает мясо, а сама тем временем лихорадочно обдумывала слова Дугала. Быстро же брат сообразил, что возникли какие-то отношения у сестер с Керрами, и он, конечно же, постарается выяснить, что именно случилось здесь в его отсутствие. Может быть, стоит усыпить его любопытство, открыв лишь часть правды? Начал падать первый снег, и Сорча поймала себя на мысли, что не хотела бы надолго оказаться в башне наедине с рассерженным и слишком любознательным Дугалом.
— Боюсь, что Маргарет всерьез влюбилась в Бэтэма Керра.
— Они стали любовниками? — тотчас отреагировал Дугал. В голосе его открыто прозвучало стремление тут же отомстить за посягательство на честь кузины.
— Вовсе нет! Но при иных обстоятельствах здесь скоро шумела бы свадьба. Бэтэм, без сомнения, разделяет ее чувство. Но Керры не захотят породниться с кланом, который взял в плен их господина. А кроме того, Бэтэм беден: у него ни денег, ни земли, как и у нашей Маргарет.
— Да, конечно. Эта свадьба — не дело. Обоим придется нелегко. Надо искать жениха побогаче. А жаль! Имей Маргарет хоть небольшое приданое, мы выдали бы ее за Бэтэма и тем самым заручились миром с Керрами ко всеобщему удовольствию. Но увы, нам нечего ей дать.
С минуту Дугал внимательно смотрел на Сорчу:
— А ты не отдала ли свое сердце Руари Керру? Не потому ли у тебя так заметно поубавилось жизнерадостности?
— Ты хочешь сказать, что я не в состоянии поддержать приятную компанию?
— Я слишком долго не видел тебя, чтобы что-то утверждать, поэтому не старайся отвлечь меня.
— Если я показалась тебе невеселой, искренне прошу извинить меня. Просто за прошедшее время мне дважды пришлось участвовать в процедуре выкупа из плена. Должна признаться, что ничего более огорчительного я не знаю. А может быть, просто, прожив несколько недель бок о бок с двумя красивыми и высокородными мужчинами, мне стало ясно, как мало здесь потенциальных женихов и насколько мала вероятность, что я когда-нибудь смогу выйти замуж.
— Ты станешь замечательной женой!
— Замечательной, но очень бедной, совсем без земли. Я-то представляла, что смирилась в душе со своей судьбой, а оказывается, вовсе нет. Ладно, теперь уже точно сумею это сделать. Не смотри так виновато, Дугал. Ведь это не ты нас разорил. Казна опустела, когда тебя еще и на свете не было.
— Знаю. Но ведь и я не сумел восполнить потерянное. — Он вздохнул и провел рукой по густым волосам. — Мне всегда казалось, что верный путь к деньгам — это битва. Многие мужчины получают на поле брани земли, деньги и могущество, но у меня ничего не вышло.
— Если сосчитать, сколько мужчин уходит воевать и как часто они это делают, то сразу станет ясно, что очень мало тех, кто получает хоть какую-то выгоду от этого.
На лице Дугала было написано, что такие мысли раньше не приходили ему в голову. И Сор-ча сделала для себя приятное открытие: оказывается, эти постоянные его походы на войну совершались не только ради славы, а чтобы хоть как-то восполнить богатство Дунвера.
— Похоже, тебе удастся вбить парню в голову что-нибудь толковое, — голос духа Крэйтона прозвучал настолько неожиданно, что Сорча вздрогнула.
Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, девушка оглянулась. Крэйтон проявился лишь до пояса и в такой позе, будто стоял, облокотившись на спинку стула Дугала.
— Из-за тебя я поседею раньше, чем мне стукнет двадцать пять!
Крэйтон не обратил на эти слова никакого внимания и положил руку на плечо Дугала. Тот вздрогнул и резко отодвинулся.
— В вашем клане мужчинам никогда не передается такой дар, как у тебя?
— Никогда. Брось дразнить его.
— Это что, твой чертов Крэйтон, да? — спросил Дугал, оглядываясь.
— Он самый! — Сорча укоризненно взглянула на призрака. — Не волнуйся, он оставит тебя в покое, чтобы ты смог спокойно доесть.
— Ну, спасибо! — Дугал еще раз взглянул назад и принялся за еду.
Крэйтон рассердился:
— Ты вечно портишь мне удовольствие! — прогремел он. — Парень заслужил немного переживаний! Может быть, будь он несчастен, хоть иногда задумывался бы над жизнью.
Дугал сидел совсем рядом, поэтому Сорча не стала отвечать на эти обидные слова, а просто поинтересовалась:
— Зачем пришел? Ты же редко появляешься во время еды!
— А для чего приходить? Смотреть на все, по чему так тоскую, и быть не в состоянии есть и пить? Я всегда так любил сидр, — с тоской добавил он, не в силах оторвать глаз от кружки.
— Если тебе здесь плохо, то зачем ты явился сейчас? Хочешь опять сообщить что-то важное? По ночам мне часто снится один и тот же страшный сон: будто ты знаешь, что кто-то хочет убить меня, но не считаешь нужным предупредить, пока моя голова не торчит на острие вражеского копья.
— Я никогда и никому не позволю насадить твою голову на копье.
— Крэйтон! Что же все-таки тебе нужно?
— Ты знаешь, что кто-то шпионит у стен Дун-вера?
— Ничего не слышала. — Девушка толкнула брата. — Сообщали что-нибудь о вражеском наблюдении за городом?
— Нет. А что, этот безмозглый призрак заметил что-нибудь?
— На твоем месте я выбирала бы выражения.
Крэйтон с неприязнью уставился на Дугала и начал раскачиваться в его направлении, так что Сорче пришлось взглядом остановить его.
— Где шпион? — спросила она. — Мне нужно знать все точно.
— Какой-то человек залез на самое высокое дерево прямо за полями. Это явно один из слуг проклятого англичанина Тречера.
— Откуда ты знаешь?
— Конская упряжь, одежда, а кроме того, влезая на дерево, он от всего сердца проклинал Саймона Тречера.
Пересказывая эти новости Дугалу, Сорча ощутила, как по спине ее ползут мурашки. То, что Саймон Тречер послал шпиона, было плохим знаком. На призыв Дугала идти искать противника Крэйтон отрицательно покачал головой, и Сорче пришлось просить Дугала остаться, пока она не расспросит духа обо всем подробно.
— Неужели ты не понимаешь, как нам важно все узнать, причем быстро?
— Потому что шпион, скорее всего, уже дохромал до самой Англии.
Сорча потерла виски:
— Постарайся рассказать все по порядку, от начала до конца.
— Я увидел в лесу человека. Узнал в нем слугу этой свиньи Тречера и решил последить. Он залез на дерево, с которого прекрасно видел Дун-вер. Наверное, тебе лучше спилить самые высокие деревья, девочка.
— Крэйтон! — закричала Сорча. — Как получилось, что человек, сидящий на дереве, уже дохромал до Англии?
— Наверное, он упал с дерева и повредил ногу. Девушка вздохнула. Пришлось смириться с тем, что Крэйтон не в состоянии ничего связно рассказать.
— Ты столкнул его?
— Нет, просто немного напугал. Ты же понимаешь, я могу дать знать о себе, даже если парень и не имеет дара видеть меня.
— А тебе не пришло в голову, что было бы неплохо поговорить с ним?
— Пришло, но я не смог побороть себя. Это же был человек Тречера!
— Понимаю. Но почему его послали шпионить?
— Когда он пытался догнать свою лошадь…
— Так ты и лошадь напугал?
— Конечно! С какой стати ему возвращаться с комфортом? Наверное, сейчас шпион ее уже догнал. По дороге он твердил одно и то же много раз и в различных цветистых выражениях.
Крэйтон умолк. — И что это было?
— Что ни одна шотландская шлюха не стоит этих мучений. Это его слова, девочка. Не мои.
— Знаю.
Она стала пересказывать все Дугалу, а тот решил, что надо ехать с несколькими людьми, чтобы удостовериться, действительно ли шпион ушел.
Крэйтон улизнул с ними. Не мог же он отказать себе в удовольствии еще хоть разок напугать подданного Тречера.
Сорча же наполнила кружку и попыталась остановить начинающуюся головную боль.
До того, как она нашла Руари Керра на поле битвы, ее жизнь текла относительно спокойно. Самым трудным было улаживать неприятности, в которые попадали многочисленные родственники. А тут за короткое время произошло столько событий: она захватила пленников ради выкупа, влюбилась, утратила девственность, потеряла любимого, связалась с англичанами и вдохновила одного из них на охоту за собой. «Виной всему этому оказался Руари», — недовольно решила девушка. Если когда-нибудь ей суждено его встретить, она, конечно, убежит, но до этого постарается как следует его наказать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Моя прекрасная повелительница - Хауэлл Ханна



интересный, не затянутый, советую почитать
Моя прекрасная повелительница - Хауэлл ХаннаЯна
5.01.2012, 1.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100