Читать онлайн Мой пылкий рыцарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Мой пылкий рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Ну-ну, мой бедный малыш, — ворковала Эйнсли над Страшилой, просовывая кусочки мяса сквозь прутья клетки.
— Бедный — возможно, но уж никак не малыш, — негромко заметил Гейбл, становясь за спиной девушки.
Эйнсли тихонько вскрикнула — она не слышала, как он подошел, — и кинула на рыцаря недовольный взгляд, а затем снова перевела все свое внимание на пса. То, что Гейбл стоял так близко, смущало ее. Эйнсли слишком остро чувствовала его присутствие, тепло его тела. Несмотря на то что рыцарь почти все время проводил в обществе другой женщины, ее влечение к нему не угасло. Она мечтала о нем, жаждала его, вспоминала о его поцелуях… И все это еще больше раздражало Эйнсли. Одно утешение — сам Гейбл наверняка не догадывается о ее чувствах.
— Его воспитывали как ребенка, — сказала девушка, просовывая руку и почесывая Страшилу за ухом. — Он не понимает, почему его заперли.
— Я уже сказал: если позволить ему и дальше свободно бегать по замку, это может плохо кончиться — для него. — Гейбл обвил рукой талию Эйнсли и легонько уперся подбородком в ее затылок. — Фрейзеры боятся твоего пса.
— А почему ты позволяешь делать все, что им заблагорассудится? — спросила Эйнсли, раздосадованная тем, что в ее голосе появилась внезапная теплая хрипотца.
— Они защищают свою жизнь. Как же можно этого не позволить? Конечно, я мог бы начать уверять их, что собака не представляет никакой угрозы, но, по правде сказать, было бы странно, что я так забочусь о чужой собаке. Жалобу такого рода король счел бы пустой тратой времени.
— А поскольку собака моя, многие решат, что Фрейзеры правы, настаивая на ее смерти, — печально заметила Эйнсли, сознавая, что одного имени Макнейрн достаточно, чтобы люди с презрением от нее отвернулись.
— Боюсь, что да. — Гейбл слегка коснулся губами уха Эйнсли и улыбнулся, заметив, как она вздрогнула. — Почему Фрейзеры оболгали твоего пса?
— Они вообще ненавидят собак.
Гейбл продолжал целовать ее ухо быстрыми, дразнящими поцелуями. Эйнсли закрыла глаза и вся отдалась этой ласке.
— Весьма разумное объяснение, но боюсь, что недостаточное. У меня остается масса вопросов.
— Оставь их при себе. Это не имеет значения.
— Но я чувствую, что в Бельфлере что-то происходит. Что-то между тобой и Фрейзерами…
— Ты считаешь, что мы готовим против тебя заговор?
Эйнсли обернулась и посмотрела в лицо Гейблу. Она надеялась, что таким образом положит конец дразнящим поцелуям и смущающей близости его тела, так тесно прижавшегося к ней. Но передышка была недолгой, потому что Гейбл, вытянув руки, зажал Эйнсли между собой и клеткой, не давая возможности вырваться. Она вздрогнула, когда его губы коснулись ее щеки. Он придвинулся ближе, и их тела соприкоснулись. Эйнсли сжала кулаки, борясь с искушением обнять Гейбла и прижать к себе. Все чувства и желания девушки нахлынули на нее с новой силой, которой она не могла противостоять. Ясность мысли быстро покидала ее, уступая место безрассудной страсти.
— Нет, — негромко ответил Гейбл, утыкаясь в шею Эйнсли. — По-моему, и ты, и Фрейзеры слишком заняты друг другом, чтобы обращать на меня внимание. И все же какие-то козни строятся, я это чувствую. Что-то носится в воздухе… Я понимаю, что между тобой и Фрейзерами существует старая вражда, но…
В тумане желания, окутывавшем Эйнсли, блеснул лучик здравого смысла. Она отстранилась от Гейбла.
— Вражда? Это слишком мягко сказано! Не забывай — они убили мою мать… Еще до того как мой клан стал неуправляемым, Фрейзеры и Макнейрны противостояли друг другу. Это не просто вражда, милорд, это неприкрытая, жестокая ненависть. Наверное, ты первый, кому за последние сто или даже больше лет удалось свести Фрейзеров и Макнейрнов вместе. В любом другом замке, кроме твоего, мы давно бы перерезали друг другу глотки!
— А ты уверена, что подобное убийство не замышляется сейчас?
— Я никого не собираюсь убивать.
По взгляду Гейбла Эйнсли догадалась, что ее намек не пропал втуне, но он ничего не сказал. Покрывая нежными поцелуями ее шею, рыцарь еще теснее прижал девушку к клетке. Эйнсли понимала, что ей следовало бы оттолкнуть его, но вместо этого она запрокинула голову, с готовностью подставляя себя ласкам Гейбла.
Она сознавала, что он просто хочет удовлетворить свое желание. Присутствие леди Маргарет более чем доказывало, что у Гейбла де Амальвилля и в мыслях нет жениться на ней, Эйнсли. Он ищет любовницу, вот и все. Понимала Эйнсли и другое — от этого человека ей нужна не только страсть. Здравый смысл подсказывал, что надо оттолкнуть его, громко выразить свое негодование и удалиться, ибо то, что он затеял, будет стоить ей слишком дорого. И все же противостоять этому натиску она была не в силах. То, что саму ее недавно чуть не убили, что даже ее любимый пес находится в опасности, заставило девушку пересмотреть свои взгляды на хорошее и дурное, на долг и страсть. Над ней нависла смертельная угроза, и Эйнсли не хотелось умереть, так и не познав любви, пусть даже незаконной и быстротечной.
Пока логика и желание боролись в душе девушки, действия Гейбла стали более решительными. Проведя ртом по ее губам, он раздвинул их, и тут же его настойчивый, дерзкий язык скользнул ей в рот. Ощущение было столь восхитительным, что Эйнсли, обвив шею рыцаря, решила — будь что будет! Отныне страсть станет руководить ее действиями. Конечно, за свое безрассудство ей придется поплатиться, но, видит Бог, она согласна заплатить любую цену за это блаженство!
Внезапно Гейбл оторвал Эйнсли от земли и еще сильнее стиснул в объятиях. Когда ее стройные ноги обвились вокруг его талии, он непроизвольно застонал. Не разжимая объятий и продолжая ласкать нежную кожу возле ушка Эйнсли — он уже заметил, как это возбуждает ее, — Гейбл осторожно двинулся к конюшне. Там он направился в дальний укромный уголок, надежно спрятанный от холодного любопытства чужих глаз. Сняв с себя плащ, он быстро бросил его на солому, заглушая слабые протесты Эйнсли все более жадными поцелуями и нежными словечками. Бережно опустив девушку на солому, Гейбл улегся сверху.
Эйнсли задохнулась, почувствовав прикосновение тугой плоти — недвусмысленного доказательства его желания — к своему телу. Сознание того, что ей удалось настолько распалить Гейбла, вызвало в душе девушки ответную страсть. Пока он покрывал горячими поцелуями ее шею и грудь, одновременно медленно расстегивая корсаж, Эйнсли обвила ногами его стройные бедра и прижала к себе. У обоих вырвался хриплый стон, а по телам словно пробежал огонь.
Охваченная этим чувством, Эйнсли позволила Гейблу снять с нее накидку. И только когда он начал стягивать нижнюю рубашку, она поняла, что скоро предстанет перед рыцарем в одних лишь бриджах. Наступило мгновенное отрезвление. Девушка отстранилась и скрестила руки на груди. Однако Гейбл не обратил внимания на этот безмолвный и слабый жест сопротивления. Он даже выпрямился от неожиданности, окидывая наряд Эйнсли удивленным и несколько насмешливым взглядом.
— Ты носишь бриджи? — изумился он, отбрасывая ее накидку.
— Вы удивительно наблюдательны, милорд!
Эйнсли хотела, чтобы ее слова прозвучали ехидно, но ей не удалось избавиться от нежной хрипотцы в своем голосе.
Рассмеявшись, Гейбл наклонился и быстро поцеловал Эйнсли, а затем принялся расстегивать рубашку.
— Никогда не видел, чтобы женщина носила бриджи.
Сняв с себя рубашку, он скатал ее и подложил Эйнсли под голову.
— Это Рональд настоял, чтобы я их носила. Он считает, что мужчина, увидев их, удивится, и это даст мне шанс убежать.
— Ты и от меня хочешь убежать?
— Следовало бы… — прошептала Эйнсли, проводя пальцами по широкой груди Гейбла и наслаждаясь тем, как он затрепетал от ее прикосновения. — Мне следовало бы оттолкнуть тебя и уединиться в спальне, сохранив свою честь и невинность.
— Я не собираюсь посягать на твою честь, милая Эйнсли.
— Неужели? А мне казалось, что ты хочешь воспользоваться мной, чтобы удовлетворить свою похоть.
Он закрыл ей рот поцелуем и снял рубашку с ее трепещущего тела.
— Я вовсе не хочу воспользоваться тобой, Эйнсли Макнейрн. Я хочу насладиться твоим телом и подарить наслаждение тебе. Неужели ты не чувствуешь, как страсть сжигает нас обоих?
Эйнсли вздрогнула, когда руки Гейбла, покончив с рубашкой, передвинулись ниже, к ее бриджам. Его взгляд не оставлял сомнений — в этих темных глазах читалась неприкрытая страсть. Она окрасила румянцем его щеки и заострила черты красивого лица. Сознание того, что именно она, Эйнсли, пробудила эту страсть, переполнило гордостью душу девушки. По крайней мере он разделял ее влечение и желание, пусть даже ему оставались недоступными более глубокие чувства, которые она испытывала к нему. На мгновение Эйнсли пожалела, что у нее нет сил бежать из объятий Гейбла. Но она слишком страстно желала его, чтобы противостоять искушению. Невольный стон удовольствия сорвался с ее губ, заставив запустить пальцы в густую шевелюру Гейбла, когда он коснулся губами ее соска.
— Ну так как же, Эйнсли? Разве ты не видишь, что нас обоих сжигает страсть?
— Вижу, — прошептала она и вздрогнула, почувствовав, что он снимает с нее бриджи. — Но я должна была противостоять ей…
— Я тоже, но боюсь, что не могу, — прошептал Гейбл, освобождаясь от остатков одежды и окидывая жадным взором изящное тело Эйнсли.
— Отрадно сознавать, что не одна я такая малодушная.
Когда Гейбл, сбросив одежду, снова лег на нее, Эйнсли почувствовала, что к ее желанию примешивается страх. Он был такой большой, а она — такая маленькая и тоненькая… Их страсть была под стать друг другу, но окажутся ли столь же подходящими их тела? Однако стоило Гейблу опуститься на нее, волна желания пронзила Эйнсли, отметая все страхи и сомнения. Ему хорошо с ней, и ей тоже будет хорошо. А все остальное не имеет значения!
— Ты все еще хочешь оттолкнуть меня, милая Эйнсли? — прошептал Гейбл прямо ей в ухо.
— Нет, мой норманнский искуситель, и ты сам это знаешь, — тоже шепотом ответила Эйнсли, и снова в ее словах прозвучала нежность, а не ехидство, как ей хотелось.
— Приятно сознавать, что не один я сгораю от этого безумного желания.
Эйнсли понимала, что он имеет в виду. Их страсть была такой всепоглощающей, а желание — таким непреодолимым, что оба просто не думали о последствиях. На неистовые поцелуи рыцаря девушка отвечала таким же неистовством. Пока он целовал ее шею, Эйнсли с нежностью провела рукой по спине Гейбла, наслаждаясь мягкостью его кожи, такой восхитительной на ощупь.
Негромкий крик сорвался с губ девушки, когда Гейбл начал целовать ее грудь. Стоило ему коснуться языком ее сосков, как Эйнсли вся выгнулась и запустила пальцы в его волосы, словно моля о продолжении ласки. Когда он взял в рот затвердевший сосок, по телу Эйнсли пробежала дрожь наслаждения, сила которого удивила ее саму. Руки заскользили по телу рыцаря, интуитивно находя самые нежные места. Гейбл чувствовал, как разгорается ее страсть от его прикосновений, поцелуев и ласковых слов, которые он хрипловатым шепотом произносил ей на ухо.
Лишь на мгновение стыдливость вкралась в ее слепое желание — когда Гейбл начал целовать внутреннюю поверхность ее бедер, а потом коснулся самого сокровенного места между ними. Эйнсли ахнула и попыталась отстраниться, но он с нежной силой удержал ее. Его ласки и поцелуи, воспламенив ее кровь, заставили отбросить стыд.
Внезапно Гейбл остановился и как бы навис над Эйнсли. Она удивленно взглянула на него и уже собиралась спросить, почему он прервал свои ласки, как вдруг почувствовала, что он вошел в нее. Тела любовников слились в едином порыве, предвкушая грядущее наслаждение. Острая боль пронзила Эйнсли, и она судорожно вцепилась в плечи Гейбла. Но страсть волной захлестнула ее, унося прочь эту минутную боль. В мыслях наступила неожиданная ясность. Эйнсли знала только одно — что они стали единым целым, что она наконец слилась с Гейблом. Даже их дыхание стало ритмичным, как будто дышал один человек. Испустив глубокий удовлетворенный вздох, она стиснула рыцаря в объятиях и прижала к себе.
Гейбл хрипло застонал, почувствовав ее прикосновение. Эйнсли с радостью заметила, что ее тело отвечает на малейшее его движение. Горячее желание, томившее ее, сконцентрировалось внизу живота. Оно разрасталось и разрасталось, пока наконец не стало почти болезненным, и в ту же секунду разорвалось, разлившись по всему ее существу с такой силой, что она, не помня себя, в экстазе выкрикнула имя Гейбла. Девушка смутно чувствовала, как рыцарь сжал ее бедра и глубже вошел в нее, содрогаясь и испуская стоны. Потом его тело обмякло, и он навалился на нее всей тяжестью. Счастливая и удовлетворенная, девушка нежно сжала его плечи.
Прошло немало времени, прежде чем Эйнсли пришла в себя. Она не знала, что должна говорить или делать теперь, когда Гейбл покинул ее объятия. Внезапно ей стало холодно, и она натянула на себя накидку, почему-то устыдившись собственной наготы. Вскоре рыцарь вернулся, неся в руках влажный плащ, на котором они только что лежали. Эйнсли покраснела. Значит, он уходил, чтобы смыть следы ее потерянной невинности. Она все еще не решалась взглянуть на Гейбла, хотя он лег рядом и обнял ее. Вскоре тепло его тела и ласковое прикосновение к ее волосам помогли Эйнсли преодолеть смущение, но она по-прежнему не знала, как вести себя дальше.
— Ты не жалеешь о том, что произошло? — спросил он, поскольку молчание Эйнсли начинало беспокоить его.
— Нет, что ты! — заверила девушка, поднимая глаза на рыцаря и нежно касаясь его щеки. — Хотя, наверное, мне следовало бы проливать слезы по утраченной невинности… Но, честно говоря, это было очень забавно!
— Забавно? — Гейбл рассмеялся и чмокнул Эйнсли в щеку, восхищенный этим неожиданным ответом. — Никогда не слышал, чтобы женщина называла это забавой.
— Неужели? А ведь тебе наверняка частенько приходилось доказывать им свое мастерство, не так ли?
— Не так часто, как ты думаешь. И потом — вряд ли ты ожидала, что мужчина в двадцать шесть лет окажется девственником!
Эйнсли улыбнулась. Внезапная вспышка ревности растаяла без следа. Ответ Гейбла прозвучал спокойно. Он не упрекал ее, а просто называл вещи своими именами. И у Эйнсли не было резона спорить. Она понимала, что небольшая толика ревности может показаться ему приятной, даже польстить, но ревновать слишком явно — значит обречь на неудачу то, что только что началось между ними. В любом случае их отношения не имеют будущего, поэтому разрывать себе сердце по поводу прошлых — или последующих — любовниц Гейбла ужасно глупо. Эйнсли рассеянно провела пальцами по его ноге и подумала о том, сколько еще ночей они проведут вместе, прежде чем она покинет Бельфлер. Ей хотелось вобрать в себя как можно больше впечатлений. Они наверняка потом скрасят ей жизнь в холодном, неуютном Кенгарвее. Но спросить прямо девушка не решилась, понимая, что подобные притязания могут навсегда оттолкнуть от нее Гейбла.
— Конечно, я не думала, что ты девственник, — ответила она. — Мужской образ жизни мне знаком больше, чем женский, и я не настолько тщеславна, чтобы вообразить, что чем-то отличаюсь от других женщин.
— А вот тут ты не права, Эйнсли Макнейрн. Отличаешься, и очень сильно.
Проговорив это, Гейбл нежно поцеловал ее.
— Я больше не могу выносить эту неизвестность! — вдруг взорвалась она. — Объясни, что мы теперь будем делать.
Гейбл усмехнулся и поднес ее руку к губам.
— Мы можем остаться здесь, а можем подняться к тебе или ко мне. А ты бы предпочла, чтобы я оделся и ушел?
— Да нет… Просто я не знала, как полагается поступать в подобных случаях.
— Становится прохладно, — заметил Гейбл, садясь и усаживая Эйнсли рядом с собой. — Пожалуй, нам лучше вернуться в замок.
Подавая ей одежду, он негромко сказал:
— Мы ускользнем отсюда незаметно, так что можешь не беспокоиться, что о тебе начнут судачить.
— А как же мой страж?
На мгновение Эйнсли стало не по себе. Она совсем забыла, что ему полагалось все это время находиться неподалеку от конюшни.
— Я отослал его, как только спустился к тебе сюда.
Они начали одеваться. Гейбл бросил внимательный взгляд на Эйнсли.
— Я до сих пор не пойму, как случилось, что ты гуляла сегодня вечером одна.
— А почему ты решил, что я была одна?
— Потому что если бы с тобой, как и полагается, был твой страж, он бы сам рассказал мне о происшествии с камнем. А Винсент ничего об этом не знает.
— Ну… Я прошла вперед, и он, наверное, упустил меня из виду, вот и все.
— Нет, не все. Тебе должно быть стыдно за то, что пытаешься его выгородить и помочь избежать заслуженного наказания. Винсент сам признался, что отвлекся. Он не слишком умен, но очень мне предан. Как бы то ни было, теперь его место в качестве твоего стража займет Поль.
— А что будет с Винсентом?
Эйнсли понимала, что оставить свой пост — серьезное преступление для стража, но ей не хотелось, чтобы он пострадал слишком сильно. В конце концов этот парень — лишь пешка в игре леди Маргарет.
— Две недели будет чистить конюшни. Это суровый удар по рыцарской гордости. Когда Винсент вернется, я уверен, он будет усерднее выполнять свои обязанности.
Эйнсли печально кивнула, надевая плащ, поданный ей Гейблом. Конечно, быть разжалованным из оруженосца в конюха, пусть даже ненадолго, очень унизительно, но, по правде говоря, небрежность Винсента могла бы дорого обойтись его хозяину, задумай она, Эйнсли, сбежать из Бельфлера. Ее мучил еще один вопрос, который она так и не решилась задать Гейблу. Знает ли он, благосклонность чьей горничной отвлекла Винсента от выполнения своих обязанностей? Если да, то он наверняка задумается над причиной, а значит, начнет подозревать Фрейзеров. Эйнсли от души пожелала, чтобы это произошло поскорее.
Они поднялись по лестнице, и Гейбл после секундного колебания решительно направился к спальне Эйнсли. Ее внимание неожиданно привлек слабый звук — как будто звякнула дверная задвижка. Хотя в коридоре никто не появился, девушку вдруг охватил страх. Она даже вздрогнула и теснее прижалась к Гейблу. Они переступили порог спальни, и Эйнсли подумала, что рыцарь сейчас уйдет. Однако вместо этого он, улыбнувшись, вошел в комнату и закрыл за собой тяжелую дверь. У Эйнсли отлегло от сердца. Тихонько рассмеявшись, она откинула капюшон плаща, села на кровать и протянула руки к Гейблу, молча приглашая его присесть рядом. К ее радости, он тоже улыбнулся и, подойдя к кровати, бережно уложил на нее девушку. Пусть их любовь будет недолгой, мелькнуло у Эйнсли, но она должна быть красивой и запомниться на всю жизнь.


— Что тебя беспокоит, дочка? — поинтересовался лорд Фрейзер, когда леди Маргарет со стуком захлопнула дверь и принялась в гневе мерить шагами спальню, время от времени натыкаясь на мебель и с руганью отшвыривая ее прочь.
— Эта сучка Макнейрн все-таки затащила сэра Гейбла к себе в постель! — резко бросила Маргарет, запуская в стену тяжелой кружкой.
— Ты уверена, дочка?
Лорд Фрейзер на лету поймал несчастную кружку и, наполнив ее сидром, опустился на кровать.
— Да они только что в обнимку прошли мимо моей двери! Даже не удосужились стряхнуть солому с одежды… Ясно, что валялись на конюшне, как скоты.
— Это вовсе не означает, что он на ней женится. Она ведь Макнейрн, разве ты забыла? Дело не только в том, что ее отец покрыл позором это имя. Сама девушка — незавидная невеста: ни земли, ни денег, ни положения. Кто же возьмет такую в жены?
— Мужчины способны и не на такие глупости. — Маргарет прислонилась к кровати и, скрестив руки на груди, уставилась на дверь. — Какой удар по моей гордости — знать, что эта презренная шлюха Макнейрн путается с мужчиной, за которого я собираюсь замуж! Ну ничего, она мне дорого за это заплатит…
— Ты ведь уже хотела избавить Бельфлер от этой девушки, но твой план провалился.
Маргарет с вызовом посмотрела на отца:
— План был хорош, только исполнять его взялись дураки! Теперь я возьмусь за это дело сама. Я начинаю склоняться к мысли, что не стоит убивать ее здесь…
— А где же тогда? Не будешь же ты ждать, пока она вернется в Кенгарвей!
— Нет, не буду. Я подумала… Пожалуй, никого не удивит, если эта сучка внезапно исчезнет из Бельфлера. В конце концов, пленники частенько сбегают из своих тюрем, не так ли?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна



Роман супер
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаАнна
2.02.2012, 21.32





Тяжелый роман. Слишком много неприятностей, покушений, битв.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКэт
19.11.2012, 21.55





интересный роман, читается на одном дыхании... советую всем прочитать
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
3.03.2013, 10.16





Мне понравилось! Советую читать всем.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаМаринка
6.03.2013, 15.58





Аннотация вообще не имеет ничего общего с романом. А дело обстояло так .. гг нечаянно берет гг.ню в плен и соврощает а затем передает жеестокому отцу объявленного в не закона. Сам через какое то время идет штурмом на этот замок. Отец сволочь чуть не убивает свою дочь а гг спасает ее и братьев и жениться на гг. В общем узнаваемый стиль этой писательници . У нее все романы помоему такие. Ну 3 каторый я прочитала. Да и жестокости тоже многовато. Хотя правдиво.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнанека я
18.06.2013, 8.40





только время потеряла на этот роман...из пустого в порожнее...одно по одному...не понравился роман.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнаалевтина
17.04.2014, 17.34





Какой нудный роман, просто тупо дочитала...😖😖😖
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКолючка
21.05.2014, 0.12





Скучно и нудно, много тупых и бессмысленных рассуждений. Герой не совращает героиню, а героиня в конюшне просто раздвигает ноги и всё. То героиня боевая, то вдруг становится беспомощной и пугливой, то девственница которая бережёт свою честь, то ведёт себя хуже шлюхи и отдаётся в каком-то сарае. Примитивный набор штампов.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаAlina
26.09.2014, 14.44





Затянуто, еле дочитала. А так сюжет не плохой.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЕлена
7.04.2016, 19.24





Переводчика "на мыло"! 12 век - бриджи вдруг на ГГ! И таких ляпов тьма. Кто не в теме - не заметит, но в оригинале это звучало иначе.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаKoyana
8.11.2016, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100