Читать онлайн Мой пылкий рыцарь, автора - Хауэлл Ханна, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.24 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хауэлл Ханна

Мой пылкий рыцарь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 22

— Ну перестань вертеться! — мягко пожурила Эйнсли леди Мари.
Эйнсли скорчила гримасу и постаралась встать ровно. Прошло уже три долгих недели с того дня, как Гейбл сделал ей предложение. Все обитатели Бельфлера были счастливы и с энтузиазмом готовились к предстоящей свадьбе. Казалось, лишь одна невеста не испытывает никакого восторга.
За все время Гейбл ни разу не сказал ей о любви. Эйнсли пыталась уверить себя, что это не так уж важно, что ее любви достаточно для них обоих, что со временем он, возможно, ее полюбит… И понимала, что все это ерунда. Сердце ее постоянно терзали сомнения, и как девушка ни старалась их отогнать, это ей плохо удавалось. Эйнсли мучилась от сознания того, что получает совсем не то, чего бы ей хотелось. Она страстно желала, чтобы Гейбл женился на ней по любви, и хотя понимала, что будет страдать от ее недостатка, не могла заставить себя отказаться от этого брака — уж слишком ей хотелось стать женой Гейбла.
Эйнсли предполагала, что при существующем положении дел не сможет открыто выражать свою любовь. Ее пусть и весьма скромный опыт в отношении мужчин подсказывал, что коль скоро муж не любит жену, ему будет неприятно, если она начнет неуемно изливать на него свои чувства — чувства, на которые у него самого нет никакого желания отвечать. Значит, даже когда она станет супругой Гейбла, ей придется скрывать то, что у нее на душе. А это, по мнению Эйнсли, превратит ее жизнь в подлинную муку.
— Ну вот, теперь ты готова к тому, чтобы предстать перед священником, — торжественно провозгласила Мари.
Эйнсли взглянула на себя в большое зеркало, висевшее в спальне. Голубое платье, сшитое для нее дамами Бельфлера, было изумительным. Хотя Эйнсли еще не полностью набрала вес, потерянный ею в Кенгарвее, платье сидело прекрасно. Ей показалось, что еще никогда в жизни она не выглядела такой красивой, и она с благодарностью улыбнулась леди Мари и Элен. Пусть ее душу терзают страхи и сомнения, свадебный наряд должен соответствовать торжественности момента. Женившись на ней, Гейбл ничего не приобретает — ни земель, ни богатства, ни положения; значит, хотя бы внешне его невеста должна выглядеть так, как подобает хозяйке Бельфлера.
— По тебе не скажешь, что ты счастлива, — заметила проницательная Элен, увертываясь от шлепка матери. — Но ведь я права, мама!
— Брак — очень серьезный шаг в жизни женщины, — рассудительно проговорила Эйнсли, пытаясь придумать убедительную причину своей грусти и успокоить на этот счет милых дам Бельфлера. — Я просто очень волнуюсь, Элен. Через несколько минут мне предстоит шагнуть туда, откуда я не смогу возвратиться…
Мари ласково обняла ее.
— Я понимаю, о каком страхе ты говоришь, дитя мое, но поверь мне, что он напрасен. Ты — счастливейшая из женщин! Как правило, девушке приходится выходить замуж за человека, которого для нее выбирают другие. Иногда у нее нет возможности даже познакомиться с будущим мужем до свадьбы. А ты, по-моему, уже достаточно хорошо узнала Гейбла. Но главное — у тебя был выбор, и ты решила отдать свою руку человеку, который тебя любит.
— Любит ли? — задумчиво переспросила Эйнсли и тут же мысленно обругала себя за несдержанность.
— Теперь я понимаю, что тебя мучит, — пробормотала Элен. — Мой глупый кузен ни разу не сказал тебе о любви, да?
— Он просил меня стать его женой. Это большая честь, и я должна не жаловаться, а быть благодарна.
— Интересно, за что? За то, что он не произнес ни единого нежного слова? Теперь я понимаю, отчего ты такая печальная… Какие все-таки глупцы эти мужчины!
— Моя язвительная дочь права, — мягко заметила леди Мари, рассеянно проводя рукой по распущенным волосам Эйнсли, украшенным голубыми и белыми лентами. — Отбрось все страхи и сомнения, дитя мое! Я не стану убеждать, что Гейбл любит тебя — это должен сделать он сам, — но я уверена, что он испытывает к тебе глубокое, подлинное чувство. Я заметила это еще с той поры, как он возвратился после встречи у реки. Именно тогда мой племянник понял, что совершил ошибку, вернув тебя отцу, и глубоко сожалел о своем поступке. И потом, когда он ухаживал за тобой во время болезни, я лишний раз убедилась в том, что ты ему небезразлична. Ведь Гейбл проводил дни и ночи у твоей постели, а когда, сраженный усталостью, ненадолго шел к себе отдохнуть, все видели, что его сердце и душа оставались с тобой, молясь о твоем скорейшем выздоровлении. Нет, деточка, он относится к тебе с нежностью. Может быть, ему просто не хватает слов, чтобы выразить свое чувство…
Когда несколько минут спустя Эйнсли входила в большой зал, где ее уже ждали Гейбл и священник, она мысленно молилась о том, чтобы Мари оказалась права. Конечно, в глубине души Эйнсли предпочла бы, чтобы Гейбл любил ее, но даже если она просто ему небезразлична, это уже немало. Все, сказанное сейчас Мари, свидетельствовало о том, что рыцарь и впрямь испытывает к своей невесте глубокое чувство. Временами самой Эйнсли казалось, что она видит знаки этого чувства в поведении Гейбла, но она боялась обмануться. Почему она не замечает того, что, похоже, совершенно очевидно для всех обитателей Бельфлера!
— Не тушуйся, девонька, — прошептал Рональд, подходя к своей любимице и нежно целуя ее в щеку.
— Я стараюсь, Рональд.
— Вот и прекрасно! Ты сделала правильный выбор, только сдается мне, что вам обоим потребуется какое-то время, чтобы в этом убедиться.
Эйнсли слабо улыбнулась старику и подошла к Гейблу. Он тут же взял ее за руку. Сегодня рыцарь выглядел как истинный лэрд Бельфлера в своей элегантной черной накидке, украшенной серебряной вышивкой. Внезапно Эйнсли почувствовала, что совершенно не подходит своему жениху. Гейбл заслуживает большего, чем простая девчонка-бесприданница, чье имя вызывает у окружающих лишь злобу и ненависть. Когда-нибудь он сам поймет это, и что же тогда станет с их браком?
Эйнсли встретилась с Гейблом глазами. Ей показалось, что в его взоре сквозит неуверенность. Неизвестно почему Эйнсли нашла это забавным. Опустившись на колени перед священником, она дала себе клятву научиться быть счастливой с тем Гейблом, которого даровала ей судьба.


Потягивая вино, Гейбл украдкой наблюдал за Эйнсли. Она была весела и общительна, но он чувствовал, что ее что-то гнетет. Когда они стояли перед священником, он заметил в глазах девушки проблеск страха и печали, и от этого ему самому стало не по себе. Конечно, сознание того, что Эйнсли никогда не будет любить его так, как он любит ее, не доставляло Гейблу радости, но если она вообще раскаивается в своем решении выйти за него замуж, это совсем никуда не годится.
— Давай сбежим, — прошептал Гейбл на ухо Эйнсли, целуя ее руку.
— Чтобы улизнуть отсюда, потребуется немало искусства, — возразила она, с улыбкой оглядывая гостей.
— Надо просто действовать стремительно.
С этими словами Гейбл встал, подхватил на руки свою новоиспеченную жену и направился к двери. Лишь немногие из присутствовавших в зале гостей пришли в себя достаточно быстро, чтобы отпустить фривольные замечания вслед молодым. Эйнсли, улыбаясь, обвила руками шею мужа.
— Люди посудачат всласть по поводу нашего ухода, — сказала она.
— И прекрасно! Каждому человеку приятно сознавать, что его свадьба осталась в памяти гостей.
— Наша останется наверняка.
Подойдя к двери, ведущей в спальню, которой с этого дня суждено было стать общей, Гейбл решительно распахнул ее ногой, подошел к кровати и опустил Эйнсли на мягкое покрывало. Улыбка новобрачной мгновенно уступила место страсти, когда она увидела, что ее молодой муж принялся срывать с себя одежду. Несколько мгновений Эйнсли молча наблюдала за тем, как летают по комнате его вещи, однако, заметив, что черты Гейбла исказились от приступа желания, она почувствовала, что в ней разгорается ответный огонь. Поднявшись с постели, Эйнсли тоже начала раздеваться.
Она не успела расстегнуть корсаж, как Гейбл, издав чувственный стон, уже прильнул к ней и стал нетерпеливо срывать остальной наряд. Эйнсли не сопротивлялась — напротив, такая неистовость была ей даже приятна. Когда их тела слились — впервые за долгое время, — из ее горла невольно вырвался стон наслаждения. Страсть быстро нарастала — слишком долгим и мучительным было воздержание, — а руки и губы любовников уже искали самые сокровенные места друг друга, спеша утолить чувственный голод. Ощутив, что Гейбл вошел в нее, Эйнсли с силой прижалась к мужу, легко подстраиваясь под ритм его движений, разделяя его страсть, горячую и неистовую, как ее собственная. Из горла обоих вырвался стон, когда эта страсть наконец нашла долгожданный выход.
Эйнсли еще тяжело дышала после столь бурной любви, а Гейбл уже встал с постели. Слегка покраснев, она протянула к нему руки и удовлетворенно улыбнулась, почувствовав ответное прикосновение. Как приятно снова очутиться в объятиях Гейбла! Хотя еще до свадьбы она достаточно оправилась для того, чтобы заниматься любовью, рыцарь упорно избегал ее, ограничиваясь лишь мимолетными поцелуями. Но зачем вспоминать об этом сейчас, подумала Эйнсли. Ей хорошо, и этого довольно.
Гейбл провел рукой по спутанным волосам жены и негромко сказал:
— Я не думал, что так получится. Мне хотелось любить тебя медленно, насколько позволят мои не слишком выдающиеся способности, чтобы с помощью страсти, которая нас связывает, отогнать твои страхи. Мне казалось, что если я смогу напомнить тебе о том, как чудесно нам было вдвоем, ты перестанешь сомневаться в правильности своего выбора.
— Сомневаться? — в изумлении переспросила Эйнсли. — Почему ты решил, что я в чем-то сомневаюсь?
«Как видно, я не слишком преуспела в том, чтобы скрывать свои чувства, — с сожалением подумала она. — А ведь коль скоро моим мужем стал человек, которого я люблю больше жизни, но который не отвечает на мою любовь, мне надо научиться быть более сдержанной…»
— Это же очевидно. Каждый раз, когда я смотрел на тебя, я видел в твоих глазах… неуверенность, что ли, а может быть, и страх. Он был в твоем взгляде, даже когда ты взяла меня за руку и мы опустились на колени перед священником.
— Брак — очень серьезный шаг, — как заклинание повторила Эйнсли и тут же мысленно обругала себя.
Ну зачем она говорит эти пустые слова? Они не сумели убедить даже неискушенную Элен, так разве смогут развеять сомнения Гейбла?
— Это мне известно. Я сам испытывал подобные переживания. Наверное, их чувствует каждый мужчина и каждая женщина, когда настает момент дать обет перед священником и перед Богом. Но в твоих глазах я видел нечто иное… Вряд ли мне это показалось.
Вздохнув, Эйнсли придвинулась к Гейблу.
— Нет, не показалось. Ты прав, — призналась она, решив, что не имеет права лгать своему мужу в первую брачную ночь — ночь, с которой начинается их совместная жизнь.
Гейбл обернулся и внимательно посмотрел на Эйнсли:
— Так что же тебя тревожит?
— Как что? Неужели ты не понимаешь, Гейбл, — я только что вышла замуж за человека гораздо выше меня по рождению. Мало того, что я не принесла ему в приданое ни земель, ни богатства — само мое имя большинство жителей Шотландии произносят не иначе как с презрением. Ты в своем свадебном наряде выглядел настоящим лэрдом — красивый, стройный, роскошно одетый… Я вдруг почувствовала себя такой ничтожной рядом с тобой! Ты оказал мне большую честь, взяв в жены, а мне нечем тебе отплатить!..
Он улыбнулся и прикоснулся губами к ее рту.
— Мне нужна только ты.
Сердце Эйнсли радостно забилось — она поняла, что за этой короткой фразой кроется глубокое чувство.
— Ты мог бы избавить меня от многих страхов и сомнений, если бы сказал хоть одно такое ласковое слово, когда просил выйти за тебя замуж!
— Это не просто ласковые слова, Эйнсли. Я бы не хотел расточать пустые комплименты, — серьезно сказал Гейбл, опуская руку на живот Эйнсли и тихонько поглаживая его. — Я вообще не слишком силен в комплиментах. Как странно — мне все время кажется, что ты ждешь от меня чего-то, что я не могу тебе дать… Так знай же — я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы ты была счастлива!
— Правда? Мне достаточно попросить?
Он пожал плечами:
— Ну, в пределах разумного, естественно.
— Тогда я хочу, чтобы ты полюбил меня.
— Но я и так тебя люблю.
Напряжение, которое Эйнсли чувствовала во всем теле, задавая этот вопрос, мгновенно сменилось небывалой радостью. Она с облегчением перевела дыхание. Приятная истома разлилась по ее телу, и Эйнсли удивилась, как простые слова Гейбла могли оказать на нее такое действие.
— Повтори, что ты сказал! — не веря своим ушам, потребовала она.
Гейбл удивленно воззрился на жену:
— Я сказал, что и так тебя люблю.
Она чертыхнулась и внезапно повалила Гейбла на кровать. Бормоча что-то насчет глупости всех мужчин вообще и своего мужа в частности, Эйнсли оседлала Гейбла и сердито взглянула на него сверху вниз. Как странно — она так ждала этих слов, а теперь, когда наконец их услышала, разгневалась… Буря эмоций, нахлынувших на Эйнсли, сковала ей язык. Она хотела сказать так много и вдруг поняла, что не в силах произнести ни слова.
— Стоило мне набраться храбрости, чтобы открыть тебе свое сердце, как ты накидываешься на меня чуть ли не с кулаками, — с беспокойством произнес Гейбл, не понимая, почему Эйнсли так загадочно молчит.
— С кулаками? Да если хочешь знать, я борюсь с искушением задушить тебя подушкой. Единственное, что меня останавливает, — что я потом, возможно, буду об этом жалеть.
— Отрадно слышать. И все же мне непонятно — что тебя так рассердило?
Вместо ответа Эйнсли обхватила руками голову Гейбла и пристально посмотрела ему в глаза. Постепенно мысли ее прояснились, и она почувствовала, что уже в состоянии высказаться членораздельно, а не только ругаться по поводу мужской глупости. Поскольку Гейбл по справедливости не заслужил упрека в подобном недостатке, Эйнсли была даже рада, что какое-то время молчала. Не годится отвечать на его признание в любви, пусть даже безыскусное, оскорблениями и попреками.
— И давно ты понял, что любишь меня? — спросила она.
Гейбл, догадавшись, что настроение Эйнсли изменилось и она больше не сердится, принялся нежно поглаживать ее спину.
— В тот день у реки, когда смотрел, как ты возвращаешься к отцу.
— И тебе ни разу не пришло в голову, что было бы не худо поделиться со мной своим открытием?
— Наверное, ты права. Мне действительно следовало бы сказать об этом раньше.
Гейбл повеселел — теперь ему стало ясно, что так разгневало Эйнсли. Она слишком долго ждала этих слов, а он недопустимо медлил.
— Наконец-то ты понял! Это избавило бы меня от многих мучительных сомнений. А так я постоянно терзалась от мысли, что совершаю самую большую на свете глупость, выходя замуж за человека, который, как мне казалось, никогда не полюбит меня так, как я его. Я провела много ночей без сна, стараясь убедить себя, что моей любви хватит на нас обоих и брак наш окажется счастливым. Но мои попытки поверить в это были тщетны: сердцем я понимала, как мне нужна твоя любовь…
Вспомнив об этих неприятных минутах, Эйнсли снова погрустнела и сердито вырвалась, когда Гейбл, усмехнувшись, нежно привлек ее к себе и поцеловал.
— А что, если, — пробормотал он, касаясь ее рта губами, — и я был бы избавлен от многих страхов и сомнений, если бы ты была более откровенна?
Эйнсли приподнялась на локте и удивленно посмотрела на мужа:
— У тебя были какие-то сомнения?
— А ты как думала? Или, по-твоему, я настолько самонадеян?
— Честно говоря, я об этом не думала, потому что решила, что ты меня не любишь, — призналась Эйнсли и ухмыльнулась, встретив негодующий взгляд Гейбла. Нежно проведя пальцами по его лицу, она внезапно стала серьезной. — Теперь я вижу, что мы оба страдали. Может быть, это научит нас впредь быть более искренними друг с другом. Любая правда, пусть даже горькая, лучше, чем неизвестность.
— Согласен. Отныне мы заключим договор — быть откровенными друг с другом. Предоставляю тебе право напомнить мне о нем, когда ты решишь, что я что-то скрываю.
— Ловлю тебя на слове.
Эйнсли вдруг захихикала и теснее прижалась к Гейблу.
— Мне кажется, что я полюбила тебя с первого взгляда…
— Неужели? В таком случае ты весьма своеобразно выражаешь свои чувства, поскольку, если я правильно помню, в момент нашей первой встречи ты пыталась пронзить меня мечом.
— А может быть, я просто пыталась привлечь твое внимание? — лукаво спросила Эйнсли и улыбнулась, услышав, как Гейбл чертыхнулся. — Но окончательно я поняла, что люблю тебя, когда мы стали любовниками. Если бы ты знал, как я мучилась от ревности! Я была готова выцарапать глаза Маргарет Фрейзер за то, что ты ухаживал за нею…
— Только теперь я понимаю, что ранил этим твои чувства. Мне остается лишь просить у тебя прощения. Я мучился сознанием вины, но утешал себя тем, что поступаю разумно, так, как нужно для моего собственного блага и блага Бельфлера. Мне казалось, что мужчине не следует руководствоваться чувствами. Он всегда должен сохранять хладнокровие, а когда его захлестывает любовь, он теряет способность здраво мыслить. Ты разбудила в моей душе такую бурю, что временами это почти пугало меня. Впрочем, что там «почти» — пугало, да еще как! И я постыдно бежал от своих чувств, как трус, хотел, чтобы один холодный разум руководил моей жизнью… И лишь потеряв тебя — как я считал, навсегда, — я понял, что человек не может жить одним рассудком, иначе это будет лишь полчеловека. Пусть чувства, которые ты во мне разбудила, окажутся опасными, сказал я себе тогда, но я не могу жить без них — и без тебя…
— Ты никогда не давал мне пустых и лживых обещаний. Ты не принуждал меня разделить с тобой постель — я пошла на это по своей воле и очень охотно. Так что тебе не за что просить у меня прощения.
— Как ты добра! Мне кажется, если бы мы поменялись ролями, я был бы не способен на такое великодушие…
— При чем тут доброта? Я просто считаю, что нет смысла горевать по поводу того, что было и прошло. Как я уже сказала, ты никогда не лгал мне, Гейбл, и я очень ценю твою честность. Временами я сама пыталась себя обмануть, но разве можно винить тебя за мою глупость?
Эйнсли прикоснулась ко рту Гейбла и вдруг начала покрывать все его лицо быстрыми поцелуями.
— Я так люблю тебя, Гейбл де Амальвилль…
— А я тебя, Эйнсли.
— Несмотря на то что я колючая, словно чертополох?
— Да. Потому что я сумел разглядеть за этим бездну нежности.
— Я буду тебе хорошей женой, — шепотом пообещала она.
— Будь такой, как ты есть, Эйнсли, о большем я не прошу. Именно за это я и полюбил тебя. Хотя в своей слепоте я пытался бороться с любовью, как с самым злейшим врагом. Если ты захочешь сражаться рядом со мной с мечом в руке — пожалуйста. Если, напротив, захочешь проводить все время в Бельфлере и навести в нем такую чистоту, что можно будет есть прямо с пола, — тоже пожалуйста. Выбирай сама, что тебе ближе. Мое счастье зависит от того, будешь ли счастлива ты. Видит Бог, никто не заслужил счастья больше, чем ты, после всех твоих страданий в Кенгарвее!
— Мне было там не так уж плохо, — возразила Эйнсли, мысленно уносясь в то время. — У меня был Рональд, да и мои братья, оказывается, вовсе не были такими бесчувственными чурбанами, как мне иногда казалось. — Она на мгновение умолкла и вдруг спросила: — А знаешь, что я делала, когда ребенком чувствовала себя одинокой или когда отец наказывал меня?
— Нет. Что же? — спросил Гейбл, с любовью глядя на Эйнсли. — Наверное, воображала, как отомстишь отцу за все его жестокости?
— И это тоже. Должна признаться, что в своем воображении я действительно изобретала для него казни египетские… Но сейчас я имела в виду нечто другое. Когда в детстве мне было одиноко, я представляла себя не худым заморышем, которым тогда была, а прекрасной дамой.
— Как видишь, твои мечты сбылись.
Эйнсли звонко чмокнула Гейбла в благодарность за комплимент и продолжала:
— И еще я мечтала, как в один прекрасный день из тумана вдруг возникнет доблестный рыцарь… — Увидев, что Гейбл усмехнулся, Эйнсли укоризненно заметила: — Не вижу ничего смешного.
— Ну что ты, я и не думал смеяться. Тебе просто показалось.
Не обращая внимания на то, что Гейбл ухмыляется, Эйнсли мечтательно продолжила:
— Рыцарь этот будет высок, строен, темноволос и так красив, что невозможно глаз отвести. Он посадит меня на своего коня и увезет из Кенгарвея в неведомые земли, где нет войн и жестокости, где люди добры и приветливы, а еды вдоволь для всех. И он полюбит меня всем сердцем, мой пылкий рыцарь… Глупо, конечно, но эта детская мечта приносила мне утешение.
— Нет, это не глупо, — возразил Гейбл и нежно поцеловал жену. — Боюсь, что я не могу обещать тебе жизнь без войн и жестокости, да и насчет еды вдоволь не уверен. Это не в моей власти, а в руках Божьих.
— Не важно. Обещай мне только одно — что будешь любить меня всем сердцем, — тихо попросила Эйнсли. — Так же сильно и на всю жизнь, как я тебя люблю…
— А вот это, моя дорогая девонька, как выражается твой любимец Рональд, я могу пообещать с легким сердцем!..


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханна



Роман супер
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаАнна
2.02.2012, 21.32





Тяжелый роман. Слишком много неприятностей, покушений, битв.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКэт
19.11.2012, 21.55





интересный роман, читается на одном дыхании... советую всем прочитать
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЛюбовь
3.03.2013, 10.16





Мне понравилось! Советую читать всем.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаМаринка
6.03.2013, 15.58





Аннотация вообще не имеет ничего общего с романом. А дело обстояло так .. гг нечаянно берет гг.ню в плен и соврощает а затем передает жеестокому отцу объявленного в не закона. Сам через какое то время идет штурмом на этот замок. Отец сволочь чуть не убивает свою дочь а гг спасает ее и братьев и жениться на гг. В общем узнаваемый стиль этой писательници . У нее все романы помоему такие. Ну 3 каторый я прочитала. Да и жестокости тоже многовато. Хотя правдиво.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнанека я
18.06.2013, 8.40





только время потеряла на этот роман...из пустого в порожнее...одно по одному...не понравился роман.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл Ханнаалевтина
17.04.2014, 17.34





Какой нудный роман, просто тупо дочитала...😖😖😖
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаКолючка
21.05.2014, 0.12





Скучно и нудно, много тупых и бессмысленных рассуждений. Герой не совращает героиню, а героиня в конюшне просто раздвигает ноги и всё. То героиня боевая, то вдруг становится беспомощной и пугливой, то девственница которая бережёт свою честь, то ведёт себя хуже шлюхи и отдаётся в каком-то сарае. Примитивный набор штампов.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаAlina
26.09.2014, 14.44





Затянуто, еле дочитала. А так сюжет не плохой.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаЕлена
7.04.2016, 19.24





Переводчика "на мыло"! 12 век - бриджи вдруг на ГГ! И таких ляпов тьма. Кто не в теме - не заметит, но в оригинале это звучало иначе.
Мой пылкий рыцарь - Хауэлл ХаннаKoyana
8.11.2016, 14.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100